Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №29 (январь) 2016
Разделы: Политология
Размещена 16.11.2015. Последняя правка: 16.11.2015.

ПОДДЕРЖКА СОЗДАНИЯ «ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА» - РАСШИРЕНИЕ ДЕМОКРАТИИ ПО-АМЕРИКАНСКИ.

Ульянова Юлия Семеновна

Кандидат исторических наук, доцент

Северо-Кавказский Федеральный университет. Филиал в г. Пятигорске

доцент кафедры социально-гуманитарных наук

Аннотация:
Создание «исламского государства» там, где основная часть населения мусульмане, где они у власти, а среди граждан страны лиц иных национальностей нет, непонятная бессмыслица. Создание его там, где лиц иных верований – мизер, то же самое. Поддержка движения за «исламское государства» - действие геополитическое, рассчитанное на наивность лиц этого вероисповедания.


Abstract:
Creation of an «Islamic state», where the bulk of the Muslim population, where they are in power, and among the citizens of the country of persons of other nationalities there, incomprehensible nonsense. Create it where people of other faiths - minuscule, the same thing. Support the movement for an "Islamic state" - a geopolitical action, designed for naive people of faith.


Ключевые слова:
ислам; халифат; теократия; движение за «исламское государство»; отношение к созданию «исламского государства» США и России.

Keywords:
Islam; caliphate; theocracy; movement


УДК 32 

В логическом плане «исламское государство» (ИГ) - есть государство, где власть находится в руках лиц соответствующей веры, где исповедуется только одна исламская религия, а ее нормы («Сунна», «Шариат») сделаны юридическими. Других религий на территории нет, если же есть, то там им не место. Это значит, что иноверцам нужно было менять веру, или же покидать страну. Когда борются за «исламизацию» государства при наличии в нем граждан другой веры, таких борцов еще можно понять. Но когда таких там граждан нет, а борьба в разгаре, ситуация оказывается не понятной. Труднее, когда «исламское движение» выдают за расширение демократии.

Такую трудность для ориентации немалой численности политиков, журналистов, обществоведов подали военные действия в ряде арабо-исламских стран борцов за создание «исламского государства». В этом множестве стран идет вооруженная борьба с законными властями, предпринимаются, где угодно, террористические акты ради создания государства, государств указанного типа. Эти войны еще можно было бы именовать «гражданскими», но ведь используются «не граждане», наемники из разных стран мира. Подконтрольные ИГ военные отряды помимо Сирии и Ирака действуют «… в Ливане, Афганистане, Алжире, Пакистане, Ливии, Египте, Йемене, Нигерии, ведут террористическую деятельность в некоторых других странах» [2].

Какое-то время казалось, что террористические акции на юге России содержательно являются сугубо национальными, вызванными этносепаратизмом, свойственным части малых наций, диаспорам зарубежных наций разных стран мира. Но постепенно выяснилось, что к построению всемирного «исламского государства» подключаются и граждане России. Есть южане, которые выехали в зарубежные страны для специальной военной подготовки, есть воюющие там, на фронтах, но остаются пропагандисты, агитаторы, готовые на покушение на жизнь работников правоохранительных органов, имамов. Военной поддержки России власти Сирии оказалось достаточно, чтобы вопрос об «исламском государстве» активизировался среди обществоведов, стал предметом широкого, социо- политологического рассмотрения [5]. Сирия сопротивлялась политическому нажиму США, желала расширения своей территории, но не была настроена сильно негативно в отношении России [4].

У сочетания религиозно-самоуправленческой системы и государственно  управленческой долгая история. Когда после освоения поначалу мифотворчества, а затем и язычества народы мира стали становиться приверженцами политеистических и монотеистических (theos – греч. бог) религиозных взглядов, они уже располагали саморегулятивными моральными нормами. Рост численности родов, а отсюда и племен, их «расползание» по земному шару сделали наработанные нормы поведения, быта национально отличающимися. Под покровительство разных религий попали разные комплексы обычаев, норм, правил полезно-обязательных и негативно-осудительных. Выработанная мораль стала предметом воспитательной пропаганды священников, заменивших жрецов.

Создание Мухаммедом (622 г.) исламской монотеистической религии (ислам – араб. - поклонение «аллаху»; «аллах» - «единственный»), что случилось после выработки иудаизма (Моисей, XYI в. до н.э.), а затем и христианства (301 г.), свидетельствует о более длительном использовании арабами совокупности моральных норм без их религиозной поддержки. Отсюда сравнительно сильное влияние совокупности моральных норм на состав, содержание государственно- юридических, которые тоже понадобились. Тогда, когда в Греции, Риме (где был политеизм до 315 г., республиканский строй до 325 г.) монотеистическое религиозное самоуправление не составило конкуренцию государственному монархическому управлению, у арабов с исламом случилось иначе. Монарх должен был разбираться в содержании попавших под покровительство религиозных воззрений моральных норм не хуже священнослужителей – имамов. Поэтому на их землях определилось сосредоточение религиозной и государственной власти в одних руках. Утвердился теократический халифат (халиф - خلافة – араб. – наследник, заместитель аллаха ‎‎).

Описанная ситуация не относима к России, где принятие христианства случилось с задержкой (в 988 г.). К этому времени в Византии уже определились относительные позиции главного священника и императора, позиции норм моральных и юридических. История России при причастности Петра I заимела случай конфронтации правителя политического и патриарха России. Этот царь упразднил указанную должность (1700 г.), которой не стало до 1917 г. Российским христианам довелось ждать самоотречения Николая II, чтобы эта должность восстановилась. Халифатный вариант государственного устройства от такого конфликта ушел. Но это не значит, что демократии оказалось больше.

Монотеистический ислам сослужил арабам сразу же тем, что крепче связал их племена под единым управлением. Но это понадобилось не только для защиты от внешних агрессий, но и для расширения своей территории. Довелось считать, что все остальные религии – самообман, что нужно всем на земле быть только мусульманами. Значит нужно было вторгаться в соседние государства, подчинять их народы себе, обязывать их граждан, менять свои религиозные взгляды на собственные. Согласились с таким вариантом освоения дополнительных территорий персы, турки, татары, башкиры. Исламская религия стала нарабатывать интернациональный признак, тоже стала мировой. Поддержали ее кабардинцы, ногайцы, карачаевцы, азербайджанцы, туркмены и др. Но, трудно подсчитать горечь тех наций, которые были покорены, желали оставаться язычниками (езиды, курды), христианами, не смогли предвидеть требований изменения веры (греки, осетины, грузины, армяне). Халифатский настрой на однорелигиозность пошатнул многонациональность государств, не стал служить республиканскому строю, «широкой демократии», отвернулся от светского варианта государственной жизни, заложил «панисламизм», ставший выше протюркского «пантуранизма».

Считать, что догадка экспансии (expansio – лат. расширение) под флагом «подачи» соседям более состоятельной религии далась только арабам, а затем только персам, тюркам, не верно. Были «крестовые походы», христианские, если ограничиться указанием случившихся в 1096-1099, 1147-1149, 1189-1192, 1202-1204, 1217-1221, 1228-1229, 1248-1254, 1270 гг. Но они были сделаны не до принятия арабами ислама, не говоря о выходе на их территории, а после этого. Приходится считать, что смысл действий христиан – сопротивление исламизации уже христианизированных народов. Поскольку на присоединенных под исламским флагом территориях жизнь должна была идти по нормам «Шариата», а эти нормы во многом отличаются от «Библейских», подчиненные нации, диаспоры зарубежных наций оказались в незавидном положении. Следовало менять веру, выезжать в другое государство, а то и бороться за восстановление своей независимости.

История наработала случаи борьбы мусульман за свое верховенство на многонациональной территории, превращения ее в «исламскую». На Филиппинах, численно уменьшившиеся своей численностью мусульмане, решили завоевать власть, создать «исламское государство». Вначале был образован «Национально-освободительный фронт Моро», затем он был преобразован в «Исламский освободительный фронт Моро» (1981 г.). «Моро» - обозначение мусульман. Война с вооруженными силами правительства пошла с переменным успехом, пока в 2013 г. не образовалась мусульманская автономия Бангаморо [6]. У таких действий какой-то смысл есть. Но не у тех, которые ведут поклонники «исламского государства» в самих «исламских государствах».

Пропаганда «исламского единства» делалась и продолжает делаться через состав имамов, если не добавлять наемных пропагандистов, использование Internet-а. Первый шаг – проникновение на соседние, «христианизированные» территории в качестве торговцев, рабочей силы, беженцев. Затем сплочение их там, усиление рождаемости, приглашение к себе сородичев. Параллельно с этим настрой на возведение мечети. При таких достижениях обращение имама с нужными сведениями, рекомендациями к молодежному составу прихожан. Сильная их безработица агитационный союзник. Далее требование национальной (но не религиозной) автономии, после чего выражение недовольств действиями власти. Все это к своему обособлению, воссоединению с «родным» «исламским государством», если захват власти на месте не осуществим.

Но «исламское» стало означать не просто территориально расширяющееся государство, не просто идейно-политическую близость теократических государств, но и настрой на объединение их всех под единым руководством. Насколько это удобно далось Турции, которая неузнаваемо расширилась до I Мировой войны, настолько оно не досталась арабам, которые оказались привязанными к много государственности (Саудовская Аравия, Иордания, Ирак, Йемен, Катар, Кувейт, Ливия, Сирия, Объединенные арабские Эмираты). В принципе, политики каждого «малогабаритного» исламского государства были не прочь управлять территорий побольше. Но, если не воевать ради этого друг с другом, то можно мирно объединиться в Федерацию. Однако, стремление к «крупногабаритному» «исламскому государству», странным образом, досталось не политикам «малогабаритных стран», а оппозиционерам всех политиков вместе взятых. Вопрос в том, кому это было выгодно, кто стал стимулятором военного варианта интеграции.

Психология населения США сложилась на занятии, освоении отдаленных, пустующих, обжитых аборигенами земель (колонизация), привязанность которых к первобытно- общинному, негосударственному варианту жизни не давала уровню жизни сильного роста. Действия англичан были поддержаны португальцами, испанцами, которые открыли дорогу в Северную и Южную Америку немцам, французам, итальянцам, евреями, армянам и остальным. Политическое влияние на население других стран стало привычкой, полезной в плане расширения рынка сбыта, доступа к природным ресурсам [7]. Но наращивание США позиции «мировой державы» осуществлялось не под религиозным флагом, а полезности, необходимости «широкой демократии» при республиканском строе. Политикам этой страны достались заботы о политическом обустройстве корейцев, вьетнамцев, афганцев, но в соперничестве с социалистическим выбором, доставшимся СССР. Однако по косовским албанцам (1998 г.), Ираку (2003 г.), где довелось действовать США, России, не говоря об СССР, не было.

От общественного мнения не скрылось то обстоятельство, что на нынешний путь создания «исламского государства» вышли те идеологи, вооруженные группы, которые в свое время были подготовлены США, определились при финансировании властью этого государства [4]. Или нынешние планы сразу же были задуманы и удачно скрывались, или же подошли потом. Но американская сторона не считает себя причастным к формированию движения «за исламское государство», а только к поддержке оппозиционеров президента Сирии Асада. Ею оппозиционеры- террористы разделены на угодные, «антиасадовские», и неугодные, которые выглядят неуправляемыми. Внешне США тоже воюет с вооруженными силами ИГ Сирии, но для многих это ради сокрытия своей решающей причастности к здешнему конфликту. Для политиков США гражданская война под религиозным флагом действия демократические. Они дело представляют так, что позитивное отношение власти государства к диаспорам от других наций, гражданам иной веры это недемократизм. По статистике в Иордании немусульман - 18%, Ираке - 5%, Йемене – 1%, Катаре - 5%, Кувейте – 15%, Сирии – 18%, ОАЭ – 0%. [1]. Неужели их так много? Но ведь в войне уничтожаются и «свои». Не счесть колонны беженцев, которые не состоят из одних «немусульман».

Неувязки внешней политики США стали доставаться пониманию многих европейских политиков, и те стали соглашаться с желанием США установления своего политического контроля над максимумом стран мира. После действий в Ираке (2003-2011 гг.) со свержением Саддама Хусейна, где следов создания оружия массового поражения не нашли, тот же довод в адрес Асада Сирии не сработал бы. Поиск подвел к идее «расширения демократии» в Сирии при показательном безразличии к движению за «исламское государство».

Политологам ясно, что страны мира включены в мировую экономическую систему, где практикуются вывоз товаров, капитала, добыча за рубежом природных ценностей (руда, уголь, нефть, газ, сельхозпродукты). Выезжают предприниматели, принимают рабочую силу. Каждая из двух сходящихся сторон действует при своих интересах, стараясь ровно разделить выгоду. Но это происходит в режиме соперничества стран, а выгода оказывается зависимой от относительных позиций властей государств. Внешняя политика разделила остальные страны на «приглядные» себе, послушные, идущие навстречу и «эгоистичные», «своевольные», враждебные. Начальные действия с несговорчивыми политиками – подкуп. Если это бесполезно, то выход на оппозиционеров, способных силовым образом свергнуть власть. Но к тому времени нужно определить преемника, «послушного». Жесткие действия политиков США достались несговорчивым руководителям арабо-мусульманских стран, но под прикрытием поддержки движения «за исламское государство».

Граждане России поначалу думали, что идущая со времен «холодной войны» (1946-1989 гг.) неприязнь власти США к СССР была вызвана предпочтением большинством народа этого Союза социалистического строя. Но после «трансформации», отхода от социализма та же нелюбовь. Американцы выдали свои геополитические интересы, которые оказались безразличными к несходству или сходству государственных устройств. Их политиков продолжает устраивать позиция верховенства своего государства в мире, действия в этом направлении продолжаются. Были усилия по развалу СССР, отторжению Грузии, Украины, Латвии, Литвы, Эстонии, Киргизии от близких отношений Россией, исключению сближения этой России с арабскими, нефтедобывающими странами. Ведь именно арабы могут по своему указанию наращивать добычу нефти, провоцировать снижение цен на этот продукт при том, что его реализации за рубежом покрывает приличную долю государственных расходов России. Как можно допустить влияние России на эти страны? Этому не бывать, если определять политиков этих стран будут в США.

Но вовлечение российской стороны в военные действия в Сирии случились не в режиме соперничества во влиянии на власти арабских стран. Ведь агитация и наем для действий в пользу «исламского государства» стали делаться и в России. Предстал выход на тех, спрятавшихся, которые ранее успели совершить разные террористические акции. Таким образом, Россия стала поперек политики США, сильно повлияв на авторитет этих политиков в мировом исчислении.

Власть России взялась за поиск, задержание тех лиц, которые агитируют во вступление в объявленную незаконной организацию «исламского единства» или борьбы за «исламское государство». Она склонила к таким действиям немало дру­гих стран. Началось сближение с арабо-исламскими странами, сопротивляющимися теократической централизации арабских стран. Народы мира стали понимать обо­ротную сторону политики подталкивания себя к более «широкой демократии». Но Россия не ждала движения за «исламское государство», чтобы ответить на конку­рентный нажим США.

Выводы:

- в текущее время события на Украине несколько отошли от внимания обществен­ности, главная позиция досталась действиям борцов за создание «исламского гос­ударства», подключению России к борьбе с этим «злом»;

- если до этого России занимала позицию «защиты» своего авторитета в мире, то те­перь действия «наступательные»; подошел способ ослабления авторитета США в международном обществе при собственном выигрыше;

- объявление действий о создании «исламского государства» там, где подавляющая часть населения мусульмане, где они у власти, где система теократическая, лишено логического смысла;

- проживание мусульман только в своем «исламском государстве» не историческая необходимость, не показатель демократии; теократия скорее пережиток, чем светское государственное устройство, передовая цивилизация;

- использование вида религии для преследования нерелигиозных, а каких-то поли­тических, экономических целей, не служит поддержанию авторитета религиозной веры;

- трудно представить, что мировые политики решатся на поддержку атеистических воззрений, чтобы не было исламских движений и христианских сопротивлений.

Библиографический список:

1. Все страны мира. Энциклопедический словарь (Авторы-составители: Родин И.О., Пименова Т.М.). – М.: Вече, 2002. – 560 с.
2. Исламское государство [Электронный ресурс]. URL. // https://ru.wikipedia.org/wiki (14.11.2015) (дата обращения 20.10.2015).
3. Минин Д. «Исламское государство» - обоюдоострое оружие США. [Электронный ресурс]. URL. // http://ruskline. ru/opp/2014/11/25/islamskoe_gosudarstvo _oboyudoostroe_oruzhie_ssha/(25.11.14 ) (дата обращения 20.10.2015).
4. Мырзаибрагимов С.А. Политика Сирии в отношении России на современном этапе. Автореф. на соиск. уч. ст. к. пол. н. – Ош (Киргизия), 2011. – 24 с.
5. Оруджев Р.Э. Политическая концепция «исламского государства» Абдуллахи Ахмеда Ан-Наима. Автореф. на соиск. уч. ст. к. пол. н. – М., 2003. – 24 с.
6. Урляпов В.Ф. Малайзия и проблема юга Филиппин // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития. Т. 14. – 2010. – С 166-189.
7. Чернов С.А. Внешняя политика США и системный подход. Автореф. на соиск. уч. ст. д. пол. н. – М., 1999. – 36 с.




Рецензии:

1.02.2016, 12:59 Панченко Ольга Львовна
Рецензия: Панченко Ольга Львовна, к.соц. наук. Тема актуальна и дискуссионна. На мой взгляд, не хватает логики изложения, в результате чего не вполне ясно, что именно хочет доказать автор. Классическая схема статьи: тезис-обоснование-подтверждение/опровержение тезиса - отсутствует. Также считаю, что и название статьи не достаточно отражает ее суть, содержание, которое явно шире заявленной темы. Стиль изложения часто смахивает на журналистский - над этим тоже желательно поработать. Научный стиль все же предполагает более обоснованные суждения, опору на различные позиции, их соотнесение, анализ. Статья может быть рекомендована к публикации, но на будущее автору рекомендуется учесть названные замечания.



Комментарии пользователей:

16.11.2015, 14:39 Ульянова Юлия Семеновна
Отзыв: Адибекян Оганес Александрович. Тема статьи актуальная, если учесть военные действия, происходящие ныне в Сирии. Но работа не сводима к описанию происходящих там событий. Суть работы в соотнесении логического смысла выражения "исламское государство" с теми действиями, которые осуществляют в разных странах соответствующие старатели. Их действия не вписываются в расширение демократии, и для атора статьи не понятно, как в США сочетают призыв к расширению демократии, с действиями, как минимум, в Сирии, которые не вписываются в это "расширение". В работе указываются страны, есть статистика, исторические сведения, анализ религиозностей, учтены диссертационные исследования, что говорит о целенаправленном характере работы. Чего не достает, то сведений о начале поддержки США в афро-азиатском регионе выгодных для себя оппозиционеров. Но и без этого работа достойна публикации.


22.11.2015, 12:32 Ульянова Юлия Семеновна
Отзыв: Ответ на рецензию. Ульянова Юлия Семеновна. Оганес Александрович! На Ваше замечание отвечу, что раз США не "исламизированное" государство, его власть должна была поддерживать, усиливать исламо-религиозные, политизированные движения, исходя именно из своих политических соображений. За ними - межгосударственно-состязательные, рыночные, сырьевые и др. Движение за создание "исламского государства" усилило то, что уже было, пусть не очень заметно.


1.02.2016, 6:29 Крылов Дмитрий Анатольевич
Отзыв: Хочется сказать, что избыточная пристрастность всегда снижает ценность научного исследования, где должны быть представлены различные, в том числе и взаимоисключающие, оценки. США не авторы идеи "исламское государство", но в рамках политических игр вполне могут рассматривать выгоды от его создания. Думаю, что автору следовало бы поглубже разобраться с проблемой исходя из региональной проблематики.


1.02.2016, 16:57 Ульянова Юлия Семеновна
Отзыв: Ульянова Юлия Семеновна. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Благодарю за рецензию, но в полной мере согласиться с Вами не могу. Всем известно, что политическая элита США во внешней политике ставит цель установления демократии в тех странах, где по их представлениям ее не достаточно, используя при этом все методы, вплоть до применения вооруженных сил. Не вызывает сомнения и тот факт, что до недавнего вмешательства России в гражданскую войну в Сирии политики США поддерживали борцов за создание «исламского государства». Но какое государство более «демократическое»: светское или теократическое? Разве шиизм, и суннизм не «халифатские» течения ислама? Если светское, то американцы должны были выступать против суннизма, и шиизма одновременно, а не использовать внутренний конфликт для свержения неугодного им президента Сирии. Таким образом, действия под «флагом расширения демократии» и свержения «диктатора» могут привести к заблуждению наивных обывателей, которые не интересуются политикой.


Оставить комментарий


 
 

Вверх