Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №36 (август) 2016
Разделы: Юриспруденция
Размещена 18.08.2016. Последняя правка: 07.09.2016.

Снятие корпоративной вуали в судебной практике РФ

Воскобойник Игорь Алексеевич

-

Московский государственный университет имени Михаила Васильевича Ломоносова

Студент

Шиткина Ирина Сергеевна, доктор юридических наук, профессор, преподователь кафедры предпринимательского права Московского государственного университета имени Михаила Васильевича Ломоносова


Аннотация:
Концепция «снятия корпоративной вуали» обсуждается в современной доктрине достаточно широко. Однако авторы уделяют больше внимания иностранному опыту привлечения основного общества по долгам дочернего. Между тем, Российская судебная практика, по нашему мнению, уже выработала устоявшуюся позицию по данному вопросу. Данная позиция не лишена недостатков и подлежит широкому обсуждению и корректировке.


Abstract:
The concept of «piercing the corporate veil» is widely discussed in the modern doctrine. But commentators pays attention to the foreign practice connected with subjection to liability for obligations of subsidiary. Indeed Russian practice, in our opinion, has yet developed well-established position about this question. This position isn’t devoid of limitations and must be subject of wide discussing and correction.


Ключевые слова:
основное общество; дочернее общество; солидарная ответственность; субсидиарная ответственность.

Keywords:
parent company; subsidiary; joint responsibility; vicarious responsibility.


УДК 347.19

Введение: положения ст.67.3 ГК РФ об ответственности основного общества по долгам дочернего являются проявлением имплементации в российское законодательство концепции "снятия корпоративной вуали"("piercing the corporte veil'). Однако в западных правопорядках отношения между контролирующим и подконтрольным лицами подвергаются детальной судейской оценке (изучается финанасовая история организаций, свидетельские показания и тд.) что позволяет выявить отношения корпоративной зависимости и уберечь экономически "слабых" участников оборота - дочерние общества (subsidiaries). В российской же практике все происходит наоборот: суды оценивают лишь формальную картину, предоставленную сторонами дела, и, как следствие, не устанавливают отношения основное-дочернее общество в тех ситуациях, когда, казалось бы, они налицо. Тем самым различные крупные корпорации остаются юридически "не тронутыми". По этой причине встает вопрос: является ли подобное положение дел проблемой отечественного корпоративного законодательства или же все дело в судебной системе? Ответу на него и посвящена данная статья.

Актуальность данной темы заключается в том, что, несмотря на обилие научного материала по вопросам ответственности основного общества по долгам дочернего, корень проблемы так до сих пор и не найден. Последствием этого является незащищенность дочерних обществ и их кредиторов. Ответ на поставленный выше вопрос будет являться важнейшим шагом на пути решения данной задачи.

Цель работы: оценить положения ст.67.3 ГК РФ и их применение в судебной практике для того, чтобы найти наиболее эффективный механизм защиты экономически "слабых" участников оборота.

Задачами исследования являются:

-Исследование судебной практики по ст.67.3 ГК РФ.

-Обобщение результатов и выделение проблем, связанных с применением судами ст.67.3 ГК РФ.

Методы: При написании статьи и проведении исследования использовались формал ьно-логический, системно-структурный, сравнительно-правовой.

Научная новизна исследования заключается в том, что большинство статей по данной теме сосредотачиваются на изучении абстраткных западных моделей ответственности основного общества по долгам дочернего, сравнении их с российским опытом что не решает проблему по существу. Данная же статья построена на анализе российской судебной практики, что ясно отражает отечественные проблемы правоприменения.

Основная часть.

Применение доктрины проявляется в том, что контролирующие лица привлекаются к следующим видам гражданско-правовой ответственности:

1. Солидарная ответственность основного хозяйственного общества (товарищества) по сделкам дочернего.

Данное основание является инструментом защиты интересов кредиторов дочерней компании. Поскольку последняя, в виду различных обстоятельств, не может надлежащим образом исполнять свои обязательства. Основное общество, будучи более платежеспособным, выступает в данном случае своеобразным гарантом. Между тем, кредиторы, в силу положений ст.322 ГК РФ имеют право выбора, в каком порядке осуществлять защиту своих интересов. Надо сказать, что неправомерные действия основного общества не являются обязательным основанием для привлечения его к солидарной ответственности. В данном случае в расчет берутся отношения контроля как таковые.
В практике судов РФ сложились 3 условия, соблюдение которых необходимо для привлечения  основного общества к солидарной ответственности. Отсутствие хотя бы одного из них влечет отказ в удовлетворении требования о солидарном взыскании. 

Рассмотрим данные условия по порядку.

1) Два хозяйствующих субъекта должны находиться в отношениях основного и дочернего.
В данном случае их взаимосвязь должна отвечать признакам, легализованным в ст.67.3 ГК. К числу последних можно отнести: преобладающее участие в уставном капитале; договор; иные основания, к которым в доктрине относят: право одного общества определять состав органов управления дочернего; предоставление преимуществ при назначении на ключевые должности в дочернем обществе; косвенное участие в уставном капитале и др.

2) Основное общество должно иметь право давать обязательные для исполнения указания дочернему обществу.
Во-первых, право материнской компании давать обязательные указания должно быть предусмотрено в уставе дочернего общества либо заключенном между ними договоре [1]. Притом, сформулировать их нужно четко и ясно, в повелительном наклонении, иначе суды не воспринимают их в качестве релевантных [2]. В отдельных случаях порядок их оформления регулируется уставом соответствующих организаций. Однако, зачастую, данные положения формально не фиксируются, поэтому суды даже при наличии оснований полагать, что указание было дано отклоняют исковые заявления кредиторов[3].
Во-вторых, предмет обязательных указаний не должен пересекаться с компетенцией общего собрания и совета директоров дочернего общества[4].
И, наконец, в-третьих, реализуется данное право только исполнительным органом основного общества, в отношении соответствующего органа дочернего. 

3) Сделка должна быть заключена во исполнение таких указаний.
В данном случае должна быть доказана прямая взаимосвязь между обязательным указанием и совершенной сделкой. Как показывает практика, доказать это довольно трудно в силу нескольких факторов. Главным из которых является то, что несмотря на требования ч.1.ст.71 АПК РФ, судьи часто не берут в расчет такие доказательства, как переписка, информация, содержащаяся на сайтах, должным образом доказанное неформальное соглашение и иные фактические обстоятельства[5]. Хотя, последние, зачастую носят решающий характер. Усугубляет положение и слишком буквальное толкование  ст.65 АПК РФ и легальная формула ч.1 п.1 ст.6 закона «Об акционерных обществах» что приводит к минимальному уровню судебного усмотрения.

Таким образом, следует признать, что Российская судебная практика, особенно на уровне 1,2 инстанций, пошла по формальному пути, учитывая лишь внешние, ярко выраженные признаки зависимости и, в частности, обязательных указаний. Отсутствие более широкого судебного усмотрения в данном вопросе может губительно сказаться на интересах участников оборота, в первую очередь кредиторах дочерних компаний. 

2. Субсидиарная ответственность основного хозяйственного общества (товарищества) при банкротстве дочернего.

Для того, чтобы привлечь основное общество к субсидиарной ответственности при банкротстве дочернего, истцу необходимо доказать, что действия материнской компании привели к финансовой неплатежеспособности последнего, то есть, состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев, с даты, когда они должны были быть исполнены[6]. В отличие от привлечения к солидарной ответственности, в данном случае требуется наличие одновременно пяти условий[7]. Отсутствие одного из них влечет к отказу в удовлетворении требований заявителя.

Рассмотрим данные условия по порядку:

1) Наличие у ответчика права давать обязательные указания для истца либо возможности иным образом определять его действия[8].

2) Осуществление ответчиком вышеуказанного права.
Иными словами, данное правомочие должно быть не только предусмотрено в соответствующих документах (договор, устав), но и четко прослеживаться в действиях ответчика, выраженных в форме действия или бездействия[9].

3) Причинно-следственная связь между использованием основным обществом своих прав и (или) возможностей в отношении дочернего и несостоятельностью (банкротством) последнего.
Истец должен доказать какие именно действия или указания основного общества привели к несостоятельности дочернего, то есть, прямая взаимосвязь между ними, отсутствие каких-либо сторонних обстоятельств, повлиявших на финансовое положение подконтрольной организации. Это значит, что основное общество может давать множество различных указаний, однако, среди них может отсутствовать то, которое привело к несостоятельности дочернего[10]. Нет требования и к количеству таких указаний, они могут быть выражены как единичным актом, так и систематическим предоставлением различных приказов, инструкций и тд.

4) Неплатежеспособность дочернего общества.
То есть неспособность дочернего общества отвечать по денежным обязательствам.

5) Наличие вины в действиях материнской организации.
По нашему мнению важнейший признак при установлении субсидиарной ответственности, поскольку является наиболее сложно доказуемым. Предметом изучения судов являются действия физических лиц, входящих в состав организации – членов совета директоров, единоличного исполнительного органа, и, на основании данных обстоятельств, формируется позиция суда о виновности самого основного общества. В законе «Об акционерных обществах» легализовано, что материнская организация должна использовать свое право или возможность давать обязательные указания в целях совершения дочерней какого-либо действия, заведомо зная, что при этом наступит ее несостоятельность. В доктрине отмечается, что данная статья отражает наличие прямого умысла в действиях основного общества. Однако последний включает 3 элемента: лицо знает о негативном характере своих действий[11], предвидит возможный результат и желает его наступления. Данная оговорка очень важна, поскольку истцу в таком случае приходилось бы доказывать все 3 элемента что представляется почти невозможным, учитывая специфику изучаемой нами сферы. Однако судебная практика, в свою очередь, исходит из того, что для установления вины основного общества  необходимо доказать только его осведомленность о негативном характере собственных действий. Кроме того, по смыслу ст.6 закона «Об акционерных обществах», оно должно знать, что данное действие нанесет дочернему обществу такие убытки, которые повлекут его несостоятельность (банкротство), в ином случае, привлекать его к субсидиарной ответственности нельзя. Представляется, что данные требования относятся и к обществам с ограниченной ответственностью. 

Резюмируя вышеизложенное, можно констатировать, что привлечение основного общества к субсидиарной ответственности при банкротстве дочернего предполагает значительное судебное усмотрение в вопросах установления причинно-следственной связи и виновности. Однако, как было рассмотрено выше, суды зачастую подчинены формальным требованиям, предусматривающим закрепление права давать обязательные указания в уставе дочернего общества или договоре. Получается интересная ситуация, когда судья первоначально проверяет их соблюдение (на чем зачастую и останавливается, поскольку редко подобное право предусматривается в соответствующих документах), а затем, когда нужно установить виновность общества и причинно-следственную связь между его действиями и банкротством дочернего, оценивает сущность конкретного правоотношения[12]. Очевидно, что формальные требования, установленные в ст.6 закона «Об акционерных обществах» негативно сказываются на судебной практике, притом, как в случае установления солидарной, так и субсидиарной ответственности. Причина тому - оконтиненталивание судебной практики, заключающееся в том, что положения  закона как бы сковывают суды, при принятии решения. Мы не являемся сторонниками широкой имплементации англосаксонской традиции в Российский правопорядок, однако суды Англии и США, будучи не скованными позитивными требованиями, имеют широкую возможность к рассмотрению существа правоотношения. Последнее также осложняется и тем, что все доказательства должны соответствовать строгим формальным требованиям, в противном случае их признают юридически иррелевантными для конкретного дела.  По этой причине, наилучшим способом решения данной проблемы является установление на законодательном уровне более «гибкой нормы», дающей судам больше возможностей по оценке рассматриваемой ситуации. 

Библиографический список:

1. Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (с изм. и доп. на 29 июня 2015 г.) // СЗ РФ. 1996 №. 1 ст.6
2. Решение арбитражного суда Ивановской области от 23 сентября 2015 г. по делу N А17-1231/2015.
3. Постановление 13-го арбитражного апелляционного суда от 4 декабря 2012 г. по делу N А56-25250/2012
4. Шиткина И.С. О проблеме обязательных указаний основного общества дочернему // Предпринимательское право. 2007. N 1.
5. Решение арбитражного суда республики Коми от 15 сентября 2014 г. по делу N А29-1165/2014
6. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2015 N 09АП-34748/2015 по делу N А40-178881/2013
7. Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Пермской обл. от 22.09.2005 по делу N А50-11507/2005-Г-21
8. Постановление ФАС Московского округа от 13.10.2005 N КГ-А40/9550-05-1,2
9. Егоров А.В., Усачева К.А. Доктрина "снятия корпоративного покрова"как инструмент распределения рисков между участниками корпорации и иными субъектами оборота // Вестник гражданского права. 2014. N 1. с. 54
10. Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2010 по делу N А48-400/2010
11. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2009 N 09АП-6025/2009-ГК по делу N А40-71252/08-81-642




Рецензии:

29.08.2016, 17:28 Филимонова Ирина Владимировна
Рецензия: Рецензия: В целом статья соответствует предъявляемым требованиям, обладая безусловной актуальностью и необходимой новизной. Рекомендуется исправить встречающиеся в тексте пунктуационные ошибки и уточнить УДК, после чего статья может быть опубликована в журнале.

31.08.2016 2:02 Ответ на рецензию автора Воскобойник Игорь Алексеевич:
Здравствуйте, благодарю Вас за рецензию. Ваши рекомендации я принял к сведению и привёл статью в соответствии с ними.

3.09.2016, 11:23 Филимонова Ирина Владимировна
Рецензия: Теперь в статье появились лишние пунктуационные знаки. Рекомендуем еще раз внимательно ее вычитать. Также необходимо исправить цитируемое: "Доктрина применяется в двух направлениях, каждое из которых является самомстоятельным видом ответственности"; "Данное основание является инструментом защиты интересов кредиторов дочерней компании. Поскольку последняя, в виду различных обстоятельств, не может надлежащим образом исполнять свои обязательства". Обращаем Ваше внимание, что предложение не может начинаться с "И": "И получается интересная ситуация, когда судья первоначально проверяет их соблюдение (на чем зачастую и останавливается, поскольку редко подобное право предусматривается в соответствующих документах), а затем, когда нужно установить виновность общества и причинно-следственную связь между его действиями и банкротством дочернего, оценивает сущность конкретного правоотношения[12]". После исправления указанных недостатков статья может быть опубликована.
07.09.2016 2:02 Ответ на рецензию автора Воскобойник Игорь Алексеевич:
Благодарю Вас за ответ. Все приведено в соответствии с требованиями.

8.09.2016, 17:50 Филимонова Ирина Владимировна
Рецензия: Статья рекомендуется к опубликованию.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх