Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №43 (март) 2017
Разделы: История
Размещена 30.03.2017. Последняя правка: 26.04.2017.

Батько Махно: легенда и реальность

Дорохов Владимир Владимирович

бакалавр

Могилёвская санаторная школы-интернат для детей больных сколиозом

специалист по безопасности

Афанасьев Владимир Николаевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Беларуси и восточных славян Могилевского государственного университета имени А. А. Кулешова


Аннотация:
Нестор Иванович Махно – пожалуй, самая противоречивая и загадочная фигура времен гражданской войны 1918 – 1921 гг. Он был на приеме у Ленина, был красным комдивом, в числе первых был награжден орденом «Красного Знамени». Воевал против красных и белых, против германцев и петлюровцев. Знаменитый изобретатель тачанки воевал против всех, кто хотел отнять свободу у простых крестьян, впоследствии очерненный советской властью и превращенный в шутовскую фигуру советским кинематографом.


Abstract:
Nestor Makhno is probably the most contradictory and mysterious figure of the civil war 1918 – 1921, He was Lenin, was red commander, was awarded the order "red banner". Fought against red and white, against the Germans and petlurites. Famous inventor the carts fought against anyone who wanted to take away the freedom of ordinary peasants, subsequently blackened by the Soviet authorities and turned into a clownish figure in Soviet cinema.


Ключевые слова:
Махно; махновщина; батько.

Keywords:
Makhno; the Makhnovshchina; the old man.


   УДК-9

Введение  

С конца 1980-х гг. табу на имя Махно было снято. Нестор Махно превращается в одну из модных и культовых фигур, как в Украине, так и в России.  “Батька Махно смотрит в окно…” – раздавалось из телевизоров и магнитофонов. В Запорожье состоялась конференция, посвященная его 100-летию. Дальше появилось уйма статей и книг. Французский режиссер Шатилен снял для французского ТВ документальный фильм про Нестора Махно в Гуляй-Поле. Казаки из Харькова хотели поставить ему монумент, а молодые люди в Москве пытались отпраздновать его юбилей, что привело к столкновениям с милицией.

Доходило до того, что одесский художник-авангардист Леонид Войцехов объявил, что Махно – реинкарнация индийского бога Вишну, глашатай Кали-Юги (темной эпохи) и в то же время пророк Илья. Возникали даже идеи создания в запорожской степи сети игорных домов «Махноленд» в подражание Лас-Вегасу в пустыне США. Его часто сравнивали с  украинским Робин Гудом и Че Геварой. Так кем же на самом деле был знаменитый Батько Махно?

1. Молодость «Батько» (1888 – 1917)

В биографии Нестора Махно большое количество нестыковок и откровенной лжи, например с датой рождения. Во многих статьях и книгах указывается 27 октября 1889 г., хотя  метрическая книга говорит, что 26 октября 1888 г. в семье Ивана Родионовича Михно и его жены Евдокии Матвеевны родился сын Нестор. Существует мнение, что родители изменили год рождения сына, чтобы подольше не отдавать его в армию. Хотя в царскую армию Нестор так и не попал, но это спасло ему жизнь, когда по малолетству смертная казнь ему была заменена каторгой. Сохранилась легенда, касающаяся крещения – у священника неожиданно загорелась риза, и он предрек, что из Нестора в дальнейшем вырастет разбойник с “большой дороги”, которого еще не видел свет. Нестор был пятым, самым младшим сыном. Отец его умер, когда ему не было и года. Далее было детство, учеба во 2-й гуляй-польской начальной школе. В 1897 г. Нестор закончил школу, а в 1903 г. нанялся на завод Кернера чернорабочим. Затем он работал литейщиком. В 1905 г. началась революция и 22 января завод Кернера забастовал.

Так Махно влился в политическую жизнь. 5 сентября 1906 г. в Гуляй-Поле начала свою деятельность террористическая «Крестьянская группа анархистов-коммунистов» (вольных хлеборобов).   Махно был принят в состав группы, и уже 14 октября участвовал в ограблении. В течение года группа провела четыре бескровных ограбления. Их добычей стало около 1000 рублей. 27 августа Махно вступил в перестрелку со стражниками. Через некоторое время он был опознан и арестован. Но улики было мало, и скоро он был освобожден.

Два раза его арестовывали и за недостатком улик освобождали. В марте 1910 г. Нестор Махно во главе еще 16-ти обвиняемых был осужден Одесским военно-окружным судом г. Екатеринославля и приговорен  к смертной казни через повешение. Он просидел в ожидании исполнения приговора 52 дня, но благодаря малолетству на момент преступления и хлопотам своей матери (по некоторым источникам она обращалась к Николаю II), был помилован. Смертную казнь заменили каторгой. Нестора Махно привезли в Москву и посадили в каторжную тюрьму Бутырки. Как отмечает А.В. Шубин: “В Бутырках Нестор сблизился с анархистами, в частности с Аршиновым-Мариным, который стал его политическим и общекультурным воспитателем. В тюрьме он просидел 8 лет и 8 месяцев до освобождения Февральской революцией 1917 г.”[6, с. 38].

2. Вольная гуляй-польская республика (1917 - 1918)

Февральской революция освободила Махно в конце марта 1917 г. возвращается в Гуляй-Поле. Той же весной Нестор Иванович был выбран председателем крестьянского союза, к августу он – председатель Совета рабочих и крестьянских депутатов в Гуляй-Поле, комиссар районной милиции, председатель земельного комитета, организатор «черной гвардии», костяк которой составляли фронтовики гуляй-польцы, ставшие его верными союзниками. Осенью Махно сжег земельные документы и начал раздачу земли (на безвозмездной основе) крестьянам, запомнившим это на всю жизнь. Анархисты проводили активную агитацию по вступлению в коммуны. Чтобы показать на личном примере, Махно дважды в неделю работал в коммуне, объединявшую беднейших крестьян и семей уволенных рабочих.

В. Теплыцин замечает что: “В советской литературе часто упоминалось, что в этих коммунах бурно прорастало пьянство и безделие. На деле же эти анархистские коммуны были основаны на принципе равенства и солидарности всех членов, мужчин и женщин”[4, с. 115]. Однако подавляющее большинство сельчан была явно не расположена к таким формам коллективизма. Крестьянская программа махновского движения подразумевала безвозмездный переход к крестьянской общине помещичьей и кулаческой земли. За ними оставалось право использования, но главное собственными силами. Гуляй-польским районом долгое время были не довольны уездные власти. Нестор Махно методом запугивания заставил местных предпринимателей внять требованиям забастовки работников. В скором времени стараниями гуляй-польского Совета, район вышел из подчинения. Уездный комиссар Б. Михно (странная ирония) сделал попытку законными мерами утихомирить Махно. Комиссар начал проводить разбирательство деятельности Махно и грозил арестом. Ответным ходом стал контрвыпад. Махновцы провели рейд по имениям и хуторам с целью изъятия оружия, а на александровские заводы послали делегатов-агитаторов с участием самого Махно. В результате уездный комиссар вынужден был ретироваться…

Поняв, что власти слабы, Махно задумал при первом удобном случае разорвать подчинение района какой-либо власти. Когда пришло известие о «корниловском мятеже», в Гуляй-Поле был создан Комитет Спасения Революции (позднейший ревком), который обязан был оборонять район от любого внешнего вторжения. Авторы, которые пытались очернить Нестора Махно в своих рассказах о событиях в Гуляй-Поле 1917 г. в основном отталкиваются от того, что сразу после приезда, Нестор Иванович собрал банду головорезов и, захватив документы в полицейском участке, начал совершать жестокие убийства людей, которые были виновны в поимке полицией гуляй-польских анархистов (впрочем, как и другие преступления). Хотя  сами мемуары Махно с описанием этих событий, считаются вымышленными. Нужно иметь сильное воображение, чтобы сделать предположение, что весной 1917 г., в присутствии находящегося в селе и проправительственного полка сербской армии, Махно с компанией без всяких последствий отрубить голову местному священнику и возить ее на всеобщее обозрение в атаманской тачанке. И дело было не в человеколюбии Махно, он всегда был не прочь отомстить своим обидчикам. Сам он говорил, что его приезд не был неожиданностью для односельчан и те, кто сотрудничал с полицией, без труда сбежали из села (что кажется куда более правдоподобным, чем устроенные серийные убийства). В стычках с уездными властями Нестор Махно не раз хватался за оружие, но всегда одумывался, опасаясь последствий из-за недостатка сил для открытого противостояния.

Тем временем состоялся Октябрьский большевистский переворот, к которому присоединились левые эсеры. Его целью была узурпация власти, под предлогом установления власти Советов; затем поднялись против большевиков донские казаки под предводительством атамана Каледина, а также украинские шовинисты, которые хотели выгнать вон кацапов и особенно, пересмотреть социальные завоевания, осуществленные революционным крестьянством. В самом конце 1917 г. пришли известия, что Александровск подвергается атаке гайдамаков Центральной Рады, с целью пропуска казаков дальше (прямо на Гуляй-Поле). Выждав время, когда большевики обратятся за помощью, отряд «черногвардейцев» поспешил на подмогу. Так 8 января 1918 г. совместные отряды большевиков и анархистов смогли остановить возле Кичкасского моста эшелоны с казаками и обезоружить их, используя замешательство от произошедшей катастрофы двух первых составов.

Весть о заключенном Брестском мире и наступлении германских войск было неожиданным. По мнению В.Н. Чопа: “Махно попытался отбиться от врага, сохраняя коалицию с большевиками. Чтобы противостоять немцам было необходимо создать настоящую боеспособную, многочисленную организацию с непременным участием имевших боевой опыт на фронте”[5, с. 25]. В деле их вербовки были сделаны немалые успехи. «Черная гвардия» расформировывалась, а ее кадры влились в состав «Вольных батальонов революции» – такое название получила новая вооруженная организация. Были убраны ограничения имевшие идеологический характер, а агитация была направлена на защиту родной земли и завоеваний революции от германцев. Но ни Нестор Махно, ни Ревком не понимали реальной силы наступающего врага. Узнав о том, что произошел «гетманском переворот», Нестор Махно отбыл в Москву.

Его поездка имела цель – посещение Москвы и Петрограда, а также запланированные Нестором встречи со столичными анархистами, а, может быть, и с вождями революции. С первых же встреч, он понимает разобщенность революционеров, в том числе анархистов. По дороге Махно становится очевидцем “нелицеприятных” сцен: «революционные» власти разоружали произвольно и систематически всех независимых партизан и были готовы расстреливать всех тех, кто не хотел подчиниться их указаниям. Махно понимает, что именно сами “официальные” революционеры идут против освободительного движения революционного народа. Москва виделась Нестору цитаделью «бумажной революции», которая привлекала всех тех, кто был увлечен одной вещью: “Много говорить, писать, и бывающих не прочь посоветовать массам, но на расстоянии, издалека…”. С Петром Кропоткиным, Нестор Махно увиделся накануне переезда в Димитров, близ столицы. «Апостол анархии» с радостью принял его, отвечал на вопросы и продолжительное время разговаривал с ним об украинских крестьянах, однако конкретного совета от него Махно так и не дождался. 

4 июля 1918 г. Махно с помощью большевиков вернулся на родину. Но сразу организовать сопротивление врагу здесь не удалось. К осени Махно смог собрать группу бойцов и вооружить их. 22 сентября отряд начал боевые действия и даже смог на короткое время ворваться в Гуляй-Поле, чтобы напомнить о себе его обитателям. Однако приближение оккупационных войск заставило махновцев отступить. Первый серьезный бой для отряда Махно состоялся в селе Дибривки 30 сентября. Объединившись с небольшой группой Щуся, партизанившим здесь ранее, Махно с двумя десятками бойцов смог разбить превосходящие силы немцев. Авторитет нового отряда в округе существенно поднялся, а сам Махно получил почетное прозвище «батько». Очень скоро под его командование перешли отряды Петренко-Платонова (район Гришино) и Куриленко (район Бердянска). Суровость махновцев в отношении кулачества и помещиков также увеличил их авторитет в глазах простых крестьян.

Действия Махно стали опираться на многочисленное крестьянское ополчение, которое созывалось на случай крупных операций. Махно всегда заранее оповещал бойцов из крестьян о месте сбора. Интересно, что противники никогда ничего не узнавали. Сама партизанская группа действовала, как мобильная ударная группа. Иногда Махно был на грани полного уничтожения превосходящим по численности врагом, но в целом действия махновцев были успешными, что также способствовало возрастанию его авторитета среди крестьян. Воевать с частями регулярной, европейского уровня, армии было неимоверно трудно. Поэтому махновцы большое значение придавали использованию военной хитрости. Больше всего удавались трюки с переодеванием. Несколько раз, переодевшись в форму “вартовых”, махновцы сливались с настоящими гетманскими отрядами, после чего неожиданно нападали и уничтожали их. В других случаях махновцы въезжали в подконтрольные врагу деревни и села под видом свадебного кортежа или похоронной процессии. Подкупала полная правдоподобность театрального действия. В этих смертоносных представлениях участвовали одетые по-праздничному старики, женщины, дети. Для усиления антуража в невесту переодевался сам Махно. Успешно проходя сторожевые дозоры, махновцы достигали вражеского штаба, молниеносно захватывали его и требовали от лишившейся командования воинской части немедленной капитуляции. Вместе с тем, Махно начинает использовать элементы психологического воздействия на противника. Попавших в пленных рядовых не трогали, отпуская на свободу, дав наказ ехать домой «делать революцию», иногда давали им деньги и самогон. В иных обстоятельствах на противника нападали обязательно внезапно, по ночам, с разных сторон, чтобы посеять панику. Итог боя часто решался в молниеносной рукопашной битве, при дальнейшем участии пулеметов, установленных на тачанках. Никаких резервов непосредственно в отряде не было, в атаку шли все до одного. Тем временем обстановка коренным образом менялась.

В ноябре 1918 г. произошла революция в Германии. Она повлекла за собой полную эвакуацию немецких войск с Украины. Развал оккупационного режима вызвал всплеск повстанческого движения против коллаборационистских властей. 27 ноября 1918 г. Махно окончательно завладевает Гуляй-Полем и начинает наступление на округу, втягивая в сферу своего влияния все новые и новые территории. В Киеве произошел переворот. Гетман Скоропадский был свергнут, и власть оказалась в руках нового украинского национального правительства, получившего название – Директория. Главой ее был Симон Петлюра (отсюда название петлюровцы для тех, кто ее поддерживал). На момент появления новой формы украинской государственности – Директории, Нестору Махно были подконтрольны районы от Павлограда и Синельниково до Азовского моря. Однако никакого договора с петлюровцами в середине декабря 1918 г. подписано не было (вопреки утверждению некоторых авторов). Выторговав под залог его подписания оружие, и договорившись о главных пунктах соглашения, махновская делегация выехала из Екатеринослава. Только по дороге они узнали, что между махновцами и петлюровцами уже начались военные действия. Затем Махно принялся противодействовать несанкционированным поборам и грабежам. Даже своему верному командиру Петренко, Махно пригрозил расстрелом, если на него поступят жалобы на притеснения от бедняков. В конце декабря 1918 г. большевики сделали предложение, располагающему четырьмя тысячами повстанцев, Махно, стать Главнокомандующим войск в губернии и стать во главе совместного похода на Екатеринослав. Основной трудностью было беспрепятственно миновать усиленно охраняемый железнодорожный мост через Днепр. 27 декабря, загрузив эшелон красными партизанами, Махно пустил его через мост под видом рабочего поезда. Риск был неимоверный. Если бы про это узнали петлюровцы, то они могли без малейших потерь взять в плен главные силы врага. Но неискушенные общением с махновцами, петлюровцы пропустили поезд прямо на городской вокзал. Двери вагонов раскрылись, и выскочившие бойцы начали наступление на город. К 29-30 декабря положение петлюровцев в Екатеринославе стало критическим. На сторону Махно перешла гайдамацкая батарея под командованием Мартыненко. После этого к махновцам перешло еще несколько петлюровских подразделений, и 30 декабря петлюровцы покинули город. 

3. В составе Красной армии (январь-апрель 1919 г.)

Активная роль махновских формирований в установлении власти большевиков на Екатеринославщине и в антиукраинской войне на стороне советской России, давало основания  Главкому Красной Армии для использования Махно и в борьбе с частями белогвардейцев, которые были сформированы в Украине при содействии гетмана Скоропадского. Крымская и Донецкая группы войск Деникина были в непосредственной близости от «махновского района» и несли серьезную угрозу для его формирований и большевистских отрядов. В конце декабря 1918 – начале января 1919 гг. белые войска в Крыму и Донбассе не имели в наличии достаточных сил для ведения активных боевых операций. Осуществлению генерального плана Деникина (поход на Москву) мешали разногласия среди высших офицеров. Поэтому, к началу 1919 г. стратегическая инициатива на южном направлении боевых действий была в руках большевистского правительства России, непреклонно осуществлявшего свой план борьбы с «международной интервенцией» и «внутренней контрреволюцией».

В это время основным противником для Махно были украинская Директория и Донская белая армия. 5 января 1919 г. Нестор Махно вернулся с остатками своего екатеринославского войска (в составе двухсот человек) в Гуляй-Поле и вступил в командование основными силами. 8 января подавил антикоммунистический бунт немецких колонистов в селе Блюменталь и жителей станицы Орехово. Документально подтверждается, что главная роль в утверждении коммунистической власти в регионах Екатеринославщины отводилась отрядам Махно, которые действовали в соответствии с директивами Главкома и Командукра. В начале 1919 г. не было прямой задачей выступление махновцев против деникинских войск на юге, главной целью его боевых действий были части УНР. С этой задачей Махно и его бойцы успешно справились, их удары в западном направлении уничтожили правое крыло Левобережного фронта петлюровских войск, вынудив последних отступить за Днепр. 27 января 1919 г., Махно вернул обратно Гуляй-Поле, узнав о переброске значительных сил белых в Донбасс, что давало возможность чувствовать себя свободнее. Подписание договора и вхождение махновцев в состав Красной Армии, были вызваны не двухсторонним желанием и целями борьбы, а насущной необходимостью, с самого начала содержавших в себе семена будущей конфронтации. Махновцы хотели освободив от белых территорию района, укрепиться в нем и только потом предъявить большевикам свои политические требования, направленные на обособление района.

План большевиков состоял в том, чтобы расправиться с махновцами подобно другим украинским повстанцам, поверившим им. Расформировать, или разбавить присланными из России резервами, затем убрать в результате террористических актов их командиров и полностью подчинить. Многие повстанческие командиры России и Украины были тайно убиты по приказу председателя РВС РСФСР Льва Троцкого. Но Махно в отличие от них смог отстоять и свою жизнь, и свою армию. На протяжении всего времени союза с большевиками, По воспоминаниям П.А. Аршинова: “Махно старался строить свои отношения с ними, как и с другими социалистическими партиями на основе «единого революционного фронта», против белой контрреволюции. С декабря 1918 г. по июнь 1919 г. повстанческий район существовал совершенно автономно и махновцы не только не ввергли его в хаос и разруху, но и смогли обеспечить относительный порядок. Правда, в городах: Александровске, Мелитополе, Бердянске – удалось укрепиться большевикам, с которыми велась постоянная борьба за влияние”[1, с. 176].

На II районном съезде советов был создан Военно-Революционный Совет, состоящий из: анархистов, левых эсеров, большевиков и беспартийных. По сути, это было махновское правительство обеспечивающее исполнение решений съездов, имевшее право собирать съезды последующие и располагавшее своим печатным органом – «Известиями ВРС». На местах всей полнотой власти обладали местные советы. Каждое село самоуправлялось и подчинялось только представителям военной власти. Общинники стали полными хозяевами на селе, помещики и колонисты были подавлены, а их земли поделены между общинниками. Земля принадлежала всему народу, а пользоваться ею имело право только не использующее наемный труд крестьянство. В то же время состоятельные сельчане, которые достигли достатка своим собственным трудом, имели авторитет у односельчан и составляли крестьянскую элиту, в подавляющем большинстве случаев возглавляя местные советы. Требования большевиков искоренять их как кулаков, считались глупостью. Более того, деревня была переплетена огромным числом родственных связей, а обижать своих более зажиточных родственников было неприемлемо. Однако такая политика шла вразрез с политикой большевиков. В 1919 г. РКП/б/ выдвинула предложение о национализации земли и создания из бывших помещичьих имений колхозов и коммун, что фактически означало изъятие у селян захваченные ими земли. Махно не собирался выполнять это решение, хотя открыто не  заявлял об этом, чтобы не спровоцировать несвоевременное развязывание вооруженного противрстояния. 22 марта 1919 г. Нестор Иванович от имени ВРС дал понять коммунистам, что если они не уберут свои органы управления с его территории, то махновцы сами их ликвидируют. С этого времени махновское движение находилось в состоянии открытой конфронтации с коммунистами. Принявшая форму явного грабежа по отношению к селянам политика продразверстки, как и иных действий большевиков, только больше разъяряло крестьян, и способствовало укреплению положения Махно.

4. Против красных и белых

Эволюция первого союза движения Махно и центрального Советского правительства входило в состояние кризиса. Большевики не были расположены примириться с самостоятельностью махновцев. 25 апреля в Харьковских «Известиях» вышла статья «Долой махновщину». В июне 1919 г. объявленный большевиками вне закона, махновцы находились на деникинском фронте. Целостной линии фронта не было и Махно умудрялся находить слабые места, откуда можно было нападать и на наступающих «кадетов» (как выражались махновцы), и на отступающие большевистские обозы и продотряды. Но это были лишь “цветочки” по сравнению с перспективой махновских замыслов. Имея желание выйти на более высокую ступень политической иерархии, Нестора Махно увлекает перспектива объединения с войсками атамана Григорьева, действующего в Херсонской губернии. В итоге возникает новая, политически суверенная организация – Революционно-Повстанческая Армия Украины (РПАУ), не превышающая пока количеством две тысячи человек. Укрепившись в районе Помощная – Новоукраинка, махновцы занялись переформированием своих частей и мощной агитацией среди красноармейцев.  После ареста своих командиров и комиссаров, восставшие части с обозами и толпами беженцев двинулись на соединение с махновцами.

30 августа 1919 г. в селе Добровеличковка махновские силы объединились. Был избран новый состав РВС, утверждена обновленная структура армии. В ночь на 26 сентября 1919 г. махновские отряды неожиданно напали на белогвардейцев и опрокинули их. Разгром был полнейший, под утро два вражеских полка были рассеяны. Нестор Махно с невероятным природным чутьем положился на свои сильные стороны и использовал полностью слабости противника. Сделав прорыв через тонкую цепь деникинских войск, Махно со своими быстрыми отрядами начал стремительный рейд по Южной Украине. Столь стремительно действующему Махно не составило особого труда взять с ходу Кривой Рог, Никополь, переправиться через осенний Днепр и снова оказаться в Гуляй-Поле. Здесь Махно не остановился на отдых, и уж точно, не запил, как приписывали ему потом советские писатели, а пошел дальше. Скорость продвижения махновцев прямо пропорционально соответствовала росту его сил. После боев с переменным успехом, махновцы в ночь на 9 ноября вновь взяли Екатеринослав, в победный бой их вел сам Батько. Это был, несомненно, один из крупнейших внешних успехов Махно, ставших венцом его славы. “Народная молва по всей Украине разнесла славу о Несторе Махно – как победителя Деникина”[3, с. 247].

В конце года махновцам пришлось столкнуться с куда более страшным противником, чем белые. Армию настигла уже пару месяцев разгуливающая по Украине эпидемия тифа, продолжавшаяся до лета 1920 г. Сыпной тиф косил тогда Россию, не разбирая, кто красный, белый или зеленый. Заразился тифом и Махно, его надежно укрыли преданные люди. Весь этот год махновцы провели в бесконечных скитаниях по Левобережью и постоянных кровавых стычках с красными боевыми частями, тыловыми подразделениями и местными органами Советов (особенно жестоко – с продотрядами и их опорой на местах – комбедами). В сентябре 1920 г. Махно пошел на Верхний Дон, где устроил красным тыловым частям такой разгром, что пленные превысили численность самой Повстанческой Армии. В одном из боев Махно был ранен в ногу разрывной пулей, ранение требовало срочного хирургического лечения. В результате, он был вынужден хромать до конца своей жизни. К концу сентября 1920 г. большевикам стало понятно, что, несмотря на организацию Южного фронта и присланные подкрепления, остановить Врангеля не удастся. Двенадцатитысячная армия Махно, могла основательно изменить сложившийся на фронте баланс сил в пользу советской власти и тем предопределить неминуемый разгром Врангеля. Именно в этой критической для всего фронта обстановке советское правительство было вынуждено унизиться до обращения за помощью к Нестору Махно.

Позже этот момент сознательно фальсифицировался советскими историками, представлявшими события так, будто Махно полностью капитулировал перед большевиками, подписав соглашение на продиктованных ему условиях.  На самом деле Махно заставил большевиков принять такие пункты соглашения и условия его выполнения, которые в своем объеме означали политическое поражение советской власти в ее борьбе против махновцев. Условиями договора выступало: прекращение Красной Армией военных действий против РПАУ/м/ и публикация текста договора в центральных украинских газетах, вместе с личными извинениями – Дзержинского и Яковлева, которые утверждали, что располагают документами доказывающими союз Врангеля и Махно. Только после этого махновцы считали возможным приступить к выполнению условий. В статьях же самого соглашения повстанцы требовали следующего: РПАУ/м/ входит в состав вооруженных сил республики как автономная единица, полностью сохраняя свой внутренний распорядок и подчиняясь командованию Красной Армии только в оперативном отношении. Советское правительство освобождает всех содержащихся в тюрьмах Украины и России анархистов и махновцев, предоставляя им свободу организации и пропаганды. В ходе переговоров, коммунисты принимая махновский проект, упорно отказывались печатать текст договора в газетах и приносить публичные извинения. Подспорьем этого было то, что ни СНК Украины, ни РВС Южного фронта подписывая соглашение, вовсе не думали выполнять его. Его принятие рассматривалось как дипломатический прием, чтобы втянуть Махно в антиврангелевскую борьбу. И красные, и махновцы понимали, что это соглашение временное. В последних числах октября Красная Армия (вместе с махновским отрядом) выбила врангелевские войска из Северной Таврии. Готовился решающий штурм крымских перешейков. 5 ноября был отдан приказ Фрунзе, согласно которому махновцы должны были наступать в составе 6-й армии. Те выполнили приказ и успешно перешли холодный Сиваш, а потом направились в Крым.

Теперь представился удобный случай нанести сокрушающий удар по неуловимому Батько Махно. 23 ноября (не прошло и недели после занятия Крыма!) Фрунзе отдал приказ включить все части армии Махно в состав 4-й армии, что означало, по сути, их расформирование; правда, было добавлено, что советское командование до 26 ноября будет ждать ответа от товарища Махно. Из Гуляй-Поля ответа к указанному сроку не поступило (да и неизвестно, попал ли приказ туда и отсылался ли вообще), а махновские командиры отказались расформировываться. Махновцы были окружены, и в ночь на 27 ноября внезапно атакованы и разгромлены. Тогда же в Харькове арестовали махновских представителей и вскоре расстреляли их. Но не всех махновцев удалось истребить в Крыму. Остатки конницы и тачанок во главе с Марченко сумели 7 декабря прорваться через Перекоп, теперь уже в обратном направлении, и уйти в степь.

5. Начало конца

Бесконечные мелкие стычки продолжались до начала 1921 г. между махновцами и советскими частями. Обе стороны несли потери, иногда довольно ощутимые. Ужасна и беспощадна была месть Батько Махно большевикам. Вскоре он стал настоящим злым роком для них. Ходили слухи, что Махно останавливает поезда, строит всех плененных коммунистов в ряд и шашкой срубает им головы. За один день рейда маневренная группа занимала два-три населенных пункта, где полностью уничтожался управленческий аппарат. Одним из залогов неуловимости Махно, стала его предусмотрительность. Например, для более продуктивного использования конницы зимой, махновцы производили ее перековку «на остро», прилаживая к подковам острые гвозди. Весенняя распутица предполагала естественный предел всем передвижениям и боевым стычкам. Весна обещала быть весьма примечательной – Ленин публично отказался от «военного коммунизма», гражданам Советской России были возвращены основные хозяйственные свободы и кое-какие гражданские. Наступала эпоха НЭПа. Даже какой-то лучик надежды забрезжил над измученной и истерзанной войной Россией. Но суровый Батько Махно по-прежнему был силен. Он смело и решительно передвигался, уходя от сильных противников, и уничтожал слабых.

Волковинский В.Н. отмечает: “Однако здесь Нестор Махно сделал одну военно-политическую ошибку. Он не учел того, что теперь политика стала заменять силу, не учуял громадной усталости украинского крестьянства, своей социальной опоры. Махно, переоценив свои силы, захотел пойти на Харьков. Операция эта произошла в середине мая 1921 г., и окончилась полным крахом. Чем дальше – тем больше. На Полтавщине, в лесистом районе реки Сулы, махновцев настигли красные войска. Здесь они потерпели поражение в последних числах июля”[2, с. 194]. Не единожды терпел неудачи Нестор Иванович Махно, но каждый раз наполнялся новыми силами. На этот раз приток этих сил иссяк. В итоге крестьяне, его социальная опора, устали, и хлопцы разбегаются по хатам. На последнем собрании 21 июля 1921 г., Махно объявил свое решение уходить в Румынию, делая оговорку на временном характере этого ухода. Набравшись сил Махно должен был возвратиться. Повстанцы должны были затаиться и припрятать оружие для новых сражений с коммунистами. Сам Нестор Махно с небольшим отрядом добровольцев двинулся в западном направлении. 28 августа 1921 г., переправляясь через Днестр, тяжелораненый Махно не думал, что видит берег родной земли в последний раз и что никогда уже не вернется обратно.

Заключение

Отряд Махно на румынской стороне обезоружили, а известного не только на родине Батько поспешили как можно скорее изолировать (в боярской Румынии крестьяне тоже могли взбунтоваться, так что популярный народный вождь здесь тоже представлял опасность). Но Нестора Махно невозможно удержать в клетке, даже если она довольно просторная. Измученный и раненный, он решил организовать побег. Сбежать не удалось. Ночью, их окружили жандармы и вынудили сдаться. Затем бежали в апреле 1923 г., но когда пересекли границу на отобранном автомобиле, опять были окружены, но уже пограничниками Польши и снова были помещены в лагерь, теперь уже польский.  28 июля 1923 г. Махно обратился к МИД Польши за разрешением эмигрировать в Чехию. Ему ответили отказом. Через пару месяцев махновцы подверглись аресту, а еще через два, в Варшавском окружном суде проводилось слушание дела.

Судебный процесс имел большой общественный резонанс. Анархистские организации Европы и Америки выпустили декларацию в защиту Махно и собрали деньги для его адвокатов. Суд присяжных вынес для Нестора Махно оправдательный приговор, однако направил на поселение в восточную Пруссию, в провинциальный городок Торунь. На протяжении года Махно переносил тяжелейший психологический удар, от осознания того, что продолжение вооруженного противостояния с коммунистами в Украине на данный момент невозможно. Это был конец всех жизненных устремлений, утрачивался весь смысл существования. Махно был близок к самоубийству. Выходу из кризиса способствовала его слабость к истории и многочисленные статьи о махновщине в советской и эмигрантской периодике, где возглавляемое им движение преподносилось, как чисто бандитское.

Книга П. Аршинова «История махновского движения» (Берлин, 1923) не смогла исправить положение, и Махно задумал собственноручно изложить историю движения и реабилитировать его. В 1924 г. он с женой и дочерью решил переехать в Париж. В апреле 1925 г. Махно благодаря помощи друзей анархистов прибывает в Париж. В его предместье, Венсене, прошли последние годы его жизни. По парижским нормам жили они очень бедно, перебиваясь случайными заработками. Махно не пренебрегал любой работой, вязал модные тапки на продажу, потом работал столяром в театре, мастерил декорации и т.д. Постоянные заботы о хлебе насущном не способствовали творческому настрою. Махно смог написать три книги мемуаров, доведя рассказ о событиях только до конца 1918 г. Не чувствуя питавшей его энергией родной земли, тело Нестора слабело, и поселившийся в нем с молодых лет туберкулез, вырвался на свободу.

В июне 1934 г. Махно была сделана сложная операция, однако болезнь поразила кости груди. Последствия операции Махно перенести уже был не в состоянии и 25 июля 1934 г. он тихо покинул этот мир в одной из парижских клиник. На похоронах, которые состоялись через три дня присутствовало до четырех сотен анархистов из разных стран мира, но только два украинца. Тело легендарного Батько Махно было кремировано, а урна с прахом замурована в знаменитой Стене Коммунаров на парижском кладбище Пер-Лашез.

Библиографический список:

1. Аршинов, П. А. История махновского движения / П. А. Аршинов – Берлин: Издание "Группы Русских Анархистов в Германии", 1923. – 261 с. 2. Волковинский, В. Н. Махно и его крах / В. Н. Волковинский – М.: Изд-во ВЗПИ, 1991. – 247 с. 3. Егоров, А. И. Разгром Деникина / А. И. Егоров – М.: Изд-во Вече, 2012. – 356 с. 4. Телицын, В. Нестор Махно: Историческая хроника / В. Теплыцын – Смоленск: Олимп-Русич, 1998. – 444 с. 5. Чоп, В. Н. Нестор Иванович Махно / В. Н. Чоп – Запорожье: Тандем-У, 1998. – 84 с. 6. Шубин, А. В. Махно и махновское движение / А. В. Шубин – М.: МИК, 1998. – 176 с.




Рецензии:

30.03.2017, 20:07 Ульянова Юлия Семеновна
Рецензия: Ульянова Юлия Семеновна. Работа Дорохова В.В. биографического содержания, тем не менее, сообщает редкие сведения. Текст легко читается, логических и стилистических замечаний не нет. Однако есть замечания. Список источников слишком большой, но при этом автор не сделал никаких ссылок. Этот недостаток следует устранить. После доработки статья может быть опубликована.

31.03.2017 14:14 Ответ на рецензию автора Дорохов Владимир Владимирович:
Ваше замечание принял к сведению. Вставил ссылки в текст статьи. Спасибо.

1.04.2017, 16:46 Трокаль Тарас Владимирович
Рецензия: Рецензент : Трокаль Т.В. кандидат исторических наук, колледж Российского Нового Университета (РосНОУ) Статья очень интересная, может быть рекомендована к прочтению всем, кто интересуется историей гражданской войны в России. Статья содержит много интересных фактов и безусловно рекомендуется к публикации. Из недостатков можно отметить отсутствие ссылок на библиографические источники, а также то, что сам список источников не совсем корректно оформлен (отсутствуют полные выходные данные книг).

22.04.2017, 20:25 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Действительно статья Дорохова В. В. представляет интерес и может быть опубликована. В то же время автору библиографический список следовало бы оформить по ГОСТ.
23.04.2017 21:21 Ответ на рецензию автора Дорохов Владимир Владимирович:
Библиографический список исправлен!

24.04.2017, 8:12 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Хорошо. Но сноски в тексте оформляются так - [1, с. 2]. Где 1 - это номер источника в библиографическом списке, а с. 1 - это страница, на которую ссылается автор. Аршинов, П. А. История махновского движения / П. А. Аршинов – Берлин: Издание "Группы Русских Анархистов в Германии", 1923. – 261 с. - Правильно так, а не иначе.
24.04.2017 21:21 Ответ на рецензию автора Дорохов Владимир Владимирович:
Исправил.



Комментарии пользователей:

31.03.2017, 14:50 Редакция журнала SCI-ARTICLE.RU
Отзыв: Библиографический список насчитывает 61 источник, в тексте проставлены ссылки только на 6 источников. Сократить библиографический список, оставив только упоминаемые в тексте источники, либо проставить ссылки в тесте статьи на все.


Оставить комментарий


 
 

Вверх