Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №47 (июль) 2017
Разделы: История
Размещена 23.06.2017.

Демократия Цезаря.

Ганжуров Алексей Иванович

соискатель

Белорусский государственный университет

кафедра древнего мира и средних веков

Федосик Виктор Анатольевич, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой древнего мира и средних веков БГУ (Минск)


Аннотация:
В статье исследуется отношение Цезаря к гражданским войнам в Риме в I в. до н.э., его собственным оценкам ключевых этапов и событий этих войн, а также побудительных мотивах диктатора, как ключевого игрока политического поля в Древнем Риме.


Abstract:
The article examines the relationship of Caesar to the civil wars in Rome in the first century BC, its own estimates of key stages and events of these wars, and motives of the dictator as a key player of the political field in Ancient Rome.


Ключевые слова:
Юлий Цезарь; Римская республика; монархия; мировоззрение; религия; гражданские войны; гражданская свобода; демократия; подражание; социальные стереотипы; еда; размножение; доминирование.

Keywords:
Julius Caesar; the Roman Republic; monarchy; worldview; religion; civil war; civil liberties; democracy; imitation; social stereotypes; food; breeding; dominance.


УДК 94

Введение. Исследование темы является важным для изучения понимания сущности  гражданских войн в Риме I века до н.э. античными историками разных эпох, современниками войн и историками периода поздней античности. Гражданские войны в Риме привели к установлению в Риме системы принципата – монархии, скрытой за республиканскими институтами. Римская цивитас превращалась из общества граждан в общество подданных и отношение Цезаря к гражданским войнам Рима I века до н.э., а также в целом его отношение к демократии, позволит приблизиться к пониманию изменения отношения более поздних историков Древнего Рима по сравнению с республиканскими историками, современниками самих войн. Актуальность. Научная актуальность темы определяется её не исследованностью в отечественном и зарубежном антиковедении.

Цель. Целью исследования является анализ восприятия античным историком Юлием Цезарем современных ему гражданских войн и демократических институтов.

Задача.Выявление в труде Юлия Цезаря его отношения к демократическим институтам и гражданским войнам  I века до н.э.

Гай Юлий Цезарь (между 102 и 100 - 44 г. до н.э.) происходил из патрицианского рода Юлиев и возводил свою родословную через Энея к Венере [3, р. 11-14; 4, р. 153; 8, с. 6]. Несмотря на известность рода Юлиев периода ранней республики, к концу II века до н.э. представители рода вероятно  не занимали курульных магистратур и потеряли свой общественный имидж. Это явилось одной из причин, по которой они выдали представительницу своего рода Юлию Цезарис  замуж за нового человека выросшего в деревне Гая Мария [13, с. 509], который на момент женитьбы уже был претором и планировал занятие высшей магистратуры консула.  Благодаря брачной сделке с новым человеком Гаем Марием появился шанс возвращения в высшие слои Рима [6, с. 171-172]. Отец Цезаря, на сестре которого был женат Гай Марий, благодаря поддержке набравшего влияние родственника сумел последовательно побывать децемвиром, квестором, претором и проконсулом Азии. Однако, несмотря на этот успех своего отца, будущий диктатор родился, вырос и занимал низшие курульные должности в доме расположенном в районе Рима Субура [3, р. 23; 8, с. 20], который был известен своей нищетой, лупанариями, домами для бедняков и мелких торговцев. И только после избрания великим понтификом в 63 году до н.э. переехал жить в государственный дом, предназначенный для верховного религиозного сана Рима. Это объясняется смертью Мария и его сына, а также  проигрышем его партии Сулле.

В этой связи, с точки зрения оценки социальных стереотипов Цезаря, любопытно его представление самого себя согражданам не как потомка своих знаменитых предков периода ранней республики, а именно как приверженца своего дяди Гая Мария.  Который был пусть, и не родственный ему по крови, выросший в деревне, но добившийся семи консульств, ставший фактически пожизненным диктатором и вытащивший семью Юлиев на путь высших магистратур. В 68 г. до н.э. на похоронах жены Мария и своей тетки Юлии он впервые выставляет изображения Мария, несмотря на действующее постановление об объявлении его врагом государства [14, с. 439; 17, с. 48, 54]. Там же он провозглашает богиню Венеру основоположницей рода Юлиев и через свою бабку принадлежность к царскому роду. «Вот почему наш род облечен неприкосновенностью, как цари, которые могуществом превыше всех людей, и благоговением, как боги, которым подвластны и самые цари» [8, с. 6]. А через четыре годы ночью Цезарь поставил изображения Мария на Капитолии, восстановив его трофеи. После этого было созвано заседание сената и Луций Катулл, сын убитого Марием сенатора, произнес: «Итак, Цезарь покушается теперь на государство уже не путем подкопа, но с осадными машинами» [14, с. 440; 17, с. 62]. Нужно сказать, что вполне биологическое явление непотизма, предоставляющего привилегии родственникам или друзьям, вне зависимости от их профессиональных качеств, рассматривалось в Риме как само собой разумеющаяся обязанность [17, с. 48]. Здесь хорошо видны приоритеты Цезаря, ставящего важность политического успеха своего дяди выше древности своего рода.

Между 86 и 84 г.до н.э. умирает отец будущего диктатора и Цезарь, не более чем в 18 лет, а по сообщениям большинства авторов в 15 лет, становится главой своей фамилии. В течении двух лет он был поставлен перед требованием развода с женой, лишен жреческого сана фламина, родового наследства, приданого жены. А включение Суллой в проскрипционные списки  Цезаря в 82 г. до н.э. и его вынужденное бегство перед страхом смерти, безусловно, оставило свой неизгладимый след у молодого патриция [8, с. 5].

Цезарь обучался риторике и грамматике и хорошо владел основами греческой и латинской литературы. Его учителем был Марк Антоний Грифон, который не назначал платы за свои услуги, что вероятно было также немаловажно для семьи Цезаря, как и другого ученика Грифона Цицерона, который являлся homo novus (новым человеком) [8, с. 222]. Также они брали уроки у знаменитого родосского оратора Молона [15, с. 477; 17, с. 46; 9, с. 256]. В его образование входили также физические упражнения: плавание и верховая езда [16, с. 43].

Цезарь вел беспорядочную половую жизнь с большим обилием женщин разных социальных статусов. Античному автору Светонию понадобилось три главы в его биографии для описания амурных похождений и перечисления политически наиболее важных женщин, состоявших в связи с Цезарем, включая жен его коллег по триумвирату Красса и Помпея [8, с. 21-22; 17, с. 42].

Значению денег и способу их отъема Цезарь отводил существенную роль. Светоний сообщает, что он пополнял свои финансовые запасы, используя как военные, так и гражданские должности. Цезарь выпрашивал деньги, разорял города и храмы, брал взятки с царей за подтверждения их полномочий [8, с. 22].

В 60-х годах до н.э. Цезарь не стремился проложить себе путь к триумвирату, в чем можно согласиться с исследователем Утченко С.Л. [17, с. 72]. Если отвлечься от его продвижения по лестнице государственных магистратур, имел длинную череду почти непрерывного ряда политических неудач и промахов. Сюда относятся александрийская авантюра, попытка создать войско под его командованием для отправки в Египет, «подстрекательские» действия Цезаря по отношению к своей клиентеле в транспаданской Галии, слухи о его участии в первом заговоре Катилины и официальные обвинения в участии второго заговора, участие в судах и т.п. [17, с. 62, 71-72]. Вероятно, эти неудачи, особенно обвинения в заговоре Катилины,  подтолкнули Цезаря к отходу от республиканских традиций и попытке создать триумвират. Тем более он видел, как обошелся Цицерон с обвиняемыми после речи своего противника Катона, потребовавшего их казни без суда, несмотря на римское гражданство обвиняемых. Впоследствии Цицерон был отправлен в изгнание за удушение своих сограждан без суда.

После последовательного занятия избираемых магистратур по инициативе Цезаря был создан первый триумвират в 60 г. до н.э., за год до его первого консульства.  По всей вероятности сам Цезарь подражал в этом Гаю Марию, в его попытке заключения политического союза с народными трибунами Сатурнином и Главцией [11, с. 441].  Создание триумвирата позволило получить Цезарю проконсульскую власть в Галии дважды по пять лет. Воспользовавшись предоставленным ему войском, Цезарь завоевал обширные территории на севере республики, присоединив к ней всю Галлию. Завоевание Галлии и связанное с ним давление Цезарем на внутри римскую политику привело к гражданской войне [15, с. 478-479]. Опасаясь борьбы с Помпеем и сенатом, Цезарь публикует свой труд «Записки о галльской войне» в 51 году до н.э., тщательно избегая в них упоминания о фактах, способных дать повод к политическому преследованию, или смягчая их [15, с. 475]. С этой же целью были созданы и интересующие нас «Записки о гражданской войне» в 47 году до н.э. о событиях 49-48 годов.

Для рассмотрения мировоззрения Цезаря важно определить его отношение к религии. Сам Цезарь неоднократно обращается к этой теме в своих записках. Он особо отмечает попирание богов помпеянцами за изъятия денежных средств из храмов [10, с. 225, 312, 350], свою собственную роль в возвращении этих средств храмам назад [10, с. 279, 312, 350], а также нарушения юридических законов в области неприкосновенности народных трибунов и нарушения солдатской присяги самому Цезарю именует противным богам. Так после объявления сенатом Цезаря врагом отчества 7 января 49 г. до н.э. и бегства в лагерь Цезаря народных трибунов Марка Антония, Квинта Кассия Лонгина и Гая Скрибония Куриона, его ставленников в сенате, Цезарь обозначает свою позицию, как восстановление народных трибунов, «безбожно изгнанных из среды гражданства» [10, с. 233]. А в сочиненной им речи Куриона для войска, дезертирство легионеров из лагеря Цезаря в лагерь помпеянцев выражает как безбожное преступление [10, с. 285]. Кроме того Цезарь отдает себе отчет, что случайный порыв суеверия может причинить огромный урон, как часто целые армии страдали от подобной ошибки полководца или трибуна [10, с. 332]. В данном случае Цезарь говорит о возможной ошибке Помпея, после собственного поражения под Диррахием. Таким образом, выделяя религиозную составляющую, Цезарь сам подпадает под ее власть, с точки зрения  поддержки его действий богами и пропагандирует эту идею [1, р. 100-101]. Вера в собственную богоизбранность вероятно подкреплялась фактом избрания его великим понтификом, к обязанностям которого он относился серьезно [1, р. 110].

Светоний сообщает, что Цезарь не был суеверным человеком и в Галии опустошал храмы местных богов [8, с. 22], однако сам Цезарь сообщает о человеческих религиозных жертвоприношениях галлами заведомо невинных людей [10, с. 127], что безусловно не могло вызывать у него уважения в местным культам. В этой связи интересен эпизод Светония с несчастливым предзнаменованием, случившийся с Цезарем при прибытии в Африку для выступления против Сципиона и Юбы. Когда он оступился, сходя с корабля, то обратил это в хорошее предзнаменование, воскликнув: «Ты в моих руках, Африка!» [8, с. 24]. Тем самым, Цезарь продемонстрировал веру в расположенность к нему сверхъестественных сил [17, с. 267-268].

Что касается интересующих нас «Записок о гражданской войне» Цезаря, то уже на первой странице, он сообщает об утрате сенатом возможности принимать самостоятельные решения. Там 1 января 49 г. до н.э. в сенате решался вопрос о признании Цезаря врагом государства под давлением Помпея и его легионов, стоявших под Римом [17, с. 215]. Консул 51 года до н.э. Марк Клавдий Марцелл был независимой фигурой по отношению к Цезарю и Помпею [5, с. 386; 8, с. 14; 14, с. 461]. Он сделал предложение, «что об этом деле уместно докладывать сенату только тогда, когда будет произведен по всей Италии набор и будут сформированы армии, чтобы таким образом сенат, обеспеченный этой охраной, имел смелость принимать самостоятельные решения сообразно со своими убеждениями» [10, с. 221-222]. Однако давление Помпея и его тестя Сципиона победило, и решение сената явилось отправной точкой гражданской войны [17, с. 212]. В целом ситуация начинала выходить из под контроля значительно ранее в результате мелких прецедентов доминирующих честолюбивых устремлений отдельных представителей нобилитета, начиная вероятно с прецедента 203 г. до н.э., в виде бессрочного проконсульства Публия Корнелия Сципиона Африканского. И к началу 49 г. до н.э. отдельные политические лидеры также больше подчинялись влиянию оформившейся политической и социальной среды, чем управляли ею [17, с. 210-211]. В качестве примера можно привести, как в самом лагере помпеянцев звучали слова наподобие резких обличительных слов Катона Помпею, что «виновник этих великих бед должен сам положить им конец» [17, с. 215].

На взгляд Цезаря пожизненная диктатура Суллы уже является одиозной и находит своих приверженцев в подражании. Так консул Луций Корнелий Лентул Крус хвастается в кругу друзей, что будет вторым Суллой и к нему перейдет верховная власть. Также он надеется расплатиться с огромными долгами получением войска,  проконсульских провинций и взятками от царей [10, с. 223; 12, с. 52]. Точно так же, как Луций Корнелий Лентул Сура, участник в заговоре Катилины верил, что ему суждена вслед за Цинной и Суллой царская власть [7, с. 26].  Отсюда видно, что явление подражания имеет свою существенную составляющую в политической жизни.

Представляет интерес, что Цезарь сам сообщает о том, что при принятии сенатом решения против него, он убеждает начать гражданскую войну тот единственный 13 легион, который находился в Равенне вместе с ним. А остальным легионам он уже отдает приказ следовать за собой через Рубикон, не утруждая себя необходимостью убеждать их в убийстве собственных граждан [10, с. 225-226]. Хотя сам он сообщает, что жалел своих сограждан, которых пришлось убивать [10, с. 258]. В таких случаях Цезарь предпочитал добровольную сдачу граждан для пополнения ими своих легионов.

В этом отношении имеет значение сообщения Цезаря о его собственном страхе смерти и описания данного страха у других его сограждан. В сообщении Помпею он извещает, что всегда ставил на первом плане свою честь и ценил ее выше жизни [10, с. 226]. Однако в дальнейшем он сообщает, что Помпей удерживает два легиона при себе для того, чтобы погубить его [10, с. 227]. А его бывшая правая рука в Галии Тит Лабиен восклицает на переговорах: «никакого мира у нас быть не может, пока нам не доставят головы Цезаря!» [10, с. 305; 17, с. 231]. Кроме того при переходе Рубикона, по сообщению Аппиана, Цезарь говорит присутствующим «Если я воздержусь от перехода, друзья мои, это будет началом бедствий для меня, если же перейду — для всех людей» [5, с. 391; 17, с. 210].

По отношению же к согражданам Цезарь сообщает, как в Риме после его поражения под Илердой, чтобы избежать подозрений, что они сначала выжидали исхода его войны в Испании с Афранием и Петреем,  отправились к Помпею с поздравлениями [10, с. 249]. При сражении его пропретора Куриона под Утикой, многие притворялись ранеными и уходили в страхе из военного лагеря в город [10, с. 288]. В окруженном войске Куриона, отчаявшись в спасении, его легионеры плакались на свою смерть, были полны страха и дошли до полного отчаяния и общего ужаса [10, с. 292-293]. Об ужасе и страхе своих легионеров Цезарь сообщает и при собственном поражении под Диррахием [10, с. 331].

С учетом его собственного побега от проскрипций Суллы и описания страха смерти можно заключить, что этот момент являлся одним из важнейших движущих факторов в его стратегических решениях приведших к гражданской войне.

Цезарь отдает себе отчет в превалировании базовых биологических человеческих нужд, в виде еды (денег), размножения и доминирования, перед социальными стереотипами, свойственным всем людям. О половых пристрастиях Цезаря написано выше, что касается еды, то он сообщает как из-за голода под Илердой легионеры Афрания и Петрея ежедневно и в большом количестве перебегали к нему [10, с. 260]. Также и значению денег, как и способу их отъема, Цезарь отводил существенную роль. Светоний сообщает, что он пополнял свои финансовые запасы, используя как военные, так и гражданские должности. Цезарь как нищий выпрашивал деньги у союзников на уплату своих долгов, разорял города и храмы, брал взятки с царей за подтверждения их полномочий [8, с. 22]. При этом на момент еще пропретуры Цезаря, у него существовали огромные долги, и он был осаждаем кредиторами.

Сами социальные стереотипы также хорошо известны Цезарю, и он придает им существенное значение, подчеркивая, «как на солдат вообще оказывают большое влияние нравы тех стран, где они долго стоят» [10, с. 245]. И даже гарнизон римских легионеров, оставленных проконсулом Сирии Авлом Габинием для защиты египетского царя и его наследников от внутри династических споров, обозначен как они «освоились с александрийской вольной жизнью и отвыкли от римского имени и военной дисциплины» за восемь проведенных там лет.  Они пошли воевать против своего римского консула в составе войск египетского военачальника Ахилла, по приказу евнуха царя  Потина, исходящего из внутри египетских интересов [10, с. 351-352, 353, 360].

Нужно отметить, что Цезарь видит такое явление, как невозможность человека вообще, и в частности человека стоящего у руля власти вернутся к своей прежней демократической и миролюбивой политической программе в случае развития успеха в противостоянии доминирования с равносильным противником. Предлагая Помпею условия мира, пока они были в равном положении, он сообщает, что это важно для государства и необходимо в Риме предоставить их спор сенату и народному собранию, приняв любое их решение. В противном случае  «если судьба даст одному из них хоть небольшой перевес, то считающий себя более сильным не захочет и слушать об условиях мира, и тот, кто будет уверен в получении всего, не удовольствуется половиной» [10, с. 299; 17, с. 229]. Таким образом, Цезарь пытается обелить себя, однако все-таки показывая свой взгляд на развитие ситуации. Также он показывает, что чем больше грубости и жестокости проявляют наместники городов или коменданты, тем выше их ценят как людей и граждан в Сирии, которая хоть и являлась восточной провинцией, однако уже прошла процесс эллинизации и была романизирована [10, с. 311]. Отсюда видно, что Цезарь отдавал себе отчет в значении агрессии и доминирования во влиянии на людей и общество.

Заключение. В заключении можно сказать, что Цезарь став в раннем возрасте главой семьи из-за смерти отца, принуждаемый к разводу с женой, потерявший родовое имущество семьи, вынужденный скрываться от убийц за включение в проскрипционные списки и как-то оберегать свою семью, а также своими глазами видевший действия и результаты кровавых гражданских противостояний Мария с Суллой и др. в Риме в 80-х г. до н.э. отдавал себе отчет в шаткости человеческой жизни и демократических устоев конца республиканского периода Рима. Покровитель его семьи Гай Марий, как пример для подражания, также сыграл важную роль в запечатлении политических взглядов и предпочтений Цезаря. Он приложил силы для создания более устойчивого и безопасного положения себе и своей фамилии, однако его открытая приверженность «партии» Гая Мария вызывала недовольство консервативной верхушки сената, увеличивающееся с ростом его восхождения по магистратурам. В результате это привело к обвинению его в заговоре Катилины против государства, и хотя Цицерон отверг эти обвинения, сам их факт способствовал распространению слухов подрывавших его репутацию. Нельзя сказать, что Цезарь намерено, шел до своего консульства по пути к абсолютной власти, однако попав в сложные условия, включая обвинения в заговоре и огромные долги, он вполне мог посчитать более безопасным и надежным для себя путь триумвирата. В этом отношении он не придумал ничего нового взяв пример подражания с Гая Мария.

Наблюдая крах республики с раннего детства до конца своей жизни, он не смог предложить новых путей выхода из кризиса, за исключением помилования побежденных в гражданской войне сограждан, чем впоследствии и воспользовался Август, пойдя по пути Помпея. В этом положительное отличие его социальных стереотипов от Гая Мария и Суллы. Но в целом, он пошел дальше них в рамках республиканских магистратур, и если Сулла, наблюдавший в детстве первые трещины республики, в лице трибунов братьев Гракхов, отказался от пожизненной диктатуры, то социальные стереотипы Цезаря формировались уже при столкновении в гражданской войне высших магистратов консулов, со значительным риском для его жизни. Эти факты и возможно отсутствие полноценной семьи и детей, вместе с верой в собственную божественную неприкосновенность,  уже не позволили ему отказаться от пожизненной диктатуры.

В свете того что общее развитие ситуации, при которой римская республика осталась единственным демократическим государством, после завоевания ей демократических государств Греции и Карфагена, была окружена странами с монархическими режимами или родоплеменными отношениями, в ней и вполне закономерно произошел постепенный отход от республики с аристократическим уклоном, через власть немногих (триумвират) к единоличной власти, нашедшей выражение в принципате. Так как образцы подражания у границ Рима были соответствующие. И в данном случае фигура Цезаря являла собой необходимый элемент этого перехода от свободы и демократии к вполне биологической агрессии доминирования.

Библиографический список:

1. David Wardle. Caesar and Religion // A Companion to Julius Caesar (ed. by M. Griffin). — Malden; Oxford: Wiley-Blackwell, 2009. P. 100-111.
2. Erich S. Gruen. Caesar as a Politician // A Companion to Julius Caesar (ed. by M. Griffin). — Malden; Oxford: Wiley-Blackwell, 2009. P. 23-36.
3. Ernst Badian. From the Iulii to Caesar // A Companion to Julius Caesar (ed. by M. Griffin). — Malden; Oxford: Wiley-Blackwell, 2009. P. 11-22.
4. Wiseman T.P. Legendary Genealogies in Late-Republican Rome // G&R. 2nd ser. Vol. 21. № 2. P. 153-164.
5. Аппиан Александрийский. Римская история. М.: Наука, 1998. 726 c.
6. Бэдиан Э. Цепион и Норбан (заметки о десятилетии 100—90 гг. до н. э.) // Studia Historica. 2010. № Х. С. 162—207.
7. Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. М.: Наука, 1981. 224 с.
8. Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. М.: Наука, 1993. 368 c.
9. Грабарь-Пассек М. Е. Юлий Цезарь и его продолжатели / История римской литературы. – Т. 1. М.: АН СССР, 1959. С. 256-257.
10. Записки Юлия Цезаря и его продолжателей о Галльской войне, о Гражданской войне, об Александрийской войне, об Африканской войне. М.-СПб.: АН СССР, 1948. 560 стр.
11. Ковалев С.И. История Рима. СПб.: Полигон, 2002. 864 c.
12. Малые римские историки. Веллей Патеркул. Анней Флор. Луций Ампелий. М.: Ладомир, 1996. 388 с.
13. Плутарх. Избранные жизнеописания / Плутарх. – Т.1. М.: Правда, 1987. 590 с.
14. Плутарх. Избранные жизнеописания / Плутарх. – Т.2. М.: Правда, 1987. 606 с.
15. Покровский М.М. Юлий Цезарь. // Записки Юлия Цезаря и его продолжателей о Галльской войне, о Гражданской войне, об Александрийской войне, об Африканской войне. М.-СПб.: АН СССР, 1948. С. 461-480.
16. Робер Этьен. Цезарь. М.: Молодая гвардия, 2003. 301 с.
17. Утченко С. Л. Юлий Цезарь. М.: Мысль, 1976. 366 с.




Рецензии:

9.08.2017, 17:34 Ульянова Юлия Семеновна
Рецензия: Ульянова Юлия Семеновна. Статья Ганжурова А.И., на мой взгляд, является примером добросовестной работы исследователя, который не только четко определяет цель и задачу работы, но и демонстрирует знания исторического контекста и соответствующей научной литературы. Нет сомнения в том, что автор владеет темой в полном объеме. Несмотря на то, что статья посвящена древней истории, она, думаю, будет интересна широкому кругу читателей, интересующихся античностью. Работа также имеет практическую значимость и может быть применена для подготовки лекций базовой и вариативной части учебных программ вузов. Статья достойна публикации.

12.08.2017 2:02 Ответ на рецензию автора Ганжуров Алексей Иванович:
Благодарю.

19.08.2017, 12:56 Сильванович Станислав Алёйзович
Рецензия: Статья Ганжурова А.И. «Демократия Цезаря» является одной из работ, предложенных автором для публикации в SCI-ARTICLE. Содержание статьи соответствует заявленной теме и основательно раскрывает ее. Автор опирается на значительное количество различных источников и хорошо владеет материалом. Статья соответствует предъявляемым требования и рекомендуется к публикации. С уважением С.А. Сильванович
20.08.2017 23:23 Ответ на рецензию автора Ганжуров Алексей Иванович:
Благодарю.

26.08.2017, 11:27 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Содержание статьи Ганжурова А.И., несомненно, является важным для изучения понимания сущности гражданских войн в Римской республике I века до н.э. Работа основана на анализе значительного количества источников. Рекомендую к публикации.
28.08.2017 23:23 Ответ на рецензию автора Ганжуров Алексей Иванович:
Благодарю.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх