Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Политология
Размещена 16.02.2017. Последняя правка: 16.02.2017.

ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОЕ ЗВУЧАНИЕ ТЕРМИНА «RUSSIA» В СОВРЕМЕННОМ ЗАРУБЕЖНОМ МЕДИАДИСКУРСЕ

Изосимова Снежана Александровна

магистр

Государственное учреждение "Институт проблем искусственного интеллекта", отдел компьютерно-информационных технологий

специалист 1 категории

Пигуз Валентина Николаевна, член Российской Академии Искусственного Интеллекта, заведующий компьютерно-информационным отделом отделом Государственного учреждения Институт проблем искусственного интеллекта


Аннотация:
В статье на базе зарубежного медиадискурса рассматриваются основные аспекты политологического звучания термина «Russia» в современных условиях международной информационной войны.


Abstract:
The article on the basis of foreign media discourse discusses the main aspects of political science sounding term "Russia" in modern conditions the international information war.


Ключевые слова:
отечественный газетный медиадискурс; номен «Россия»; мотивация функционирования; метафоризация; правовые аспекты.

Keywords:
domestic newspaper media discourse; nomen «RUSSIA».


УДК 34.06+343.249

Постановка проблемы.

В основе любого дискурса (в том числе и медиа) лежит процесс накопления, применения и дальнейшей интерпретации необходимой информации. Однако, как верно отметил Р.И. Павилёнис, «…усвоение информации индивидом осуществляется на базе той, которой он уже располагает» [1]. В этом заключается специфика формирования человеческого познания. В результате чего в сознании представителей различных стран и народов формируются идентичные метафорические образы в качестве реакции на происходящие события в мире. Согласно утверждению В.Г. Гака, метафора является «универсальным явлением в языке» [2]. Современные агентства новостей, ТВ и прочие СМИ, освещая происходящие в мире события, зачастую обращаются к одним и тем же, наиболее удачным с их точки зрения метафорическим образам. Которые затем адаптируются в языковой системе разных стран и формируют газетный международный медиадискурс в целом.

Характерной чертой американского газетного медиадискурса является его направленность не столько на подачу информации, сколько на внушение электорату определенной точки зрения, либо действий [3].

Исследователи данной темы (А.П. Чудинов, О.А. Жарина, В.А. Борисенко) подчеркивают, что термин «политический язык» имеет право на существование, т.к. понятия «разговорный язык», «научный язык» существуют уже давно, активно используются и известны широкой общественности во всем мире. Таким образом, утверждение А.П. Чудинова о том, что «политический язык представляет собой ориентированный на сферу политики вариант национального языка», является наиболее емким для определения данного понятия [4].

Прежде всего, это касается главной проблемы данного исследования – политологического звучания термина «Russia» в американском медиадискурсе. Лексико-семантическому значению которого присущи определенные вариации:

- номен «Russia» используется либо для изображения России в образе карлика, постоянно находящегося в тени могучего гиганта – США;

- либо наоборот, «Russia» изображается сильным, хитрым и злобным существом, нападающим на цивилизованный мир. На защите которого, опять таки стоят США [5].

Анализ исследований и публикаций. Формулировка целей статьи.

Как уже было сказано выше, номен «Russia» используется в американском газетном медиадискурсе во всем разнообразии своих лексико-семантических значений. Усложняет аспекты его восприятия и наличие авторской интерпретации, добавляющей, либо удаляющей определенные семантические аспекты в каждом конкретном случае его использования.

Для того, чтобы более четко обозначить данные направления, необходимо рассмотреть семантический аспект происхождения этого номена в целом. Современная форма номена «Russia» имеет латинские корни. Она также широко использовалась в Средние века в законодательных документах и при деловой переписке. Это и определило первоначальное – прямое – его значение – «Russia» – страна, государство, обладающее собственными границами, сформированной законодательной, юридической системами и проч. обязательными атрибутами государственной власти.

Наиболее четко тенденции интерпретации номена «Russia» обозначены в «New York Times» – одной из крупнейших по тиражу газет, издаваемых в США с 1851 года. Основная тематика издания заключается в публикации преимущественно критических обзорных статей о России. Не следует оставлять без внимания и тот аспект, что «New York Times» является международным изданием, поэтому обладает значительным влиянием на формирование самосознания и мировосприятие людей всего мира.

На первый план выходит такое понятие, как «образ страны», «образ государства», его «внешние» и «внутренние» стороны. Детальное трактование этого номена («Russia») находится в работе А.С. Соловьева и включает в себя знаковую модель, создающую «опосредованное представление о национальной общине, посредством доступных обыденному сознанию понятий и суждений» [6].

Любая страна современного мира планирует звучать в международном информационном пространстве в позитивном ключе: как прекрасный деловой партнер, союзник, демократическое государство. Поэтому «образ государства – база, определяющая, какую репутацию приобретает страна в сознании мировой общественности» [7], создаваемый в современных СМИ, со временем становится стереотипом.

Стереотип, в свою очередь, представляет собой не просто стандартизированный метафорический образ. Он отличается колоссальной устойчивостью в сознании народных масс [8]. В частности, созданный СМИ в сознании народа «образ государства» может просуществовать на протяжении смены нескольких поколений практически без изменений своего лексико-семантического значения.

В самосознании американских граждан семантическое и метафорическое значение номена «Russia» связано с историческим прошлым страны: с коммунизмом и эпохой «холодной войны». Поэтому россиянин для американца – не обязательно враг и оппонент. Более половины жителей Америки считают граждан России в большинстве своем дружелюбными и образованными, но чрезмерно склонными к пьянству, угнетенными и забитыми [9].

Целью статьи является исследование полиологических аспектов звучания термина «Russia», его составляющих персонифицированных элементов.

Таким образом, номен «Russia» вызывает у населения США не только агрессию и страх, но и определенную симпатию. К чему в последнее время добавилось стремление к установлению долгосрочных деловых контактов и бизнес-отношений между США и РФ. Ведь сформировать устойчивый положительный образ-номен «Russia», как страны в целом, так и ее граждан в частности, можно лишь посредством специально направленных на это средств массовой информации. Более конкретно нюансы лексико-семантических и метафорических значений функционирования номена «Russia» будут рассмотрены в основной на конкретных примерах.

Изложение основного материала.

Термин «Russia», наделенный эмоциями и чувствами живого существа, иначе говоря, «Россия – человек», в американском газетном медиадискурсе трактуется с двух прямо противоположных позиций:

- с одной стороны, в интерпретации американских журналистов, «Russia» определяется, как существо сильное, хитрое, но злое, агрессивное и ограниченное, способное лишь на агрессию по отношению к окружающим и подавление всех инакомыслящих. В результате чего в сознании широких народных масс Америки формируется исключительно негативное значение образа-номена «Russia». Даже свободу прессы, предоставленную Россией, обозреватель «New York Times» Джим Рутенберг характеризует исключительно как агрессию и средство воздействия на американскую общественность в нужном для власти РФ ключе и намекает на то, что «Россия хочет агрессивно воспользоваться свободой прессы» в США для оказания влияния на американскую политику в целом:

«Then there is the way that Russia has exerted increasing control over news coverage within its own borders, in ways that help Mr. Putin maintain the image of the strong leader that Mr. Trump so admires».

«Есть реальная возможность того, что Россия принимала участие в контроле за подачей и освещением новостей в пределах своих собственных границ различными способами, что в свою очередь помогает господину Путину поддерживать образ сильного лидера, которым так восхищается господин Трамп» [10];

- с другой стороны, благодаря политическому курсу нового Президента США Д. Трампа, «Russia» рассматривается в качестве возможного союзника и бизнес-партнера, а не только врага и вечного оппонента США.

Однако, на протяжении многих исторических эпох и до недавнего времени ни партнерство, ни сотрудничество Европы с РФ равноправным не было. Даже политика нового Президента США Д. Трампа поддается критике, из-за его стремления видеть в России именно партнера, союзника, а не только врага и оппонента. То есть интерпретировать лексико-семантическое значение номена «Россия – человек» в позитивном ключе.

В частности, четко прослеживается в статьях американских журналистов, посвященных так называемым кибератакам российских хакеров на электронную переписку лидеров США. В результате чего у РФ якобы появляется возможность оказания влияния и на выборы, и на внутреннюю политику США в целом. Д. Трамп потребовал серьезных обоснованных доказательств данному утверждению, а не голословных обвинений и домыслов:

«More recently, the skeptical, the newly elected president, the intelligence agencies of the country and the two major political parties were drawn into an unusual public debate on the question: what are the indications that President Vladimir Putin has gone beyond just espionage, and deliberately tried to undermine American democracy and personally pick the winner of the presidential elections».

«Совсем недавно избранный Президент, скептически настроенный по вопросу кибератак российских хакеров и потребовавший конкретных доказательств данного вмешательства, разведывательные органы страны и две основные политические партии оказались втянутыми в необычную публичную дискуссию по поводу того: какие и существуют ли реальные свидетельства того, что Президент Владимир Путин вышел за рамки просто шпионажа и намеренно пытался подорвать американскую демократию, лично подобрав победителя президентских выборов» [11].

Однако, в результате существования в сознании американских граждан устойчивого стереотипа «врага народа», «Russia» снова превращается в адаптированный к американскому мировосприятию вариант «империи зла», с ослабленной экономикой, при этом обладающий сильным, секретным, но низкосортным оружием. Таким образом, поборники негативной интерпретации номена «Россия – человек» противоречат сами себе:

«Not being able to accurately estimate the final result of the hacker attack, we can draw the following conclusion: low-cost, high-performance weapon that Russia experienced was aimed at the United States, producing a devastating effect on the election of Ukraine to Europe. For Russia, with its weak economy and nuclear arsenal, which it can not be used except in a full-scale war, cyber weapons was the most perfect: affordable, which provide an approximation or difficult to detect».

«Не имея возможности точно оценить конечный результат российской хакерской атаки, можно сделать следующий вывод: низко затратное, высокоэффективное оружие, которое Россия испытала на выборах – от Украины до Европы – было нацелено на Соединенные Штаты, произведя сокрушительный эффект. Для России, с ее ослабленной экономикой и ядерным арсеналом, который она не может использовать нигде, кроме как в полномасштабной войне, кибероружие оказалось самым совершенным: недорогое, предусмотреть использование которого или обнаружить его вмешательство чрезвычайно трудно» [11].

Выводы.

Из вышесказанного становится понятным, что для того, чтобы видоизменить навязываемый американскому гражданскому сообществу на протяжении многих лет различными СМИ негативный образ номена «Russia», в частности такой его разновидности, как «Россия – человек», на противоположный – позитивный со знаком +, потребуются не только планомерные усилия всех СМИ. Должно смениться по крайней мере несколько поколений, чтобы навязанный им существующей властью и СМИ негативный стереотип мышления и «образ государства» РФ, стал прошлым.

Библиографический список:

1. Павилёнис, Р. И. Проблема смысла: современный логико-философский анализ языка [Текст] / Павилёнис Р. И. – М. : Мысль, 1983. – 286 с.
2. Гак, В. Г. Метафора: универсальное и специфическое [Текст] / В. Г. Гак // Метафора в языке и тексте. – М. : Наука, 1988. – С. 11–26.
3. Демьянков, В. З. Политический дискурс как предмет политологической филологии. [Текст] / В. З. Демьянков // Политическая наука. – М. : ИНИОН РАН, 2002. – Вып. 3 : Политический дискурс: история и современные исследования. – С. 32–43.
4. Чудинов, А. П. Политическая лингвистика : учебное пособие [Текст] / А. П. Чудинов. – М. : Флинта, 2006. – 254 с.; С. 32.
5. Борисенко, В. А. Языковые средства воздействия в американском политическом дискурсе [Текст] / В. А. Борисенко, О. А. Жарина, Т. Ю. Мкртчян // Молодой ученый. – 2015. – № 23. – С. 1076–1079.
6. Бавин, П. Россия об Америке и американцы о России: сравнительный анализ результатов опросов [Электронный ресурс] / П. Бавин // База данных ФОМ / Фонд «Общественное мнение». – 2003. – http://bd.fom.ru/report/cat/ fre_an/ra0309 (Дата обращения: 21.07.11).
7. Галумов, Э. М. Основы PR [Текст] / Галумов Э. М. – М., 2004. – С. 10.
8. Липпман У. Общественное мнение [Текст] / У. Липпман ; [пер. с англ. Т. В. Барчуновой; ред. перевода: К. А. Левинсон, К. В. Петренко]. – М. : Институт фонда «Общественное мнение», 2004. – С. 93.
9. Соловьев, А. С. Негативный образ России (на примере американского издания «The New York Times» [Текст] / А. С. Соловьев // Политическая лингвистика. – 2011. – № 4(38). – С. 152–156.
10. Lipton, Eric. Perfect Weapon: kibermosch as Russia entered the United States [electronic resource] / Eric Lipton, David E. Sanger and Scott Shane // The New York Times from 21.12.2016. – mobile.nytimes.com›The Perfect Weapon (Date of the application: 23.01.2017 at 14.22).
11. Rutenberg, Jim. Larry King, the Russian media landscape and biased [electronic resource] / Jim Rutenberg // The New York Times from 18.09.2016. – politrussia.com›Новости›gazeta-new-york-346 (Date of the application: 23.01.2017 at 11.25).




Рецензии:

17.02.2017, 9:18 Разуваев Владимир Витальевич
Рецензия: Снежана, мне понравилась Ваша статья. Но только при условии, что Вы - пока еще магистр. Простите, но некоторый перебор в плане прямолинейности в материале явно присутствует. Однако мне нравится выбор темы и в целом ее решение. Поэтому я безусловно рекомендую статью к публикации.

17.02.2017 10:10 Ответ на рецензию автора Изосимова Снежана Александровна:
Уважаемый Владимир Витальевич, большое спасибо за рецензию. Все Ваши замечания обязательно будут учтены.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх