Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №5 (январь) 2014
Разделы: История
Размещена 24.01.2014.

 Борьба с детской беспризорностью в национальных общинах Юга Украины (ХIХ - начало ХХ вв.)

Гедё Анна Владимировна

доктор исторических наук, профессор

Донецкий национальный университет

профессор кафедры историографии

Аннотация:
Рассмотрена деятельность сиротских домов на Юге Украины в XIX - начале ХХ в. Отражена деятельность в этом направлении национальных и религиозных благотворительных учреждений региона. Отмечено, что стремясь решить насущные социальные вопросы, национальные благотворительные общества, национальные и религиозные общины создали на Юге Украины сеть различных по профилю детских приютов. На рубеже ХIХ - ХХ в. основатели и попечители сиротских домов стали уделять больше внимания профессиональной подготовке воспитанников, чтобы в будущем достойно их трудоустроить.


Abstract:
The activity of the orphanages in southern Ukraine has been studied. The activity of national and religious charities of the region towards aforesaid problem has been highlighted. It has been pointed out, that in the processes of solving the core social problems charities had founded a network of various orphanages in Southern Ukraine. At the turn of the 20th century the founders and the guardians of the orphanages began to pay more attention to the professional education of the foster children in order to employ them properly in the future.


Ключевые слова:
детские дома, благотворительность, национальные и конфессиональные общины, Южная Украина

Keywords:
charity, national and confessional communities, Southern Ukraine



УДК: 94(477) «18/19»

Важным фактором прогрессивного развития общества является гуманное, милосердное и бережное отношение к сиротам. Содержание детей- сирот в институциональных учреждениях опеки имеет глубокие исторические корни. В течение XVIII - первой половины XIX в. формы общественного и семейного устройства детей-сирот и детей, лишенных опеки родителей, развивались параллельно и не конкурировали между собой. Если была возможность, ребенка определяли в соответствующее учреждение, а если не было возможности это сделать - то почти всегда находились добрые люди, которые принимали сироту к семью с целью ухода, опеки или усыновления.

Со второй половины XIX в. дело опеки постепенно перешла к компетенции государства. Чрезвычайное значение проблемы, связанные с детской беспризорностью и безнадзорностью получили в указанный период на Юге Украины. Из-за нанесенных Крымской войной разрушений и социально-экономических реформ Александра II в регионе повысился уровень детской беспризорности, подросткового нищенства, преступности, безграмотности. Увеличилось число подкидышей, наблюдался высокий уровень детской смертности. Решить эти сложные общественные вопросы удалось лишь после образования сети благотворительных заведений, в которых обездоленные дети получали необходимую защиту, образование, квалифицированную медицинскую помощь и психологическую поддержку со стороны взрослых.

Вопрос об этноконфессиональных параметрах благотворительности Юга Украины возникает в связи с тем, что он формировался как своеобразный феномен в сложных полиэтнических и поликонфессиональных условиях, которые выявили особенности благотворительной деятельности различных этнических и конфессиональных групп населения. Некоторые аспекты, связанные с детской беспризорностью и безнадзорностью в ее этнонациональном и этноконфессиональном контексте в литературе подается лищь относительно еврейской и греческой общин Южной Украины; о немецкоязычных колонистах приводятся лишь отдельные факты. Наиболее они освещены в работах И. Гребцовой и В. Гребцова [6], Ю. Гузенко [7], А. Савочки [23], Т. Моисеевой [11].

Целью данной статьи является освещение деятельности благотворительных обществ национального и конфессионального направления и национальных общин по ликвидации детской беспризорности в регионе.

Важным направлением благотворительной деятельности благотворительных обществ национального и конфессионального направления на Юге Украины было содержание сиротских домов. В своей деятельности они руководствовались Правилами деятельности сиротских домов и их внутреннего распорядка, принятыми в 1836 г. Согласно им, в эти учреждения принимали детей с 7-11 лет с обязательным предварительным осмотром врача, проверкой имущественного и семейного положения ребенка.

В городах Южной Украины насчитывалось много различных общественных объединений, основным видом деятельности которых было создание детских приютов. Так, в августе 1864 г. было основано Одесское общество попечения о младенцах и роженицах, созданный для представителей всех национальностей и вероисповеданий региона. Его первым директором стал А.В. Линк. 3 июля 1864 г. Одесский градоначальник барон И.О. Велиo утвердил поданный учредителями Проект временных правил Одесского общества попечения о младенцах и роженицах. 22 августа 1864 г., в день годовщины основания Одессы, приют и родовспомогательное отделение начали свою деятельность. Приют должен был выполнять функцию своеобразной станции, которая принимала младенцев, однако не оставляла их в стенах заведения, а передавала на вскармливание в семьи близлежащих жителей [2, с. 630]. Главная задача комитета, который руководил этим объединением, состояла в организации контроля над семьями, которые принимали детей из приюта, и в постоянной заботе о судьбе вскармливаемых детей. Для предотвращения младенческой смертности, комитет разработал специальные правила: отдавать детей тем матерям, которые способны кормить грудью, и только в семьи, проживающие в пригородных селах. Для лучшего контроля за дальнейшей судьбой детей комитет привлек к этому делу местное духовенство, народных учителей и местную власть. С 22 августа 1864 г. по 1 августа 1878 г., то есть в течение 14 лет, в общество было принято 910 младенцев [2, с. 633].

Анализ отчета Одесского общества попечения о младенцах и роженицах свидетельствует о высокой смертности детей - за 14-летний период она до­стигла 69 %. Но даже эта цифра была значительно ниже, чем в других подоб­ных заведениях России и Европы. Так, например, смертность детей в Париж­ском воспитательном доме составляла в этот же период 87 - 90 % [2, с. 634].

В 1868 г. круг деятельности общества расширился. Это произошло благодаря тому, что Одесская городская дума 8 ноября постановила передать на попечение общества отделение подкидышей городского сиротского дома на основе соглашения, заключенного между думой и комитетом. За 10 лет с 1 ноября 1868 г. по 1 августа 1878 г., в приют поступило 1 090 младенцев.

Таблица

Численность детей в приюте Одесского общества попечения о младенцах и роженицах (1868-1878) [20 с. 55]

Движение младенцев

Количество младенцев

Усыновлено

66

Возвращено родителям

42

Умерло

721

Воспитывались в приюте

261

Всего

1090

 

Одесское общество попечения о младенцах и роженицах содержало следующие заведения: Павловский приют для подкидышей, отделение городского сиротского дома, на содержание которого предоставлялась городская субсидия, отделение для бедных рожениц. К 1873 г. обществом было принято 888 таких женщин [20, с. 54 - 55].

8 октября 1878 г. Одесское общество попечения о младенцах и роженицах открыло новое помещение на 40 комнат [2, с. 628 - 635]. До 1886 г., т.е. за 22 года работы, общество оказало помощь 1366 детям [5, л. 29].

Ярким примером деятельности национальных обществ было содержание Одесского еврейского сиротского дома, который берет свое начало с 1868 г. как отделение для мальчиков при местной талмуд-торе. 20 ноября 1868 г. еврейская община получила разрешение Новороссийского генерал-губернатора П. Коцебу на открытие сиротского дома, который отмечал, что считает возможным «дозволить открытие просимой богадельни, относя содержание оной на счет могучих быть пожертвований» [10, с. 209]. Отделение было открыто 9 мая 1868 г. в пожертвованном А. Бродским доме и поступило в ведомство комитета талмуд-торы под опекой Е. Соловейчика и Ю. Гессена [12, с.4].

23 марта 1880 г. состоялось первое заседание Попечительского совета, на котором было решено: 1) принять в ведение совета сиротское отделение при талмуд-торе с 45 воспитанниками, нетронутым капиталом на сумму 51 000 руб. процентными бумагами, домом на Александровском проспекте и 50 000 руб. наличными, которые были пожертвованы А. Бродским на сооружение самостоятельного сиротского приюта; 2) приобрести место на ул. Базарной и начать строительство сиротского дома [11, с. 56]. В дальнейшем капитал приюта увеличивался как за счет пожертвований, так и за счет отчислений из городского бюджета.

По инициативе еврейской общины города были учреждены стипендии, которые давали возможность увеличить неприкосновенный капитал, проценты с которого составляли значительную часть доходов детского учреждения. Коли­чест­во стипендий и общая сумма взноса ежегодно менялись: в 1891 г. существо­вало 43 стипендии на общую сумму 88 987 руб. (из них - 8 стипендий на сумму 16 600 руб. был учреждены Одесским еврейским обществом) [17, с. 11-14], на 1900 г. их насчитывалось уже 77 на общую сумму 169 407 руб. [19, с. 37].

Большинство стипендий были учреждены частными лицами Л. Лейбен­герцем (7 стипендий в 1872 г. на сумму 15 000 руб.), А. Баржанским ( 6 стипендий в 1887 г. на сумму 12 800 руб.), дочерью С. Бродского - Н. Вульф-Лиман (3 стипендии в 1897 г. на сумму 10 000 руб.), баронессой К. Гирш (3 стипендии в 1897 г. на сумму 9 000 руб.) и др. [19, с. 31-37].

Весомую долю в структуре доходов занимали ежегодные и разовые пожертвования сотен людей (например, в 1891 их сделали 469 человек) [17, с. 51-60] причем сумма вклада колебалась от 3 до 1000 руб. Среди наиболее крупных меценатов можно назвать семью Бродских, С. Баржанского, И. Ефрусси, А. Дынина, Л. Ашкенази, Е. Когана, Р. Хари, А. Хаиса и др.

Финансовая поддержка со стороны населения и власти давала возможность Попечительскому совету увеличивать количество опекаемых детей и улучшать качество их жизни. Так, на март 1880 г. количество сирот в отделении составила 45 мальчиков, на декабрь 1881 г. - 60 мальчиков и 30 девочек, на январь 1891 г. - 162 воспитанника (110 мальчиков и 52 девочки), на 1 января 1900 г. - 235 сирот (183 мальчика и 52 девочки) [11, с. 56].

На начальном этапе деятельности еврейского сиротского дома, когда существовало лишь отделение для мальчиков при талмуд-торе, воспитанники обучались в классах талмуд-торы и готовились к коммерческой деятельности. В 1872 г. талмуд-тора, а вместе с ней и сиротское отделение, были объединены с ремесленным училищем общества "Труд" с тем, чтобы выпускники талмуд-торы могли обучаться ремеслам. В 1881 г., с преобразованием сиротского отделения в самостоятельный сиротский дом, при нем было открыто одноклассное училище с подготовительным классом по типу начальных казенных еврейских училищ, состоявшее из пяти последовательных отделений с пятилетним курсом обучения совместно мальчиков и девочек [12, с. 5,8]. В 1900 г. было открыто два класса для девочек.

По окончании училища и достижении 12-13-летнего возраста воспитанники переводились в мастерские или на земледельческую ферму, где в вечерние часы под руководством преподавателя занимались повторением пройденного в училище материала, получали знания, необходимые ремесленнику и земледельцу [18, с. 5-6].

История Одесского еврейского сиротского дома представляет собой образец традиционного детского учреждения для детей-сирот, в основу которого положено активное привлечение ребенка к хозяйственной деятельности, предоставление возможности получить рабочую профессию.

В 1909 г. в г. Екатеринославе на средства М.Ю. Карпаса был открыт еврейский сиротский дом.

Опека над сиротами была одним из направлений деятельности Общества помощи бедным евреям г. Николаева [4, л. 179]. За счет средств общества был создан временный приют для бездомных девочек-сирот, в котором на полном содержании находилось 36 беспризорницы. Для нужд заведения был создан специальный фонд.

Общество попечения о бедных и беспризорных еврейских детях г Одессы, которое возникло в 1899 г., содержало детскую бесплатную столовую, дневной приют, интернат и мастерскую рукоделия для матерей [15, с. 3]. Общество оказывало помощь не только непосредственно детям-сиротам, но и родителям - в виде предоставления работы, займов. Бедные семьи получали уголь, мацу. В столовой кормили от 130 до 280 детей [15, с. 9, 25].

Одной из первых форм благотворительной деятельности немецких общин Юга Украины стали сиротские кассы, призванные заниматься социальной защитой детей-сирот: они оплачивали обучение и воспитание таких детей, опекались их имуществом и др. Средства таких касс формировались за счет членских взносов немецкой общины каждой колонии, а также за счет определенных благотворительных акций и добровольных пожертвований членов общины [15, с. 53-54]. Все вопросы благотворитель­ности находились в ведении религиозных общин и их руководителей.

Польским благотворительным обществом г. Одессы 1 августа 1888 г. было открыто ремесленное училище для детей-сирот и детей из многодетных семей. 15 ноября 1892 г. была открыта детская столовая, покровительницей которой стала Мария-Карла Држевецкая. В 1897 г. общество получило разрешение на строительство интерната для 40 девушек.

После кончины купца первой гильдии Е. Мае, по его завещанию, 15000 руб. из его капитала были перечислены для завершения строительства и содержания сиротского приюта при лютеранской кирхе в г. Одессе.

В 1892 г. был основан сиротский дом в католической колонии Карлсруэ Одесского уезда Херсонской губернии, в котором дети воспитывались до 14 лет. В 1909 г. был основан сиротский приют в католической колонии Зельц Одесского уезда Херсонской губернии, бывшем Кучурганском колонистском округе [15, с. 56]. Меннонитами в колонии Гроссвейде Бердянского уезда также был создан сиротский приют.

В конце XIX - начале ХХ в. общество пришло к осознанию необходимости значительного расширения сети учебных заведений для глухих, слепых и детей с другими проблемами здоровья. Благотворительные общества и частные благотворители стремились открыть больше бесплатных школ для больных детей, где они смогли бы получить начальное образование и научиться ремеслам.

Общество помощи бедным евреям г. Одессы 1 марта 1905 г. приняло в свое ведение от учителя Когона (он стал заведующим заведения) специальный приют для глухонемых еврейских детей. Это была первая и единственная на то время в России школа для глухонемых еврейских детей. В ней обучали устной речи, грамоте, молитвам на древнееврейском языке, ремеслам. Преподавание осуществлялось по программе правительственных школ для глухонемых [16, с. 6]. В приюте обучалось 23 ребенка в возрасте от 9 до 13 лет. Содержалось заведение за счет средств от кружечного сбора (500 руб.), Еврейского погребального братства (240 руб.), разовых пожертвований, постоянных членских взносов и доходов от спектаклей (4 500 руб.) [16, с. 11]. На 1 января 1887 г. аккумулировалась сумма более 67 000 руб. [25, с. 259]. 11 апреля 1887 г. в зале городской думы собрались 17 членов-основателей Одесского отделения Марининского попечительства помощи слепым детям, избрали членов правления: Н.М. Зеленую - жену градоначальника контр-адмирала П.А. Зеленого, городского голову Г.Г. Маразли, губернского предводителя дворянства И.И. Куриса и др. [14, с. 3-4]. На первом же заседании было принято решение об открытии школы для 10 слепых мальчиков. С этой целью один из местных жителей - дворянин М.Ф. Маврогордато - предоставил 1 тыс. руб. на аренду помещения и начальное обустройство. Школа начала функционировать с 1 декабря 1887 г. [14, с. 6].

Училище-интернат для глухонемых в поселке Вормсе (Херсонская губерния Одесский уезд) был основан по инициативе пастора Д. Штайнванда в 1887 г. на пожертвования религиозных и общественных организаций, частных лиц. Оно предназначалось для воспитания и образования глухонемых детей разных вероисповеданий.

В 1880 г. в с. Гросслибенталь Херсонской губернии на частные пожертвования К. Фриша был создан приют для физически неполноценных детей и сирот. В поселках Тиге (Гальбштадтська волость Таврической губернии) и Вормсе были открыты школы- интернаты для глухонемых [21, с. 55].

Значительный вклад в ликвидацию беспризорности на Юге Украины внесли не только национальные общества, благотворительные общества национального и конфессионального толка, но и выдающиеся меценаты иностранного происхождения. Среди них наиболее выделяются Г.М. Адлерберг, А.Я. Фабр, К.И. Месаксуди, Г.И. Маразли.

Первый в Таврической губернии детской приют открылся только во времена Крымской войны (1853-1856) женой военного губернатора М.В. Адлерберга Гамалией Максимильяновной. В тот период социальной нестабильности в городе стремительно возросло количество беженцев, детей-сирот и детей, потерявших родителей. Симферополь, в котором в тот период было размещено от 11 000 до 13 000 раненых и больных, страдал от эпидемии тифа. Г.М. Адлерберг приняла решение открыть временное благотворительное заведение, в котором сироты и беспризорные дети могли бы найти приют и заботу [23]. Во время военных действий М. Адлерберг активно занималась сбором пожертвований, организовывала благотворительные лотереи для открытия в г Симферополе благотворительного заведения. Всего ей удалось собрать 56 500 руб., что позволило снять помещение в частном доме и принять в учреждение, названное в честь основательницы Г.М. Адлерберг, 11 первых воспитанников. Благодаря новому губернатору Г.В. Жуковскому благотворительное заведение получило собственное здание и закрепило за собой постоянный статус.

18 сентября 1846 г. А.Я. Фабр составил завещание, согласно которому все его недвижимое имущество и капиталы передавались «на вечные времена и неотъемлемо в пользу малолетних малообеспеченных сирот» [8]. После смерти благодетеля 25 января 1863 г. был образован совет попечителей училища и начата подготовка к его открытию, которая длилась в течение следующего года. Капиталы, которые Андрей Яковлевич оставил в кредитных и долговых бумагах, составляли 339 480 руб. серебром [9, с. 458]. Все эти средства позволили попечителям создать один из лучших сиротских домов не только в Симферополе, но и во всей Таврической губернии.

Сначала в приюте содержалось только 12 мальчиков в возрасте от четырех до тринадцати лет. Ограничение числа детей Андрей Яковлевич Фабр объяснил тем, что «лучше ухаживать за меньшим количеством, но давать им более приличное содержание» [1, с. 102]. Одним из обязательных условий принятия в приют, по желанию А. Я. Фабра, стало место рождения сирот. Они непременно должны были быть выходцами из Таврической губернии. Форма контроля была достаточно демократичной - руководство сиротского дома обязано было «предоставлять ежегодно отчет по нему, так же как и о капиталах» [1, с. 105]. hydra onion

В 13 лет ребят отдавали в сапожные мастерские. Впоследствии предоставления воспитанникам приюта базовой профессиональной подготовки стало одним из приоритетных направлений. В 1890 г. при учреждении появилась отдельная ремесленная школа, в которой преподавались ковка, колесно-экипажное дело. Срок обучения в ремесленной школе составлял четыре года, с возможностью продолжить обучение еще ​​на один год по решению школьного совета и комитета.

В течение 1914-1916 гг. капиталы сиротского дома значительно уменьшились, сократилось количество пожертвований и доходов ремесленной школы. Летом 1917 г. в одном из помещений заведения открылись ясли для детей, родители которых были призваны на войну или умерли. В пользу этих ребят было собрано 5 000 руб. пожертвований, что позволило содержать в них более 150 детей.

В мае 1905 г. в г. Керчь открылся приют для детей-сирот имени потомственного почетного гражданина К.И. Месаксуди. Это заведение основали после смерти греческого купца К.И. Месаксуди вдова предпринимателя Елена Константиновна и его дочь Надежда Константиновна. Они пожертвовали в пользу учреждения 20 000 руб., которые перевели на счет Азово-Днепровского банка. На эти средства построили новый дом на Карантинной улице с собственной школой, кухней и игровой площадкой. Приют был рассчитан на 53 ребенка. По уровню оборудования он принадлежал к лучшим благотворительным учреждениям Таврической губернии [3, л. 98]. В 1909 г. в доме содержались около 70 детей в возрасте от 2 до 12 лет [24, с. 29].

Таким образом, одной из основных задач деятельности этнических общин Юга Украины на протяжении второй половины XIX - начала ХХ в. была борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью. Появление сиротских домов обусловил комплекс социально-экономических факторов: последствия Крымской войны, урбанизационные процессы последней трети XIX в. Приюты защищали несовершеннолетних от вредного влияния улицы, повышая уровень образованности среди сирот, снижали уровень детской смертности. На рубеже ХIХ - начале ХХ в. основатели и попечители благотворительных заведений стали уделять больше внимания профессиональной подготовке воспитанников. Важную роль в этом деле сыграли состоятельные жители иностранного происхождения.

Библиографический список:

1. Бобкова О.М. Организация и деятельность Сиротского дома тайного советника А.Я. Фабра // Культура народов Причерноморья. 2007. № 85. С.100–105.
2. Ведомости из отчета “Одесского общества попечения о младенцах и роженицах” // Прибавления к Херсонским епархиальным ведомостям. – 1878. № 20. 15 октября. 714 с.
3. Государственный архив в Автономной Республике Крым. Ф. 162. Оп. 2. Д. 6038.
4. Государственный архив Николаевской области. Ф. 229. Оп. 1. Д. 1807.
5. Государственный архив Одесской области.Ф. 2. Оп. 2. Д. 1773.
6. Гребцова И.С., Гребцов В.В. Становление государственного попечительства и общественной благотворительности в Одессе в конце XVIII- 60-е гг. ХІХ ст. Одесса, 2006. 362 с.
7. Гузенко Ю.І. Становлення та діяльність громадських благодійних об’єднань на Півдні України в другій половині XIX – на початку XX ст. (на матеріалах Херсонської губернії): Дис. … канд. іст. наук. Спец. 07.00.01. Черкаси, 2004. 241 с.
8. Домбровский Ф.М. Сиротский дом тайного советника А.Я. Фабра // Одесский вестник. 1865. 13 января.
9. Кашкадамов М., Аверкиев П., де-Мезон О. Сиротский дом тайного советника Фабра в Симферополе // Таврические епархиальные ведомости. 1870. № 14. С. 453–462.
10. Лернер О. М. Евреи в Новороссийском крае. Исторические очерки. По данным из архива бывшего Новороссийского генерал-губернатора. Одесса, 1901. 239 с.
11. Моісеєва Т.М. Одеський єврейський сирітський будинок (1868-1900 рр.) // Інтелігенція і влада. 2005. Вип. 5. С. 55 -64.
12. Одесский еврейский сиротский дом (9 мая 1868 – 9 мая 1893 гг.). Одесса, 1893. 69 с.
13. Отчет о десятилетней деятельности попечительного совета Одесского еврейского сиротского дома (с 23 марта 1880 г. по 23 марта 1890 г.). Одесса, 1890. 14 с.
14. Отчет о деятельности Одесского отделения Марининского попечительства для призрения слепых за 1887 год. Одесса, 1888. 34 с.
15. Отчет о деятельности правления Общества попечения о бедных и бесприютных еврейских детях г. Одессы в 1901 г. Год третий. Одесса, 1902. 58 с.
16. Отчет о состоянии школы-приюта для еврейских глухонемых детей в г. Одессе за 1905-1911 годы. Одесса, 1912. 49 с.
17. Отчет Одесского еврейского сиротского дома за 1891 г. Одесса, 1892. 88 с.
18. Отчет Одесского еврейского сиротского дома за 1893 г. Одесса, 1894. 82 с.
19. Отчет Одесского еврейского сиротского дома за 1900 г. Одесса, 1901. 76 с.
20. Памятная книжка Одесского градоначальства на 1879 г. Издание Одесского статистического комитета. Одесса, 1878. 216 с.
21. Плесская Э.Г. Немцы Причерноморья. Одесса, 2008. 136 с.
22. Савочка А.М. Дитячі притулки відомства установ імператриці Марії в Таврійській губернії (др. пол. ХІХ – поч. ХХ ст.) // Историческое наследие Крыма. 2007. № 18. [Електронний ресурс].Режим доступу: http:/www.commonuments.criamea-portal.gov.ua.
23. Симферопольский детский приют графини Адлерберг // Крым. 1893. 29 октября.
24. Терентьєва Н.О. Благодійна діяльність греків в Україні: основні напрями соціальної допомоги (XVIII – ХІХ ст.) // Міжнародні зв’язки України: наукові пошуки і знахідки. Міжвідомчий збірник наукових праць / Відп. ред. С. В. Віднянський. Вип. 18. К., 2009. С. 23-31.
25. Хроника русской благотворительности // Детская помощь. 1893. № 9. С. 243-269.




Рецензии:

24.01.2014, 19:43 Козлова Анна Александровна
Рецензия: Данная статья посвящена теме, которая является актуальной в любое время и при любом политическом строе. Автор очень скрупулезно исследует деятельность региональных властей и благотворительных обществ, направленную на решение этой острой социальной проблемы. Используя широкий круг источников и литературы, исследователь показывает, какова была судьба сирот на юге нашей страны. Статья представляет безусловный интерес и рекомендуется к печати.

26.01.2014, 11:35 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Актуальность анализируемой проблемы не может вызывать каких-либо сомнений. Более того, ее научный уровень еще раз подтверждает кардинальные отличия работ опытных исследователей от большинства статей студентов, особенно младших курсов. Статью следует рекомендовать к публикации.

31.01.2014, 22:52 Амаева Даглара Владимировна
Рецензия: К сожалению, проблема сиротства и беспризорности не решена и в начале XXI века. Создание эффективной системы работы с беспризорными невозможно без учета уникального исторического опыта ликвидации детской беспризорности. Поэтому данная статья имеет большую практическую значимость и актуальность. Статья рекомендуется к печати.

13.02.2014, 20:21 Якунчева Марина геннадьевна
Рецензия: Статью следует рекомендовать к публикации.

30.01.2015, 9:50 Гресь Сергей Михайлович
Рецензия: Статья рекомендуется к печати.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх