Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Туризм
Размещена 14.12.2017. Последняя правка: 14.12.2017.

Формирование туристского пространства Красноярской дестинации

Чекоданова Алена Игоревна

нет

РАНХиГС

Зам. ген. директора

Прокопович Дмитрий Алексеевич, кандидат экономических наук, доцент Института экономики, управления и природопользования - СФУ


Аннотация:
В настоящей работе предпринята попытка понимания туристского пространства как единство аттрактивности, туристского поведения и символизма. Большие резервы повышения туристской атрактивности дестинации связаны с вовлечением в туристское конструирование релевантных художественных текстов. Развитие информационных технологий даёт возможность получать и анализировать обширные массивы данных, генерируемых туристами. Символьным ядром туристского пространства дестинации является её бренд. Традиционные подходы к брендированию территории достигли предела своих возможностей. Высказываются соображения о разработке постмодернистских символов территории.


Abstract:
The paper reveals the essence of tourist space definition. It consists of tourist attractiveness, tourist behavior and symbol environment. The possibilities to increase tourist attractiveness by means of literature texts are discussed here. IT development opens huge opportunities to implement big data analysis for tourist behavior research and construct on this base new customized products and services. The central symbol of destination is its brand. Traditional approach for territory branding has reached the limit. Some considerations about postmodern approach for brand elaboration are shown in the text.


Ключевые слова:
туристское пространство; аттрактивность; анализ больших данных в туризме; бренд дестинации.

Keywords:
tourist space; attractiveness; big data analysis in tourism; branding of destination.


УДК 338.48

Формирование туристского пространства является важнейшей прикладной задачей развития туристской аттрактивности территории. В настоящей работе поставлено целью исследовать три аспекта этой задачи:

‒ формирование аттрактивного пространства;

‒ формирование информационной среды;

‒ формирование символьного пространства.

Признавая важность решения задач в сфере инфраструктуры туризма, подготовки кадров и др., автор оставляет их за рамками настоящей работы, поскольку они имеют стандартную и широко представленную в современных публикациях проблематику и типовой набор рекомендаций. Выделенные же направления в большей степени, по мнению автора, располагают к оригинальным предложениям. Следует отметить, что разработка проблематики понимания туристского пространства уже осуществлялась в ряде русскоязычных работ, например [1, 2]; терминологическая и концептуальная основа такого понимания нашла отражение в руководящих документах туристской отрасли [3, 4, 5].

Системные решения в формировании аттрактивного пространства должны разрабатываться на основе глубокой аналитической обработки массива данных, генерируемых туристским поведением.

Объектам туристского интереса целесообразно «приписать» вектор аттрактивного соответствия для основных сегментов туристов и на перспективу поставить задачу разработки алгоритма, позволяющего оценить привлекательность того или иного объекта уже для конкретного человека. Одним из очевидных и доступных информационных массивов для коллекционирования коррелятов аттрактивности следует признать следы сетевой активности и, конечно, поисковые запросы туриста-пользователя при упоминании достопримечательности. На основе алгоритмов эмоционального анализа его текстов можно оценить уровень интереса автора к объекту. Сопоставляя этот уровень с массивом данных, генерируемых этим пользователем в Интернете, можно посредством современных методов анализа больших данных выявить зависимости между сетевым поведением и интересом потенциального туриста.

С помощью подобного подхода к оценке туристской привлекательности представляется перспективным решать задачи выявления аттрактивных брешей, то есть находить, какого типа достопримечательностей не хватает в исследуемой дестинации представителям тех или иных сегментов посетителей.

Также на горизонте вырисовывается задача прогнозирования восприятия нового аттрактора туристской аудиторией. Событие какого рода вызовет наибольший интерес? Как должна быть организована последовательность событий в сезоне, чтобы они не конкурировали за аудиторию друг с другом, а, наоборот, проявляли взаимную поддержку?

В настоящем исследовании сосредоточимся на нескольких аттрактивных возможностях, порождённых знаковыми художественными текстами красноярской тематики.

К сожалению, тотальная ориентация на Универсиаду оставляет в тени важные темы, из которых в Красноярске особого внимания достойно столетие событий Гражданской войны. Среди многочисленных описаний тех суровых времён выделим роман «Конь рыжий», вторую часть трилогии Алексея Черкасова «Сказания о людях тайги». Это увлекательное произведение, пронизанное любовью к сибирскому городу и болью за его судьбу. Глубина характеров, разработка проблем нравственного выбора, богатство сюжета предоставляют обширный материал для конструирования туристских аттракций Красноярска, наделения привычных мест новыми смысловыми ассоциациями. Высок потенциал аттрактивности истории любви автора сибирской эпопеи. Девушка-цензор прониклась самыми нежными чувствами к арестанту, ни разу не увидев его, а лишь изучая его письма к матери, которые она по долгу службы вынуждена была читать. Полина Москвитина буквально вырвала приговорённого к смерти Алексея из рук большевистских палачей, став впоследствии его музой и соавтором. Потрясающий пример высокой любви и плодотворного творческого союза может составить хорошую конкуренцию популярным сюжетам любви несчастной и трагической: от соблазнившего юную красавицу в угоду коммерческим интересам командора Резанова до страстного Ромео, идущего по трупам близких людей к объекту своего, по сути, мимолётного вожделения.

Туристская эксплуатация черкасовской тематики может развиваться в таких современных форматах, как сити-квест и флешмобы.

Богатой и интересной является астафьевская тематика в туристском познании города. Рассказ «Нет мне ответа» можно взять как образец текста, представляющего знаковые места города посредством его истории, «пропущенной» через личность рефлексирующего субъекта, восходящую до трансцендентальных размышлений о вечных проблемах. Композиция этого рассказа может стать фреймом эффективного формирования глубоких и устойчивых туристских впечатлений: от бытовой, почти рутинной ситуации через «якорные» объекты к взгляду на свою жизнь и размышлениям о непреходящих ценностях.

Впрочем, сегодняшнее время всеобщего подхалимства провоцирует неоднозначное отношение к человеку, показавшему чудовищную изнанку жадной до крови собственного народа большевистской военной машины и с печальным знанием дела назвавшему Г.К. Жукова «браконьером русского народа». Но тем ценнее астафьевская тематика для искушённого, критически мыслящего туриста.

Определим основные задачи в направлении формирования информационной среды красноярского туризма.

Прежде всего, это учётно-инвентаризационная работа, поставленная на современную IT-платформу. Вызывающие интерес визитёров объекты, открытые городские события, заведения инфраструктуры должны получить свой инвентарный номер-индекс, который будет связывать весь поток данных, отслеживаемых в связи с туристской эксплуатацией этого объекта. Далее следует осуществлять мониторинг частоты упоминания проиндексированных объектов, классифицировать эти упоминания и на основе этих классификационных измерений заполнять OLAP-куб.

Перспективной является работа по регистрации туристской фактографии: количества и динамики посетителей, особенностей их передвижения по объекту, последовательности и темпа посещения аттракций. Сравнительно доступным способом реализации этой задачи является разработка многофункционального мобильного приложения, своего рода туристского гида-органайзера. Основной ценностью такого приложения для пользователя будет повышение результативности пребывания в дестинации. Одновременно (с разрешения пользователя и деперсонифицированно) собираются данные (треки, запросы, атрибуты потреблённого контента и другие, в т.ч. слабоструктурированные сигналы). Интеграция данного приложения с IT-системами сервисных заведений позволит выбрать наилучший вариант обслуживания и радикально сократить транзакционные издержки на самообслуживание (например, порекомендовать заведение питания в зависимости от текущего местонахождения, планов, сервисных и гастрономических запросов и др., а также предложить на утверждение или корректировку оптимальный заказ в этом заведении, зарезервировать в нём место и начать подготовку заказа заблаговременно). Излишне говорить, что предлагаемый сервис обладает большим потенциалом кобрендинга, взаимного продвижения объектов целевого туристского интереса и сервиса.

«Наложенность» предлагаемого приложения на городскую карту обеспечит возможность привязки информационных объектов (описаний, историй, пояснений и других подобных текстов, а также музыки, шумовых эффектов и визуального материала) к конкретным локациям и их выбора в соответствии с индивидуальными предпочтениями гостей города и, конечно, самих горожан. Подобную работу естественно осуществлять на крауд-основе, в формате вики-проекта.

Выявление моделей поведения посетителей на массовых аттракциях позволит рационализировать размещение сервисных объектов, повысив тем самым привлекательность аттракций. Два с лишним столетия назад благодарные жители Кёнигсберга, наблюдая за прогулками Канта, поставили лавочку именно в том месте, где часто останавливался отдохнуть великий мыслитель. Сегодня в нашем распоряжении есть колоссальные возможности фиксации передвижений, их инерпретации и моделирования. Если посчитать, сколько сотен километров проходят в среднем в день посетители острова Татышев, добираясь до единственной на весь многокилометровый остров уборной, и сколько времени красноярцы и гости города недопроводят в самом популярном месте отдыха по причине соответствующих неудобств, то можно более гибко подойти к размещению сервисных объектов. Окупаемость подобной гибкости была бы несомненной.

Заманчивым шагом, обеспечивающим поистине всемирную популяризацию красноярских аттракций, является развитие индивидуализированных сервисов трансляции. Видеокамера или их набор для этого могут быть установлены на стационарном объекте (например, на сооружениях на площади, где происходит то или иное событие), на самом посетителе или даже на беспилотном летательном аппарате. Право пользования ею сдаётся в аренду на время события. Арендатор (в любой обитаемой точке планеты) может поворачивать статичную камеру, менять фокусное расстояние, просить очевидца с установленной на нём камерой или оператора беспилотника обеспечить определённый ракурс и т.п.

Самая нетривиальная область формирования туристского пространства Красноярска – наполнение символьного пространства. Именно символ является движителем туристского интереса. Именно вложения в туристский символизм способны дать наибольшее приращение результата.

Современной формой существования ядра символьного пространства дестинации является её бренд. Приходится констатировать, что понимание бренда в отечественном дискурсе довольно размыто и противоречиво. Часто бренд отождествляется с ведущей достопримечательностью города. В этой связи можно слышать фразы, вроде «Наш бренд – «Столбы»» или «Часовня – бренд города Красноярска» и т.п. Однако такое вычленение бренда требует чудовищного компромисса: в угоду объекту номер один отодвигается на задний план огромный аттрактивный массив. Такая концентрация позволяет дестинации «засветиться» на мировой туристской карте недифференцированного туристского интереса, но неизбежно снизит уровень восприятия нетоповых, но знаковых объектов для определённых сегментов туристов. В частности, позиционирование города как центра активной рекреации затеняет деловой и культурный пласт аттрактивности.

Другой опасностью выделения в качестве бренда ключевой аттракции является возможность искажения его восприятия вплоть до дискредитации вследствие умышленного или непреднамеренного появления семантических единиц, содержащих нежелательные ассоциации (фривольные высказывания и фотографии, дразнилки и т.п.). Также такой бренд может серьёзно пострадать вследствие неблагоприятных событий с соответствующим объектом или на этом объекте (например, критическое ухудшение свойств аттракции, произошедший там несчастный случай и т.п.).

Таким образом, бренд должен абстрагироваться от конкретных объектов-аттракций, но основываться на интегральных факторах аттрактивности дестинации.

Ещё одной ловушкой брендирования является его перегрузка эпитетами, прилагательными в превосходной степени («чистейший», «красивейший», «бесподобный», «первозданный», «безупречный» и т.п., вплоть до «райский»). Помимо лёгкости отчуждения и смыслового рефрейминга таких экспрессионизмов следует учесть и то, что при многократном восприятии подобного бренда эмоциональный отклик на такого рода слова заметно падает. Указанные соображения справедливы и при использовании в брендировании мотива загадки, например, «открой тайну …», «неизведанная земля…».

Определённым прогрессом, хотя и небесспорным по содержанию и по форме организации следует признать опыт туристской администрации Красноярского края по ассоциативному брендированию территории: набор слов-ассоциаций упакован в силуэт региона. Здесь уже появляется полисимволизм (каждый находит в представленном «букете» близкую себе ассоциацию). Однако предлагаемые ассоциации в большей своей части «типовые», их можно употребить и по отношению к другим городам и территориям.

Определённую проблему в области брендирования представляет наличие официальной символики города. Её, какой бы отвлечённой она ни была, нельзя игнорировать. Изображённый на красноярском гербе лев с лопатой (в отличие, например, от популярного иркутского бабра), к сожалению, слабо ассоциируется с городской аттрактивностью. Даже в символике Универсиады этот персонаж никак не используется. Игнорирование же такого символа ведёт к расшатыванию красноярской идентичности, при этом «реанимация льва» потребует творческих способностей и довольно продолжительного времени.

Современный брендинг должен строиться в русле постмодернистской парадигмы, то есть основываться на следующих идеях:

‒ пантекстуальность – всё есть текст, любой объект воспринимается как совокупность символов, ассоциаций, аллюзий на другие объекты, аттракция как артефакт теряет потребительскую привлекательность, она воспринимается потребителем, прежде всего, как система ассоциаций с другими аттракциями;

‒ девальвация «великих историй» и вечных ценностей в сторону индивидуализма, мотивов заботы о себе, самоспасения; это же справедливо и для культовых аттракций;

‒ деконструкция привычных представлений, формирование новых, порой, парадоксальных смысловых комбинаций из полученных элементов на фоне ироничного, игрового отношения к действительности;

‒ стремление к самотрансформации, запрос на техники, позволяющие сформировать новые личностные качества и навыки;

‒ социализация через нонконформизм (я оригинален, и именно тем, что я не такой, как все, я похож на всех, успешно социализируюсь в значимой для меня среде);

‒ достаточна лишь вербализуемая видимость потребительского эффекта, сам эффект перестаёт быть объективным понятием (я могу не быть в месте «А», но если я, находясь в месте «Б», почувствую себя находящимся в месте «А», значит, я могу считать, что я был в этом месте).

Сворачивая эти идеи в один тезис, можно сказать, что основной ценностью постмодернистского туризма является удобство получения потребительских фетишей туризма, воспринимаемых как оригинальный метатекст и выстраиваемых в некоторый сюжет. В туристское поведение проникает lean-подход, понимаемый как намерение достичь результата с минимальными издержками, без затрат времени и других ресурсов, не создающих ценности. Другими словами, всё под рукой, чтобы с наибольшей пользой провести каждый момент своего пребывания в Красноярске.

Исходя из данных соображений, ключевые идеи, развиваемые брендом, могут быть сформулированы следующим образом:

‒ «здесь легко быть эффективным»;

‒ «Красноярск. Приятно быть. Удобно достигать»;

‒  «удобно быть, чтобы надёжно развиваться»

Ассоциативная предпосылка, которой можно оправдать позиционирование Красноярска как центра рационального туризма, широкого целевого спектра, является его транзитное положение. Раз город стоит на перепутье крупнейших дорог, то здесь всё должно быть под рукой. А любая аттракция любого места на этих дорогах имеет свою проекцию на красноярскую дестинацию.

Важнейший для постмодернистской культуры экзистенциальный мотив «потребность достигать» [З.П.1] очень хорошо ложится на красноярского льва, обеспечивая новый ракурс его позиционирования. Официальный городской символ наделяется неожиданным, но вполне оправданным атрибутом, превращаясь из царя зверей в царя самого себя, т.е. в личность, способную максимально результативно реализоваться. Парадоксальность позиционирования льва затрудняет несанкционированное присвоение смыслового поля бренда другими лицами, поскольку «Лев Достигающий» существует только там, где он «родился», попытки воспроизвести этот образ где-либо ещё будут заведомо карикатурными.

Бренд, каким бы он ни был, не может оставаться статичным. Он должен постоянно оживать в событиях, реализовывать определённый сюжет, быть включённым в коммуникативные сети. Бенчмарк в этой связи – Дед Мороз Великого Устюга.

Следует также определиться с тем, будет ли бренд проприетарным или свободным.  Яркий пример проприетарного отечественного бренда – сочинская олимпийская символика. Действительно, когда речь идёт о монопольном событии, укладывающемся в небольшие временные рамки, целесообразно максимизировать ренту от эксплуатации соответствующей символики за этот период. Однако рентный подход, применительно к долгосрочному развитию дестинации, лишает центральный туристский символ гибкости и даже провоцирует его отчуждённость по отношению к туристам. Открытый подход к брендированию предоставляет неограниченные возможности творческого развития заложенных в бренд смыслов и ассоциаций, создания богатого сюжета жизни бренда, делает соответствующий символ доступным для личного присвоения, своеобразной примерки его туристом на себя, персонификации бренда и развитие через его символизм индивидуальных смыслов и ценностей посещения дестинации.

Таким образом, автором показана важность использования семантического резерва художественных текстов в развитии смыслового пространства дестинации, определен спектр возможностей конструирования индивидуализированного турпродукта и обслуживания на базе открывшихся в настоящее время возможностей получения и обработки больших данных, высказаны соображения по формированию постмодернистских смыслов туристской аттрактивности дестинации.

Библиографический список:

1. Бутова Т.Г., Терещенко Н.Н, Мутовин С.И. Туристско-рекреационный потенциал развития Красноярского края / Институт физической культуры, спорта и туризма СФУ, 2017. URL: http://ifksit.sfu-kras.ru/sites/sport.institute.sfu-kras.ru/files/Butova_1.pdf (дата обращения: 1.12.17).
2. Черевичко Т.В. Туризм как система: методология исследования // Концепт : научно-методический электронный журнал. 2015. № 7 (июль). С. 6–10. URL: http://e-koncept.ru/2015/15224.htm (дата обращения: 1.12.17).
3. Об основах туристской деятельности в Российской Федерации : Федеральный закон № 132-ФЗ от 24 ноября 1996 года. // СПС КонсультантПлюс (http://www.consultant.ru/) (дата обращения: 1.12.17).
4. О федеральной целевой программе «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011–2018 годы)» : Постановление Правительства РФ от 2 августа 2011 г. № 644. // СПС КонсультантПлюс (http://www.consultant.ru/) (дата обращения: 1.12.17).
5. Стратегия социально-экономического развития Сибири до 2020 года : Распоряжение Правительства РФ от 5 июля 2010 г. № 1120-Р. // СПС КонсультантПлюс (http://www.consultant.ru/) (дата обращения: 1.12.17).




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх