Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №65 (январь) 2019
Разделы: Филология
Размещена 08.01.2019. Последняя правка: 12.01.2019.
Просмотров - 576

Образ Европы в зеркале интолерантной фразеологии медиадискурса

Дьяченко Татьяна Анатольевна

Астраханская государственная консерватория

преподаватель иностранных языков кафедры общегуманитарных дисциплин

Аннотация:
Настоящая статья посвящена языку интолерантности в текстах российского массмедийного пространства. Особое внимание уделяется фразеологическим единицам, репрезентующим негативные стереотипные представления о Европе.


Abstract:
The article is devoted to the language of intolerance in the texts of the Russian mass media. Much attention is given to negatively-coloured phraseological units showing negative stereotypes of Europe.


Ключевые слова:
фразеологическая единица; языковая интолерантность; образ Европы; медиадискурс

Keywords:
phraseological unit; language of intolerance; image of Europe; media discourse


УДК 81-2

Введение

Характер взаимодействия культур в условиях полиэтнического социума, каковым всегда являлось европейское общество, имеет большое значение для его устойчивого развития. От того, как строятся отношения между носителями тех или иных культурных традиций, зависит социальная стабильность европейского пространства.

Активный процесс стереотипизации, находящий отражение в языке и, в частности, фразеологии пространства российского медиадискурса, оказывает влияние на представления носителей русского языка о европейском социуме, а также требует нового осмысления функционирования механизма культурного обмена и перспектив интеграции русской культуры в пространство макрокультуры Европы.

Актуальность настоящего исследования определяется недостаточной изученностью фразеологических единиц, объективирующих европейское культурное пространство, на современном этапе развития лингвистической мысли, когда наблюдаются тенденции активного взаимодействия различных национальных лингвокультур, что, в свою очередь, стимулирует проведение исследований по выявлению особенностей языкового сознания, связанных с процессами стереотипизации и создания положительного или отрицательного имиджа европейских государств.

Цель исследования – выявить корпус фразеологических единиц, которые в российском медиадискурсе негативно репрезентируют культурное пространство Европы.

Для достижения поставленной цели служит решение следующих задач: охарактеризовать пласт фразеологических единиц русского языка, способствующих созданию отрицательного имиджа Европы внутри российского медиадискурсивного пространства; охарактеризовать функции фразеологических единиц, которые эксплицируют стереотипные представления о европейских государствах.

Материалом исследования послужила авторская картотека, составленная методом сплошной выборки.

Источниками исследовательского материала являются издания российских СМИ за 2008-2014 годы: «Аргументы и Факты», «Ваша газета», «Вести», «ИТАР-ТАСС Экспресс», «Известия Итоги», «Караван», «Коммерсантъ-DAILY», «Московские новости», «Московский комсомолец», «Народная газета»,  «Независимая Газета», «Новая Газета», «Огонек», «Правда», «Репортер», «Сегодня», «Учительская Газета», «Час пик», «Эксперт», «Экспресс-газета», «Эхо Планеты».

Основными методами исследования являются: 1) описательный метод, включающий приемы наблюдения, сопоставления, интерпретации, обобщения и классификации анализируемого материала; 2)лексикографический метод, включающий приемы сбора, обработки, интерпретации и систематизации фразеологических данных; 3) метод компонентного анализа, целью которого является выявление мельчайших сем содержания фразеологических единиц и установление между ними закономерных связей и отношений.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые комплексно рассмотрено отражение национальных стереотипов во фразеологических единицах русского языка.

Результаты
Языковая интолерантность–актуальная тенденция современного массмедийного пространства, выражающаяся вувеличении количества негативных высказываний, касающихся различных сфер человеческой жизнедеятельности.

Язык интолерантности объективируется в конкретных речевых формах, среди которых можно назвать единицы фразеологического корпуса (далее – ФЕ): грубо-просторечные, жаргонные, уничижительные, бранные и т.п., например: «Это далеко не первый случай, когда эстонские власти фабрикуют дела». («Российская газета», № 5913, 2012). Смысловая реализация жаргонной ФЕ фабриковать дело – 'незаконно осудить'.

Как отмечает исследователь А.В. Евстафьева, «функционирование в сфере масс-медиа текстов с признаками языка интолерантности имело место еще в XIX в., что было связано с возникновением первых инструментов трансляции информации для массового слушателя или зрителя» [8, с. 201], однако «особое распространение явление языковой дискриминации получило в начале XXI в. в условиях глобализации коммуникативного пространства» [4]. Так, многовековой конфликт Польши и России находит отражение в текстах современных СМИ: «Недавно националисты напали на посольство РФ в Варшаве, сожгли машины, повредили здание. Послушать разговоры, так Россия – причина всех бед: вспоминают и раздел Польши в XVIII веке, и расстрел в Катыни. СМИ несут полную чепуху: обвиняют ФСБ в распылении искусственного тумана под Смоленском, чтобы рухнул самолёт президента Качиньского. Но при этом мало кто задумывается, в какие тартарары провалится польская экономика, если вдруг исчезнут российские деньги» («Аргументы и Факты», № 3, 2014). Смысловая реализация грубо-просторечной ФЕ нести чепуху 'высказывать суждения, не заслуживающие внимания, не имеющие значения'. Данная ФЕ находится в синонимических отношениях с ФЕ пренебрежительного характера нести вздорсо значением 'говорить что-нибудь необдуманное, несерьёзное'. Как отмечает В.В. Виноградов, компонент-лексема чепуха экспрессивнее, острее выражает нелепость и бессмыслицу, чем лексема вздор, что позволяет говорить о дополнительных негативных оттенках значения ФЕ нести чепуху (ср. вздор вздором помножить, так выйдет чепуха).

Другая единица, функционирующая в вышеприведенном контексте,провалиться в тартарары относится к разряду бранной фразеологии русского языка и обладает семантикой 'совершенно исчезнуть', 'пропасть'. «Табуированный» характер данной единицы обусловлен ее этимологией. Из древнегреческой мифологии известно, что Тартар – это часть ада, в которую после смерти переселяются грешники. Согласно мифу, Тартар был окружён тройным слоем мрака и железной стеной, воздвигнутой Посейдоном [2, с. 169]. Таким образом, перешедшее в русскую разговорную речь греческое слово Тартар превратилось в тартары, сохранив при этом свой первоначальный смысл, то есть 'преисподня'.

Приведем другие примеры, иллюстрирующие конфликт Польши и России в пространстве росскийского медиадискурса: 1. «Польша, в очередной раз “обретшая свободу”, снова видит себя ведущей державой  способной не только на равных говорить с традиционными, континентальными европейскими центрами силы – Германией и Францией,  но и противостоять "имперским устремлениям" России» («Новая газета», № 57, 2012). ФЕ на равных реализует смысл 'без церемоний', 'вольно', 'на одинаковых условиях'; 2. «Польша решила пополнить собой ряд стран, которые в последнее время увлеклись фальсификацией истории периода Второй мировой войны. Обвиняющая сейчас Советский Союз во всех смертных грехах Польша вела себя тогда не как жертва, а как хищник» («Аргументы и Факты», № 3, 2014). Смысловая реализация разговорной неодобрительной ФЕ обвинять во всех смертных грехах – 'огульно осуждать чье-либо поведение, не находя в нем ничего хорошего' и др.

Следующим примером, характеризующим напряженность межэтнических отношений в современном мире, служит русско-эстонский национальный конфликт, широко обсуждаемый в СМИ: «Эстонские власти не упускают ни единого случая выказать своё неуважение к советской истории, и таким образом – к сегодняшней России. Очередным шагом вперед на этом пути, поражающим своим цинизмом и неприкрытой тенденциозностью, стал суд над ветераном войны, героем СССР Арнольдом Мэри» («Аргументы и Факты», № 17, 2008). Смысловая реализация ФЕ не упустить случая – 'использовать возможность'; ФЕ шаг вперед – 'действие, негативного характера'.

Безусловно, в сфере межэтнических конфликтов язык интолерантности более заметен, однако агрессивный массмедийный дискурс не всегда указывает на реальные межнациональные столкновения в социуме, происходящие только в горячих точках планеты, например: «Американцы, которые являются истинными архитекторами и режиссерами этих циничных и человеконенавистнических сценариев, действуют, если угодно, довольно грамотно. Провоцируя шитые белыми нитками политические процессы, американские стратеги стремятся разрушить геополитическое единство евразийского континента» (Там же). Смысловая реализация разговорной пренебрежительной ФЕ шито белыми нитками– 'грубо подделано'. Сложившийся в российском медиадискурсе стереотип о Соединенных Штатах Америки как о провокаторе всех мировых конфликтов в приведенном контексте поддерживается данной ФЕ,используемой для указания на сокрытие и фальсификацию этим государством своих истинных целей.

Таким образом, все вышесказанное позволяет говорить о  том, что посредством интолерантной фразеологии в российском медиадискурсе актуализируется процесс «навешивания этнических ярлыков» на страны, характеризующиеся конфликтными отношениями с Россией (см. таблицу). 

Таблица. «Фразеологическая этнономинация в  медиадискурсе»

Страна

Этнический ярлык

Фразеологическая единица 

Качества, актуализирующиеся ФЕ

 Польша 

обиженный «младший брат»

Обвинять во всех смертных грехах

позиционирование себя как жертвы; поиск виновных

 Эстония

 националист

 не упустить случая

постоянная демонстрация неприязни к русской нации

 США

 провокатор

шито белыми нитками

фальсификация, сокрытие тайного умысла

«Навешивание ярлыков» происходит по механизму стереотипизации, который позволяет объединять в массовом сознании то, что не является соотносимым в реальности, например: «Европейский союз устроен следующим образом: есть страны богатого севера, Германия, Франция, страны Бенилюкса, Скандинавия, это граждане – первый сорт. Есть задолжавший Юг, Португалия, Италия, Греция, Испания. Северяне называют их PIGS, в переводе с английского: свиньи, это граждане второго сорта. Кроме того, существуют принятые в Евросоюз страны бывшего социалистического блока, они тоже делятся на Север, относительно богатые Польша, Чехия, Венгрия, это граждане третьего сорта, и Юг, недавно принятые бедные Румыния и Болгария, это граждане четвертого сорта. Также существуют такие страны как Турция более полувека желающие стать полноценными членами Евросоюза, но не принимаемые Европой, это граждане пятого сорта» («Коммерсант», № 83, 2012).Смысловая реализация ФЕ первый сорт – 'превосходный', 'отличный', 'очень хороший'; ФЕ второй сорт – 'не самое лучшем'; ФЕ третий сорт – 'весьма посредственное', 'плохое'.

Посредством языка интолерантности и, в частности фразеологии, в массмедийной среде создается негативный образ европейских государств в целом. Тем самым реализуется коммуникативная стратегия своеобразного дистанцирования от «чужих» народов, осуществляется выражение отрицательного отношения к ним: «Да что там Украина, Белоруссия, Польша… даже спокойная Финляндия и та на бытовом уровне не отличается любовью к россиянам. Финны искренне полагают, что оказывают нам великую милость, разрешая тратить деньги в своих отелях и супермаркетах» («Аргументы и Факты», № 26, 2011). Используемая в данном контексте с целью иронии ФЕ оказывать милостьреализует смысл  'благоволить'.

Для сферы межэтнических отношений, представленной в медиаинтеракции, язык интолерантности реализуется путем вербализации основополагающей культурной оппозиции «свой» / «чужой», которая, по словам исследователя М.В. Гречихина, с одной стороны, делает возможным «процесс опознания социального имени человека, его локализацию в социуме и в языке» а с другой, «определяет "чужого" как неприемлемого, странного,  заслуживающего осуждение и пренебрежение» [7, с. 97].

В российском пространстве масс-медиа в образе «чужого» довольно часто предстает Европа в целом, а дихотомия «свой»/«чужой» репрезентирует противопоставленность России враждебно настроенным европейским государствам: «Речь идет о том, что Запад не прекратил свою войну с Советским Союзом даже после того, как СССР перестал существовать. Они прекрасно понимают, что если сейчас не уничтожить Советский Союз еще и морально и не сровнять с землей деяния советских людей и вождей советского государства, то наша держава может возродиться через восстановление национальной памяти» («Российская газета», № 4858, 2009). Негативный характер взаимоотношений России и Европы подчеркивается экспрессивной презрительной ФЕ сровнять с землей, реализующей смысл 'полностью уничтожить'.

Как видно из вышесказанного, интолерантная фразеология медиадискурса направлена на снижение статуса «чужого». Ее характерными чертами являются негативная семантика ФЕ и конкретная адресованность, предполагающая ориентацию на представителей иноэтнических групп: «Эстония качает права. Она вообще не может вякать про то, что Россия что-то там нарушает. У нее фашисты по улицам ходят, и памятники советским солдатам сносят. А будут гундеть, отключим газ» (Информационный портал «Евразия»). В данном случае выражение резко негативной оценки осуществляется не только с помощью грубо-просторечной ФЕ качать права  со значением 'добиваться чего-либо', но и посредством экспрессивной лексики (вякать, гундеть).

Одна из главных задач в условиях межнациональной коммуникации – дать оценку представителям «чужого» этноса, их действий. Дихотомия «свой»/«чужой» соответствующим образом ориентирует мировосприятие как ментальную и когнитивную процедуру, проявляясь в речевых формулах интолерантности. Важно, что идея конфликта, находящаяся в основе бинарной оппозиции «свой» / «чужой», ведет не только к отрицательной оценке «чужого», но и к восприятию его мира как лишенного «дискретных признаков», например: 1. «Условиях бушующего экономического кризиса бывшие советские республики – в первую очередь прибалтийские – пожинают плоды поспешной прозападной демократизации. Как говорил небезызвестный Ходжа Насреддин, даже если очень много раз повторить «халва-халва», во рту сладко не станет. Вот и прибалтам рейтинговая магия не только не помогла, но, по-видимому, изрядно навредила» («Время новостей», № 114, 2008). Смысловая реализация ФЕ пожинать плоды – 'воспользоваться чем-либо сделанным';  2. «В наихудшей ситуации находится Латвия, Эстония находится в несколько лучшем положении, чем её товарищи по несчастью. И "середнячком" держится среди неудачников Литва» (Там же). Смысловая реализация ФЕ иронического характера товарищ по несчастью – 'тот, кто вместе с кем-либо попал в беду'; 3. «Аналогичная ситуация с Прибалтикой. На днях владелец сувенирной лавочки в центре Риги заявил, что, мол, если русские не выплатят компенсации за оккупацию Латвии в 1940 году, МИД лучше не выдавать визы туристам из России. Человечишка даже не соображает, что рубит сук, на котором сидит: 50% покупок в его магазине совершают именно приезжие “оккупанты”» («Известия», № 39, 2012). Смысловая реализация неодобрительной ФЕ рубить сук, на котором сидишь – 'поступать необдуманно, причинять себе непоправимый вред'.Среди причин применения языка интолерантности в медиадискурсе – те же факторы, вызывающие активный процесс стереотипизации в журналистской сфере. Речь идет об ограниченности логико-когнитивных процедур в ходе создания медийного текста и преобладании экспрессивно-оценочных подходов в подачи информации. Таким образом, не журналист управляет стереотипами, а стереотипы определяют его речевое поведение. По этой причине язык интолерантности чаще наблюдается в СМИ, тексты которых строятся по принципу ярко выраженной оценочности: «Я всей душой болею за украинцев и выступаю за сохранение украинцев как белой расы, и категорически против превращения украинской нации в нацию черных, коричневых, серо-буро-малиновых!» (Лев Лукьяненко, «Personal Plus», № 60, 2009). Смысловая реализация ФЕ болеть душой – 'сильно беспокоиться'.

Заключение
Итак, посредством языка интолерантности и, в частности фразеологии, в текстах массмедийного пространства проявляются негативно коннотированные стереотипные представления о Европе, которые содержатся в коллективном сознании российского общества и/или в индивидуальном сознании профессионального коммуникатора.

Библиографический список:

1. Алефиренко, Н.Ф. Фразеология в системе современного русского языка. Волгоград, 1993. 149 с. 2. Бецко А.М., Черкашин П.Р. Пена Эгейского моря: корабль стихотворений. – «Lulu», 2015. – 184 с. 3. Бирих, А.К. Русская фразеология (историко-этимологический словарь) / А.К. Бирих, В.М. Мокиенко, Л.И. Степанова. – М.: Астрель: АСТ: Люкс, 2005. – 926 с. 4. Варех Н. Объективация этнокультурных стереотипов в «языке интолерантности»: медиа-коммуникационный. Режим доступа: http://gisap.eu/ru/node/32048. 5. Виноградов В.В. История слов.Режим доступа: http://etymolog.ruslang.ru/vinogradov.php?id=vzdor&vol=1. 6. Войнова, Л.А. Фразеологический словарь русского языка: Свыше 4000 словарных статей / Л.А. Войнова, В.П. Жуков, А.И. Молотков, А.И. Федоров; Под ред. А.И. Молоткова. – 4-е изд., стеретип. – М.: Рус. яз., 1986. – 543 с. 7. Гречихин, М.В. Современный русский медиадискурс: язык интолерантности: на материале языка российских СМИ Дис. на соискание учен. степени канд. филол. наук : спец. 10.02.01 / М.В. Гречихин. – Белгород, 2008. – 159 с. 8. Евстафьева, А.В. Язык вражды в средствах массовой информации: лингвистические и экстралингвистические факторы функционирования: Дис. на соискание учен. степени канд. филол. наук. – Тольятти, 2009. – 298 с.




Рецензии:

11.01.2019, 1:39 Еськова Анна Дмитриевна
Рецензия: Статья посвящена важной и актуальной теме. Автор ставит цель «выявить корпус фразеологических единиц, которые в русском языке негативно репрезентируют культурное пространство Европы». Однако уместно ли в данном случае говорить о языке? Ведь рассмотренные в статье ФЕ соотносятся с этим пространством не на уровне языка, а на уровне речи, в конкретных контекстах, собранных автором. Особый интерес представляет таблица «Фразеологическая этнономинация в медиадискурсе», но непонятно, почему в ней всего три единицы. Богатую картотеку, думается, нужно описать подробнее – например, указать, сколько контекстов связано с каждым из этносов. Вообще описать именно корпус ФЕ. Также стоит полнее продемонстрировать компонентный анализ, охарактеризовать взаимодействие сем. В тексте статьи нет ссылки на источник, приведенный в библиографическом списке под номером 1. Кроме того, в этом списке нет ни одного словаря. Все толкования ФЕ принадлежат автору статьи? Также нет источника цитаты из В.В. Виноградова. Статья может быть рекомендована к печати после доработки. А. Д. Еськова, к. ф. н., лаборант-исследователь ИФИ СПбГУ

12.01.2019 15:15 Ответ на рецензию автора Дьяченко Татьяна Анатольевна:
Здравствуйте, уважаемый лаборант-исследователь Еськова А.Д.! Отвечаю на Ваши замечания. 1. «Однако уместно ли в данном случае говорить о языке? Ведь рассмотренные в статье ФЕ соотносятся с этим пространством не на уровне языка, а на уровне речи, в конкретных контекстах, собранных автором». Уместно, поскольку ЯЗЫК интолерантности объективируется в конкретных РЕЧЕВЫХ формах, среди которых можно назвать единицы фразеологического корпуса, а они, в свою очередь, ФУНКЦИОНИРУЮТ в текстах рассмотренного в статье массмедийного дискурса. 2. «Особый интерес представляет таблица "Фразеологическая этнономинация в медиадискурсе", но непонятно, почему в ней всего три единицы». Должно быть понятно. Из вышеприведенных ФЕ три связаны с этнономинацией, другие являются примерами языковой интолерантности, фразеологизмами в контексте агрессивного медиадискурса. 3. «Богатую картотеку, думается, нужно описать подробнее – например, указать, сколько контекстов связано с каждым из этносов. Вообще описать именно корпус ФЕ. Также стоит полнее продемонстрировать компонентный анализ, охарактеризовать взаимодействие сем». Вы, безусловно, правы. Только это будет статья уже другого объема и другого качества, подходящая для журнала иного уровня. Все пожелания, выраженные Вами, реализованы в моем диссертационном исследовании. Представленная статья – небольшая выдержка из моей работы. В настоящей статье результаты соответствуют цели и задачам, она структурирована, логически выстроена. 4. «В тексте статьи нет ссылки на источник, приведенный в библиографическом списке под номером 1». Уважаемая Анна Дмитриевна, не все источники, приведенные в библиографическом списке, должны быть процитированы в работе. Объем статьи ограничен, соответственно многое мною сокращенно (без ущерба для содержания). Ну невозможно писАть о фразеологии и не указать в списке хотя бы одно пособие, предметом которого она является. Поясню, что вслед за Н.Ф. Алефиренко под фразеологизмом мы понимаем единицу речевой сферы – материальное воплощение или реализатор фраземы как идеальной единицы языка. 5. «Кроме того, в этом списке нет ни одного словаря. Все толкования ФЕ принадлежат автору статьи?» Исправлено. Да, отсутствие словарей в библиографическом списке – это мое упущение. Однако можно было бы обойтись без уничижительного риторического вопроса. Образованный и относящий себя к интеллигенции человек, каким, полагаю, Вы, уважаемая Анна Дмитриевна, себя считаете, должен избегать проявления агрессии в общении (в отклике на чужой труд в данном случае). 6. «Также нет источника цитаты из В.В. Виноградова». Исправлено. С уважением.

23.01.2019, 1:34 Еськова Анна Дмитриевна
Рецензия: Уважаемая Татьяна Анатольевна! Думается, практически всё, что есть в Вашем ответе (понимание фразеологизма, ФЕ в языке и речи) нужно включить в статью. Пусть лучше будет меньше проанализировано примеров (жалко выбрасывать, понимаю), но статья станет логичнее. Вы правы в том, что «не все источники, приведенные в библиографическом списке, должны быть процитированы в работе». Но какая-то отсылка на использованный источник в основном тексте статьи должна быть (пересказ или ссылка типа «см. там-то»). В тексте нет и никакой отсылки к источнику 6. Я ни в коем случае не хотела Вас обидеть или унизить. Простите, если так вышло. Право, Вы ошиблись, приписав мне такие намерения. Мой вопрос не был уничижительным или риторическим. В целях и задачах у Вас нигде не сказано «дать толкование», «определить значение». Мне важно было понять, на какие лексикографические источники Вы опираетесь. Ведь исследуемые Вами ФЕ толковались во фразеологических словарях. И работы на основе существующих словарей тоже возможны. У Вас, очевидно, другой подход. Как представляется, нужно сказать, что дефиниции принадлежат Вам (включить толкование в задачи), от этого работа только выиграет. Метод компонентного анализа у Вас указан в статье. Но примера на него нет. Цель Вашего исследования – «выявить корпус…», поэтому желательна (хотя бы минимальная) характеристика именно корпуса в целом. Еще раз примите уверения в уважении К Вам.



Комментарии пользователей:

17.02.2019, 1:38 Закирова Оксана Вячеславовна
Отзыв: Хороший материал.


6.03.2019, 20:36 Дьяченко Татьяна Анатольевна
Отзыв: Большое спасибо, Оксана Вячеславовна!


Оставить комментарий


 
 

Вверх