Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №46 (июнь) 2017
Разделы: История
Размещена 21.06.2017. Последняя правка: 21.06.2017.

Веллей Патеркул - римский гражданин?

Ганжуров Алексей Иванович

соискатель

Белорусский государственный университет

кафедра древнего мира и средних веков

Научный руководитель: Федосик Виктор Анатольевич, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой древнего мира и средних веков БГУ (Минск)


Аннотация:
В статье исследуется отношение Патеркула к гражданским войнам в Риме в I в. до н.э., завершившимся установлением монархического режима принципата. Анализируются параллели автора между республиканским периодом и принципатом в Древнем Риме.


Abstract:
the article examines the relationship Patercul to civil wars in Rome in the first century BC, culminating in the establishment of the monarchical regime the Principate. Examines the Parallels between the author of the Republican period and the Principate in Ancient Rome.


Ключевые слова:
Веллей Патеркул; Римская республика; братья Гракхи; гражданские войны; гражданская свобода; монархия; принципат; демократия; социальные стереотипы.

Keywords:
Valley Patercul; Roman Republic; brothers Gracchus; civil war; civil liberties; monarchy; Principality; democracy; social stereotypes.


УДК 94

Введение. Исследование темы является важным для изучения понимания сущности  гражданских войн в Риме I века до н.э. античными историками разных эпох, современниками войн и историками периода поздней античности. Гражданские войны в Риме привели к установлению в Риме системы принципата – монархии, скрытой за республиканскими институтами. Римская цивитас превращалась из общества граждан в общество подданных и отношение Патеркула к гражданским войнам Рима I века до н.э., а также в целом его отношение к демократии, позволит приблизиться к пониманию изменения отношения современного ему римского общества по сравнению с римскими историками, современниками самих войн.

Актуальность. Научная актуальность темы определяется её не исследованностью в отечественном и зарубежном антиковедении.

Цель. Целью исследования является сравнительный анализ восприятия античным историком Патеркулом современных ему демократических элементов принципата по отношению к демократии конца республиканского периода Рима.

Задача.Выявление в труде Веллея Патеркула его отношения к демократическим институтам и гражданским войнам  I века до н.э.

Гай Веллей Патеркул римский историк, родившийся в 20-19 годах до н.э. и умерший предположительно в 31 году н. э. после раскрытия заговора Сеяна [2, с. 228; 230]. Автор труда «Римская история» в 2 книгах, повествующих о событиях от Троянской войны до 30 года н.э. В кратком изложении свой всеобщей истории более подробно раскрывает времена правления первых двух императоров Рима. Его взгляды на существующую политическую ситуацию тесно связаны с его происхождением, карьерой и в целом отношением граждан Рима на произошедшие изменение в структуре власти, приведшие к сосредоточению ее в руках одного человека, оставлению сенату почетных, но маловажных функций и превращению свободных граждан в поданных императора.

Веллей Патеркул относится к всадническому сословию, родился в семье префекта конницы Веллея Патеркула [2, с. 227].  На протяжении 8-9 лет являлся военным трибуном в римской армии располагавшейся в Македонии и Фракии. Находился под началом Публия Виниция, отца Марка Виниция (консула 30 г.), которому и посвящен его труд. К этому же времени относится и его поездка на Восток в окружении Гая Цезаря, сына Августа для переговоров с парфянским царевичем Фраатаком на Евфрате [2, с. 228].

В 4 г. н.э. году, став префектом кавалерии в германской армии он участвовал в походе Тиберия в Германию. В 6 н.э. исполнял обязанности квестора в Риме. Окончив квестуру, он во главе контингента войск отбыл в Паннонию для подавления восстания местного населения. Зимой 6/7 гг. н.э. Веллей являлся начальником римского лагеря в Сисции, на Дунае. В 9-10 гг. н.э. сопровождал Тиберия в походе на Германию [2, с. 229]. После смерти Августа был избран  претором вместе с братом и введен в сенат. Последнее известие о нем, это посвящение двух книг консулу 30 г. н.э. и после этого о Веллее Патеркуле ничего не известно.

Несмотря на краткость изложения является ценнейшим военным источником в описании битв, так как  являлся профессиональным военным  в отличие от большинства других авторов. Учитывая это и некоторые факты сообщаемые только им, труд Веллея является ценным источником по римской истории. Не относясь к патрицианскому роду, будучи «новым человеком» италийского происхождения Веллей подчеркивает пользу, которую приносили люди незнатного происхождения государству на протяжении всей истории Рима [1, с. 94]. Таким образом можно говорить о соперничестве «новых людей» с нобилитетом за привилегии во времена жизни Веллея, т.к именно из той прослойки общества, к которой он относился и формировали первые императоры своих чиновников и военных командиров.

Веллей относит начало гражданских войн к событиям 133 г. до н.э. применительно к убийству Тиберия Гракха. Любопытна  его объективность в их причинно-следственной связи. Основной причиной начала войн названы желание быть самым могущественным (доминирование) и личная выгода в виде большого количества денег. Как подчеркивает сам Веллей удивительного в этом ничего нет, так как «никто не считает для себя позорным ничего, если это приносит выгоду» [1, с. 25]. Просматривается отслеживание эволюции «выгоды». Во времена Суллы описывается впервые возникшее явление изъятия и дарения имущества римского гражданина по принципу «кто богаче, тот и более виновен».  И «ничто не казалось бесчестным, если сулило прибыль» [1, с. 35].

Автор одинаково осуждает как противников братьев Гракхов, так и их самих называет охваченными безумием и мятежом, желающими стать то ли первыми людьми государства, то ли стремящимися к царской власти [1, с. 26]. Известно автору и понятие меры дозволенной гражданину. Точку, в истории с братьями Гракхами, Веллей ставит следующими словами: «они злоупотребили редчайшими дарованиями: если бы в жажде почестей они не преступили меру, дозволенную гражданину, — все то, чего они добивались, подняв мятеж, государство предоставило бы им мирным путем» [1, с. 27].

Знаком автору и закон 509 года до н.э., позволяющий убивать без суда и следствия  лиц, стремящихся к достижения царской власти. Это видно из эпизода с надеванием царской короны Антонием Цезарю и тем самым вызвавшим сильную ненависть римлян [1, с. 56]. А также из приводимого им диалога Публия Сципиона Эмилиана и трибуна Карбона. На вопрос трибуна о смерти Тиберия Гракха Сципион ответил «если Гракх имел намерение захватить государство, то убит по праву» [1, с. 25].  Несмотря на знание этого фундаментального закона о демократии и его неоднократное применение в республиканский период Рима, автор, накладывает его на современных ему Августа и Тиберия и, безусловно, являлся историком, придающим большое значение личности в истории. Он совмещает, на первый взгляд, казалось бы, несовместимое и возвеличивает обоих императоров, вплоть до персональной молитвы Тиберию [1, с. 96]. Однако, хотя Веллей, несомненно был знаком с сенаторами приходившимися старшими ровесниками Августа, видевшими своими глазами республику, и от них мог черпать республиканский дух, сам он родился после установления принципата и отсутствие гражданской войны было более ценной вещью, на его взгляд, чем республика. Отсюда можно сделать вывод, что человек детерминирован окружающей его средой и принимает окружающую его реальность как данность, подобно тому, как в наше время это видно из совмещения мусульманским народом курдов ислама с коммунизмом, в то время как лидер коммунистической партии России объявляет первым коммунистом Иисуса Христа.

Марий, Сулла, Помпей характеризуются как люди жаждавшие власти. Явление доминирования хорошо описано Веллеем на примере Помпея. По мнению автора в свободном государстве, где все граждане равны в правах, Помпей не мог вынести, чтобы кто-либо был равен ему по положению [1,40]. Также он считает, что весь мир оценивает Помпея как человека «во всех отношениях значительнее, чем гражданин» [1, с. 41]. Приводятся слова проконсула Квинта Катула о том, что Помпей «даже чересчур выдающийся для свободного государства» [1, с. 41].

Триумвират между Крассом, Помпеем и Цезарем оценивается как гибельный для Рима и мира, заключенный ради могущества [1, с. 48]. Позже, в процессе переговоров между Помпеем и Цезарем,  автор подчеркивает, что каждый справедливый человек жаждал, чтобы и Цезарь и Помпей распустили войска [1, с. 51]. А когда этого не произошло и пришлось выбирать между одним и другим, метко выдает, что почтенный человек старой закалки  предпочитает присоединиться к партии Помпея, в то время как благоразумный последует за Цезарем. По всей вероятности под благоразумием здесь понимается возможность сохранить свою жизнь, имущество и возможность разбогатеть, что в сумме на взгляд Веллея является, как минимум, не менее весомым фактором, по сравнением с почетом от принадлежности к партии Помпея. Также он дает еще одну практичную оценку «дело одного полководца казалось более справедливым другого — более надежным» [1, с. 52]. Республиканский период в целом достаточно трезво оценен автором. Он подчеркивает, что «события подтвердили правоту советов Пансы и Гирция, постоянно предупреждавших Цезаря, что принципат, приобретенный оружием, нужно и удерживать оружием» [1, с. 56]. И хотя заговор Брута и Кассия оценен как злодеяние, тем не менее, пользуясь метафорами, дается описание как при въезде в Рим Октавиана создалось впечатление, чтосолнце над его головой засияло радугой и оно само возложило корону на голову великого мужа [1, с. 57]. Хотя описывая более ранние события этого же года, говорит о сильной ненависти к Цезарю за возложение на него царской короны Антонием. Автор явно осуждает убийства и гражданскую войну и этим мерилом порицает или хвалит описываемых им властителей Рима.

Можно говорить об относительной  объективности автора в освещении событий гражданских войн. Несмотря на недавний для него пример гибели историка Кремуция Корда в 25 г. н.э. обвиненного в превозношении Брута и Кассия, он говорит о величии души Брута [1, с. 64].   В тоже время, являясь современником Августа, он умалчивает об именах людей им проскрибированных во втором триумвирате, включая собственного дядю по матери Луция Цезаря. [1, с. 60]. Сам Август уже является божественным с божественной же душой [1, с.  43; 57]. Оценка введения принципата дана однозначно в положительном ключе«была восстановлена старинная и древняя государственная форма» и сенату вернулся почет, судам величие и т.д. [1, с. 72].   Тем самым республиканский период Рима для автора уже является канувшим в Лету. Описывая смерть Августа, он говорит о смерти императора в присутствии одного Тиберия, в то время как Тацит сомневается, что Тиберий застал Августа живым[3, с. 8].  Веллей сообщает о времени наивысшего страха и ужаса охватившего римское общество после кончины Августа [1, с. 91-92].  Это был страх о возможном возобновлении гражданских войн. Уже будучи на тот момент сенатором, Веллей сообщает, что в сенате «мы боялись крушения мира». И хотя находились люди мечтавшие о возращении республиканского правления, основная масса граждан успела сжиться с осознанием своего подданства и появление Тиберия у руля власти было неизбежным. Уже сам автор, родившийся при Августе, не является ярым сторонником демократии и не видит особого смысла в отстаивании Катоном, Брутом и Кассием демократических принципов ценой войны и своих жизней.

Заключение.  Труд Веллея заканчивается молитвой за императора. Из дошедших до нашего времени исторических сочинений это первое упоминание о подобном явлении. Для того, чтобы больше подчеркнуть величие принцепсов, он использует по отношению к себе уничижительные оценки типа «если позволит моя посредственность», что было невозможно в республиканский период. В этом отношении язык «Римской истории» Веллея больше говорит о переменах, произошедших в обществе чем, что бы то ни было.

Патеркул был новым человеком, близким к политическому лидеру своей эпохи и обязанным ему своей карьерой. Из-за своей близости к Тиберию превозносил значение личности, в связи с окончательно утвердившимся принципатом и отсутствием в политическом поле людей с прежними социальными стереотипами, к которым относились Цицерон, Брут, Катон и др.  Возвращение к прежнему политическому строю вызывает у него уже страх и показывает встроенность его политических взглядов в существующий мейнстрим, несмотря на то, что при его жизни еще жили люди своими глазами видевшие Республику.

Библиографический список:

1. Малые римские историки. Веллей Патеркул. Анней Флор. Луций Ампелий. М.: Ладомир, 1996. 388 с.
2. Немировский А.И. Веллей Патеркул // Малые римские историки. Веллей Патеркул. Анней Флор. Луций Ампелий. М.: Ладомир, 1996. С. 223-266.
3. Публий Корнелий Тацит. Анналы. Малые произведения. История. М.: Ладомир, 2003. 986 с.




Рецензии:

21.06.2017, 19:06 Ульянова Юлия Семеновна
Рецензия: Ульянова Юлия Семеновна. Статья Ганжурова А.И. представляет научный интерес для специалистов не только античной древней истории, но и других исторических периодов всемирной истории. Кроме того, работа, наверняка, заинтересует круг читателей –любителей истории, в том числе зарубежной. Автор четко формулирует цель исследования, логично и последовательно излагает материал, дает свои оценки. Статья рекомендуется к публикации.

23.06.2017 19:19 Ответ на рецензию автора Ганжуров Алексей Иванович:
Благодарю.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх