Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №56 (апрель) 2018
Разделы: История
Размещена 25.04.2018. Последняя правка: 25.04.2018.

Причины и результаты кампании по освоению целинных и залежных земель в СССР в 1950-1960-х годов

Овчинников Дмитрий Игоревич

Арбитражный суд Новосибирской области

ведущий специалист отдела делопроизводства

Аннотация:
Статья посвящена рассмотрению состояния сельского хозяйства СССР в послевоенный период, анализу основных предпосылок и причин начала кампании по освоению целины. Автором сделан краткий обзор хода реализации данной кампании, выявлены её позитивные и негативные последствия, а также факторы, обусловившие итоговую неудачу этого крупного проекта.


Abstract:
The article considers the state of agriculture of the USSR in the postwar period, the analysis of the main prerequisites and reasons for the start of the campaign for the development of virgin lands. The author gives a brief overview of the implementation of this campaign, identifies its positive and negative consequences, as well as the factors that led to the final failure of this major project.


Ключевые слова:
СССР; продовольствие; голод; целина; колхозы; крестьянство

Keywords:
USSR; food; hunger; virgin lands; collective farms; peasants


УДК 94

Сельское хозяйство всегда было ключевой отраслью народного хозяйства страны, обеспечивавшей внутренние потребности населения, а также составлявшую значительную часть экспортного потенциала России. Но зачастую оно использовалось в качестве донора для решения проблем других отраслей, прежде всего нехватки кадровых и сырьевых ресурсов, а также становилось жертвой текущей политической конъюнктуры. Что, например, произошло во время принудительной сталинской коллективизации, которая стоила жизни миллионов людей и нанесла огромный урон селу.

В целом для России голод – довольно привычное явление. Он неоднократно случался и в царские времена, и объяснялся в основном двумя факторами – неурожаем и эгоистической политикой крупных помещиков, продававших хлеб за границу, в то время как крестьяне умирали с голоду. Но голод советской эпохи ещё более страшен в силу того, что был обусловлен целенаправленной государственной политикой по отношению к большей части населения страны – крестьянству. Таким был голод 1921-1922 гг., вызванный политикой военного коммунизма, таким был голодомор 30-х гг., ставший следствием раскулачивания, насильственной коллективизации деревни и её полного ограбления для осуществления политики индустриализации. Таким был и голод 1946-1947 гг., хотя здесь, справедливости ради, были и объективные причины – Великая Отечественная война.

Победа Советского Союза в войне против гитлеровской Германии 1941-1945 гг. была достигнута небывало дорогой ценой. Трудно восполнимые людские потери вкупе с огромными материальными затратами отбросили на много лет назад и без того неблагополучную экономику советского государства, нанесли неисчислимый урон её различным отраслям. В том числе сельскому хозяйству.

В течение военных лет село почти полностью лишилось мужчин призывного возраста, многие юноши и девушки старше 14 лет были мобилизованы на учёбу и работу в промышленности. На начало 1946 г. численность работоспособного сельского населения (мужчин с 14 до 59 лет и женщин с 14 до 54 лет) составляло порядке 74 млн. человек, что соответствовало уровню 1931 г. Но в действительности реальной рабочей силой являлось не более половины из них, т.к. значительное число людей вернулось с фронта неработоспособными. Число здоровых мужчин зрелого возраста было как минимум в 2,5 раза ниже, чем в 1940 г. В некоторых областях, подвергшихся немецкой оккупации, положение было ещё более тяжёлым. Там в обязательном порядке привлекались к труду в колхозах дети старше 10 лет. Основной рабочей силой были женщины, подростки и старики. В целом трудовые ресурсы в деревне составляли примерно 50-60% от потребности [2].

Не лучше дело обстояло и с материально-техническим обеспечением села. По сути дела, техническое оснащение сельского хозяйства было прекращено в самом начале войны. Все без исключения заводы, производившие сельскохозяйственные машины и оборудование, были переведены на изготовление военной продукции. Поставка селу тракторов и плугов сократилась по сравнению с предвоенной в 9 раз, комбайнов – в 50 раз. Тракторный парк МТС отличался крайней устарелостью и изношенностью и не обеспечивал заявок колхозно-совхозного производства. На завершающем этапе войны 40-50% колхозов не имели сеялок, сенокосилок, жаток, молотилок, конных плугов. Начавшаяся в конце войны конверсия предприятий требовала времени и солидного финансирования, поэтому деревня вынуждена была больше полагаться на сильно ослабевшее конное тягло, использование в упряжке общественных и личных коров. Тут тоже было немало проблем, т.к. за годы войны численность лошадей в колхозах и совхозах сократилась на 55% и составляла не более 7 млн. голов.

Ухудшение уровня качественного и количественного обеспечения деревни агротехникой привело к падению урожайности важнейших сельскохозяйственных культур. В 1945 г. средняя урожайность зерновых по Союзу была на 35% ниже уровня 1940 г., сахарной свеклы – на 55%, подсолнечника – на 61%, картофеля – почти на 30%. Соответственно снизился и валовый сбор этих культур.

Советская деревня находилась к началу 50-х гг. в крайне тяжёлом положении. Она по-прежнему оставалась в роли поставщика ресурсов для города, вынуждена была обслуживать промышленные нужды страны. Уровень жизни крестьян был крайне низким, большинство из них были вынуждены прикладывать неимоверные усилия, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Кризис колхозно-совхозной системы, её деградация являлись прямым следствием господства репрессивно-командной системы, отсутствия адекватного экономического механизма хозяйствования, элементарных свобод и гарантий для тружеников села. Постоянное повышение налогов и плановых заданий для колхозов поставили многих из них на грань ликвидации ввиду явной непосильности взваленного на их плечи бремени.

Пришедшие на смену Сталину партийные руководители осознавали, что дальнейшее продолжение такой политики грозит масштабным социальным взрывом, необратимыми экономико-политическими последствиями. И действительно, их первые шаги были направлены на ослабление государственного нажима на колхозы: были списаны все недоимки с хозяйств, накопившиеся с военных лет, вдвое был уменьшен сельхозналог, произошло снижение обязательных объёмов поставок, был проведён ряд мер, направленных на предоставление хозяйствам большей самостоятельности, на усиление их экономической заинтересованности в результатах труда.

Вместе с тем в руководстве партии и страны зрели мысли о необходимости разработки новых территорий, повышении объёмов выращиваемых сельхозкультур. Именно в этот период было принято принципиальное решение о начале освоения целинных и залежных земель.

Сама по себе эта мера была довольно разумной и в целом вытекала из текущих потребностей страны в продовольствии. Но при её реализации в полной мере проявились волюнтаризм Хрущёва, его крайняя степень экзальтированности и авантюристичности, что и предопределило в конечном счёте многочисленные ошибки и просчёты, допущенные в ходе работ по освоению целины.

Освоение целинных и залежных земель началось потому, что руководители страны не нашли иного способа быстро накормить страну. Сталин запрещал распахивать новые земли на востоке страны, а Хрущёв решил, что это самый быстрый способ дать людям хлеб.  22 января 1954 г. он представил в ЦК записку «Пути решения зерновой проблемы», которая стала программой освоения целины. Вскоре, в марте 1954 г., Пленум ЦК КПСС принял постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». После этого в СССР развернулась массовая кампания по подготовке к началу освоения доселе почти нетронутых земель, с помощью которых партийные лидеры страны рассчитывали существенным образом и в кратчайшие сроки улучшить положение дел в советском сельском хозяйстве [3].

Освоение целины представляло собой комплекс мероприятий по ликвидации существенного провала по заготовкам продовольствия, который образовался в последние годы, путём введения в оборот обширных земельных ресурсов в Казахстане, Поволжье, Сибири, Урале. Была поставлена задача увеличить государственные заготовки и закупки хлеба на 35-40% по сравнению с 1953 г.

Естественно, такой масштабный проект требовал затрат огромного количества ресурсов, как материальных, финансовых, так и людских. За 1954-1961 г. на освоение целины было направлено 20% всех вложений в сельское хозяйство, вся новая техника, тракторы, комбайны прежде всего направлялись именно на эти нужды. В частности, по решению Хрущёва первые несколько лет освоения целины вся новая сельхозтехника направлялась исключительно туда. Следствием этого стала стагнация развития традиционных районов земледелия, которые теперь недополучали ни технических, ни трудовых ресурсов.

В принципе, подобная политика в целом себя оправдала. С 1954 г. по 1960 г. было вспахано 41,8 млн. га земель, в том числе в Казахстане – 25,5 млн. га, в Сибири и на Дальнем Востоке – 11,1 млн. га, на Урале – около 3 млн. га, в Поволжье – 2,3 млн. га. В закрома государства из целинных земель стало ежегодно поступать от 50 до 60% всего заготавливаемого зерна. За счёт этого источника в значительной степени удалось решить зерновую проблему. Это дало основание Хрущёву заявить в декабре 1958 г. на Пленуме ЦК: «Такого количества хлеба наша страна никогда за всю историю не имела». За пять лет валовые сборы зерна увеличились на 69%, объём заготовок – на 84%. При том что случались отдельные неурожайные годы, как, например, 1955 или 1957 г., в целом объём производства зерна неуклонно рос. Если в 1953 г. валовый сбор зерна составлял 82,5 млн.т., то, например, в 1958 г. он составлял 134,7 млн.т.

На сегодняшний день в нашем обществе сложилось неоднозначное отношение к этому, без сомнения, одному из крупнейших начинаний хрущёвского периода. В основном споры ведутся о том, было ли оно авантюрой, предпринятой Хрущёвым из каких-то личных соображений, или же это был научно обоснованный, тщательно просчитанный проект развития агропромышленного комплекса страны, который в итоге не дал ожидаемых результатов в силу ряда объективных причин.

Безусловно, имевшиеся перед этим на протяжении ряда лет тенденции в развитии сельского хозяйства вызывали вполне оправданные опасения полного развала агрокомплекса страны, который и так уже находился почти что в состоянии коллапса. В этих условиях экстенсивное освоение сельхозпотенциала страны, разработка новых ресурсов представлялись достаточно логичным направлением деятельности, тем более что в СССР имелись обширные слабозаселённые территории, ресурсный потенциал которых вполне можно было использовать.

Основным трудовым ресурсом освоения целины стала комсомольская молодёжь. Отправляясь в далёкую и необжитую казахстанскую степь, люди руководствовались разными мотивами. Кто-то ехал, подчиняясь партийной дисциплине; кто-то, подобно народовольцам 1870-х гг., устроивших «хождение в народ», был движим романтическими и подвижническими идеями совершения подвига и служения народу и Отечеству; часть людей увидела в целинной эпопее возможность для себя вырваться из рутины привычной жизни, открыть для себя новые горизонты. Естественно, прижились на целине далеко не все. Существенным негативным фактором стало отсутствие элементарных бытовых условий, к чему городской молодёжи приспособиться было трудно. В основном на целине осталась сельская молодёжь, привычная к крестьянскому труду.

Много лет спустя за подписью Л.И.Брежнева, в ту пору сначала второго, а затем и первого секретаря ЦК компартии Казахстана, вышла книга «Целина», в которой была довольно подробно изложена целинная эпопея. При известной идеологической предвзятости, в целом она даёт довольно объективную оценку ходу кампании и её последствиям.

На основании изложенных в книге фактов можно сделать вывод о фактическом отсутствии нормальной организационной работы, о непроработанности всех возможных факторов, с которыми могли столкнуться при начале поднятия целинных земель, об отрицательной роли лично Н.С.Хрущёва, многие решения которого оказались губительными для общего хода работ. Например, описывается случай, когда на бюро Кустанайского обкома партии большинством было предложено начать строительство автомобильных дорог для вывоза хлеба, но Хрущёв настоял на строительстве нескольких узкоколейных железных дорог, которые оказались абсолютно бесполезными и вскоре были разобраны [1].

По сути, освоение целины довольно скоро превратилось в очередную пропагандистскую кампанию, якобы в одночасье способную решить все проблемы. Огромные массы людей ехали осваивать целину, как обычно, вооружённые бескрайним энтузиазмом, искренним желанием работать почти бесплатно.

Огромные территории, нуждавшиеся в интенсивном освоении, диктовали необходимость в большом количестве рабочей силы. Люди привлекались на целину по давно отработанным методам – отчасти прямым принуждением, отчасти на добровольной основе, стимулируя часть населения европейской части страны к переезду на постоянное место жительства в районы нового освоения.

Как писал Брежнев, «только в первые годы освоения целинных земель туда прибыло около миллиона добровольцев». Действительно, в этот период в стране наблюдались массовые миграционные потоки с запада в восточные регионы, на «борьбу за урожай».

Кампания по освоению целины действительно довольно скоро стала делом масс. Тысячи людей по собственной инициативе, без всякого принуждения, отправлялись в далёкие и незнакомые районы страны, воодушевлённые государственной пропагандой, желая выполнить свой долг перед родиной, невзирая на откровенно непригодные, подчас совершенно нечеловеческие условия жизни, отсутствие элементарной инфраструктуры.

Например, в Алтайский край первые эшелоны с целинниками прибыли 28 февраля 1954 г. Только за первые два года туда приехало 63 тыс. молодых работников, кроме того, в порядке переселения 18976 колхозников, свыше 13 тыс. человек направили на постоянную работу в село партийные и комсомольские организации края. Всего за годы освоения целины в регион прибыло около 100 тыс. новосёлов, из них свыше 50 тыс. по комсомольским путёвкам.

Безусловно, можно и нужно говорить о тех явных просчётах, которые были допущены при подготовке и воплощению этого масштабного замысла в жизнь. Среди них, например, недостаток организационной подготовки, непроработанность до конца многих ключевых вопросов, которые впоследствии сыграли свою роковую роль в крахе освоения целины. Партийные органы на местах оказались не готовы к приёму сотен тысяч людей, нескончаемыми эшелонами прибывавшими с европейской части страны в дальние уголки Казахстана, Сибири, Дальнего Востока.

Ещё одним важным фактором стала сама технология обработки земель, которая зачастую нарушалась в пылу гонки за количественными показателями, в стремлении выполнить и перевыполнить план. В освоение целины ежегодно вкладывались огромные средства, и, естественно, руководство ожидало от этого быстрых результатов, существенного перелома сложившейся в сельском хозяйстве страны ситуации. И в первое время форсированной обработки земель действительно были получены очень хорошие результаты, плановые показатели по площади вспаханной земли были превышены в несколько раз. Но затем наступил глубокий провал, вызванный стремительной деградацией земель, поднявшимися пыльными бурями, стремительной эрозией почв. Вернуться к первоначальным объёмам впоследствии так и не удалось.

В начале 1960-х гг. начались перебои со снабжением населения продуктами питания. В 1962 г. одновременно с закупочными ценами пришлось существенно (в среднем на 30%) повысить государственные розничные цены на мясо, сливочное масло и молоко, заготовки зерна оказались значительно ниже потребностей населения. Это привело, в частности, к новочеркасской трагедии, когда рабочая демонстрация была попросту расстреляна войсками.

В 1963 г. в связи с засухой и значительным недородом, чтобы не допустить голода, Хрущёв решился на беспрецедентную меру – массовые закупки зерна за рубежом. Было закуплено 9,4 млн.т. – около 10% от всего валового сбора. В связи с этим Хрущёв на декабрьском пленуме ЦК 1963 г. отмечал: «Нашлись, оказывается, и такие люди, которые рассуждали: как же так, раньше при меньших валовых сборах зерна мы сами продавали хлеб, а теперь покупаем. Что можно сказать таким людям? Если действовать методом Сталина-Молотова, то тогда и в нынешнем году можно продавать хлеб за границу. Метод был такой: хлеб за границу продавали, а в некоторых районах люди из-за отсутствия хлеба пухли с голоду и даже умирали». А в качестве примера сослался на опыт 1947 г.

Разумеется, Хрущёв был прав: принцип «не доедим, но вывезем» аморален. Основная обязанность государства – забота о своих гражданах, а не решение своих личных задач при полном пренебрежении к человеческой жизни. И именно при Хрущёве едва ли не впервые в нашей истории государство повернулось лицом к нуждам народа, поставив во главу угла удовлетворение его материальных и духовных потребностей. Другое дело, что в полной мере решить эту глобальную задачу Хрущёву не удалось.

Любое масштабное историческое явление можно оценить только на большом временном расстоянии. Сегодня очевидно, что кампания по освоению целины прочно вошла в историю нашей страны, стала одним из символов правления Н.С.Хрущёва. Однозначно оценить её результаты сложно – были как позитивные, так и негативные моменты. В целом освоение целины не решило продовольственную проблему страны, да и не могло решить. Но оно останется в памяти как масштабное начинание, ставшее общенародным делом. Как беспримерный подвиг советских людей, отправившихся на покорение бескрайних просторов родной страны. Это само по себе достойно уважения.

Библиографический список:

1. Брежнев Л.И. Целина. Ленинград: Лениздат, 1981.
2. Зима В.Ф. Голод в СССР 1946-1947 гг. происхождение и последствия. М.: Институт Российской истории РАН, 1996.
3. Млечин Л.М. Как Брежнев сменил Хрущёва. Тайная история дворцового переворота. М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2014.




Рецензии:

25.05.2018, 13:47 Сильванович Станислав Алёйзович
Рецензия: Работа Овчинникова Дмитрия Игоревича «Причины и результаты кампании по освоению целинных и залежных земель в СССР в 1950-1960-е годы» (в названии необходимо слово годы написать в правильном падеже) соответствует требованиям, предъявляемым к публикуемым в «Sci-article» статьям. Статья написана на основе опубликованных источников и, в принципе, раскрывает тему исследования, хотя, если бы список источников был более обширным, и содержал, в том числе неопубликованные источники, выводы автора выглядели бы более аргументированными. Вместе с тем серьезных оснований подвергать сомнению выводы автора о причинах и результатах кампании по освоению целинных и залежных земель нет, поскольку они достаточно обоснованы, и в целом соответствуют устоявшимся оценкам происходивших событий. Статья рекомендуется к публикации. С уважением С.А.Сильванович



Комментарии пользователей:

28.04.2018, 18:37 Головорушко Сергей Яковлевич
Отзыв: Уважаемый Дмитрий Игоревич! Должен констатировать поверхностный подход к изучению нашей истории с вашей стороны. Создается впечатление, что вы не только не пользовались специальной литературой (я не говорю уж о первоисточниках), а даже школьные учебники забыли. Вы пошли на поводу у авторов публикаций последних времен, задачей которых было представление в скверном свете нашей истории советских времен. А ведь даже простое обращение к интернету открыло бы перед вами цифры и факты системного роста советского сельского хозяйства в годы первых пятилеток, на основании которых никак нельзя было бы сделать выводы о "насильственной коллективизации деревни и её полного ограбления для осуществления политики индустриализации". Такие выводы делают не путем системного изучения социального развития сельского хозяйства, а на основе отдельных фактов, вырванных из контекста истории, которых было конечно же предостаточно, но никак не достаточно для освещения полной картины происходившего. Чтобы утверждать, что "пришедшие на смену Сталину партийные руководители осознавали, что дальнейшее продолжение такой политики грозит масштабным социальным взрывом", нужно приводить обоснования, то есть документы, иллюстрирующие факты такого осознания. А документы свидетельствуют об обратном. Практика партийного руководства государственным развитием практически исключала "отсутствие адекватного экономического механизма хозяйствования". Говорить о "кризисе колхозно-совхозной системы, её деградации" нет никаких оснований. Цифры свидетельствуют о развитии советского сельского хозяйства в предвоенный период, не имеющем аналогов в истории, а упоминания о деградации выглядели бы смешно, если бы не использовались в идеологических целях опорочить советскую историю. Считаю, что подход, выбранный вами для рассмотрения одной из интересных сторон советской истории, осуществлен неверно, что послужило источником ошибочных трактовок и выводов.


Оставить комментарий


 
 

Вверх