Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №31 (март) 2016
Разделы: История
Размещена 01.03.2016. Последняя правка: 09.03.2016.

Экономическое освоение Сахалина русскими с 1850-1917 гг.

Магеркин Владимир Сергеевич

магистр

Педагогический институт ТОГУ

студент

Научный Руководитель: Пикалов Юрий Васильевич, доктор исторических наук, доцент, Педагогический институт ТОГУ


Аннотация:
В статье рассматриваются основные этапы освоения и заселения острова Сахалин Россией в дореволюционный период. Изучены работы исследователей, проанализирована информация об экономическом развитии Сахалина с середины 50-х гг. XIX в. до 1917 г.


Abstract:
The article is devoted to the main stages of development and settlement of Sakhalin Island by Russians before the revolution. We analyzed the work of researchers, and data on the economic development of Sakhalin from 1850 till 1917


Ключевые слова:
остров Сахалин; колонизация; освоение; экономическое развитие Сахалина в дореволюционный период; угольная промышленность; нефтедобыча.

Keywords:
Sakhalin Island; colonization; settlement; economic developmentof Sakhalinbefore the revolution; coal industry; oil production.


УДК 433. 908

 

Сахалинская область – единственный регион России, который расположен на островах. Ее географическое положение крайне удачно: острова омываются водами сразу двух морей (Охотского и Японского) и Тихого океана.

Данная территория с древних времен представлялась экономически перспективной: наличие уникальных природных и ресурсов, историко-этнографический потенциал, выгодное территориальное положение. В связи с этим, на освоение Сахалина претендовали сразу несколько стран, в частности Япония и Россия.

Проведение активной восточной политики России, в частности, усиление позиций в Китае, благоприятные климатические условия Сахалина, а также наличие множества ресурсов, необходимых для социально-экономического развития, обуславливали актуальность заселения данной территории для нашей страны.

Процесс освоения Сахалина условно делится на три части: дореволюционный период (середина 50-х гг. XIX в. – 1917 г.); советский (1917 г. – начало 90-х гг. XX в.); постсоветский (90-е гг. XX в. – настоящее время). Важно отметить, что сведения об интересующем нас периоде – дореволюционном – сохранились в работах авторов, не являющихся профессиональными историками. Большинство из них – инженеры, чиновники, военные.

Итак, дореволюционный период, т.е. хронологические рамки настоящего исследования, – это время с середины 50-х гг. XIX в. по 1917 г., так как именно в этот период происходило освоение, становление и важнейшие изменения в основных промышленных и сельскохозяйственных отраслях на Сахалине.

Сахалин был известен русским задолго до того, как остров был провозглашен владением России. Так, в 1645 г. во время экспедиции, которую возглавлял В.Д. Поярков, русские впервые в истории вошли в Сахалинский залив. Именно Пояркову принадлежат первые сведения о Сахалине. Однако первые шаги к полноценному исследованию острова были сделаны во время Амурской экспедиции (ее возглавил Г.И. Невельский), которая состоялась в 1849–1855 гг. Отметим, что во второй половине XIX – начале ХХ в. правительство и общественность считали Остров Сахалин привлекательным и перспективным регионом для социально-экономического развития страны.

В 1852 году группа Н.К. Бошняка, входящая в состав экспедиции Невельского, обнаружила богатые месторождения угля в окрестностях мыса Дуэ и реки Мгачи. Уголь в данных месторождениях можно было добывать открытым способом [15, с. 84–100].

Активизация американского и английского военных флотов на Дальнем Востоке, начавшаяся в 1852, побудила Россию принять срочные меры по ускорению колонизации острова. Царские власти боялись, что в скором времени американцы заявят о своих правах на Сахалин, и начнут колонизацию острова.

В 1853 г. вице-адмирал Е.В. Путятин совершил поездку на Дальний Восток, целью которой было заключение с Японией соглашения о границах и торговле. Итогом длительных и сложных обсуждений стало заключение в 1855 г. первого российско-японского (Симодского) договора. В соответствии с данным договором, территория Сахалина осталась неразграниченной между Россией и Японией.

Единственным способом ввести Сахалин в состав России было его исследование и заселение, поэтому после первой (Амурской) экспедиции изучение острова продолжалось: ее член Н.В. Рудановский исследовал южный Сахалин. Им были найдены три угольных месторождения – Муравьевское, Путятинское и Воздвиженское [18]. В конце 1850-х гг. правительство оценило значимость угольных ресурсов, поэтому уже следующим летом в Дуэ уже была открыта добыча угля для Сибирской флотилии [17, с. 71].

Данные о развитии и колонизации острова сохранились в работах участников научных экспедиций. Первая экспедиция Академии наук была отправлена на Сахалин в 1853 г. под руководством Л.И. Шренка. За три года работы он сумел собрать обширный материал о жизни аборигенов, описал их быт, хозяйственный уклад и культуру.

 С давних времен Сахалин населяли малочисленные народы: нивхи (северная часть), уйльта (ороки) (центральная часть), айны (юг Сахалина), которые создали самобытное декоративно-прикладное искусство. Зарождение его было обусловлено  бытовыми потребностями аборигенов и сочетало в себе красоту и функциональность. Аборигены были высоко адаптированы к природным условиям, это подтверждается найденными орудиями рыболовства, охоты, морского промысла. Все народы объединял воинственный дух: их основное вооружение - мечи с портупеями из растительных волокон, тяжелые боевые колотушки с острыми шипами, лук и стрелы. Одежда и обувь шилась женщинами из шкур морских и лесных животных.

Множество предметов айнской и нивхской коллекции были собраны польским этнографом Б. О. Пилсудским, сосланным на сахалинскую каторгу по политическим причинам в 1887 году. Его находки во многом расширили имеющиеся представления исследователей о быте сахалинских аборигенов.

Отношение к прибытию русских у коренных жителей острова было неоднозначным. Айны, безусловно, были рады избавлению от многовекового угнетения, однако в ходе переселения русских нужды аборигенов совершенно не принимались во внимание. То же касалось нивхов: социально-экономическое освоение региона существенно притесняло родовые традиции и привычный уклад.

Однако, в отличие от аборигенов Сахалина, положение которых улучшалось в ходе заселения острова, для Японии прибытие русских было крайне нежелательным. Так как для сопредельной страны Сахалин выступал благоприятной территорией для заселения и освоения. В связи с этим, сахалинский вопрос в системе русско-японских отношениях оставался достаточно острым.

Экспедиция Ф.Б. Шмидта, проходившая в 1859-1863гг., занималась изучением географии острова, его этноса, проводила геологические и топографические исследования. Экспедиция Шмидта открыла несколько мест залежей полезных ископаемых. Так, было открыло месторождение угля в районе рек Сортунай и Тунайчи.

Этнограф А.Д. Брылкин сумел собрать много материала о численности и расселении коренного населения, их быте, хозяйстве [5]. В своих работах он отмечает малочисленность население Сахалина, а также большую заслугу солдат и матросов в освоении острова.

В конце 1850-х гг. на Сахалине, в том числе и в южной части острова, стало возрастать число военных, поскольку в этих местах были основаны и развивались крупные посты – Муравьевский и Кусунайский.

Самым острым вопросом для правительства стала проблема заселения Сахалина. Рассматривалось несколько вариантов: добровольное переселение и принудительная ссылка. В первом случае были необходимы значительные финансовые ресурсы, поэтому было принято решение остановиться на штрафной колонизации. Итак, на Сахалин ссылались уголовные преступники для наказания и исправления, которые способствовали заселению острова.

Учреждение каторги на Сахалине имело ряд преимуществ. Во-первых, изолированность и удаленность острова практически исключали возможность побега. Во-вторых, собрав основную массу каторжников в одном месте, правительство значительно сократило расходы на их содержание. Однако самым важным аргументом «за» являлось то, что приток ссыльных способствовал укреплению позиций России на острове. С экономической точки зрения каторга была самым выгодным источником рабочей силы для каменноугольной добычи.

В 1869 г. Сахалин был объявлен официальным местом каторги и ссылки, однако, первые каторжники стали прибывать на остров еще в 1858 г. Если изначально добыча угля велась солдатами, то с 1871 г. она осуществлялась только силами ссыльных [11, с. 43].

В 1875 г. Россия добилась полной власти над островом, что стало возможно благодаря заключению Петербургского договора. Согласно данному договору, Япония уступила России свои права на Сахалин, за что Россия обязалась отдать Курильские острова.

Социально-экономическое развитие Сахалина активно изучалось в 1870–1880-е гг. Горные инженеры, врачи, офицеры и другие люди, так или иначе связанные с работой на острове, выпустили ряд исследовательских работ. Особое внимание уделялось угледобывающей отрасли, о которой писали А.А. Носов, И.А. Лопатин и др. Исследователи высоко оценивали перспективы острова в плане промышленного развития. Например, И.А. Лопатин в своих трудах отмечал, что Сахалин целесообразно развивать в промышленном направлении, нежели в сельскохозяйственном [12, с. 72].

В 1873 г. была выпущена работа М.С. Мицуля «Очерк острова Сахалина в сельскохозяйственном отношении», где впервые был обобщен опыт колонизации и промышленного развития острова. Собрав большое количество фактического материала, М.С. Мицуль сумел осветить такие вопросы, как частные и казенные разработки каменноугольных месторождений, развитие торговли и путей сообщения, развитие сельского хозяйства. М.С. Мицуль был одним из первых исследователей, кто делал ставку на сельское хозяйство. Проанализировав опыт колонизации и экономического развития острова, он писал, что размещение ссыльных на Сахалине не дало тех результатов, которых можно было бы ожидать при местных условиях [14, с. 139].

Развитие каменноугольной промышленности в своих трудах подробно освятил инженер А.П. Кеппен. В 1875 г. был издан его труд «Остров Сахалин. Его каменноугольные месторождения и развивающаяся на нем каменноугольная промышленность». За три года работы на острове он собрал большое количество фактического материала и подвел итоги каменноугольной промышленности за 20 лет. По его мнению, промышленное развитие острова проходило успешно, однако, он считал проблемой удаленность Сахалина, которая мешала добровольному переселению туда свободных людей [11, с. 124, 125].

Проблемы промышленного освоения Сахалина анализировал И.С. Боголюбский в своей работе «Очерк Амурского края, южной части Приморской области и о. Сахалина в горнопромышленном отношении». Согласно данным, которые привел И.С. Боголюбский, к середине 1870-х гг. на Сахалине было обнаружено уже 29 угольных месторождений. При этом исследователь отмечал существование факторов, мешающих успешному развитию угольной промышленности. Боголюбский писал, что каменноугольные месторождения Сахалина – это неоценимое богатство, но воспользоваться им можно будет только в отдаленной перспективе [4, с. 75].

В 1880 г. на острове были обнаружены первые нефтяные месторождения, что не могло не вызвать значительный интерес со стороны предпринимателей и других специалистов в этой области. В 1889 г. на Сахалин выдвинулась экспедиция, которую возглавил горный инженер Л.Ф. Бацевич. В планы экспедиции входило исследование месторождений нефти. По итогам экспедиции ее руководитель заявил о том, что перспективы добычи нефти на Сахалине более чем благоприятны [2, с. 99–140].

В период 1860–1880 гг. для разработки сахалинских месторождений требовалось большое количество рабочей силы, при этом правительство, решив, что ссыльных каторжников будет достаточно, абсолютно не заботилось о добровольном переселении. Все силы были направлены на увеличение количества каторжников. С 1879 г. их доставляли на остров по морю на кораблях Добровольного флота – около тысячи человек в год. С начала 1880 г. число каторжан на Сахалине значительно выросло. Тем, кто уже отбыл свой срок, запрещали возвращаться на материк, кроме того, правительство настаивало на воссоединении семей каторжников на острове и оплачивало дорогу на остров для членов семей каторжников.

В этот период появляется ряд публикаций, посвященных проблеме каторги на Сахалине. Так, например, В.И. Власов и М.Н. Галкин-Враский писали о значительных недостатках в тюремном устройстве и о том, что следует делать, чтобы повысить эффективность тюремно-каторжной системы Сахалина [8, с. 30–43; 9, с. 5–28].

В 1893 г. выходит книга А.П. Чехова «Остров Сахалин». Она произвела большое впечатление на российское общество, поскольку рассказала об отрицательных последствиях штрафной колонизации и разлагающем влиянии каторги на сахалинскую жизнь.

В 1890-е гг. активно исследовались морские ресурсы Сахалина. Так, Н.В. Слюнин, который участвовал в крейсерском плавании около Сахалина, изучал рыбный, китобойный и пушной промыслы. Он писал о Сахалине как об опустевшем и вымирающем месте. Однако Слюнин считал, что остров является источником процветания и его успешное развитие возможно. Главным образом оно связано с водными богатствами, поэтому весьма важно вести хозяйственную эксплуатацию рыбных ресурсов целесообразно [19, c. 87, 88].

Высокую ценность морских ресурсов отмечал и П.Ю. Шмидт, зоолог, под чьим руководством осуществлялась в 1900-1901 гг. Корейско-Сахалинская экспедиция. В своих отчетах Шмидт подробно описывает биоресурсы Сахалина, а также рыбную промышленность и морские промыслы. По мнению П.Ю. Шмидта, остров представляет ценность именно «с точки зрения морских промыслов» [24, с. 2]. Он полагал, что развитые рыбного промысла смогло бы обеспечить высокий уровень жизни населения Сахалина. Серьезным препятствием для успешного освоения острова П.Ю. Шмидт считал каторгу и те тяжелейшие условия, в которых трудились каторжники.

В начале ХХ в. вопрос о каторге на Сахалине стал обсуждаться и в правительстве.

Исторические события начала ХХ в., а именно: Русско-японская война, раздел Сахалина между Россией и Японией по Портсмутскому мирному договору (1905 г.) – стали своеобразным рубежом в истории заселения и освоения острова. В последующие двадцать лет развитие серверной и южной частей Сахалина шло совершенно по-разному. В южной части острова (Карафуто) экономика развивалась активно, динамично шли колонизационные процессы, когда как на севере Сахалина разыгрались социальные катаклизмы, которые были характеры в этот период для всей страны.

В русско-японской войне 1904–1905 гг. Россия потерпела поражение, каторга на Сахалине была отменена в 1906 г. В это же время южная часть острова перешла во владения Японии, а северная сильно опустела. Восстановление после войны шло крайне медленно. Часть селений была заброшена, шахты закрылись, добыча угля была приостановлена. Дороги, построенные когда-то каторжниками, зарастали лесом. Правительству России было не до Сахалина, и процветавшая некогда северная часть острова была заброшена и забыта.

Теперь вопрос о дальнейшем развитии этой богатой ресурсами территории встал особенно остро, но решался он крайне  медленно: в Санкт-Петербурге преобладал рутинно-бюрократический подход, исключавший учет природных и географических особенностей острова. Упор по-прежнему делался на сельскохозяйственную колонизацию. 7 апреля 1907 г. при рассмотрении этого вопроса в Совете министров было отмечено, что все данные, имеющиеся о Сахалине, «не дают возможности ныне же прийти к какому-либо определенному заключению о степени пригодности этого острова к земледельческой культуре» [6].

 Правительству России пришлось пересмотреть свое отношение к штрафной колонизации, и в 1908 г. остров был открыт для заселения вольными людьми. При этом всем переселенцам были положены льготы: 400 рублей на каждую семью, освобождение от налогов сроком на пять лет и от воинской повинности – на три года, проезд по льготной стоимости (со скидкой 50%), продуктовый паек и т.д.

Наследие каторги мешало заселению и развитию экономики. За 1906-1908 гг. население Северного Сахалина увеличилось на 359 человек и составляло около 8 тыс. жителей. Из них примерно 1,8 тыс. человек – представители малочисленных народностей Севера. Во «Всеподданнейшем отчете» за 1908 г. А.М. Валуев с огорчением отмечал: «Закон о вольном (неорганизованном) заселении Сахалина на практике оказался почти неприменим. Переселенцы неохотно едут на Сахалин по своему почину, за отдаленностью острова, в силу дурной его славы, отсутствия предприимчивости и т.п. За год переселилось всего 10 семейств, часть которых сахалинские же ссыльные» [9].

Изучение природных богатств северной части Сахалина было продолжено. В 1906 г. на остров был отправлен горный инженер К.Н. Тульчинский. Он провел колоссальную работу: изучил угольные и нефтяные месторождения. Свои исследования он опубликовал в книге «Очерки полезных ископаемых русского Сахалина». Тульчинскому удалось провести ретроспективный анализ угольной промышленности, описать самые крупные месторождения коксующихся и бурых углей и сделать вывод о наличии больших запасов нефти и благоприятных перспективах развития нефтяной промышленности [21, с. 150–190].

В 1907 г. Э.Э. Анерт провел геологические исследования на Северном Сахалине. Ему удалось установить, что по восточному побережью острова много нефтяных выходов [1]. На протяжении следующих трех лет месторождения полезных ископаемых продолжали изучать партии Н.Н. Тихоновича и П.И. Полевого от Геологического комитета, их исследования были опубликованы [20].

Тот факт, что на Сахалине были открыты богатые запасы угля и нефти, давали возможность в перспективе развивать северную часть острова. Но этому препятствовало то, что территории были практически не освоены, дорожное сообщение почти отсутствовало, не было финансирования. Перед переселенческим управлением стояла весьма важная проблема: Сахалин необходимо было заселить. Для решения этого вопроса на остров была направлена экспедиция, возглавил которую Н.А. Пальчевский.

 В 1908 г. съезд старообрядцев поручил отправиться на Сахалин В.Е. Мельникову. Ему удалось выяснить, что крестьяне на острове жили небогато, зато семьи староверов отличались зажиточностью. В этой связи Мельников объяснил, что на севере Сахалина есть перспектива успешного осуществления сельскохозяйственной деятельности [13, с. 25–29].

Авторы, которые исследовали жизнь на Дальнем Востоке после окончания Русско-японской войны, старались дать оценку перспективам и проблемам освоения Сахалина. Например, по мнению Д.И. Богданова, если бы на острове развивалась только горная промышленность, Сахалин стал бы богатейшей колонией, которая давала бы огромную пользу местному населению и пополняла бы государственную казну [3, с. 35].

В свою очередь П.Ф. Унтербергер, автор исследования «Приамурский край», дал характеристику Северного Сахалина после разделения территории между Россией и Японией. Он пришел к выводу, что как ни старалась администрация привить местному населению земледельческую культуру, ей это сделать не удалось [22, с. 208]. Унтербергер выявил факторы, которые препятствовали развитию Сахалина. Он был уверен, что на острове следует развивать горную промышленность, главным образом, каменноугольную. А если, по мнению исследователя, на Сахалине будут открыты нефтяные источники, то ценность острова для страны возрастет в разы, что будет способствовать скорейшему его заселению [22, с. 219].

Перед революций на Северном Сахалине наблюдалось некоторое оживление экономической жизни. Оно было связано не с усилиями правительства, а с проявлением активности русских предпринимателей, которые начинали вкладывать свои капиталы в освоение природных ресурсов. В основном это касалось развития рыбной отрасли, и в меньшей степени – недр земли: угля, нефти, золота и т.п.

Сахалин восстанавливался после войны: отстраивались разоренные селения, появлялись новые населенные пункты. Переселенцы размещались, главным образом, на северо-западном побережье острова, которое прилегает к лиману Амура. В 1909-1910 гг. в этом месте возникли селения рыбаков–переселенцев: Рыбное, Астрахановка, Валуево, Верещагино, Лангры, Невельское, Успенка. В 1911-1915 гг. появились селения Дмитрие–Григорьевское, Луполово, Наумовка, Суворовка. В 1913 г. население Северного Сахалина составляло 10.373 человека, из них русскими были 7 225 человек, народностями Севера – 2 279 человек, иностранцами – 869 человек [12].

В 1911 г. на пост губернатора Сахалина был назначен Д.Д. Григорьев. С его приходом к власти Сахалин стал исследоваться местной интеллигенцией более интенсивно. В 1912 г. он отправил полицейского надзирателя Александровского поста на Север, чтобы провести статистическое исследование среди аборигенов, затем были проведены подворные исследования крестьянства. Губернатором была опубликована работа, в которой были представлены современное положение и нужды Сахалина, а также был проведен анализ факторов, препятствовавших развитию экономики. Григорьев полагал, что тормозит развитие острова отсутствие дорог и удобных гаваней, а также низкая заселенность Сахалина [10, с. 3–40].

Накануне Октябрьской революции по всему Северному Сахалину насчитывалось 48 русских населенных пунктов. В них проживало 7 250  человек. В деревнях и хуторах числилось 5 380 человек (остальные составляли население города Александровска).  По волостям население распределялось следующим образом: Михайловская – 818 человек, Тымовская – 2 824 человек, Рыбновская – 1 738 человек [14].

Данные Всероссийской сельскохозяйственной, поземельной и городской переписи 1917 г. свидетельствуют о том, что        на острове сложился контингент постоянного русского населения. Из 1 104 крестьянских хозяйств (без города Александровска) – 41,9% было образовано до русско-японской войны; 301 (27,4%) крестьянское хозяйство существовало на Сахалине более 20 лет, то есть было образовано до 1896 года [15].

Итак, сделаем вывод, что правительство страны не смогло наладить добровольное переселение на Северный Сахалин даже после упразднения каторги на острове, несмотря на то, что в 1907-1916 гг. для этого к этому прилагались определенные усилия. Формирование постоянного, или как тогда говорили, «старожильческого населения», происходило стихийно, что особенно показательно на общероссийском фоне. Как известно, именно в эти годы в России проводилась аграрная реформа, начатая по инициативе выдающегося деятеля России Петра Аркадьевича Столыпина. Особая роль в осуществлении столыпинской реформы отводилась «переселенчеству». Благодаря свободному выходу из общины и возможности легально продать земельный надел                         расширились масштабы переселения беднейшего крестьянства из центральных губерний в      восточные регионы страны. По подсчетам историков, с 1906 по 1916 гг. в Сибирь, Среднюю Азию и на другие окраины переселилось 3,079 млн. человек [16]. К сожалению, Северный Сахалин остался практически в стороне от этого процесса.

Таким образом, многие исследователи оценивали Сахалин как край богатых ресурсов, перед которым открыты благоприятные перспективы. Вместе с тем авторы имели различные точки зрения относительно методов освоения этой территории. Только на раннем этапе освоения края часть исследователей полагала, что ссылка на остров будет способствовать процветанию Сахалина, а к концу ХIХ – началу ХХ вв. все специалисты пришли к мнению, что штрафная колонизация отрицательно влияет на заселение этой территории. Российское правительство придерживалось политики, которая отнюдь не способствовала  успешному социально-экономическому развитию острова. Руководство страны считало главным закрепление Сахалина за Россией, причем с наименьшими затратами на это. Иными словами, правительство руководствовалось военно-стратегическими расчетами. 

Библиографический список:

1. Анерт Э.Э. Путешествие по восточному побережью русского Сахалина в 1907 г. //Изв. Рус.геогр. о-ва. СПб., 1908. Т. 44, вып. 8. С. 491–528.
2. Бацевич Л.Ф. Материалы для изучения Амурского края в геологическом и горнопромышленном отношении. СПб., 1894. 210с.
3. Богданов Д. Наши богатства. Промыслы Приморской области, Камчатки и Сахалина. Владивосток, 1910. 135с.
4. Боголюбский И.С. Очерк Амурского края, южной части Приморской области и о. Сахалина в горнопромышленном отношении. СПб., 1876. 91 с.
5. Брылкин А.Д. Письма с Сахалина //Зап. Сиб. отд. ИРГО. Иркутск, 1864. Кн. 7. С. 5–50.
6. Бурыкин А.Н Сахалин в 1905-1945 г – дихотомия государственного управления освоением территорий региона// Российский экономический интернет-журнал. - 2009. - №1. - С. 82-93.
7. Бутковский Я.Н. Сахалин и его значение //Морской сборник. 1874. № 4. С. 121–149.
8. Венюков М.И. Путешествия по окраинам русской Азии и записки о них. СПб., 1868. 528 с.
9. Власов В.И. Краткий очерк неустройств, существующих на каторге. Б. м., 1873. 45 с.
10. Галкин-Враский М.Н. Официальная записка по командировке на Сахалин. Б. м., 1882. 79 с.
11. Галлямова Л.И. Освоение Сахалина в оценке российских исследователей второй половины XIX-начала XX в.// Вестник дальневосточного отделения Российской академии наук. - 2006. - №3.
12. Григорьев Д.Д. Записка о современном положении Сахалинской области и ее нуждах. Пост Александровский, 1911. 45 с.
13. Кеппен А.П. Остров Сахалин. Его каменноугольные месторождения и развивающаяся на нем каменноугольная промышленность. СПб., 1875. 125с.
14. Лопатин И.А. Рапорт горного инженера Лопатина к генерал-губернатору Восточной Сибири об исследованиях на о. Сахалине //Горн.журн. 1870. № 10. С. 47–72.
15. Мельников В.Е. Дальний Восток: Амурская область и о. Сахалин. М., 1909. 70с.
16. Мицуль М.С. Очерк острова Сахалина в сельскохозяйственном отношении. СПб., 1873. 159 с.
17. Невельской Г.И. Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России, 1849–1855 гг. При-Амурский и При-Уссурийский край. Посмертные записки адмирала Невельского. Изд. супругою покойного Екатериною Ивановной Невельской /ред. В.Вахтина. СПб., 1878. 390 с.
18. Новомбергский Н.Я. Остров Сахалин (Очерк сахалинской жизни). СПб., 1903. 180с.
19. Панов А.А. Сахалин как колония. Очерки колонизации и современного положения Сахалина. М., 1905. 540 с.
20. Рудановский Н.В. Обзор местности о. Сахалина //Восточное Поморье. 1866. № 21.
21. Слюнин Н.В. Промысловые богатства Камчатки, Сахалина и Командорских островов. СПб., 1895. 117 с.
22. Тихонович Н.Н., Полевой П.И. Полезные ископаемые Сахалина по данным экспедиции 1908–1910 гг.СПб., 1910. 215с.
23. Тульчинский К.Н. Очерки полезных ископаемых русского Сахалина. Томск, 1907. 256 с.
24. Унтербергер П.Ф. Сахалинская область //Приамурский край. 1906–1910. СПб., 1912. С. 207–220.
25. Чехов А.П. Остров Сахалин. Из путевых записок // Полн. собр. соч. и писем: в 30 т. Т. 14/15. М., 1897. С. 39–738.
26. Шмидт П.Ю. О промыслах острова Сахалина. СПб., 1902. 30 с.
27. Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ). - Ф. 702.- Оп. 5. - Д. 663. Л.




Рецензии:

2.03.2016, 16:59 Ульянова Юлия Семеновна
Рецензия: Ульянова Юлия Семеновна. Статья Магеркина Владимира Сергеевича тематически интересна, написана доступно для широкого круга читателей. Автором выдержана историческая последовательность описываемых событий, обращено внимание на действия других стран, заинтересованных в освоении региона. Как положительный фактор отмечаю, обширный список литературы, изученную в процессе написания работы. Акцент сделан на добычу полезных ископаемых, несмотря на отдаленность территории от центра государства. Статья достойна публикации, но, на мой взгляд, необходимо назвать национальность аборигенов, охарактеризовать их отношение к прибытию русских. Реакцию сопредельного государства Японии также необходимо отразить в статье.

09.03.2016 18:18 Ответ на рецензию автора Магеркин Владимир Сергеевич:
добрый вечер,доработал статью жду ответа

16.04.2016, 18:53 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Статья может быть опубликована. Соответствует предъявляемым требованиям.



Комментарии пользователей:

2.03.2016, 16:57 Адибекян Оганес Александрович
Отзыв: Ульянова Юлия Семеновна. Статья Магеркина Владимира Сергеевича тематически интересна, написана доступно для широкого круга читателей. Автором выдержана историческая последовательность описываемых событий, обращено внимание на действия других стран, заинтересованных в освоении региона. Как положительный фактор отмечаю, обширный список литературы, изученную в процессе написания работы. Акцент сделан на добычу полезных ископаемых, несмотря на отдаленность территории от центра государства. Статья достойна публикации, но, на мой взгляд, необходимо назвать национальность аборигенов, охарактеризовать их отношение к прибытию русских. Реакцию сопредельного государства Японии также необходимо отразить в статье.


2.03.2016, 18:55 Эрштейн Леонид Борисович
Отзыв: Отличная статья. Если бы я был рецензентом я бы, конечно, рекомендовал к публикации. Все безумно интересно. Единственный недостаток это отсутствие какого-либо введения и обоснования актуальности. Хотя бы немного надо бы написать. А для студента это вообще здорово написано. Введение добавьте и мой совет отправляйте в ваковский журнал.


3.03.2016, 10:23 Магеркин Владимир Сергеевич
Отзыв: 2.03.2016, 18:55 Эрштейн Леонид Борисович спасибо за лестный отзыв, но мне достаточно того,что статья будет опубликована в данном журнале


Оставить комментарий


 
 

Вверх