Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №40 (декабрь) 2016
Разделы: Политология
Размещена 27.12.2016.

ПРИРОССИЙСКАЯ КОРРУПЦИОЛОГИЯ

Адибекян Оганес Александрович

доктор философских наук, профессор

Московский автомобильно-дорожный институт-университет Филиал Северо-Кавказский в г. Лермонтове Ставропольского края России

профессор

Аннотация:
Трудности борьбы с коррупцией в России, взлет которой не был угадан перед трансформационными преобразования общества, актуализировали изучение этого явления; число наук, обращающихся к данному явлению, растет. Обеспечиваются теоретический подход, учитываются показания истории, растет численность учитываемых стран, просматриваются универсальные результативные средства борьбы с этим явлением, исключения его из жизни. Размах исследований ведет к интеграции частных подходов в рамках единой комплексной, теоретико-прикладной науки – коррупциологии. Служат ее формированию показания России.


Abstract:
The difficulties of struggle against corruption in Russia, the rise of which has not been guessed before the transformation of social transformation, updated the study of this phenomenon; the number of science, calls this phenomenon is growing. Provides a theoretical approach that takes into account the testimony of history, increasing the number of countries taken into account, reviewed universal productive means to combat this phenomenon, its exclusion from the life. The scope of research leads to the integration of private approaches within a single complex, theoretical and applied science - korruptsiologii. Serve its formation Russian statements.


Ключевые слова:
антизаконность; взяточничество; коррупция; борьба с коррупцией.

Keywords:
antilaws; corrupt practices; corruption; the fight against corruption.


УДК 330.1

Введение. Центральные телеканалы России регулярно сообщают о задержании высоко стоящих в должностной системе лиц с подозрениями в коррупционных действиях. Чтобы обвинение давалось легче, их задерживают при получении платы за сговор по оказанию незаконной, но дорогой по стоимости услуги. После этого обыск, нахождение баснословных сумм денег, драгоценностей, выход на владение немалой численностью жилья, даже за рубежом. Бывает что «богатый навар» объясняют многолетним характером коррупционных действий, осуществленных при «неосведомленности» об этом правоохранительных органов. Но эти органы все же выходят на губернаторов, правоохранителей при большей сдержанности министров. Активизация действий правоохранительных органов в этом направлении приподнимает авторитет законодателей, правящей в Федерации партии, президента страны, что показали недавние выборы (09.2016 г.). Но журналисты без дополнительных дел не остаются, им, после них обществоведам, начиная с юристов, включая политологов, безразличие показывать нельзя. Первым даются описания, осведомление населения, а вторым сопоставление всех случаев, определение сходств, выяснение причин, степени вызова явлений социально-политическими, экономическими условиями, показ сопротивления общества, борьбу с неприемлемым явлением.

Познавательное отношение к коррупции. Численность научных публикаций по коррупционной теме растет. Исследователи указывают масштабное расширение указанного явления в российском обществе. Дающиеся сведения сопоставляются с данными других стран мира, с историческими свидетельствами предыдущих эпох. Кому-то удается предложить что-то новое для сопротивления, лишь бы они дошли, подошли законодателям, блюстителям порядка.

Экономический подход у Дориной Е.А. (2013 г.) [3], социологический у Сатарова Г.А. (2002 г.) [13], политический у Лазарева Е.А. (2010 г.) [9], юридический у Тихомирова Ю.А. с Трикозом Е.Н. (2007 г.) [16], культурологический у Нестика Т.А. (2002 г.) [11], информационный у Идрисова Э.З. (2013 г.) [5]. Если указания этой численности авторов не достаточно, то можно добавить без указания публикаций Латова Ю.В. (2012 г.), Минозова А.С. с Куклиной Е.Г. (2012 г.). Но важно не столько количество исследователей, сколько их разная научная специализация.

При сведении структуры теоретических общественных наук, по минимуму, к четырем главным, где экономическая, социальная, политическая и духовно-культурная, то все они оказались обращенными к явлению коррупции. С учетом этого приходится допускать формирование не только дополнительного случая сближения, взаимного пересечения определившихся общественных наук, но и формирование еще одной специальной комплексной науки. Когда формировались эти, основополагающие, главные науки, их старались сильно обособлять, избегая «предметных» пересечений. Но это себя не оправдало, потребовались синтез показаний, объединенный «двухнаучный» подход. Название далось в виде «смежных наук». Но, когда предстало сближение, сплетение их всех, то уже «комплексные науки». Поначалу были: «социология труда», «социология политики», «экономическая политика», «национальная политика», «культура производства» и т.п. Но потом предстали «Науковедение», «Конфликтология». К ним присоединяется «Коррупциология» [2]. Но она не для освоения безответственных, лично выгодных действий, а более результативной борьбы с ними. Не исключаемо название «антикоррупциология».

Актуальность ее разработки объяснима важностью борьбы с коррупцией в режиме многостороннего ее представления, охвата всех не вполне сходных проявлений.

Объект – служебные отношения, действия которые должны осуществляться в рамках установленных законов, с соблюдением административных указов, инструкций, приказов.

Предмет – антизаконные, не дозволенные виды действий с соображениями извлечения личной выгоды.

Задачи исследования – определение специфики коррупционных действий экономического, социального, политического и духовно-культурного проявления в нынешней России, выяснение таких аспектов коррупционных действий вообще в интересах комплексного их рассмотрения.

Цель – содействие углубленному представлению коррупции в интересах ее не допущения, бескомпромиссной с нею борьбы.

Исторический и страноведческий заделы. Нынешние публикации по рассматриваемой теме предстают преимущественно теоретическими, обращенными к текущей жизни, без исключения России. Даются сведения о коррупции в античности, средневековье, по ходу индустриализации мира. В этом составе проходит Древняя Греция со своими философами, средневековье с просветителями. Старался исключить «мздоимство» Петра I. Историки не игнорируют последующих царей России, которые тоже действовали в том же направлении. Но примеры по родной стране нередко прекращаются с подходом к советскому периоду, а продолжаются сразу же после обращения к «трансформации» постсоветских республик. Что же касается окружающих капиталистических стран мира, то по ним такого перерыва нет. Хотя социалистические страны в скромной численности все еще существуют, их показания особо не учитываются. Это заметно по действиям Кузовкого Ю.В. (2010 г.) [7], Приворотской Е.Е. (2013 г.) [12].

Трудность построения «коррупциологии». У нынешних исследователей «коррупции» в России необычайные трудности. Предтрансформационный период истории не заготовил вспомогательного научно-познавательного задела. Если согласиться с ныне действующими политиками, то причина этого в «глобальной» в СССР цензуре, сокрытии тогда всего того, что роняло бы авторитет системы. Но разве тогда не было интереса к коррупционным явлениям во враждебных капиталистических странах? Ведь для идеологической борьбы цены им нет! Чтобы не отягощать исследования такими трудностями, инициаторы «коррупциологии» относятся к советскому периоду поверхностно, считая достаточным оговаривать завидно «широкую» «свободу номенклатуры», с чем повело борьбу «расширение демократии». Не учитывается борьба к коррупцией и в сохраняющихся социалистическими странах.

Ситуация предстает такой, что коррупция в России была с первых дней этого государства, но с подходом социалистической системы она взяла «отпуск». После отступления этой социально-политической системы возобновление действий. Но это провоцирование странного вопроса: а не для реанимации ли ее были осуществлены распад СССР, а затем и «трансформация» России? Неужели правоохранительные органы остались бы без дел, а телеканалам не удавалось бы занимать, удивлять зрителей без показа: обмана, подкупа, найма убийц, перестрелок? Чтобы такие чувства не порождались, нужно, историю России брать полновесно, хотя будет проявляться зависимость «поведения» «коррупции» от социально- экономической, политической организации общества.

Определения коррупции. Коррупция предстала в составе множества незаконных действий, и ее выделение оказалось делом трудным. Все исследователи соглашаются с тем, что это действия незаконные, морально нелицеприятные, неплохо скрываемые, трудно расследуемые и нелегко осуждаемые [1]. Если по обычному воровству рядом с лицами с достаточной состоятельностью без труда ставят нищих, то в данном случае господство материально обеспеченных работников. В этом составе высоко стоящие политики, сами назначающие себе заработную плату. Главными случаями предстают действия официальных, должностных лиц не в соответствии с установленными для них полномочиями, способами действий. Школьным учителям, вузовским преподавателям, врачам, внимания достается меньше. Особое место у адвокатов, судей, работников полиции, автоинспекторов.

Стартовый подход показывает получение денег, ценных вещей (взяточничество) по предложению как должностного лица, так и пожелавшего «сверхуслугу» его «клиента». Если чуть шире, то получение и других выгод. После них идет широкий подход, где повышение в должности, трудоустройство нужных лиц. Если инициатива двусторонняя, то это «услуга за услугу». Свое место у присвоения бюджетных средств. Однако важно неразглашение сделки, недогадка о сделке окружающих лиц. Открываются некорректные действия по-разному: доносами склоненных к сделке лиц, показаниями свидетелей, проверкой дел. Но к коррупции с легкостью относят мошенничество, воровство, грабеж, что оспаривается.

Коррупция в советские времена. Судить о рассматриваемых делах в эти времена действительно трудно из-за применения цензуры. Но когда на это указывают, то редко добавляют, что это наследство от предыдущего, царского общества. Показ преступных действий в обновленной политическо- экономической системе был не выгоден, ронял авторитет строящегося социалистического общества. Но, когда сокрытие непозволенного, неприятного случая оказывалось невозможным, объяснения сводились к стойкости пережитков прошлого.

Чтобы номенклатурные работники от непокупок не страдали, и в связи с этим на нарушения законов не шли, утвердилось тайное от народа поощрение «деньгами в конвертах» (пресек Хрущев Н.С. в 1957 г.). Когда от этого пришлось отказаться, то пошли пристройки к зданиям ЦК номенклатурных магазинов с невероятно низкими ценами потребительских товаров, но это после отставки Хрущева Н.С. «Спекуляция», поддерживаемая дефицитом важных товаров, не считалась прогрессивным делом, пресекалась как предпринимательство, Чтобы не было дополнительных злоупотреблений, не разрешалось работать совместно родственникам, где один управленчески стоял бы над другим. Клановость была в числе сильных неугодных пережитков. Из тех же соображений исключалось совместительство наряду с наличной работой. Ценность исключения безработицы виделась, помимо прочего, в исключении преступных действий. Не могли тогда граждане страны держать свои денежные средства в зарубежных банках, что-то там из недвижимости покупать. Не могли они свободно уезжать, приезжать. Но трудно давалось исключение «невозвращенчества». Степень богатства граждан не позволяла им подкупать, нанимать убийц, а самим склоняться к этому действию было немыслимо трудно. Демократия была «узкой», но это мешало «коррупции». Иначе стало после «расширения демократии».

Тогда расстановкой ответственных кадров ведали партийные комитеты разных уровней (первичные, городские, областные республиканские и до Центрального) при жесткой ответственности их секретарей. Действовало требование В.И. Ленина, осуждать членов партии строже, ведь сознательности у них больше [8, с. 53]. Не мог никто, вдруг, будучи необразованным, но богатым, сделать себя предпринимателем. Однако, лишение высоко стоящего работника занимаемой должности, перевод его на сравнительную скромную должность склоняло людей к размышлениям.

Самым громким, пожалуй, делом, было «хлопковое дело» в Узбекистане (1979-1983 гг.). Попался Ш.Р. Рашидов, первый секретарь ЦК КП республики. Полученные от государства деньги были «узко коллективно» присвоены, а нужное количество хлопка не собрано, не сдано. Но расследователя этого дела Т.Х. Гдляна отстранили от прокурорской работы, чтобы поиск причастных лиц до высоко стоящих в столице лиц не дошел.

При всех этих и близких к ним фактах критики социалистического строя партийных руководителей СССР, в целом, в коррупции не обвиняли. Осуждались только конспиративные привилегии. После смерти И.В. Сталина в его спальне нашли сберегательную книжку, где было всего 900 рублей. Когда развернулась «перестройка», посчитали, что такого «грабежа» народа сторонниками «широкой демократии» не будет.

При многопартийности.При такой политической системе распределение административных должностей в России усложнилось. Предстал режим соперничества членов разных партий за привлекательные места. Влияние высших партийных руководителей на руководителей среднего и низшего ранга ослабло, так как состав комитетов стал формироваться не «сверху вниз» («тоталитарно»), как было ранее, а «снизу вверх» («демократически»). Установление депутатами Государственной Думы сравнительно высокой оплаты своего труда усилило соперничество за места в этом органе. К тому же есть и депутатская неприкосновенность, ведь все может быть. При состязательности в рамках мажоритарной, а также пропорциональной систем выборов кандидатам доводилось тратить личные средства на агитацию без скупости. Лишь бы потом возвращать их, даже любым способом. Но политическая карьера легче давалась тем, кто уже стоял в главе акционерных компаний, освоил профессию предпринимателя, получал завидные дивиденды, догадывался заиметь ученую степень. По таким случаям исследователи коррупций говорят о слиянии хозяйственно-предпринимательского слоя с политической элитой при сильным влиянии этого «дуэта» на законотворчество [3], [14]. Откуда пошли предприниматели, имущественно состоятельные кандидаты в депутаты, администраторы, олигархи при наличии среди честных лиц нечестных, показывает учет приватизации.

Коррупция при приватизации. При приватизации достойных этого государственных предприятий примерно половина акций давалась трудовому коллективу. Но не афишировалось, что руководителям предприятий этих ценностей доставалось больше, чем рядовому работнику. Не уверовавшие в прибыльность акций работники их продавали, а непоколебимые, состоятельные покупали. Но по перекупщикам ваучеров, покупателям акций источник богатых накоплений не выяснялся.

Оставшиеся у государства акции распределялись между должностными лицами, которые к этим предприятиям отношения не имели. Им работать на акционерных компаниях не обязательно, а получать дивиденды нужно непременно. Что-то продавалось зарубежным фирмам. Кто же определял тех, кому эти акции раздавать, продавать? Если продавать, то кому, и по какой цене? Но в этих случаях забота не только о неотложном утверждении «рыночной экономики», но и о личном обогащении. Нужно было лишь иметь подходящие, а то и само назначенные права.

Руководители частных акционерных компаний не оказались подотчетными трудовым коллективам. Они действовали без партийного контроля, ибо в партию вступали только при административной карьере. Установлены случаи банкротств, но специальные, чтобы подешевле стать единоличным собственником всего предприятия. Дивиденды тратились не только на улучшение производства, но и на вклады в зарубежные банки. Соперничество шло за реализацию продукции государству, за госзаказы.

При всем этом, нужно отметить, что Российская власть не слабо повела себя с теми, кто позволил себе не платить налогов. Ведь установленный единый процент сбора налогов не пополнял с легкостью, как это было ранее, государственную казну. Ужесточилось внимание к действиям в оффшорных зонах. Но коррупция в производственной сфере не оказалась исключенной. Пошли в ход соперничество за владение контрольным пакетом акций, монопольную позицию на рынке. Стали позволяться силовые наказания непослушных себе конкурентов, несговорчивых с собой должностных лиц.

Коррупция при распределении госзаказов. Отказ государства от создания собственных предприятий по осуществлению общественно необходимых работ, действия через размещение заказов среди частных акционерных компаний действовали в пользу конкуренции возможных исполнителей. Такое соперничество – к минимизации государственных затрат, в этом плане оно полезно. Но коррупция оказалась и здесь в режиме формального проведения торгов с загрузкой заказом того, кто в состоянии материально «отблагодарить» продавца за выбор себя, как исполнителя. Чтобы этот случай не путали с остальными, запустили в использование термин «откат».

При недостатке доставшихся по заказу средств исполнителям доводилось выполнять не все плановые работы. Но в приемо-сдаточных актах указывалась все запланированное. Нужен был лишь уговор, оформлять неполновесно выполненную работу как полную. Но не исключалась проверка. И тут следовало выходить из положения. Но, если контролер «прогорит», то придется подключаться прокуратуре, суду. Возникает цепочка. Для средств массовой информации удобный случай занимать своих читателей, зрителей непрерывными сообщениями о ходе расследования дел.

Коррупция при госзакупках. Ее отличают от предыдущих случаев отсутствием растяжки времени на оформление документаций. Но искусственно повышать цену выше рыночной трудно, если это вообще возможно. Если «откат», то за счет не бюджета государства, а продавца. Но это не оправдывает коррупцию.

Коррупция при выдаче лицензий. Частно-предпринимательская деятельность регистрационно-позволительная. Выпускаемая продукция должна быть качественной, государству должны доставаться налоги. Но обеспечение нужных требований затратное и не всегда осуществляемое. Отсюда настрой на чуткое отношение к себе регистраторов, а затем и контролеров, но в «лично- благодарственном» режиме. Не раз случалось, что где-то в наличии оказывались не все потребные технические средства, не было чистоты, обеспечения противопожарной безопасности, регистрации всех заказов и т.п. Отсюда свои сложности с контролерами.

Когда доводится все это учитывать, то предстают: сравнительно широкие возможности предпринимателей, отсутствие постоянного, непрерывного контроля над их действиями «сверху» [3]. К ослаблению контроля причастно воздержание от использования первичных партийных организаций, которые ранее были в трудовых коллективах. Не случайно предстали думы о важности, контрольно- вспомогательной пользе «гражданского общества.

Отраслевая структура коррупционных действий. Исследователи коррупционных действий дифференцировали их по отраслям общественной жизни с конкретизацией общих показаний, добавлениями редких случаев. Кроме как в политической и экономической жизни, что предстало выше, коррупция просматривается также и в социальной и духовно-культурной сферах: просвещении, образовании, науке. То же и в здравоохранении, СМИ.

Коррупция в образовании и науке. Она восходит к советским временам, когда с относительной легкостью в число студентов попадали дети преподавателей, высоко стоящих должностных лиц, но также и «плательщиков» за экстраординарные услуги при приеме вступительных экзаменов. Иначе не объяснимы случаи исключения обучаемых за неуспеваемость, которые бывали. Отход от социализма сразу же этот дефект не исключил. Иначе не объяснить введение в школах экзаменов по ЕГЭ, где определять достойных обучаться в вузе довелось полностью или частично в школах.

Непременному поступлению в вуз помогло создание частных вузов. Но проверка была и тут, даже строже. И здесь, как и в государственных вузах, контролеры выходили на «покупку» оценок. Но это не мешало дельцам принимать и делать по заказу дипломные работы. Кто не хотел отставать в этом деле от студентов, заказывал кандидатскую, даже докторскую диссертацию. Готовностью принять такой заказ все еще засорен Internet. Чистки нет. Блогеры нашли плагиат и у действующих членов Государственной Думы, у губернаторов. Но нелегко определять, плагиат это оплошность диссертанта, или же результат скоростных действий исполнителя заказа за плату. Не случайно диссертационные советы попали под сокращение, вузы тоже. Польза от такого беззакония - сокращение государственных расходов на образование. Среди стимулов остепененения – прохождение в Государственную Думу, где в I из них 1/3 депутатов имела эту степень.

Коррупция в здравоохранении. Работникам государственных поликлиник и больниц нелегко было определять, что им следует делать без особой оплаты по медицинской страховке, а что по дополнительной оплате. Раздвоение было сделано из соображений уменьшения государственных затрат на эту отрасль, облегчения участи тех, кто неплатежеспособен. Но замечаются старания безрезультатного обслуживания клиентуры без оплаты с внушением большей пользы при частном приеме. Этот вариант не знает очередей. Недовольные клиенты жалуются и по другим поводам. Коррупция показывает себя чрезмерным удорожанием в аптеках лечебных препаратов зарубежного производства, выпуском «лжелекарств». Перед покупкой препарата приходится обходить 5, 10 аптек, чтобы выйти на низкую цену. Создание рядом 4-5 аптек, чего раньше не было, не сильное облегчение. Но всем ясно, что государство воздерживается от собственного производства лечебных препаратов не ради такой нервозности, а поощрения частного предпринимательства. Профессиональная слабость врача может объясняться коррупционным характером его обучения в вузе. Начаты разбирательства случаев подсчета количеств оказанных врачами приемов, где приписки несостоявшихся случаев.

Коррупция в СМИ. Она сводится к воздержанию от публикации реально содержательного компромата, если достойное обвинения лицо в состоянии откупиться. Добавляются публикации домыслов, если за это заплатят. Нужно только не поддаваться нарушению законов печати, если не угодно лишение издательской лицензии, следует остерегаться судебных разбирательств. «Свобода слова», «печати» как поддерживают эти варианты, так и позорят их. В каких-то случаях позиция определяется рекламно-доходными соображениями.

Коррупция в правоохранительной системе. Обвиняемые не всегда заинтересованы в нахождении и использовании против себя всех фактов. Бывает, что этого они добиваются. Если этого мало, то могут заказываться добавления фиктивных. Чтобы такое исключалось, органы низшего, муниципального ранга сделаны подконтрольными органам высшего уровня. Бывают обращения следователей через СМИ к населению с поисками честных, бесстрашных свидетелей. Но не приходится считать, что исключение «вольных» действий работников правоохранительной системы идеальное, хотя Верховный суд не числится зависящим от личных позиций депутатов, министров, губернаторов. Смелость, размах коррупционных действий трудно представимы без случаев поддержки их правоохранителями.

Борьба с коррупцией. Противостояние коррупции, ее исключение наработало большое число методов, средств с их использованием в интернациональном варианте. Недовольные лица желают такое политическо-управленческое устройство страны, состав органов управления, распределение должностей, чтобы среди работников прокуратуры, членов судов, мэров, министров, губернаторов морально неполноценных лиц не было. Но отбора честных лиц мало, потребно исключение их «заражения». Но этическая наука не сильный помощник.

После этого идет усовершенствование законов, где и отмена статей, и поправки к ним, и дополнения. Но еще важна помощь рядовых граждан, содействие «гражданского общества», способного извещать о случаях нарушения законов. Однако для этого нужны нелегкие условия: позитивность морали, смелость действий, уверенность людей в собственной защите властью.

Помогают работникам правопорядка сообщения средств массовой информации о нарушениях законов. Запущена в действие информация через Internet. Ставка делается и на содействие общественных объединений. Странно, что членам «Общероссийского народного фронта» достается выполнение контрольных функций, от которых члены партии «Единая Россия» вроде бы освобождены. У ученых-юристов свое поле деятельности, свои задачи. Им подсказывать депутатам «недоговоры», «просветы» в законах, противоречия статей, которые позволяют действовать вредоносно для общества и не отвечать за свои поступки.

Ответственность политических партий. При обнародовании СМИ случаев выхода правоохранительных органов на коррупционера его партийная принадлежность тут же не указывается. Но, когда вдруг сообщается, что он член правящей партии, то это власти авторитета не добавляет. Гражданам, проголосовавшим за «Единую Россию», поддержавшим ею кандидата в президенты, нелегко было узнавать, что арестованный за коррупцию губернатор Сахалинской области Хорошевич А. член «Единой России». Трудно верилось тому, что он, к тому же, член Президиума регионального Политического совета этой партии. Но губернатор Республики Коми Гайзер В.М. не просто рядовой член, а член «Высшего совета» той же партии! Легче с сообщениями об арестах губернатора Астраханской области Жилкина А., главы Карачаево-Черкесии Темрезова Р., которые тоже из этой партии, но члены рядовые. Но, когда они вступали в эту партию, то могли не планировать осудительных действий. Зачем позорить партию, если благодаря членству в ней дается завидная карьера? Если нужно чернить партию, есть КПРФ.

Показания зарубежных стран. Научный подход обязывает сопоставлять показания своей страны с зарубежными. «Бывший президент Малайзии сообщил, что за возможность увидеться с Джорджем Бушем в 2002 году ему пришлось заплатить 1,2 миллиона долларов» [6]. В США задержали губернатора штата Иллинойс, «когда он пытался продать освобожденное Бараком Обамой место в сенате» [7]. В Германии «заслуженные профессора всех факультетов от медицинского и юридического до экономического и инженерного – брали взятки в размере от 4.000 до 20.000 евро, чтобы не очень способные, но очень желающие получить кандидатскую или докторскую степень в итоге ее получали» [10].

В Молдавии «Национальный центр борьбы с коррупцией» по показаниям коррумпированности за последние полутора лет на I месте выставил «Либерально-демократическую партию Молдавии» (ЛДПМ - 40% всех преступлений). После него встала «Демократическая партия Молдавии» (ДПМ - 30%), а затем «Либеральная партия Молдавии» (ЛПМ - 27%). Но у либералов недовольство. В счет ввели и тех лиц, которые вышли из этой партии, перешли в другие (в ЛДПМ – 21 член, а в ДПМ -19). Но их не передали, они сами ушли.

Иногда сообщения о негативах дополняются практическими предложениями. «России стоило бы перенять опыт таких стран как Китай, Индонезия, Южная Корея в ужесточении ответственности за коррупцию, а особенно в «высших эшелонах власти» [4, с. 136].

Не все осведомлены о том, что действующая в Китае смертная казнь имеет силу и для коррупционеров. Там за тяжкие действия этого рода лишают жизни неотложно. Но, если с задержкой, то не позже 2-х лет [4]. Первый из этих вариантов трудно объясняем обременительностью для страны численности населения (там порядка 1,3 млрд. человек). Второй вариант не объясняем временным использованием осужденного в качестве пропагандиста ценности законопослушного варианта поведения, жизни. Но эта строгость поддерживает негативное отношение к социалистической системе.

В Китае прошумел смертный приговор, вынесенный в 2013 г. бывшему министру железных дорог страны Лю Чжицзюнь, но с отсрочкой на два года. Сумма незаконно полученных им выплат за период 1986-2011 г. составила 10 млн. долл. Почему-то проверку начали не сразу, ждали 25 лет. В Индонезии «осуждены 17 членов парламента Индонезии, три министра и руководителя министерского уровня, шесть губернаторов провинций, глава Центробанка, 19 мэров и глав округов, прокуроры и сотрудники правоохранительных органов» [4, с. 137].

Старшего брата президента Южной Кореи Ли Сан Дыка осудили в 2012 г. на два года за взяточные дела с банками. Брат не смог выручить брата. Странно, что родители воспитали их по-разному.

Такие сведения выручают Россию верованием в том, что коррупция «влезла», крепко закрепилась в глобализационом развитии мира. Но результативные методы борьбы достойны, быть на этом же уровне оценок и использования.

Выводы.

- среди общественно-научных тем, которые были поддержаны и актуализированы осуществленной в России «трансформацией», наращивается значимость темы о «коррупции» в этой Федерации;

- немалое число общественных наук нашли свои случаи рассмотрения этого явления, определили подходящие для себя аспекты, действуют в контактах со смежными усилиями;

- ситуация предстает как формирование интегративной, комплексной науки – «коррупциологии»;

- действия российских ученых облегчаются обилием фактов своей страны;

- исследователи неохотно учитывают изучаемый феномен по дотрансформационному периоду страны, чтобы не умалять ценности нынешнего политического курса власти;

- но без широко, непредвзятого подхода, при односторонности достичь продуктивных познавательных и практических результатов трудно. 

Библиографический список:

1. Вартумян А.А., Идрисов Э.З. Понятие, сущность и виды проявления коррупции в современном российском обществе // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. - 2013. - № 1 ч. 2. - С. 322 - 325.
2. Глущенко В.В. Коррупциология: системно-управленческий подход. - М.: Изд. ИП «Просеков», 2011. - 84 с.
3. Дорина Е.А. Взаимодействие государства и бизнес-корпораций в современной России: политико-административные ресурсы и модели развития. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. к. пол. н. - М., 2013. – 24 с.
4. Иванова Л.А. Опыт борьбы с коррупцией в азиатских странах [Электронный ресурс]. URL. «Sci-article.ru» [http://sci-article.ru] № 6 (февраль) 2014. - С. 132-137.
5. Идрисов Э.З. Средства массовой информации в системе антикоррупционной политики современной России. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. к. пол. н. - Пятигорск, 2013. - 28 с.
6. Коррупция в США. [Электронный ресурс]. URL.// http://ruxpert.ru/ (02.12.2015) (дата обращения 16.12.2015).
7. Кузовков Ю.В. Мировая история коррупции. - Т. I. - М., 2010 - 356 с.
8. Ленин В.И. Полн. собр. Соч. - Т. 45.
9. Лазарев Е.А. Политическая коррупция: исследование природы постсоветских трансформаций // Полис. - 2010. - С. 106-122.
10. Миф 3. На Западе нет взяток и коррупции. [Электронный ресурс]. URL. Http: //www.ych-group.ru/1084/1087/ (дата обращения 16.12.2015).
11. Нестик Т.А. Коррупция и культура // Экономическая теория преступлений и наказаний. - № 4. - Ч. 2, 2002.
12. Приворотская Е.Е. Коррупция в России: история и современность (политико-правовой анализ) // Гуманитарные и экономические науки: классические исследования и инновации. Выпуск № 2. - 2013. - С. 38-44.
13. Сатаров Г.А. Диагностика российской коррупции: социологический анализ. - М., 2002.
14. Серапина А.А. Политические элиты и проблемы антикоррупционной политики в современной России. Автореф. на соиск. уч. ст. к. пол. н. - Астрахань, 2011. – 24 с.
15. Согрин В.В Либерализм в России: перипетии и перспективы [Электронный ресурс]. URL. Нttp://www.ecsocman.edu.ru/data/171/466/1216/003Sogrin1.pdf (дата обращения 16.12.2015).
16. Тихомиров Ю.А., Трикоз Е.Н. Право против коррупции // Журнал российского права. - 2007. - № 5.




Рецензии:

27.12.2016, 18:36 Шошин Сергей Владимирович
Рецензия: Рукопись представленной автором статьи рекомендуется к публикации. Она выполнена на актуальную тему. Автором представлен внушительный библиографический список, включающий, что является оригинальным, и ссылку на работу В.И.Ленина. В рукописи изложено интересное, хотя, возможно, и немного допускающее возникновение научной полемики, мнение автора. Анализ материала не ограничен территорией современной России, но и затрагивает и иные государства. Любопытен и исторический экскурс автора рукописи. Возможно, оригинальным может оказаться анализ (потенциально возможный в будущем) коррупции в период второй мировой войны.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх