Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Юриспруденция
Размещена 31.01.2017. Последняя правка: 30.01.2017.

Правовая природа личного сервитута Habitatio по римскому праву

Воскобойник Игорь Алексеевич

-

Московский государственный университет имени Михаила Васильевича Ломоносова

Студент

Шиткина Ирина Сергеевна, доктор юридических наук, профессор, преподователь кафедры предпринимательского права Московского государственного университета имени Михаила Васильевича Ломоносова


Аннотация:
В юридической науке правовой природе личного сервитута habitatio внимание уделяется минимальное. Это касается как отечественной, так и зарубежной доктрины. Из этого вытекает неправильное понимание его сущностные черт - например, большинство авторов считают, что основанием его возникновения (как и у других личных сервитутов) является договор. Хотя ни один из римских источников такой информации не содержит.


Abstract:
The legal doctrine ( Russian and foreign) doesn't pay attention to legal nature of personal servitude - habitatio. As a result - wrong understanding of aspects which formulate the legal essence of this servitude. For example, most authors think that habitation could be set by contract. But none of the roman sources include such ground of establishment.


Ключевые слова:
Римское право; личный сервитут; проживание.

Keywords:
Roman law; personal servitude; habitation.


УДК 347.19

Введение. Со времён Римского права сервитуты делятся на земельные и личные. К последним традиционно относятся: Usufruct; Habitatio; Usus; Operae servorum. Данные сервитуты постепенно выделялись из узуфрукта, в конце концов сформировавшись в самостоятельные институты. Объединяет их один общий признак - каждое из данных прав даёт субъекту возможность пользования вещью особым образом.

Актуальность данной темы является сугубо научной, поскольку, по нашему мнению, в доктрине неправильно понимается сущность рассматриваемого института. Кроме того, учитывая дальнейшее реформирование гражданского законодательства в разделе - "Вещное право", следует признать, что, если ст 1116 ГК РФ не будет изменена, могут возникнуть дальнейшие практические проблемы при применении легата на право проживания.

Целью работы является выделение юридической сущности личного сервитута habitatio.

Задачами исследования являются:
- Изучение римских правовых источников, в разделе об ограниченных вещных правах;
- Изучение зарубежной литературв с целью выявления устоявшегося в ней мнения по рассматриваемой проблеме.

Методы:
- Исторический;
- Сравнительный;
- Формально-логический.

Научная новизна исследования состоит в том, что на данный момент не существует опубликованных статей по данной тематике. Следовательно, данная статья призвана решить задачи, поставленные выше, так и привлечл внимание к изучению данного архаичного института.

Основная часть
Habitatio заключалось в предоставлении лицу права проживания в доме собственника, установленное по завещательному отказу или каким-либо иным образом. То есть, в первом случае, наследник, получивший в собственность жилое помещение, был обязан предоставить его для проживания 3-го лица. Очевидно, что для понимания целей данного института, нужно рассматривать его через призму наследственных отношений. Поскольку Habitatio устанавливался на основании легата, наследодатель был заинтересован в удовлетворении потребности проживания у легатария, когда не было необходимости наделять его правом собственности. Подобные отношения могли сложиться в первую очередь между наследодателем и лицами, не являющимися ему родственниками, поскольку последние так или иначе могут получить жилое помещение в порядке наследования, в рамках первых очередей. Следовательно, ключевым субъектом в данном случае является супруга собственника либо лица, ставшие ему близкими. Однако совсем исключать родственников из данных отношений также нельзя, поскольку рассматриваемый сервитут давал наследодателю больше возможностей к удовлетворению интересов всех своих когнатов и избежанию внутренних семейных конфликтов. Например, завещая дом в собственность старшему сыну и предоставляя право проживания в нем младшему. В отличие от Habitatio, остальные личные сервитуты устанавливались (помимо легата) также, путём судебного решения или договора. Это замечание является существенным, поскольку договорные основания возникновения делают правовые институты доступными для всех участников оборота. Их регулирование зависит лишь от согласования воль конкретных лиц, вступающих в правоотношение, перечень которых никоим образом не является ограниченным. В свою очередь, наследственные институты, в частности легат, подразумевают, что данный перечень может быть примерно определён, поскольку наследодатель не станет предоставлять завещание лицам, ему неизвестным. Данное положение применимо и к Habitatio, которое не устанавливалось по договору. Представляется, что этого было и не нужно, поскольку наряду с последним, существовали иные, идентичные по функциональному назначению личные сервитуты - Usus, Usufruct, установленные на жилое помещение. На первый взгляд кажется сомнительным, почему в довольно развитом римском обороте одновременно существовало сразу 3 аналогичных института. Как замечает Buckland, Habitatio, на первых порах своего существования, предоставлялся патроном своему вольноотпущеннику (libertus). Исконно римский Usufruct он предоставить ему не мог, поскольку вольноотпущенник не обладал римской правоспособностью. Следовательно, Habitatio появилось постольку, поскольку было необходимо обойти требования строгого цивильного права при предоставлении права проживания, впоследствии перерастая в самостоятельный институт.

Остаётся непонятным трактовка фразы «устанавливается каким-либо иным образом». Очевидно, что договор не является основанием возникновения рассматриваемого права, поскольку собственник попросту может допустить в свой дом лицо, ему близкое, которому он желает оказать помощь и ни один субъект его интересы не нарушит (ведь оно находится под зашитой хозяина жилого помещения). В данном случае наиболее логичной кажется позиция о том, что собственник жилища желает защитить интересы лица, которое уже проживает в его доме. В виду того, что при жизни он располагает всеми необходимыми для этого средствами, представляется, что появление Habitatio было связано как раз-таки для обеспечения данной цели после смерти собственника. Поэтому, логически обоснованным кажется признание кодицилла, как иного способа возникновения рассматриваемого в данной работе права.

Лицо, имеющее Habitatio, не несло на себе бремя расходов, связанное с содержанием имущества, в отличие от владельцев иных личных сервитутов. Право предоставлялось на всю жизнь и не прекращалось в связи с capititis deminutio его субъекта или изменением собственника жилого помещения, что подчёркивает его абсолютный характер. Владелец Habitatio имел возможность проживать в доме вместе со своими родственниками.

В отличие от других личных сервитутов, субъект рассматриваемого права не мог стать собственником данного жилого помещения. Что обусловливает отсутствие такого классического основания прекращения сервитутов, как слияние субъекта ограниченного вещного права и собственника. Между тем, позднее, в период правления Юстиниана, обладатель Habitatio получил возможность сдавать жилое помещение в аренду или пользование, при условии, что сам в нем проживает. Связано это было с политикой, направленной на расширение свободы завещательных распоряжений в период империи. Что, как видно, не оставило без внимания и рассматриваемый нами личный сервитут.

Все данные обстоятельства подчёркивают довольно льготный режим для субъекта Habitatio. По существу, он нёс только единственную обязанность - пользоваться вещью как разумный хозяин, не изменяя её назначения. Также, скорее всего, Habitatio устанавливался в пользу тех лиц, которые собственного места жительства не имели. В противном случае, непонятно само появление такого существенного ограничения права собственности в обороте. Помимо предоставления возможности жить в доме, лицо могло пользоваться прилежащим к нему земельным участком и внутренним инвентарём (посудой, мебелью, сельскохозяйственными инструментами тд.), в той мере, насколько это необходимо для удовлетворения потребности в проживании. Сам факт включения определённого лица в легат, подчёркивает, что оно являлось близким для наследотеля, если, конечно, не брать в расчёт какие-либо фантастические ситуации.

Заключение
Таким образом, данный сервитут появился для того, чтобы обеспечить потребность в проживании лиц, близких наследодателю, не имеющих собственного места жительства, от притязаний его родственников, ставших собственниками жилого помещения. Подчеркнём, он носил сугубо алиментный характер, что означает строго ограниченный круг ситуаций, при которых допустимо его применение и особую правовую природу, отличную от других личных сервитутов и институтов обязательственного права.

Библиографический список:

1. Annotaited Justinian code - First edition P. 243-250 // [Электронный ресурс] URL: http://www.uwyo.edu/lawlib/blume-justinian/ajc-edition- (дата обращения: 29.01.2017).
2. W. W. Buckland A Text-Book of Roman Law: From Augustus to Justinian Paperback – December 3, 2007 Edition: 3 Reissue, P. 122-124
3. Л.Л. Кофанов Дигесты Юстиниана / Перевод с латинского; Т. III. – 2-е изд., испр. – М.: Статут, 2008., C. 201-205
4. И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский Римское частное право: Учебник // Юристъ, 2004., C. 350-352




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх