Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №24 (август) 2015
Разделы: Психология
Размещена 30.08.2015. Последняя правка: 10.09.2015.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИСКУССТВА И ЗНАЧЕНИЕ АНТИУТОПИИ В РАЗВИТИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТА

Гаюрова Юлия Александровна

кандидат исторических наук, доцент

Самарский государственный институт культуры

доцент

Аннотация:
Культура выступает в качестве некоего буфера между психикой человека и окружающей средой. Эпоха развития высоких технологий создала новую, неизученную и потому небезопасную для личности реальность – виртуальную. Психологическое здоровье человека напрямую зависит от уровня развития психологической культуры личности человека, важным средством развития которой является метод психологической интерпретации произведений искусства. Особое место среди жанров искусства, представляет в данном случае антиутопия. Применение интерпретации в образовательном процессе должно быть направлено, в первую очередь, на максимально возможное снижение уровня эйскепизма у молодёжи. В современном обществе развитое психологическое мышление залог не только индивидуального благополучия, но и благополучия социального, даже общечеловеческого.


Abstract:
Culture acts as a buffer between the human psyche and the environment. The era of the high technology’s development has created a new reality, unexplored and therefore unsafe for the individual. Psychological health depends on the level of psychological culture’s development, an important means of development is the method of psychological interpretation of art. A special place among the genres of art, is in this case the dystopia. The use of interpreting in the educational process should be aimed, primarily, at the maximum possible reduction in the level of escapism in young people. In modern society developed psychological thinking maybe the key to not only the individual well-being, and social well-being, even universal.


Ключевые слова:
психологическая интерпретация; психологическая культура личности; понимание; жанр антиутопии; картина мира; эйскепизм; социализация студентов

Keywords:
psychological interpretation; psychological culture of personality; understanding; dystopian genre; picture of the world; escapism; socialization of students


УДК 316.6

Важнейшей задачей современного цивилизованного общества является необходимость развития культуры реалистического мышления молодёжи в процессе её социализации в вузе. Культура мышления, чувствования и поведения современных подростков, юношества проявляет себя в небезопасных для будущего феноменах: эскапизма, утопичности мышления, фрагментарности восприятия, доминированием сиюминутности в отношении к происходящему. В связи с этим назревает вопрос о необходимости разработки в рамках образовательной системы соответствующего методологического подхода к развитию критического мышления как решению проблемы. Одним из наиболее подходящих средств, способных лечь в основу данной методологии, является приобщение молодёжи к жанру классической антиутопии; вслед за чем возможно развитие антиутопического подхода как системы профилактических и коррекционных мер по повышению уровня научности, системности, креативности мышления студентов.

Культура выступает в качестве средства разрешения конфликта между любыми противостоящими друг другу явлениями и процессами, в качестве некоего буфера между психикой человека и окружающей средой, упорядочивая, с одной стороны, информацию, поступающую из среды, а с другой – поведение человека в соответствии с параметрами той или иной экологической ниши. Одной из основных функций культуры является, по мнению В.П. Зинченко и Е.Б. Моргунова, развитие процесса осознания противоречий бытия и помощь в поиске смыслов как пути к спасению [3].

Культура синтезирует в себе самые экологичные средства взаимодействия человека с окружающим миром в процессе его предметно-практического освоения, создавая тем самым определённый защитный барьер между психикой человека и неопределённостью бытия. Эпоха развития высоких технологий создала новую, неизученную и потому небезопасную для личности реальность – виртуальную, экологичный способ взаимодействия с которой только начинает проявляться как предмет исследовательского интереса.

Cогласно О. Тоффлеру, увеличение скорости изменений в обществе и связанное с этим нарастание потока информации, которая обрушивается на человека, приводит к нарушению адаптации и к психическим расстройствам. Основными методами защиты от футуршока являются информационные фильтры. К ним, в частности, автор относит субкультуры. Однако, субкультуры (молодёжные, развлекательные, профессиональные и т.п.) не всегда релевантны целям психологической адаптации в информационной ситуации глобализации. Переизбыток информации обуславливает возникновение у человека состояния избыточной стимуляции и, как следствие, является причиной усталости, беспокойства, раздражительности и, наконец, апатии [12].

А.А. Сусоколов полагает, что именно этнос выполняет функции информационного фильтра в наибольшей степени, и этому способствуют такие его функции, как ценностно-нормативная целостность, устойчивость этнического статуса личности, стабильность состава, устойчивость во времени. Но за последнее время самоидентификация по этническому признаку среди молодёжи становится всё менее определённой. Представители молодого поколения либо относятся к факту своей этнической принадлежности как к чему-то маловажному по значимости, либо затрудняются в этническом самоопределении [11].

Важнейшей задачей современного цивилизованного общества является необходимость развить основы реалистичности в мышлении и мировоззрении молодёжи в процессе её социализации в вузе. Эта способность снизилась у человека в эпоху НТР в силу естественных обстоятельств смены мифологической парадигмы, когда потребление стало возводиться в культ, а общественное устройство приобрело техноморфные черты.

В этой связи встаёт вопрос о возможности (при учёте всё возрастающей объективной необходимости) индивидуального прогресса личности относительно понимания своего места в мире, осознания и принятия своей миссии, формирования и развития способности к самопомощи в ситуации информационного хаоса. Одним из наиболее подходящих для определения данного феномена выступает, на наш взгляд, понятие «психологическая культура личности», введённое А.А. Осиповой. В её определении оно звучит как «забота о своем психологическом здоровье, умение выходить из кризисных ситуаций самому и помогать близким людям» [7, с. 5]. В структуру данного понятия входят следующие компоненты:

- самопознание и самооценка (в качестве средств гармонизации внутриличностных отношений);

- понимание других в процессе общения (для достижения гармонии на уровне взаимодействия «Я – Другой / Другие»);

- саморегуляция (средство гармоничного саморазвития и самовыражения, взаимодействия с предметной средой, окружающим миром).

Несформированность определенных психологических образований приводит к функционированию психологической культуры на низком уровне, проявления которого имеют характер психологических проблем, нарушений в психологическом здоровье человека. Согласно концепции И.В. Дубровиной, психологическое здоровье имеет три уровня: высший (или креативный), средний (или адаптивный) и низший (дезадаптивный, или аккомодативно-ассимилятивный). Низший уровень психологического здоровья имеет два основных типа проблем: один тип проблем связан с подчинением других себе (аккомодация), другой – с собственным подчинением (ассимиляция), что в обоих случаях является неадекватным способом разрешить возникшие психологические трудности.

Эти проблемы связаны с низким уровнем развития того или иного компонента психологической культуры, являющейся средством поддержания психологического здоровья, а именно – самопознания, самооценки, умения понимать Другого и способности к саморегуляции.

Самопознание может пониматься как вид познавательной активности человека, обусловливающей возможность его личностного роста, предметом которой является он сам в системной взаимосвязи индивидуальных свойств, процессов и событий.

Самооценка, или «ценность, значимость, которой индивид наделяет себя в целом и отдельные стороны своей личности, деятельности, поведения» [8, с. 343], как параметр психологической культуры имеет свойство быть адекватной с тенденцией к завышению, адекватной с тенденцией к занижению, адекватной (реалистической), неадекватной (завышенной и заниженной).

Понимание других в процессе общения достигается посредством социализации – приобщения человека к нормам и ценностям, регулирующим поведение представителя данного общества, данной социальной группы, то есть к определенной культуре поведения. В культуре каждого народа существуют свои обычаи и образцы, признанные эталонными в общении между людьми. Пользуясь существующими психологическими правилами и нормами взаимоотношений, человек способен ими управлять и достигать гармонии в общении.

Саморегуляция, как средство гармоничного саморазвития и самовыражения, предполагает самореализацию за счет раскрытия и реализации собственных смыслов, а также путём осознания себя частью мира, приобщения к действительности в форме познания и творчества.

Для развития всех указанных компонентов психологической культуры необходимо применять методы, направленные на познание самого себя, на понимание собственного внутреннего мира человеком, установления им внутреннего диалога. Наиболее эффективными методами развития самопознания и самооценки являются: интроспекция, самоотчет, включенное наблюдение, интерпретация. Методами развития умения понимать других выступают в большей мере: биографический метод, диалогическая беседа, эмпатическое слушание, идентификация, интерпретация. Для развития саморегуляции личности наиболее предпочтительно использовать самоотчет, самонаблюдение, интерпретацию и герменевтику [10].

Останавливая своё внимание на роли процесса понимания в поддержании человеком собственных жизни и здоровья, мы хотели бы подчеркнуть его видообразующую функцию в судьбе человечества, утрата которой на примере отдельных личностных неудач, или деятельности целых сообществ, даже государств, приводит к наиболее тяжёлым потерям. Имеется ввиду именно отказ от понимания как собственный выбор субъекта. Поскольку видовое своеобразие человека строится на основе понимания как способности к распознаванию системных взаимосвязей предметов и явлений.

По П.П. Блонскому, существует четыре стадии процесса понимания: «Первая – самая элементарная – стадия узнавания, генерализации, родового понятия, наименования; вторая – следующая – стадия понимания смысла, которую можно также назвать стадией спецификации или видового понятия; третья стадия – стадия объяснений по принципу «объяснения» посредством сведения к известному»; наконец, четвертая стадия – стадия объяснения по принципу «объяснение генезиса» того, что видишь» [1, с. 57 – 58].

Одним из наиболее мощных по своему действию методов развития понимания является метод психологической интерпретации. Именно метод психологической интерпретации позволяет в наибольшей мере развить способность личности мыслить системно, выявляя причинно-следственные связи и отношения, поскольку она как метод познания основывается на научно обоснованных моделях реальности, позволяющих ее осмыслять, видеть ключевые проблемы, давать им научные определения и рассматривать ситуацию в целом через призму концептуальных положений. Интерпретация есть нахождение смысла в познаваемых объекте или субъекте, что является, в свою очередь, средством личностного роста субъекта познания, а значит, наделяет познаваемый объект субъектными свойствами. Это метод познания себя посредством другого или той ситуации, явления, процесса, на которые направлено познание.

Ключевой задачей при использовании метода психологической интерпретации в познавательном процессе является распознание субъектом интерпретации в представленном предмете исследования теоретических понятий, концептуальных идей и смыслов известных современной науке психологических теорий. Данный подход можно определить как субъективно-феноменологический, основанный на идеях Ф. Шлейермахера, Ф. Шлегеля, Э. Гуссерля, В. Дильтея, Г.-Г. Гадамера [2; 9].

Психологическая интерпретация осуществляется:

- на основании конкретных психологических и других научных теорий,

- на основе собственного бытийного опыта субъекта,

- по методу аналогии, путем создания метафоры возникшей проблемной ситуации.

Психологическая интерпретация произведений искусства на основе известных психологических теорий предполагает возможность раскрытия смыслов описываемых в произведении событий на языке психологических понятий, которые, в свою очередь, объясняют происходящие с человеком, с обществом явления, существующие факты, закономерности, и устанавливают причинно-следственные и прочие системные связи. Такой психологический «перевод» представляет неоспоримую ценность в построении человеком индивидуальной картины мира, т.е. развитии способности осмыслять происходящее на основе достоверного научного знания. Это удовлетворяет базовые потребности человека в безопасности, познании (духовные потребности) и самовыражении. По своей сути, овладение таким методом и его использование представляет собой аспект «ориентировочной деятельности» - деятельности, направленной на «обследование окружающих предметов в целях получения информации, необходимой для решения стоящих перед субъектом задач» [8, с. 241].

Но ориентация как таковая – не единственная ценность интерпретационной деятельности. При соприкосновении с произведением искусства решается другая важная задача, способствующая повышению психологического здоровья человека – развивать «духовное (или религиозное) напряжение» личности (Р. Мэй), поскольку «…любая картина личности, в которую не входит религиозное напряжение, является незавершённой…Здоровый человек должен быть креативно адаптирован к Богу, а устойчивое религиозное чувство является неотъемлемым условием здоровья личности» [4, с. 74].

Интерпретация позволяет решать личностью свои проблемы, помогать в решении проблем другим людям и позволяет предупреждать возможные неблагоприятные поступки и их последствия. Человек понимает себя посредством осмысления личности и поведения героев интерпретируемых произведений, что служит серьёзным ресурсом самовыражения личности, поиска и нахождения ею своей миссии в пространстве и времени бытия.

Образовательные учреждения, и институты высшего профессионального образования в особенности, являются трансляторами культуры как фактора поддержания баланса между человеком (в данном случае – студентом) и средой, сохранения его здоровья, частью которого является психологическое здоровье личности студента. Метод психологической интерпретации произведений искусства (в первую очередь, литературных произведений и кинофильмов) в контексте преподавания «Психологии» наилучшим образом позволяет соединить теорию с практикой, раскрыть значение психологических понятий, тезисов, концептуальных положений, принципов, идей. Именно применение на практике психологического метода позволяет представить изучаемую в рамках курса тему в системной взаимосвязи реальных явлений с обозначающими их научными терминами, определить таким образом смыслы понятий, раскрыть значения концептуальных положений данных теорий, обеспечив их осмысление примерами конкретных ситуаций.

Одним из наиболее интересных в данном отношении свойств массовой культуры, требующей особого подхода к осмыслению и применению психологических методов в борьбе с его негативными проявлениями, является эскейпизм, или эскапизм (дословно – «уход от действительности» (англ.)). Он понимается исследователями как отказ от рефлексии мироздания, бегство от реальности, благодаря которому, по утверждению В.П. Шестакова, массовая культура осуществляет подмену реальности вымышленным миром утешительных образов [13]. Повышение уровня эйскепизма у молодёжи вызвано тем, что изменилась сама реальность, а её достоверного образа культура выработать не смогла. И не только по причине своей когнитивной или духовной несостоятельности, снижения тяги к «духовному» бытию в эпоху потребления, а по той причине, что по своему качеству трансформация бытия превышает уровень существующих возможностей её осмысления и моделирования. Вошедшая в жизнь общества Машина, «вошла» и в человека (по М. Хадеггеру), что наглядно проявляется в ценностных ориентациях, установках, интересах, той психологической матрице поведения, в которой не заметить «техноморфности» уже редко когда возможно. Качественные изменения базовых составляющих картины мира человека – Времени и Пространства, которые выступали параметрами стабильности и естественности в организации Бытия, привели к отказу от принципа космогеничности в построении картины мира человеком эпохи высоких технологий. Пространство «умирает», Время – «застыло», мы живём сегодняшним днём. И поэтому эйскепизм – наиболее популярное средство взаимодействия с хаотичной реальностью, в которой нет смысла разбираться. Так, не имеющий возможность купить, испытывает потребность украсть. В качестве предмета вожделения здесь подразумевается некая психологическая разрядка, снятие напряжения, которое неизбежно вызывается (по З. Фрейду), в данном случае – экзистенциальным вакуумом (В. Франкл) и одновременно ощущением своей беспомощности в понимании мира и себя в нём, в обретении идентичности, которая – основа здоровой личности (Э. Эриксон).

Особо опасение вызывает тот факт, что построение мира может приобрести образ его картины (по принципу экстериоризации, о которой говорил А.Н. Леонтьев).

Применение интерпретации в образовательном процессе должно быть направлено, в первую очередь, на максимально возможное снижение уровня эйскепизма у молодёжи. И развитие психологической культуры личности студента методом интерпретации видится как «встреча» и герменевтический взаимопереход, с одной стороны, психологической теории, а с другой – конкретной ситуации. Овладев терминологией и концептуальной структурой психологической теории, студент учится раскрывать множественные смыслы предметной реальности, постигая генезис содержащейся в ней психологической проблемы и определяя возможные конструктивные её решения.

Одним из методически разработанных и удобных в применении является метод интерпретации предлагаемой ситуации на основе киносюжетов. В данном отношении можно выделить два методических решения:

- подбор фильмов по определенной теме с киносюжетами в качестве примеров, ее раскрывающих;

- просмотр целостного кинопроизведения и его интерпретация, не ограниченная тематическими рамками.

В первом случае подбором киносюжетов могут заниматься студенты, задавшиеся соответствующей исследовательской темой. В качестве примера можно назвать такие темы, как: «Виды конфликтов в социальной психологии» или «Периодизация психосоциального развития личности по Э. Эриксону».

В случае, когда фильм предлагается к просмотру целиком, необходим строгий отбор продукции, и выбирать должен педагог, руководствуясь определенными критериями своего выбора. Ситуация информационной свободы стимулирует увлечение детей и подростков фантастикой, компьютерными играми и проч. средствами опредмечивания исключительно виртуальной реальности. Это порождает явление бегства из реальности. В такой ситуации, на наш взгляд, особое внимание следует уделить созидательной и даже терапевтической роли жанра антиутопии, в первую очередь, социальной. Социальная антиутопия – в некотором роде антивирусная программа, способная предупредить от возможных невосполнимых потерь, главная из которых – способность понимать. Пример тому, антиутопия Дж. Оруэлла «1984», изначально представшая в виде романа, затем экранизированная в 1984 году режиссёром Майклом Редфордом (есть и другие версии экранизации, например, в 1956 г. режиссёра М. Андерсона). Дж. Оруэлл раскрывает перед читателем утопичность многих изменений, на которые современное общество согласилось, отказавшись от традиционных основ культуры. Особенно ярким примером отрицания идеи преемственности, ценности научного знания в обществе нового типа является постулат его жителей «Незнание – это сила», который выступает базовым механизмом их морального порабощения власть имущими. Может быть, именно её стоит интерпретировать прежде всего, отвлекая молодёжь от виртуального квазисуществования на пороге возможной социально-психологической катастрофы.

В частности, автор осмысляет и преподносит читателю неутешительные образы изменений культуры в обществе нового типа – Океании в основных направлениях, таких как история, язык, религия, наука (знание), семья и интимно-личностная сфера, литература и искусство. Подвержены изменениям были все сферы культуры, что не могло не отразиться на психологических показателях. Так, язык как явление культуры деградировал в связи с развитием и внедрением «новояза», что нашло отражение в постепенном упразднении речи и мышления как познавательных процессов. Появилось т. н. «двоемыслие» - понимание одновременно двух противоречащих друг другу положений. Логичным следствием столь противоречиво существующего языка, когда одно понимание слова упраздняется другим, должно было стать полное упразднение языка как средства развития мысли.

Деградация культуры на уровне духовных и познавательных ценностей проявило себя как смена религии, обожествление Большого Брата, духовная зависимость от Партии. Следствием этого стало явление тотального конформизма. Вот один из самых запоминающихся моментов этого произведения, когда происходит диалог о свободе мыслей между двумя главными героями романа.

– Вы помните, – снова заговорил он, – как написали в дневнике: «Свобода – это возможность сказать, что дважды два – четыре»?

– Да.

О'Брайен поднял левую руку, тыльной стороной к Уинстону, спрятав большой палец и растопырив четыре.

– Сколько я показываю пальцев, Уинстон?

– Четыре.

– А если партия говорит, что их не четыре, а пять, – тогда сколько?

– Четыре.

На последнем слоге он охнул от боли. Стрелка на шкале подскочила к пятидесяти пяти. Все тело Уинстона покрылось потом. Воздух врывался в его легкие и выходил обратно с тяжелыми стонами – Уинстон стиснул зубы и все равно не мог их сдержать. О'Брайен наблюдал за ним, показывая четыре пальца. Он отвел рычаг. На этот раз боль лишь слегка утихла.

<…>

– Вы – непонятливый ученик, – мягко сказал О'Брайен.

– Что я могу сделать? – со слезами пролепетал Уинстон. – Как я могу не видеть, что у меня перед глазами? Два и два – четыре.

– Иногда, Уинстон. Иногда – пять. Иногда – три. Иногда – все, сколько есть. Вам надо постараться. Вернуть душевное здоровье нелегко[6, с. 253-255].

В этом отрывке ясно демонстрируется доведённое до абсурда подавление свободы личности (метод ингибиции нежелательного поведения). Нежелательным здесь было одно свойство: свобода, или самостоятельность, независимость, когда человек способен опираться на своё мышление в интерпретации окружающей действительности. Требуемое качество – зависимость как проявление отсутствия ориентировки, самой ориентировочной деятельности, познавательных способностей.

Другим следствием деградации культуры, а именно – истории как некоей объективно существующей коллективной памяти стал феномен её «упразднения», ежедневного переписывания, что нашло отражение в динамике моральных ценностей и норм в поведении жителей Океании, способствовало развитию злокачественной агрессии у детей, отсутствию чувства общности и взаимного доверия. Людям было безразлично, что происходит на самом деле. И незнание людей выступало как мощная основа управления ими. Деструктивные изменения в остальных сферы культуры – искусстве, семье и личной жизни, стали одновременно и следствием этого процесса, и его фасилитатором.

Достойным внимания примером своего рода антиутопии в современном российском кинематографе можно считать драму «Дурак» (2014 г.) режиссёра и сценариста Юрия Быкова. На наш взгляд, здесь метафорически демонстрируется доведённое до абсурда безразличие к объективному научному знанию как основе здорового общества и уничтожение интеллигенции как проводника такого рода информации в любом обществе – и моральное, и физическое. Под интеллигенцией понимается не какая-либо социальная прослойка с определённым уровнем социально-экономических показателей, способных описать не более, чем налогоплательщиков из числа населения. В фильме усматривается глубокое и содержательное понимание интеллигента, как человека, служащего своей объективной научной истине, образованного, свободного, бескорыстного и альтруистичного.

В современном обществе развитое психологическое мышление, возможно, залог не только индивидуального благополучия, но и благополучия социального, даже общечеловеческого. Получая высшее образование, человек попадает в категорию претендентов на интеллектуальное лидерство, приобретает возможность (при дальнейшем повышении образовательного уровня) стать представителем интеллектуальной элиты общества. Способность образованных людей научно интерпретировать информацию, будь то произведение искусства или факты реальной, а если угодно – виртуальной жизни, есть основа здорового и развивающего общества. В связи с этим стоит вспомнить слова Х. Ортега-и-Гассета об «узаконенном невежестве» в среде современного учёного человека: «…данный господин к любому делу, в котором не смыслит, подойдёт не как невежда, но с дерзкой самонадеянностью человека, знающего себе цену <…> В политике, в искусстве, в общественных и других науках он способен высказать первобытное невежество, но выскажет он его веско, самоуверенно и – самое парадоксальное – ни во что не ставя специалистов» [5, с. 105-106]. Но следует знать, что невысокий уровень психологической культуры личности, который предполагает подобное поведение, не может сделать человека психологически здоровым, что также будет проявляться в поведении человека, делая его непривлекательным и неудовлетворённым.

Можно сделать вывод, что и невежество, и эскейпизм, - формы проявления утопичности на уровне сознания современного человека, означающие его капитуляцию перед хаосом действительности. Но здесь встаёт вопрос о социально-психологических последствиях такого бегства от реальности. Эти последствия могут быть как индивидуального характера (развитие соматических, психосоматических, психических заболеваний, суицид), так и социального, где утопичность может стать фактором развития деструктивных отношений в обществе, эксплуатации, насилия, тотального контроля с одной стороны и духовной, а возможно и материальной зависимости – с другой.

Таким образом, психологическое здоровье человека и общества напрямую зависит от уровня развития психологической культуры личности представителей данного общества. В эпоху потребления и кибернетической религии (по Э. Фромму) человек особенно остро нуждается в развитии психологической культуры. Индивидуальный прогресс в этом вопросе связан с развитием такого важнейшего её компонента, как понимание. Это видовое свойство человека, отказавшись от которого человек может перестать быть таковым, а человечество – приобрести угрожающие черты новой расы «биороботов».
В качестве выводов следует сказать, что повышению уровня психологической культуры современной молодёжи, когда актуальнее всего переходить от виртуального псевдосуществования к реальному во избежание гуманитарной катастрофы, может содействовать метод антиутопии как некий когнитивный противовес выключению нравственного сознания из действительности и стремлению "жить" в придуманном мире, где последствия несущественны, ответственность не имеет значения. К активному использованию преподавателями предлагается метод интерпретации антиутопических произведений на занятиях дисциплин психолого-педагогического, литературоведческого, философско-эстетического циклов для развития у студентов представлений о СУЩЕСТВОВАНИИ ЗАКОНОМЕРНЫХ СВЯЗЕЙ между материальными, социальными, психологическими, культурными и проч. явлениями и о ВОЗМОЖНОСТИ ПОЗНАНИЯ этих связей для развития системного знания о мире и своём месте в нём с целью приобретения субъектной творческо-преобразовательной позиции и психоэкологического баланса внешней и внутренней среды бытия Человека.

Библиографический список:

1. Блонский П.П. Развитие мышления школьника. М., 1935.
2. Вахтель Л.В. Психологические аспекты интерпретации произведений искусства // Мир психологии. – 2009. - № 3. – С. 257 – 266.
3. Зинченко В. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся. Очерки российской психологии. М.: Тривола, 1994. 304 с.
4. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. Как давать и обретать душевное здоровье / Р. Мэй; Пер. с англ. М. Будыниной, Г. Пимочкиной. – М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.
5. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс / Х. Ортега-и-Гассет; пер. с исп. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2001. – 509 с.
6. Оруэлл Дж. 1984: [роман] / Джордж Оруэлл; пер. с англ. В. Голышева. – М.: АСТ, 2015. – 318 с.
7. Осипова А.А. Общая психокоррекция: Учебное пособие для студентов вузов / А.А. Осипова. – М.: ТЦ «Сфера», 2001. – С. 5.
8. Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Педагогика-Пресс, 1997. – 440 с.
9. Славская А.Н. Личность как субъект интерпретации / А.Н. Славская. – Дубна: Феникс+, 2002. 240 с.
10. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности. Учебное пособие для вузов. -М. : Школа-Пресс, 1995. — 384 с.
11. Сусоколов А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. – М.: Изд-во ИЭА РАН, 1990. Вып. 20. – С. 5–40.
12. Сухарев А.В. Этнофункциональная психология: Исследования, психотерапия / А.В. Сухарев. – М., 1998. – 269 с.
13. Шестаков В.П. Мифология XX века: Критика теории и практики буржуазной «массовой культуры». – М.: Искусство, 1988. 224 с.




Рецензии:

9.09.2015, 12:20 Кольцова Ирина Владимировна
Рецензия: Актуальность работы не представляет сомнения. Автором проделан достаточно большой теоретический анализ научных трудов по проблеме исследования. Но автор выиграл бы, если прописать актуальность исследования и основные выводы, полученные в работе. После доработки статья рекомендуется к публикации

09.09.2015 20:20 Ответ на рецензию автора Гаюрова Юлия Александровна:
Спасибо за замечания, я добавила в статью актуальность и выводы.

14.09.2015, 14:52 Назмутдинов Ризабек Агзамович
Рецензия: Научно,интересно,актуально.Рекомендуется к публикации.
15.09.2015 15:15 Ответ на рецензию автора Гаюрова Юлия Александровна:
Спасибо большое!



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх