Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №33 (май) 2016
Разделы: История
Размещена 03.05.2016. Последняя правка: 02.05.2016.

Традиционная свадебная обрядность ижемских коми

Аллес Екатерина Владимировна

Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина

студент

Чудова Татьяна Ивановна, кандидат исторических наук, доцент, кафедра истории России и зарубежных стран, Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина


Аннотация:
В статье раскрываются основные элементы традиционного свадебного комплекса ижемских коми. Особый интерес представляют мифопоэтические параллели, проводимые между обрядами свадьбы и похоронным циклом. Материал свидетельствует о том, что весь спектр обрядовых действий был направлен на преодоление символического антагонизма партий жениха и невесты, получение необходимого сакрального знания в мире предков, а также на обозначения легитимности нового союза.


Abstract:
The article describes the main elements of a traditional wedding complex of Komi Izhma. Particular importance is given to mythopoetical parallels between the rituals performed weddings and funerals cycle. The ethnographic material indicates that the entire spectrum of ritual action was aimed at overcoming the symbolic antagonism between kins of bride and groom. All mystical signs are required to obtain the necessary knowledge of the sacred in the world of the ancestors.


Ключевые слова:
свадебная обрядность; ижемцы; традиции ижемцев; ижемская свадьба; традиционный обряд.

Keywords:
wedding traditions; Izhma; traditional ceremony.


УДК 392.51

Введение. Наблюдающийся в последние годы активный рост национального самосознания вызвал у народов нашей страны повышенный интерес к своей истории и традиционной культуре. Необходимость отдельного обращения к семейной обрядности вызвана ускоряющимся стиранием в быту традиционных обычаев, в том числе и семейного цикла.

Коми-ижемцы (изьватас) – финно-угорская этногруппа коми (коми-зырян), коренное население Ижемского района Республики Коми. Историко-культурные контакты ижемцев с другими народностями (русскими, ненцами, ханты, манси, саамами) способствовали формированию особого менталитета. Изьватас отличаются особой мобильностью, предприимчивостью, упорством, что и позволило им выступить в важной роли субэтноса, освоившего пространство Европейского Севера [1].

Актуальность. Актуальность темы сопряжена с выявлением локальной специфики свадебной обрядности как отдельной единицы в структуре обрядов жизненного цикла ижемских коми, где традиции трансформировались и принимали новый облик. Понимание целей и смысла обрядов позволяет углубить знания о менталитете народа. В то же время исследование свадебного обряда позволяет уяснить и сам механизм социальных коммуникаций, раскрывающийся как в горизонтальном направлении (между полами, группами), так и в вертикальном (между поколениями).

Научная новизна. Изучение свадебной обрядности народа коми неоднократно входило в сферу интересов этнографов, однако отдельные монографические исследования, посвященные традиции этой этнографической группы, отсутствуют. Вследствие этого в данной работе особое внимание уделено принципам организации свадебного ритуала с учетом представлений о мифопоэтической картине мира, то есть, как практическим, так и символическим аспектам обустройства, а также символическим параллелям, связывающим свадебные обряды с прочими, характерными данной малой этнической группы. Также уникальным направлением является обобщение и оценка накопленного пласта материала, представляющего традицию ижемских коми, для последующего комплексного и разностороннего ее описания.

Цель и задачи. Цель исследования – комплексный анализ свадебной традиции ижемских коми. Цель работы и корпус источников предопределили решение следующих задач: а) исследовать основные нормы брака ижемских коми, определить особенности и назначение досвадебных ритуалов ижемцев;  б) выявить специфику свадьбы ижемских коми, вычленить основные обрядовые установки.

В целом для традиционной культуры малых этногрупп коми характерна связь семейной обрядности с символикой иного мира, с определёнными различиями для разных географических районов. Самобытность свадебной обрядности ижемских коми обусловлена не только отдалённым географическим положением, но и специфическим менталитетом этой этнокультурной общности. Для ижемской свадьбы (бассейн нижней и средней Печоры с притоками р. Уса, Кожва, Колва) характерна однотипность, т.е. для района проживания ижемских коми свойственен единый локальный вариант обряда, в то время как в целом для народа коми характерно наличие нескольких вариаций в бассейне почти каждой реки. Брак мог быть заключен в любое время года, за исключением церковных постов, однако свадьбу старались приурочить к зиме от Крещения до Масленицы, как более свободному от хозяйственных работ времени, или к весне после Пасхи до начала полевых работ. Это время было удобно как для земледельцев, так и для охотников-промысловиков. Основными составными элементами свадебной обрядности являются сватовство, рукобитье, девишник, собственно свадьба, которая и является предметом исследования, послесвадебные ритуалы. Свадебный обряд охватывает довольно длительный временной промежуток и разные пространственные локусы, следовательно, в ходе его реализации возникают различные этикетные ситуации, обусловленные осмыслением пространства и времени [2]. 

В терминологии и обрядах, относящихся к браку и сватовству, сохранились многочисленные пережитки, указывающие на то, что женщину расценивали в прошлом как товар («лучший товар», «лучшее бревно из красного угла»), который продавала одна семья и покупала другая. По данным информантов, всем своим поведением сваты показывали, что пришли заключить сделку, «товар купить». В советское время, когда брак между молодыми людьми заключался не по хозяйственному расчету, а по взаимной склонности (возможно, по красоте, здоровью), традиционная плата за невесту, символизирующая торговую сделку, перестала существовать. Сохраняются лишь отдельные пережитки этого обряда в виде одаривания тестя и тещи женихом.

Все кодирование (кулинарный, цветовой, звуковой коды) обрядов кануна свадьбы (каризны) предназначены для обеспечения счастья, благополучия и плодородия в молодой семье. Уже на данном этапе свадебного обряда ижемских коми просматриваются параллели между различными элементами семейной обрядности [3]. В целом сама символика сватовства была направлена на обозначение путешествия в иной мир. Мотив «дальней дороги» реализуется и в обряде рукобитья, который должен был закрепить предварительную договоренность сватов. Ряд ритуальных действий, предпринимаемых невестой в данный период, по своей направленности можно также отнести к символическому противопоставлению не только родственных объединений жениха и невесты, но и женского мужскому как символу брака вообще. Преодоление подобного антагонизма обеспечивало и фиксировало космическую гармонию, необходимую для совершения последующего обрядового действия.

Следует особо отметить предписание подавать на стол рюмку, накрытую куском хлеба. Обряды со свадебным хлебом распространены у восточных славян практически повсеместно. Его приготовление и раздача относятся к числу значимых действий в русской традиции. Хлеб в контексте свадебного обряда трактуется как: 1. символ месяца или солнца; 2. символ жениха и невесты; 3. символ благополучного домашнего житья; 4. воплощение божества брака [4]. Подобное многообразие значений объясняется, вероятно, тем, что в более древние времена он представлял собой универсальное вместилище богов – тотем. В более раннем варианте свадебного комплекса коми обращает на себя внимание звероподобность обрядового хлеба. Он выпекался похожим на птиц и зверей или же с подобной символикой, что свидетельствует о перенесении функций тотема на растительный продукт.

Время от рукобитья до венчания невеста проводила за причитаниями, с которыми она обращалась к родственникам и подругам . В народе считалось, что чем больше невеста выплачет в этот период, тем меньше слез ее ждет в замужней жизни . Следует обратить внимание на то, что причитание выступает языком переходной личности в свадебном и похоронном обряде. В случае незнания невестой причети или неумения голосить в дом приглашалась какая-либо вдовая женщина или другие лица, «знакомые с порядком».

В коми традиции возможно выделение пассивных и активных исполнительниц. При этом невеста относилась к пассивным исполнительницам, так как она только подхватывала плач, в то время как активное начало зачастую представляла «профессиональная» плакальщица, создающая особый эмоциональный фон и определенное психологическое напряжение. Причитая, невеста могла благодарить своих родителей и близких за счастливую жизнь в родительском доме, за заботу о ней, или, наоборот, упрекать родителей в том, что они отдают ее на чужую сторону. Регулярными сюжетными мотивами причета являются: мотив сватовства и сговора, нежелание покидать родительский дом, расплетание косы, мотив поиска косы, описание счастливой жизни в родительском доме.

Кульминация всех свадебных действий приходится на день венчания и свадебного пира. В тех селах, где невеста ходит в баню не накануне свадьбы, а в день венчания, баню затапливают рано утром. Баня выступает не просто как место инициации, но как необходимое условие для получения сакрального женского знания. Посещение бани невестой также демонстрировало через ритуал как бы временную смерть, путешествие в иной мир за благословением предстоящего брака [5]. После бани невесте последний раз заплетают косу ее подруги. В доме готовятся к встрече поезжан: на средний стол ставят трех сортов еду и хлеб, на середину стола – каравай, а на него икону. На скамье у стола садятся отец с матерью. Стоя перед ними, причитает невеста вместе с плакальщицей. Родные благословляют невесту, та бросается на грудь к благословляющему, оба при этом плачут. На это время дверь запирают, в избу никого, кроме дружек, не пускают.

Жених, получив через дружек известие, что можно прийти за невестой, отправляется в ее дом. Эта поездка обыгрывается участниками обряда как трудное путешествие в иной мир, поэтому неслучайно и существование определенных мифологических примет, например, привлечение нечетного количества участников поездки за невестой или использование нечетного количества лошадей. Жених заходит в дом и вместе с тысяцким (т.е. поезжанами) садится за стол. Сватью в сенях встречает другая сватья с чашкой вина в руке. Из этой чашки они пьют и заходят в дом нарядить невесту в венчальную одежду, дают ей в руки шелковый платок. После переодевания невесту выводят из кута или из другой комнаты, как бы представляющих пространство иного мира. Наряженную невесту подводят к столу и передают жениху. Отец отдавал жениху дочь со следующим напутствием: «У меня хорошо жила, пусть и у тебя будет жить хорошо».

На Ижме соблюдается обычай приносить утром в день свадьбы подарки. Жених рукой отводил распущенные волосы невесты с лица за уши, клал в рукав невесты подарок, кроме того, дарил золотое кольцо, а невеста в ответ дарила ему шелковый платок. Наиболее распространенный набор обрядовых подарков, приносимых в дом невесты, состоял из пирогов, каравая, жареной утки, а также включал в себя полотенце, мыло и гребень. Само дарение при этом выступает как обмен, свидетельствующий не только о благорасположении сторон, но и символически отсылавший к будущему единству [6]. У крыльца невесту последний раз оплакивают, та кидает платок на толпу девушек. На чью голову он упадет – та и выйдет вскоре замуж. Молодые отправляются в церковь. Венчание в церкви происходит повсюду одинаково, по христианским установлениям, поэтому заострять внимание на этих деталях не представляется целесообразным.

Окончание свадебного комплекса знаменуется отводинами – совместным посещением молодыми родителей жены. Этот элемент «достраивает» путь невесты до полной схемы переходного ритуала «туда и обратно», но уже в новом статусе. В родительский дом она возвращается ненадолго и в качестве гостьи, что является аналогией представлений «о приходе в гости» покойника на 9-й и 40-й день после смерти.

Обряды послесвадебного цикла тождественны заявленному в обрядах свадьбы представлению о символическом перемещении из категории «чужого» в «свое». В символике ижемского свадебного комлекса наиболее полное отражение находят представления о рождении и смерти, поскольку свадебные обряды несут в себе функцию социализации членов социума в новом качестве и базируются на традиционном мировоззрении.

Выводы. При анализе семейных обрядов выявляются определенные символические параллели. В данном контексте рождение, свадьба и похороны индивида выступают, образно говоря, как настоящее, прошлое и будущее социума в целом. Само обрядовое поведение выступает как регулятор поведения и сознания, заключающий в себе определенную этническую информацию, обеспечивая тем самым связь поколений. За годы глобальных общественных трансформаций произошли значительные изменения в свадебном комплексе ижемцев, проявившиеся в утрате или трансформации части звеньев традиционного ритуала, появлении элементов, не свойственных ранее свадебному обряду. Анализ ижемской традиционной свадебной обрядности показывает, что память о ней еще существует, сохраняются именно символические аспекты народных ритуалов, позволяющие каждый раз заново как бы перекодировать пространство жизнедеятельности. Эти процессы формируют и поддерживают в повседневности идею о тесной взаимосвязи между прошлым, настоящим и будущим.

Библиографический список:

1. Филиппова В. В. Традиционная культура и фольклор коми. — Сыктывкар: Издательский дом Коми, 2014. — 256 с.
2. Байбурин А. К. Ритуал в традиционной культуре. Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. — СПб.: Наука, 1993. — 240 с.
3. Плесовский Ф. В. Свадьба народа коми. ― Сыктывкар: Коми книжное издательство, 1968. — 320 с.
4. Семенов В. А. Традиционная семейная обрядность народов Европейского Севера. — СПб: Издательство С.-Петербургского университета, 1992. — 152 с.
5. Смирнова О. Н. Природа женщины в представлениях коми-зырян // Арт. — 2006. — № 3. — С. 144-155.
6. Чудова Т. И. Символика пищи в контексте свадебной обрядности коми (зырян) // Археология, этнография и антропология Евразии. — 2011. — №3 (47). — С. 128-133.




Рецензии:

6.05.2016, 23:10 Лушников Александр Александрович
Рецензия: Тема статьи представляет, безусловно, интерес для науки. Автор удачно структурировал материал, замечаний по оформлению не имеется. Особенно интересны данные о трансформации обрядовых действиях - это и придает статье аналитический характер. Хочется пожелать автору успехов на таком нелегком поприще, как исследование обрядности. Рекомендуется к публикации. С уважением, А. А. Лушников, канд.ист.наук.

3.07.2016, 13:36 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Интересная статья, достойная публикации.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх