Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №18 (февраль) 2015
Разделы: Юриспруденция
Размещена 23.01.2015. Последняя правка: 22.01.2015.

Современные тенденции криминализации и декриминализации общественно-опасных деяний в России и зарубежных странах

Потехин Евгений Игоревич

Волгоградский государственный университет

магистрант

Давыдова Марина Леонидовна, профессор, доктор юридических наук, Волгоградский государственный университет


Аннотация:
В науке уголовного права проблемам криминализации и декриминализации внимания уделяется недостаточно. Обычно эти институты упоминаются в процессе исследований эффективности отдельных законодательных актов, комплексных монографических работ, посвященных только аспектам криминализации и декриминализации, за время действия нового уголовного законодательства, то есть после 1996 года, практически нет. Исследование проблем криминализации и декриминализации имеет не только теоретическое значение, но и непосредственный практический смысл. Ведь государство, определяя круг деяний, относимых к преступлениям, тем самым и «регулирует» объем преступности. В зависимости от уровня криминализации находится деятельность всех органов, участвующих в борьбе с преступностью, содержание профилактических и воспитательных мер среди населения.


Abstract:
In science, criminal law issues of criminalization and decriminalization of attention has been paid enough. Typically, these institutions are mentioned in the course of research on the effectiveness of certain legal acts, comprehensive monographic works devoted only to aspects of criminalization and decriminalization, for the duration of the new criminal legislation, ie after 1996, virtually none. Study of the problems of criminalization and decriminalization has not only theoretical but also direct practical sense. After all, the state, determining the range of acts that are attributable to the crimes, and thus "adjust" the amount of crime. Depending on the level of criminalization is the work of all agencies involved in the fight against crime, the content of preventive and educational measures among the population.


Ключевые слова:
тенденции криминализации; тенденции декриминализации

Keywords:
trend of criminalization; trend of decriminalization


УДК 343.71

По характеру вносимых изменений иссле­дователи определяют вектор уголовно-правовой политики. Преобладание в ней криминализационных и пенализационных процессов свидетельствует о карательной направленности, тогда как о гуманизации можно судить по частоте использования других методов уголовно-правовой политики – декриминализации или депенализации.

Поэтому каждый очередной закон, кор­ректирующий Уголовный кодекс, становится объектом изучения ученых и практических работников. Одни из принимаемых законов носят исключительно или явно преобладаю­щий характер криминализации и пенализации, другие – напротив, вносят коррективы смяг­чающего (декриминализационного и депенализационного) свойства. Однако немало и таких, чью направленность быстро и одно­значно причислить к какому-то одному из полярных направлений бывает непросто. К числу последних относится и Федеральный закон РФ от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законо­дательные акты Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 420). Нет сомнений, что этот закон станет поводом для детального обсуждения как по количе­ственным, так и по качественным показате­лям. В количественном измерении это один из наиболее масштабных законов за все время действия УК РФ: его статья 1, посвященная поправкам в уголовное законодательство, включает 239 пунктов, в которых содержатся 446 указаний о внесении изменений в действующий УК. Коррекции подверглись обе его части: в Общую внесено 29, а в Особенную – 417 изменений. Однако именно в силу объемности названного законодательного акта трудно дать ему быструю и однозначную оценку – карательной ли он направленности либо, напротив, ориентирован на гуманиза­цию уголовного законодательства. Системный анализ показывает, что лейтмотив многих изменений связан со смягчением уголовной ответственности, в то же время немало при­меров и обратного свойства.

При создании указанного законодатель­ного акта фактически были использованы все методы уголовно-правовой политики. Однако в данной публикации ограничимся анализом двух первых методов: криминали­зации и декриминализации. Следует разли­чать полную и частичную криминализацию (декриминализацию), в равной мере это относится и к пенализации (депенализации). Законодателем применяются оба варианта, но в большей мере, что вполне обоснованно и логично, используются именно частичные коррекции Уголовного кодекса.

В количественном выражении из всех методов менее всего показательны процес­сы полной криминализации и декриминали­зации. И это неудивительно. По подсчетам В.В. Лунеева, за период с 1922 г. по 2001 г. (время действия Уголовных кодексов РСФСР 1922, 1926, 1960 гг. и УК РФ 1996 г.) поми­мо традиционно существовавших уголовно-правовых запретов было криминализировано более 300 новых видов общественно опас­ных деяний. Сложившаяся преемственность криминализации в обществе, когда «в сферу преступных зачислены все сколько-нибудь значимые угрозы для человека, общества и государства» объясняет невозможность большого объема первичной криминализации даже при новой кодификации. Тем более редкими должны быть случаи обнаружения (выявления) общественно опасного поведе­ния, требующего уголовно-правового запрета, в межкодификационный или посткодифика­ционный периоды. Однако ученые отмечают, что практически все современные изменения Уголовного кодекса были «связаны с кримина­лизацией и пенализацией. … Это аномальная тенденция и необходимы законодательные меры по её исправлению». Если продолжить подсчеты, проведенные В.В. Лунеевым, но в другом ключе – не в суммарном выражении за определенный период времени (1922-2001 гг.), а в конкретном Кодексе, – то Особенная часть УК РФ за все время его действия (1997-2011 гг.) пополнилась 45-ю новыми статья­ми. За прошедшие 15 лет лишь в 1997, 2000, 2005 и 2007 гг. в него не вносились поправки подобного рода.

В 1998 г. в Особенную часть УК была введена одна статья (2151); в 1999 г. – три статьи (1451, 1711 и 3271); в 2001 г. – две статьи (2152 и 1741); в 2002 г. – четыре ста­тьи (1851, 2051, 2821 и 2822); в 2003 г. – одиннадцать статей (1411, 1421, 1271, 1272, 1991, 1992, 2281, 2282, 2421, 2851, 2852); в 2004 г. – одна статья (3221); в 2006 г. – две статьи (2052 и 2153); в 2008 г. – одна статья (2921); в 2009 г. – три статьи (1852, 1853 и 1854); в 2010 г. – шесть статей (1701, 1855, 2853, 2861, 2631 и 1856); в 2011 г. – один­надцать статей (3141, 2911, 1712, 1511, 2171, 2711, 1731, 1732, 1381, 2261 и 2291).

Приведенный перечень наглядно демон­стрирует неодинаковую законодательную активность в разные годы и в разные меся­цы. Повышенная активность наблюдалась в 2003, 2010 и 2011 гг., когда лишь за три года в Особенную часть были введены 28 новых статей (из 45). Подобное прослежи­вается и по месяцам. Не комментируя эту ситуацию, ограничимся констатацией фактов. Полностью отсутствуют случаи дополнения Особенной части УК новыми статьями в янва­ре, феврале и сентябре, низкая активность наблюдается во все другие месяцы (кроме июля и декабря): по одной статье в разные годы принято в июне, августе и ноябре, по две статьи – в марте, апреле и мае, три статьи – в октябре 2009 г. Остальные 33 статьи (из 45) были введены в Особенную часть УК в июле (17) и декабре (16). Можно лишь предполо­жить, что оба месяца предваряют отпускное время лиц, в чью компетенцию входит при­нятие законов. Возможно, этот факт отчасти объясняет те недоработки, которыми нередко грешат вновь принятые законы.

Подсчет числа новых статей (с цифро­выми индексами) внутри каждой главы Особенной части УК также позволит уви­деть неравномерную динамику: в гл. 17 УК таких статей 2, в гл. 19 – 4, в гл. 20 – 1, в гл. 22 – 14, в гл. 24 – 7, в гл. 25 – 4, в гл. 27 – 2, в гл. 29 – 2, в гл. 30 – 6, в гл. 31 – 1, в гл. 32 – 2. Более наглядно криминализационный процесс характеризует расположение дополненных глав УК по убывающей: наи­более часто этому процессу подвергались главы 22 (14), 24 (7) и 30 (6), 19 и 25 (по 4), гл. 17, 27, 29 и 32 – дважды, гл. 20 и 31 – единожды. Приведенная статистика под­тверждает прогнозы ученых относительно наибольшей вероятности возможных изме­нений уголовно-правового регулирования именно экономических отношений, на долю гл. 22 УК приходится (без малого) третья часть всех новых статей (14 из 45).

Однако следует иметь в виду, что само по себе число новых статей не равнозначно чис­лу фактов полной криминализации. Можно привести примеры, когда введение новой ста­тьи (с цифровым индексом) является лишь частичной криминализацией. Нельзя с пол­ным основанием признать, что криминализа­ция торговли людьми в российском уголовном законодательстве была осуществлена лишь в 2003 г. С учетом имевшейся ранее ст. 152 УК, устанавливавшей ответственность за торгов­лю несовершеннолетними, введение ст. 1271 УК корректнее признать частичной крими­нализацией (за счет расширения, в первую очередь, круга потерпевших).

Так, из трех новых статей, дополнивших Особенную часть УК Федеральным законом № 420, – ст. 1381, 2261, 2291 – примером полной криминализации можно считать лишь первую. Глава 19 УК дополнена статьей 1381, установившей уголовную ответствен­ность за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Две же другие статьи – ст. 2261 и 2291 УК – пред­ставляют собой, по сути, противоположный процесс: системность анализа позволяет признать, что исключение из УК ст. 188 «Контрабанда» и одновременное дополне­ние Кодекса ст. 2261 и 2291 в целом явля­ются очередной частичной декриминализа­цией контрабанды. Взамен исключенной общей нормы о контрабанде законодатель сконструировал две специальные нормы, разместив их соответственно в гл. 24 и 25 УК, скорректировав, тем самым, взгляд на объект преступного посягательства.

Равным образом можно прокоммен­тировать и исключение из УК ст. 130 УК «Оскорбление». До тех пор, пока в перечне уголовно-наказуемых деяний сохраняются составы неуважения к суду (ст. 297 УК), оскорбления представителя власти (ст. 319 УК), оскорбления военнослужащего (ст. 336 УК), говорить о полной декриминализации оскорбления нет оснований. Более привыч­ной представляется частичная декримина­лизация в таком виде, как это имеет место с коррекцией Федеральным законом № 420 статьи 165 УК «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием». Соответствующее деяние, совер­шенное в сумме, не превышающей 250 тыс. руб., утратило статус преступного и пополни­ло ряды административных правонарушений (ст. 7.271 КоАП РФ) (ст. 5 Федерального закона № 420). Полностью декриминализированной следует признать клевету, поскольку наряду с общей нормой (ст. 129 УК «Клевета») исключена и специальная (ст. 298 УК «Клевета в отношении судьи, при­сяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя»).

Перейдем к характеристике криминализации и декриминализации деяний в зарубежных странах. С учетом ограниченности объема выпускной квалификационной работы, а также, принимая во внимание отсутствие комплексных научных разработок в исследуемой области, очевидно, что в рамках настоящего дипломного проекта не возможно осуществить развернутый анализ поставленного вопроса. Поэтому его необходимо рассмотреть в определенном аспекте, исследование которого представляется актуальным для современной науки. В связи с этим нами будет исследована криминализация терроризма и содействия террористической деятельности в зарубежных странах, т.к. на борьбу с данными деяниями направлены многочисленные усилия как мирового сообщества, в целом, так и Российской Федерации, в частности.

Сопоставительный анализ зарубежного законодательства в сфере антитеррористической деятельности показывает, что в США, Израиле, Франции, Германии, Великобритании, Турции вектор мер по усилению ответственности за терроризм направлен в сторону ужесточения уголовной политики в отношении террористической деятельности, в том числе путем перекрытия финансовых источников, питающих терроризм, за счет усиления уголовной ответственности и увеличения объема превентивных мер уголовно-правового характера. Вместе с тем, следует кон­статировать, что система антитеррористического законодательства зарубежных государств (Австрии, Австралии, Бельгии, Великобритании, Голландии, Германии, Испании, Израиля, Италии, США) представлена тремя основными моделями: комплексной, уголовно-правовой и криминологической.

Характерной особенностью комплексной модели является регламентация мер противодействия терроризму, как в специализированных криминологических законах, так и в уголовно-правовых нормах. Так, например, во Франции, наряду с регламентацией ответственности за терроризм в статьях уголовного кодекса приняты специальные законы о противодействии терроризму («О применении на территории Франции Европейской конвенции о наказании за терроризм» (1977 г.) и «О борьбе с терроризмом и посягательствами на государственную безопасность» (1986 г.)). Невозможно не согласиться с французскими юристами в том, что последовательное наступление на терроризм началось с момента принятия в 1986 г. законов о борьбе с тер­роризмом. В этом году Франция, последней в Западной Европе, принимает законы, содержащие меры, направленные на борьбу с терроризмом.

Уголовный закон Франции выделяет главу 1 «О террористических актах» в разделе 2 Книги 4. Но отдельной статьи об ответственности за содействие террористической деятельности в ней нет. Однако некоторые деяния, составляющие такое содействие включены в общее понятие террористического акта. Так, после изменений, внесенных в июле 1996 г. ст. 421-1 УК Франции к террористическим актам относит «участие в сформированной группе или объединении, созданном с целью подготовки террористических актов». Помимо этого, согласно ст. 121-6 уголовная ответственность предусмотрена и для юридического лица, предоставляющего любую помощь террористам в террористических целях. Ответственность же за финансирование терроризма в УК Франции не предусмотрена. Она регламентируется в нормах вышеназванных криминологических законов.

Законодатель Италии избрал аналогичный подход, предусмотрев уголовную ответственность за преступления террористической направленности в УК Италии, а также в «Законе против терроризма». В последнем криминализированы действия организационного и подготовительного характера, имеющие перспективу перерастания в акции терроризма, а также действия составляющие финансирование терроризма. Как и в большинстве законов других стран, в итальянском антитеррористическом законе нет четкого определения терроризма. В ст. 1 данного Закона говорится об объединениях, цель которых - совершение террористических актов и разрушение демократического порядка. Наряду с этим, в ст. 270-1 УК Италии установлена уголовная ответственность за создание организации с целью совершения акта терро­ризма и саботажа общественного порядка.

В США, аналогичным образом, вопросы противодействия терроризму нашли закрепление наряду с Уголовным кодексом США и в законе о борьбе с терроризмом, именуемом «Акт 2001 года, сплачивающий и укрепляющий Америку обеспечением надлежащими орудиями, требуемыми для пресечения терроризма и воспрепятствования ему» или «Акт патриота США 2001 года». И, если в нормах УК США ответственность за непосредственное содействие террористической деятельности не предусмотрена, то в указанном акте в ст. 792 устанавливается ответственность за укрытие террористов.

Анализ законодательства Великобритании о борьбе с терроризмом показывает, что до конца ХХ в. оно было направлено на решение проблем, существовавших в Северной Ирландии, имело временный характер и считалось чрезвычайным. По мере того как терроризм стал принимать более глобальные формы законодательство поступательно ужесточалось, и нормы, когда-то носившие чрезвычайный характер, стали обычными. Об этом отчетливо свидетельствует содержание принятого в 2000 г. Акта о терроризме. Он был принят, чтобы впервые предоставить Великобритании постоянную законодательную базу, которая охватит все формы терроризма. В 2005 г. принят Закон о предотвращении терроризма. На смену которого, пришел Закон о терроризме 2006 года. Данный закон ввел новое определение терроризма и установил ответственность за новые правонарушения, связанные с подстрекательством к терроризму, распространением публикаций террористических организаций и подготовкой террористических актов, а также дополнительные правонарушения, связанные с обучением террористов.

В 2007 г. принят новый антитеррористический закон Турции. Наряду с преступлениями, которые во всем мире квалифицируются как терроризм, к аналогичным деяниям, согласно закону, в Турции теперь относятся: проституция, контрабанда и торговля людьми, наркотиками и оружием, подделка кредитных карт, загрязнение окружающей среды, взлом компьютерных сис­тем, умышленное убийство и препятствование получению образования. Предусмотрено также уголовное преследование лиц, публикующих в прессе воззвания и заявления террористических организаций, а также «пропагандирующих их идеи». Закон предполагает крупные штрафы в отношении печатных изданий и приостановление выпуска газет на срок до 15 дней.

Правовые основы противодействия терроризму закрепляются в нормах специализированных законов Японии и Филиппин. В УК названных стран антитеррористические нормы не содержаться.

Таким образом, уголовно-правовая модель противодействия содействию террористической деятельности предусматривает его криминализацию только в рамках уголовного закона.

В Германии нет специального закона, консолидирующего все или хотя бы основные нормы об ответственности за терроризм. Правда, существует Закон «О борьбе с терроризмом» от 19 декабря 1986 г., но по существу он является законом о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс ФРГ и в Закон о судоустройстве ФРГ с тем, чтобы приспособить их нормы к нуждам борьбы с терроризмом. Девятью годами раньше был принят еще один закон, в печати, а нередко и в юридической литературе, неофициально тоже называемый законом о борьбе с терроризмом, - это Закон от 30 сентября 1977 г. «Об изменении Вводного закона к Закону о судоустройстве», который был призван в срочном порядке урегулировать вопрос о запрете контактов арестованного террориста с внешним миром. С учетом сказанного основным источником правовых норм по борьбе с терроризмом в Германии является Уголовный кодекс 1871 г. (в редакции 1998 г.)

В результате исследования криминализации терроризма и содействия террористической деятельности в зарубежном законодательстве можно сделать следующий вывод. Для законодательства ряда зарубежных стран: Италии, США, Испании, Турции, Японии, Великобритании, - характерна постепенная криминализация деяний, так или иначе вязанных с террористической деятельностью, особенно действий по содействию терроризма. Отличительной особенностью законодательства большинства рассмотренных зарубежных стран является криминализация указанных деяний не внесением поправок в уголовный кодекс, а изданием специального закона, устанавливающего преступность и наказуемость соответствующего деяния, что с точки зрения российского уголовного законодательства, состоящего только из УК РФ, является нетрадиционным подходом.

В заключение настоящего параграфа отметим следующее. Ставить знак равенства между исклю­чением из Особенной части УК отдельной статьи и полной декриминализацией деяния, описанного в этой статье, таким образом, нельзя. Значимость исключения ряда статей неодинакова. За время действия УК РФ из его Особенной части исключены всего лишь 9 статей: 129, 130, 152, 173, 182, 188, 200, 265, 298. Полностью же декриминализировано и того меньше: с полным основанием можно говорить лжепредпринимательства (ст. 173 УК РФ) и заведомо ложной рекламы (ст. 182 УК РФ), поскольку у составов оскорбления (ст. 130 УК РФ) сохранились, а у состава контра­банды (ст. 188 УК РФ) появились специальные нормы, составы же торговли несовершенно­летними (ст. 152 УК РФ), обмана потребителей (ст. 200 УК РФ) и оставления места дорожно-транспортного происшествия (ст. 265 УК РФ) сохранили возможность уголовной ответственности в общих нормах, предусмотрен­ных соответственно ст. 1271, 159 и 125 УК РФ а уголовная ответственность за клевету вновь криминализована (ст. 128.1 УК РФ).

Библиографический список:

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 2009. 21 января.
2. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию (заключена в г. Страсбурге 27 января 1999 г.) // Собрание законодательства РФ. 2009. № 20, ст. 2394.
3. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (принята в г. Нью-Йорке 31 октября 2003 г. Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) // Собрание законодательства РФ. 2006, № 26, ст. 2780.
4. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Заключена в г. Шанхае 15 июня 2001 г.) // Бюллетень международных договоров. 2004. № 1. С. 29-36.
5. Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (Заключена в г. Нью-Йорке 10 января 2000 г.) // Бюллетень международных договоров. 2003. № 5.
6. Конвенция против транснациональной организованной преступности (принята в г. Нью-Йорке 15 ноября 2000 г. Резолюцией 55/25 на 62-ом пленарном заседании 55-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) в ред. от 15 ноября 2000 г. // Собрание законодательства РФ. 2004. № 40, ст. 3882.
7. Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций (Принята в г. Нью-Йорке 08 сентября 2000 г. Резолюцией 55/2 на 8-ом пленарном заседании 55-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС «КонсультантПлюс».
8. Декларация о преступности и общественной безопасности (Принята 12 декабря 1996 г. Резолюцией 51/60 на 82-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС «КонсультантПлюс».
9. Международная конвенция о взаимном административном содействии в предотвращении, расследовании и пресечении таможенных правонарушений (Заключена в г. Найроби 09 июня 1977 г.) // Таможенные ведомости. 1996, № 11.
10. Резолюция 48/104 Генеральной Ассамблеей ООН «Декларация об искоренении насилия в отношении женщин» (Принята 20 декабря 1993 г. на 85-ом пленарном заседании 48-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС «КонсультантПлюс».
11. Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (заключена в г. Вене 20 декабря 1988 г.) // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. 1994. Вып. XLVII. 1994.
12. Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Заключена в г. Нью-Йорке 17 декабря 1979 г.) // Сборник международных договоров СССР. 1989. Вып. XLIII.
13. Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 года о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года (Заключена в г. Нью-Йорке 30 марта 1961 г.) // Собрание законодательства РФ. 2000. № 22.
14. Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. 1957. Вып. XVI.
15. Резолюция 317 (IV) Генеральной Ассамблеи ООН «Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами» (принята 02 декабря 1949 г. на 264-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. 1957. Вып. XVI.
16. Конвенция № 29 Международной организации труда «Относительно принудительного или обязательного труда» (принята в г. Женеве 28 июня 1930 г. на 14-ой сессии Генеральной конференции МОТ) // Ведомости ВС СССР. 1956. № 13.
17. Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27. ноября 2009 г. № 17) в ред. от 16 апреля 2010 г. // Собрание законодательства РФ. 2010. № 50.
18. Решение Совета глав государств СНГ «О Программе сотрудничества государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с торговлей людьми на 2007 - 2010 годы» (Принято в г. Минске 28 ноября 2006 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
19. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ в ред. от 05 апреля 2013 г. // Собрание законодательства РФ. 2002 № 1 (ч. 1).
20. Уголовно-процессуальный кодекс от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ в ред. от 26 апреля 2013 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I).
21. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ в ред. от 05. апреля 2013 г. // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996. № 25.
22. Федеральный закон РФ от 19 июня 2000 г. № 87-ФЗ в ред. от 03 декабря 2012 г. «О минимальном размере оплаты труда» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 26.
23. Федеральный закон от 07 декабря 2011 г. № 420-ФЗ в ред. от 30 декабря 2012 г. «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 50.
24. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ в ред. от 07 декабря 2011 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2003. № 50, ст.
25. Федеральный закон от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ в ред. от 08 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1198. № 26.
26. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27 октября1960 г.) (Утратил силу) // Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40.
27. Постановление ВЦИК от 22 ноября 1926 г. «О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р. редакции 1926 года» (вместе с «Уголовным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») (Утратило силу) // СУ РСФСР. 1926. № 80, ст. 600.
28. Постановление ВЦИК от 01 июня 1922 г. «О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Уголовным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») (Утратило силу) // СУ РСФСР. 1922. № 15.
29. Постановление Правительства РФ от 03 ноября 1994 г. № 1215 «О присоединении Российской Федерации к международной конвенции о взаимном административном содействии в предотвращении, расследовании и пресечении таможенных правонарушений» // Собрание законодательства РФ.1994. № 29.




Рецензии:

28.02.2015, 14:16 Беляков Константин Иванович
Рецензия: Статья архиактуальна .... особенно для РФ в условиях пособничества терроризму. Выводы не глубокие, но это и понятно .... Статья заслуживает рекомендации к публикации и, надеюсь, станет материалом для анализа ...



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх