Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №35 (июль) 2016
Разделы: История
Размещена 03.07.2016. Последняя правка: 01.07.2016.

УКРАИНИСТИКА НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ: ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ А.Н. МИНХА

Синельникова Валентина Владимировна

кандидат исторических наук, доцент

Киевский Национальный университет культуры и искусств

зав. кафедрой народного художественного творчества и фольклора

Аннотация:
В статье анализируется исследовательская работа известного саратовского историографа Александра Минха, которая стала выдающейся вехой в развитии истории, этнографии Нижнего Поволжья и украинистики названого региона.


Abstract:
Іn the article the analysis of the research work of a famous historiographer Saratov Alexander Minch, which has become an outstanding milestone in the history and ethnography of the Lower Volga region and of Ukrainian studies of the region.


Ключевые слова:
украинцы; этнография; исследование; диаспора; Нижнее Поволжье; фольклор.

Keywords:
Ukrainians; ethnography; the study; the Diaspora; the Lower Volga region; folklore.


УДК 39

Историко-этнографическое наследие украинского народа (на материнской территории и в диаспоральных анклавах) является неотъемлемой частью культурного достояния как исторической родины, так и стран, в которых украинцы являются национальной меншиной. Одним из древнейших украинских анклавов в России является Нижнее Поволжье, в частности современные Саратовская и Волгоградская области. В последней, за данными свободной энциклопедии – Википедии, по результатам переписи 1989 г., проживало более 82000 человек, считающих себя украинцами (около 3,1% всего населения области); согласно переписи 2002 г. их количество на этой территории несколько уменьшилось и составило около 56300 человек (около 2% от всего населения). Тенденция к уменшению прослеживается и далее: по переписи 2010 г. только 35607 жителей Волоградской области назвали себя украинцами (1,36 % от всех жителей названной территории, украинцы уже стали не вторым (после русских) по численности народом в области, а третьим, уступив свое место казахам).

Фольклор, материальная и духовная культура украинцев названного региона долгое время не были предметом специальных комплексных научных исследований ни в украинском, ни в российском краеведении, а только частично рассматривались в некоторых исторических и этнографических работах Н. Костомарова (сер. ХІХ ст.),А. Гераклитова(20-е гг. ХХ ст.), А. Северьяновой(1970 – 2000-е гг.), В. Супруна, І. Шульги, В. Синельниковой (рубеж ХХ - ХХІ ст.). Имя Александра Николаевича Минха (1833 – 1912 гг.) – потомка дворянского немецкого рода, приглашенного на службу в Россию Екатериной II в XVIII в., занимает особое место в истории украинистики России и, в частности, Нижнего Поволжья.

Историк, краевед, этнограф, литератор, археолог, член Императорского Русского географического и Московского археологического обществ, нескольких губернских архивных комиссий, Саратовского губернского статистического комитета, блестящий кадровый офицер, который свободно владел несколькими языками, участник Крымской войны 1854 – 1856 гг. По окончании военной карьеры он вышел в отставку и был назначен мировым судьей в Аткарский (1861 г.), позже – Саратовский (1875 – 1896 гг.) уезды Саратовской губернии. Наследуя научные и жизненные принципы своих великих предшественников – исследователей и собирателей истории Нижнего Поволжья Н. Костомарова и Д. Мордовцева, в этот период жизни Александр Николаевич с целым отрядом помощников из сельской интеллигенции (земские врачи, сельские учителя, агрономы, управляющие и т. д.) активно собирал материалы по этнографии, фольклору, народной обрядности народов, населявших губернию, а также сведения по археологии и топонимике Саратовского Поволжья.

Результаты его исследований вышли отдельными статьями в трудах Саратовской ученой архивной комиссии, членом которой с 1886 г. был Минх, и объединены в главный труд исследователя – «Историко-этнографический словарь Саратовской губернии» (1898 – 1902 гг.). Автор планировал выдать несколько томов (по количеству уездов), однако смог систематизировать и подготовить к печати только первый том, который был напечатан в 4-х выпусках и содержал в себе самые разнообразные (исторические, этнографические, географические, экономические, демографические, лингвистические, социологические и т. д.) материалы о Камышинском и Царицынском уездах на 1409 страницах, а также 61 карту, планы, чертежи, виды Царицына XVII в. и т. д. [1] Сегодня этот словарь является библиографической редкостью, нам посчастливилось найти все его выпуски в фондах Национальной библиотеки Украины им. В. Вернадского.

Ни одно, даже самое маленькое село Камышинского и Царицынского уездов, не осталось без внимания автора этого фундаментального труда. Основным принципом при отборе материала для автора стала необходимость сохранить для потомков историю края и народов, его населяющих. Поэтому информация в словаре про населенные пункты названных уездов иногда грешит излишней детализацией в перечислении человеческих душ, сельских производственных объектов, земельних наделов и т. д., но сегодня эти данные бесценны. Например, много раз А. Минх описывает украинский («хохлацкий») плуг в Нижнем Поволжье, обращает внимание на популярность этого сельскохозяйственного орудия труда в украинских и русских селах междуречья Волги и Дона, что было обусловлено природными характеристиками края и особенностями местной почвы (тут и далее цитаты подаються с сохранением авторского правописания – В. С.): «В селе Бородаевка Лемешкинской волости Камышинского уезда пашут ниву хохлацькими плугами, в которые впрягают четыре коня или от четырех до восьми волов [...] В селе Екатериновка Царицынского уезда пашня не удобряется, пашут издавна хохлацкими плугами, сеют в основном яровую пшеницу, рожь, овес, просо, лен, ячмень, гречку, кроме этого, картофель и коноплю. [...] В селе Лемешкино пашут хохлацкими плугами, в которые впрягают четырех коней или шесть – восемь быков. [...] В селе Николаевка Саламатинской волости пашут хохлацкими плугами, некоторые имеют по два лемеха. [...] В селе Рыбинка пашут малороссийскими плугами на трех конях или на двух парах волов. В 1890 г. у крестьян было 80 американских плугов и болем 300 малороссийских. [...] В Тарасовской волости, населенной малороссами, раньше орудиями обработки нивы и собирания хлебов были: малороссийский деревянный плуг, соха, орало, борона, каток, коса, грабли и каменные молотилки; теперь же сохи ушли в прошлое, их заменили железными плугами американской системы. [...] В Царицынском уезде хозяева, у которых мало волов, объединяются вместе, чтобы сложить плуг: в него впрягаются, как правило, четыре пары волов, когда пашут целину, то пять пар. Пашут и лошадьми, но волами можно пахать глубже [1, с. 89, 281, 565, 675, 856-858, 1018, 1150]. Добавим также, что украинский плуг использовался населением Нижнего Поволжья долго, до второй половины XIX ст., называли его «хохлачем», несколько таких плугов сегодня демонстрируется в экспозициях районных краеведческих музеев Волгоградской области.

Говоря о вкладе Александра Минха в становление и развитие украиноведения на Нижней Волге, необходимо отдельно сказать о значительной этнографической работе исследователя – книге «Народные обычаи, обряды, суеверия и предрассудки крестьян Саратовской губернии», выданной в 1890 г., за которую автор был награжден серебренной медалью Императорского Русского географического общества [2]. Книга содержала сравнительный материал о быте и культуре четырех основных этносов региона – русских, украинцев (в авторский терминологии – «малороссов»), мордвы и немцев. Непосредственное отношение к изданию имел академик, русский этнограф и литературовед Александр Пыпин. В своем положительном отзыве на книгу он указывал на «насущную необходимость для науки развития местных изучений… сведений о современном народном быте, местных песнях, описаний местных обычаев, преданий». Главным для автора исследования, по оценке Пыпина, было «описать случаи проявления в бытовой практике этносов элементов традиционной культуры, заметна тенденция к выявлению нечасто встречающегося или отмеченного особой древностью», потому что «в крае далеком от центров, сохранилась свято народно-бытовая и народно-поэтическая старина» [2, с. 2 - 3]. Для нас немаловажным является замечание Пыпина о том, что «для историков и этнографов поныне составляет немалую задачу объяснение взаимных и исторических отношений племен великорусского и малорусского» [там же].

Следуя принципам именитого наставника, А. Минх уделяет большое внимание истории, этнографии и фольклору нижневолжских украинцев, которые до комплексной работы саратовского исследователя практически не были в центре внимания ученых. Говоря об истории появления украинцев в нижневожских степях, Минх выделяет несколько этапов украинской колонизации Нижнего Поволжья: начало XVIII в. – самовольные переселения из материнской территории и поселения украинцев вдоль сторожевых линий по указам Петра I; с начала XVIII-го и на протяжении всего XIX вв. – самопроизвольные и помещичьи переселения из внутренних российских губерній; 1730-е гг. – государственная вербовка украинских солевозов – чумаков для обслуживания соледобычи в Заволжье. Исследователь подчеркивает: «Сравнивая заселения Саратовского края, мы видим в этнографических группах ... оседание народностей в излюбленных местностях, а именно: малороссы занимают преимущественно степные места – юг губернии...» [2, с. 3]

Достаточно интересными для современного читателя являються замечания А. Минха об особенностях поселения и этническом взаимодействии украинцев и русских: например, давая характеристику тем населенням пунктам, где русские и украинцы живут вместе (в авторской редакции «селения, в которых русские сидят с малороссами»), исследователь отмечает, что «…мы непременно видим, что эти две народности не смешиваются и живут отдельными частями поселения, часто разделенными речкой или овражком. Эти две части села ведут всегда отдельныя хозяйства, снимают врозь участки земли и смешанныя браки вообще встречаются очень редко». [2, с. 8].

Представляют интерес также описания особенностей быта украинцев Нижнего Поволжья: «Отличительная черта малороссов от русских – опрятность и лучшая обстановка жилья: в их хатах, хотя и иногда и нет совершенно деревянного пола, но он всегда чисто выметен, горница светлее, так как у каждого малоросса даже в небольшой хате есть три – четыре окна; во всех избах есть дымовыя трубы и черной топки, как у русских, нет ... Солома на их крышах подрезана всегда аккуратно» [2, с. 8].  Подводя итог, автор пишет: «В русских избах грязно, напротив у малороссиян и немцев всегда чисто и опрятно…, воздух в их жильях не бывает таким спертым и прогорклым, как у русских» [2, с. 6]. А. Минх обращает внимание и на кулинарные предпочтения нижневолжских украинцев: «В пище малороссияне тоже отличаются от руских: любимыя блюда хохла – свиное соленое сало, вареники, галушки и непременно пшеничный хлеб; они заготавливают из свекловицы, квася ее особым образом, бураки, из которых варят борщ» [там же].

Обширным является раздел книги, посвященный традиционной обрядности: А. Минх довольно подробно и содержательно описывает обряды календарного круга украинцев: от рождественско-новогодних праздников и до летних. Исследователь неоднократно подчеркивает поэтичность украинских календарных праздников и их отличие от обрядности других этносов Нижнего Поволжья. В частности, описывая рождественские праздники, А. Минх приводит (с сохранением специфического местного украинского диалекта) более десяти текстов церковных и светских колядок и щедровок, вспоминает один вариант «Маланки» и обычай «посыпания», а также колядку о святом Николае, записанные в русско-украинской слободе Рудне [2, с. 93 - 100].

В цикле весенних праздников автор описывает обычаи «чистого четверга» и более подробно останавливается на Пасхальных праздниках. В частности, А. Минх рассказывает про писанки – атрибут именно украинской Пасхи в Нижнем Поволжье («узорчато раскрашенные разноцветными полосами, угольниками и другими фигурами яйца» [2, с. 101]), и, что очень интересно, – дает описание редкого пасхального женского обряда «ловить Хому» [2, с. 101 - 102]: «… «жінки» гуляют на Фоминой неделе, випроводив своих «чоловіків орати у поле», справляя свой бабий праздник «ловить Хому»… Подвыпив… основательным образом, хохлушки целою толпою открывают далеко нескромное шествие по селу с песнями и пляскою. Завидев мужчину, они гурьбой бросаються за ним: это собственно и значит «ловить Хому». Попавшийся в их руки, в особенности «москаль», не скоро отделается от разгулявшихся баб – и во всяком случае не иначе, как заплатив им… Девушки, которым перевалило за 25 лет, подвергаються той же участи…» (подробный рассказ об этом содержится в наших предыдущих исследованиях) [3].

В цикле летней календарной обрядности автор подает чрезвычайно интересный и содержательный материал о купальском обряде «Катеринка» с использованием антропоморфного дублера дерева – «Купала» – куклы Катеринки, Маринки (Марены, Мареночкы, Мараны) и описывает несколько разновидностей ее конструкции, а также приводит несколько вариантов песен, сопоровождавших обряд [2, с. 105 - 107] (этот обряд также был зафиксирован нами и подробно описан в предыдущих работах) [3].

Как переход от календарной обрядности к семейной А. Минх представляет описание престольного праздника в украинских селах Саратовской губернии, подчеркивая стойкое сохранение украинцами этнической памяти: «Сверх обычных праздников, каждое село празднует престольный праздник, день святого ..., в честь которого построен храм, и кроме того престол, вынесенный переселенцами нашего края из старины (прежней родины, из старых приходов)...» [2, с. 111]. А также описывает украинские молодежные «вечорниці» и обычай «женихаться» на посиделках молодых девушек и «хлопців» - украинцев [2, с. 110].

В цикле семейной обрядности А. Минх наиболее подробно останавливается на описании украинского свадебного обряда, систематически проводя сравнительные параллели с названной обрядностью русских и немцев Нижнего Поволжья. В частности, автор упоминает такие, отличающиеся от других, обряды и атрибуты украинской свадьбы, как «Венок», «Репей», «Продажа невестиной косы», «Проверка целомудрия невесты», «Горшки», «Целование церковного замка», «Поиски невесты», «Очипок», «Сватовство», «Кладка», «Запой», «Венчание», «Квитка», «Катание на конях», «Ловля молодого», «Покрывание», «Благословение родителей», «Костер» и т. д. [2, с. 111 - 124]. Причем автор постоянно подчеркивает: «... в обрядах малороссы придерживаются своих своеобразных обычаев» [2, с. 120].

Описывая другие обряды семейного цикла, А. Минх останавливается на поминальном обряде «Проводы души», который происходит на 40-й день после смерти человека, а также на родильной обрядности: в частности, автор отмечает, что при рождении ребенка существует обычай пеленать его в нательную рубашку отца, которая имеет символическое значение связи ребенка с родом [2, с. 55, 131 - 132]. Автор также подает описание некоторых поверий и суеверий украинцев Нижнего Поволжья: например, верования в леших, домовых, русалок (и говорит о Русальском воскресеньи «которое бывает в четверг после Троицына дня, и очень почитается всеми малороссиянками, называющими его не иначе как Великдень, в который они не берутся ни за какую работу» [2, с. 21]), рассказывает о символике порога в доме и т. д. Описывает автор и несколько способов «предохранения  домашнего скота от заразы» [2, с. 56]: прогон через «курево» (дым), ночное опахивание селений сохою, в которую впрягаються девушки, выгон скота из двора свяченой вербой, кормление Пасхальной солью, свяченной в церкви, и т. д.

Как и большинство этнографов и историков к. ХІХ – начала ХХ ст., Александр Минх не мог не обратить внимания на активизацию процессов межэтнической ассимиляции, проявления которых в сельской среде Саратовского Поволжья в это время уже были значительными: «Малороссияне тех селений, в которых они живут отдельно от русских, удержали свой говор, нравы, обычаи и в некоторой степени свою одежду; там же, где они поселены с русскими, ... усвоили многое из их одеяния, даже будничная родная плахта ... стала заменяться юбкой, но говор и тип не поддаются еще обрусению ... » [2, с. 8]. «Жители села Городища состоят из малороссов и великороссов, в настоящее время первые совершенно слились с великороссами, утратив наречие, все черты и обычаи малороссиян.., говорящих по-малороссийски можно встрелить только стариков и то очень редко […]. Жители слободи Ерзовка (Пичуга) делятся на две части: меньшую – великороссов и болем значимую – малороссов, но последние почти утратили все характерныя черты и наречие своих предков: чистая малороссийская речь и родныя песни давно исчезли и говор вообще ведется на смешанном с русскими наречии…» [1, с. 169 – 172, 296]. Однако, характеризуя свои историографические труды, сам исследователь отмечал, «…читатель увидит, что типы народностей, населяющих Саратовскую губернию, на самом деле резко отличаются друг от друга и в редких случаях сливаются в один общерусский характер» [2, с. 3].

Исследовательская работа А. Минха стала выдающейся вехой в развитии истории, этнографии и украинистики Нижнего Поволжья. Вся научная деятельность и жизненные убеждения А. Минха являются ярким доказательством святого служения идее «изучения народа, который все еще остается для нас сфинксом и от которого в конце концов зависит все наше государственное и национальное значение ...» (А. Пыпин) [2, с . 1].

Библиографический список:

1. Минх А. Н. Историко – географический словарь Саратовской губернии / А. Н. Минх. / Том I. – Вып. 1 – 4: Южные уезды: Камышинский и Царицынский. – Саратов, Аткарск, 1898 – 1902. – 414 с.
2. Минх А. Н. Народные обычаи, суеверия, предрассудки и обряды крестьян Саратовской губернии (собраны в 1861 – 1888 годах) / А. Н. Минх. – Репринт. воспр. издания 1890 г. – Саратов, 1994. – 165 с.
3. Сінельнікова В.В. Традиційна календарна обрядовість українців Волгоградської області РФ: «обряди переходу» // Украинистика в России: история, состояние, тенденции развития: материалы Международной научно-практической конференции (г. Москва, 11-12 ноября 2009 г.) / Под общ. ред. А.А. Скрипник. – Киев–Москва–Уфа: Изд-во Уфимского филиала МГГУ им. М.А. Шолохова, 2010. – C. 102-105; а также: Синельникова Валентина. Традиционная культура и быт украинцев Волгоградской области (конец ХУІІ – начало ХХІ в.в.) / Отв. ред. О.А. Порицкая. – Камышин: МАУ «Медиа-холдинг», 2009. – 264 с. с доп.




Рецензии:

3.07.2016, 14:28 Ульянова Юлия Семеновна
Рецензия: Ульянова Юлия Семеновна. Статья Синельниковой В.В. рассказывает об усилиях и деятельности А.Н. Минха по сохранению многообразных этнических особенностей украинцев, обосновавшихся как диаспора в Поволжском регионе. Но позиция этой социальной группы определена не расселением вокруг них лиц других национальностей, а перемещениями именно украинцев. Сведения, приведенные в статье представляют общественный и научно–познавательный интерес. Статья достойна публикации. В качестве пожелания автору могу добавить, что не лишним было бы оговорить причину миграции части украинцев, а также организацию самоуправления диаспоры.

06.07.2016 13:13 Ответ на рецензию автора Синельникова Валентина Владимировна:
Уважаемая Юлия Семеновна! Очень благодарна Вам за позитивную рецензию и рекомендацию моей статьи к публикации. Ваши пожелания по вопросу исследования организации самоуправления украинских поселений Нижнего Поволжья обязательно учту, думаю, это будет одна из подтем следующей статьи. Причини миграции украинцев в названный край уже раскрывались мною в предыдущих исследованиях, например: Сінельнікова В.В. До історії утворення українських поселень у Волгоградській області Російської Федерації // Вісник Державної академії керівних кадрів культури і мистецтв: Наук. журнал. – К., 2003. - №3. – С. 94 – 100; Сінельнікова В.В. Політичні та економічні передумови появи українських поселень у Поволзьких степах у ХУІ – ХІХ століттях // Народна творчість та етнографія. – К., 2005. - №5. – С. 100 – 104; Синельникова Валентина. Традиционная культура и быт украинцев Волгоградской области (конец ХУІІ – начало ХХІ в.в.): Монографія. – Камышин: МАУ «Медиа-холдинг», 2009. – 264 с. с доп.

27.11.2016, 11:15 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Интересная и познавательная статья.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх