Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №65 (январь) 2019
Разделы: История
Размещена 09.01.2019. Последняя правка: 09.01.2019.

Повседневность Станислава Августа Понятовского в Гродно 1795 – 1797 гг.

Василюк Наталья Ивановна

студент

Гродненский Государственный Университет имени Янки Купалы

студент

Морозова С. В., профессор, доктор исторических наук, Гродненский Государственный Университет им. Янки Купалы, кафедра археологии, истории Беларуси и вспомогательных исторических дисциплин


Аннотация:
В статье главным образом описывается повседневная жизнь последнего короля польского и великого князя литовского Станислава Августа Понятовского. Рассмотрены его увлечения, предпочтения, основные занятия, распорядок дня и круг общения. Описывается приезд Понятовского в Гродно в 1795 году и его отъезд в Петербург.


Abstract:
The article mainly describes the daily life of the last king of Poland and Grand Duke of Lithuania Stanislaw August Poniatowski. His Hobbies, preferences, the main occupations, a daily routine and a circle of communication are considered. It describes the arrival of Poniatowski in Grodno in 1795 and his departure to St. Petersburg.


Ключевые слова:
король; приезд; повседневная жизнь; Гродно; общение; Станислав Август; отречение

Keywords:
king; arrival; daily life; Grodno; communication; Stanislav August; abdication


УДК 93/94 (323)

После окончания второго раздела Речи Посполитой перед отречением от короны 1 января 1795 г. Станислав Август Понятовский прибыл в Гродно. Его свита состояла из 150 человек. Приезд Понятовского был встречен военным караулом, музыкой, барабанным боем и поднятием флага. После данного события последний монарх некоторое время жил в Гродно.

Цель статьи – изучить повседневную жизнь последнего короля польского и великого князя литовского, проанализировать его увлечения и круг общения, а также рассмотреть Понятовского с политической и социальной точки зрения.

Для достижения цели необходимо решение следующих задач:

- осуществить обзор источников и литературы по теме исследования;

- изучить повседневные дела, которыми регулярно занимался Станислав Август, его увлечения и привычки;

- проанализировать круг общения Понятовского;

- рассмотреть Станислава Августа как монарха (его королевские обязанности, занятие государственными делами), родственника, собеседника и простого человека;

- проследить за личной жизнью Станислава Августа Понятовского в Гродно и провести параллель между личным и политическим;

- показать официальные и неофициальные встречи последнего монарха в Гродно.

       Объектом исследования является повседневная жизнь Станислава Августа Понятовского, предметом – влияние повседневности на рассмотрение политических вопросов и ход исторических событий.

В основу исследования положены принципы объективности и историзма. Принцип историзма позволяет рассмотреть повседневное поведение Понятовского в призме изменения и развития во времени. Принцип объективности помогает проанализировать всю совокупность источников по данной проблеме и подойти к их изучению с критической точки зрения, но с правом авторского взгляда и использованием ценностного подхода, который смог обусловить оценку событий, которые происходили в жизни Стаислава Августа во время пребывания в Гродно, с позиции современных ценностей.

Для решения данной цели и задач были использованы общенаучные, а также специальные исторические методы исследования. Методом анализа исследовалась разработанность темы в исторической науке. Метод обобщения помогал создавать общее представление о повседневности Понятовского и ее влиянии на ход важных исторических событий. Метод индукции и дедукции помог получить объективные, обоснованные результаты исследования. Историко-типологический метод способствовал разработке общей типологии источников. Метод персональной истории использовался в изучении биографий Станислава Августа, а также людей, которые его окружали.

Научная новизна работы заключается в создании специального комплексного исследования, посвященного повседневной жизни Станислава Августа Понятовского во времена пребывания в Гродно в 1795 – 1797 гг. Рассмотрено влияние этого на ход важных исторических событий, а также подчеркнута важность изучения истории повседневности. Научные результаты, полученные при разрешении задач, способствуют обогащению знаний по общественно-политической и повседневной истории Беларуси второй половины XVIII в.

Во время написания статьи исследователем была рассмотрена как отечественная, так и зарубежная научная литература. В артикуле использованы статьи профессоров исторических наук современной Беларуси В. В. Шведа. Исследователь рассмотрел мемуары современников последнего короля Речи Посполитой – графини Потоцкой, а также проанализировал записки А. И. Безбородки – русского государственного деятеля, который вел ежедневный дневник о жизни Станислава Августа Понятовского. Также были использованы материалы областной конференции студентов и аспирантов Гродненского Государственного Университета имени Янки Купалы и электронные ресурсы.

В  ежедневных записках о жизни монарха его приезд описывается следующим образом:

“В исходе 12 часов прибыл Его величество во дворец: стоящий там караул отдал честь с музыкою, барабанным боем и уклонением знамя. С Его Величеством сидели в карете: польский генерал Гаржинский, камергер его Дюгамель и доктор Беркель. Свита Станислава Августа состояла более чем из 150 лиц. Главнокомандующий Генералитетом встретил их на крыльце и препроводил в парадные покои. Его величество и главнокомандующий, оставив всех в аудиенц-зале, пошли во внутренние королевские покои, откуда через время главнокомандующий возвратился в свою квартиру” [1, c. 47].

К Станиславу Августу сразу же после его приезда приставили российского генерал-майора, которому поручили вести ежедневные записи о жизни главы государства – графа Илью Андреевича Безбародку. Также был установлен надзор за перепиской и кругом общения короля [4, c. 37].

Понятовскому и людям его двора запрещалось вести корреспонденцию с иностранными дворами и иx министрами через местную почту и частных людей. Все письма должны были пройти цензуру Н. В. Репнина – российского главнокомандующего. Королевские апартаменты, все двери Старого и Нового замков, других домов, где жили члены королевского двора, строго охранялись. Каждый день дежурный офицер составлял рапорт, который просматривал Безбародко (фактический маршалок двора), а потом посылал его Н. В. Репнину [2, c. 66]. Также ежемесячные отчеты о гродненской жизни последнего короля польского и великого князя литовского представлялись в Петербург росийской императрице Екатерине II, а потом ее преемнику на троне – Павлу.

 Однако, несмотря на жесткий контроль за королевской деятельностью, отношения к нему было уважительным. [4, c. 19].  Со временем Понятовский даже свыкся со своей жизнью. 18 января он писал Екатерине II о выполнении ее воли:

“Госпожа и сестра!... нахожусь в Гродно, чтобы туг дождаться решения судьбы края... отдаюсь в руки Вашего Императорского Величества и где бы не находился бы и как бы не управлял судьба моей жизнью на будущее, не теряю надежды, что Ваша доброта и мудрость не адцзеляць моего личного существования от людей, близких моему сэрдцу, i, что чувствовал бы очень нешчасліва, если бы что-то подобное могло бы произойти” [2, c. 18].

Станислав Август жил на втором этаже Нового Замка с общей свитой около 200 человек. Это были врач, секретарь и камердинер, а также многочисленная служба. Дворец строго охранялся российскими солдатами. Дежурный офицер постоянно составлял рапорты для начальника гродненского гарнизона князя Цицианова. Запрещены были любые собрания. Даже ночью в соседней от королевской спальни комнате находились королевские шамбеляны.

Король вел довольно однообразный образ жизни. В 6 часов поднимался с кровати, читал и писал письма. В 11-12 часов принимал гостей, а после ездил по окрестностям, посещал свои резиденции или стрелял фазанов в окрестностях Собачьей Горки. В 14 часов садился обедать. После посещал церковь и около 22 часов шел спать [3].

С помощью записок графа Безбародки о повседневной жизни Станислава Августа можно узнать интересные факты.

Гулял король в сопровождении офицеров и пажа: “1 февраля Его величество, встав в каждый время, к 1 времени пополудни выходил прогуливаться по своему двора в препровождении дежурного пажа” [1, c. 17].

Молился в придворной церкви или выезжал в иезуитский и доминиканский костелы: “7 января его величество имел выход в костел и в 10 часов возвратился. 14 января в воскресный день его величество в препровождении пристава графа Безбородко и его придворных въезжал в клятор бывший иезуитский, где, отслушав читабельную имшу, проводил по обыкновению своему весь день с обыкновенной своею компанией. 22 января его величества имел выезд из дворца в доминиканский монастырь и, отслушав службу, возвратился. 22 апреля Его Величество был в придворной церкви” [1, c. 68].

Свое время он также коротал игрой в бильярд: “23 января возвратился из Варшавы посланный от пристава капитан и привез для короля бильярд и другие игры, какие он желал, чтобы были из дворца варшавского доставлены. 26 января вечером Его Величество выходил в бильярдную комнату и играл в бильярд. 31 января Его Величество перед обедом и после обеда долго со многими играл в бильярд и в 4 часа отправился во внутренние свои покои. Помимо этого, “свободное свое время он также употреблял на чтение и письмо, вероятно, на составление своих известных, но еще не изданных мемуаров” [1, c. 54].

В гости к Станиславу Августу приезжали его фаворитки, например, княжна Сапежина, жена канцлера Великого Княжества Литовского: “23 января обедали у Его Величества княгиня Сапежина и Грановский. 26 января обедали у короля польские господа. После обеда была княгиня Сапежина” [1, c. 89].

Понятовский часто встречался с российским главнокомандующим Н. В. Репниным: “1 апреля он заехал к главнокомандующему, которого поздравил с праздником, потом возвратился” [1, c. 56].

Станислав Август вел обширную переписку. Иногда к нему приводили музыкантов. Он часто выезжал на балы к главнокомандующему.

Понятовский любил гулять по комнатам Нового замка: “8 марта Его Величество перед обедом прогуливался в тех залах во дворце гродненском, где прежде бывали сеймы, и возвратился в свои внутренние покои. 9 марта Его Величество в 12 времени также прогуливался по дворцу и в залах сеймовых” [1, c. 51].

 Также Станиславу нравилось выходить на прогулку по двору Нового замка, по террасе, в Старый замок. Особенно любил он Неман, где чаще всего бывал: “4 февраля Его Величество в первом времени пополудни прогуливался по галереям своего дворца, выходящим на берег реки Немана, весьма живописным в препровождении дежурных придворных. 9 февраля Его Величество поутру прогуливался по террасе, из коей приятный вид за реку Неман и, походив с полчаса, возвратился в свои покои. 1 апреля в день Святой Пасхи Его Величество ездил за город по Немане, где более часа гулял по берегу Немана. 20 апреля вечером король поворотил к берегу Немана, где, встав с лошади, пешком ходил по берегу и в сумерках приехал домой” [1, c. 60].

Также в сопровождении конвоя в несколько десятков драгун (24-34 человека) король делал конные прогулки недалеко за город: в деревню Понемунь, Грандичи, по скидельской дороге и особенно часто – в Лососно. Через Часовню и Путришки ездил на охоту в Озера: “22 апреля Его Величество в 7 времени вечера король ездил до деревни Грандичи верхом, а оттуда в карете возвратился” [1, c. 73].

Впечатляет тот факт, что Станислав Август не организовывал пышных балов в день своего рождения: “6 января день рождения был короля, и главнокомандующий о том знал, но король предварил его сиятельство просьбою, чтоб никакого ему по случаю этого торжества не устраивали, о чем главнокомандующий и приказал, чтоб его величество никак не беспокоили, что и было исполнено всеми, кроме здешних господ польских, которые безвременным своим приездом утром 6 января заставили выходить несколько раз короля для них и принимать поздравления. Дня по утру, хотя и приезжал пристав во дворец, но не хотел беспокоить его величество” [1, c. 95]. Неизвестно, с чем это было связано. Может, с тем, что Понятовский перед отречением находился в плохом настроении, а, возможно, он просто не любил праздники такого масштаба.

25 ноября 1795 г. король был вызван в бывший дворец Тизенгауза, который уже стал дворцом Верховного литовского правителя, российского генерал-губернатора Эстляндского, Виленского и Курляндского Николая Репнина и получил в руки письмо, которое должен был подписать – письмо отречения от престола. Спустя несколько минут на документе красовалась подпись бывшего короля польского и великого князя литовского. С этой минуты Речи Посполитой не стало.

После подписания отречения Понятовский некоторое время прожил в Гродно. По-прежнему он, человек образованный, чувствовал себя неловко среди пустой и расточительной гродненской жизни, а душа его не находила утешения. Его здоровье сильно пошатнулось, он подолгу выходил на террасу и долго вглядывался вдаль, а 15 марта занемог приступом удушья. Несколько минут его близкие волновались за его жизнь, а сам король счел, что наступил его последний час. Утром он пригласил к себе Мнишека и Горжинского, которым изрек, что делать в случае его смерти. Но через несколько часов Станиславу стало легче, причем настолько, что он смог поехать в езуицкий монастырь для принесения благодарности Богу. Тем не менее, припадки удушья не оставляли Станислава на протяжении всего 1796 г., поэтому графиня Браницкая, сестра короля, привезла из Белостока двух французов-эмигрантов, чтобы те проконсультировали больного.

Тем временем на душевное состояние Станислава сильно повлиял краткосрочный приезд старшего брата Казимира. В журнале Безбародко записано, что Его величество с горькими чувствами попрощался с престарелым и хилым своим братом и не удержался от слез.

В последние месяцы царствования Екатерины Понятовский вел оживленную переписку с Варшавой. Приехавшая 10 июля в Гродно мадемуазель Люлли сразу же направилась в кабинет Станислава и отдала ему целую стопку писем. Люлли была предметом обожания короля и пробыла у него до 5 августа.

В это время Станислав стал более набожным. При проведении католического праздника Божьего Тела король впервые ходил со своей свитой с процессией по всем костелам и монастырям Гродно.

Репнин часто приглашал Понятовского на военные учения, после которых в палатках Барклая де Толли давались обеды с обязательным присутствием дам, вечных спутниц Станислава.

В первых числах ноября Репнин внезапно выехал из города, а 16 ноября 1796 г. в Гродно пришло официальное сообщение о смерти Екатерины. Как сказано в журнале Безбородко, это случилось во время обеда [1, c. 142]. После Безбордко через Фриза, личного секретаря былого монарха, пригласил Станислава в свой кабинет, где и сообщил данное известие. На Станислава это подействовало ошеломляюще. Тем временем, в 10 часов вечера Безбародко говорил, что завтра о кончине императрицы узнает весь город. Так вот, после кончины императрицы и отъезда Репнина город начал пустеть.

Следующим шагом монарха было приглашение Станислава Августа в Петербург.

Графиня Потоцкая характеризует короля и его отъезд так: “Моя мать была племянницей нашего последнего короля Станислава Августа Понятовского. Она последовала за королем в Гродно, куда его побудила перебраться русская партия. Там из окна маленькой комнаты, где я жила с гувернанткой, я видела ежедневно, как он выезжал под эскортом русских солдат, которые меня так пугали своим суровым видом, что я ни за что не хотела выйти из дома. Мрачная тишина царила в замке, где все семейство короля собралось, чтоб проститься с ним. Увезенный в Петербург, он тяжелой агонией искупил ошибки, совершенные им по воле императрицы, и которыми она хитро воспользовалась” [5, c. 84].

Таким образом, во время пребывания в Гродно в 1795 – 1797 гг. король занимался своими обычными повседневными делами: читал книги и газеты, гулял по городу, каждое воскресенье бывал на святой имше, выезжал за город в личные имения, общался со многими лицами. Круг общения Понятовского был достаточно широк. Он контактировал и с родственниками, и с важными государственными деятели, и со слугами. Его повседневная жизнь практически не влияла на ход важных политических процессов, ибо Станислав Август оставался монархом лишь на бумаге. Он чувствовал себя неловко среди пустой и расточительной гродненской жизни. У последнего короля забрали свободу: каждое его действие контролировалась российским правительством, в том числе и подписание отречения от престола.

Библиографический список:

1. Безбородко А.И. Журнал пребывания его величества короля польского Станислава Августа в Гродно 1795 – 1796 годов. – СПб., 1870.
2. В. В. Швед, А.П. Гостев / Городня.Рассказы из истории города (середина 16 - конец 18 в.).- Гродно: Пергамент, 1997.- 140 с.
3. Гродненские истории: Последние дни великой державы [Электронный ресурс]. – Блог Гродно. – Режим доступа: http://s13.ru/archives/93375 (дата обращения: 24.07.2018)
4. Гродно – 875: Материалы областной конференции студентов и аспирантов, 25 ноября 2003 года. / Под ред. С. В. Морозовой, И.П. Крэня, С. В.Амелькі. – Гродно: Гргу, 2004 – 64 с.
5. Мемуары графини Потоцкой. (1794-1820). С портретами и указателем собственных имен. Перевод с франц. А. Н. Кудрявцевой / “Прометей” Н. Н. Михайлова, Спб., 1912. – 189 с.




Рецензии:

9.01.2019, 21:58 Ашмаров Игорь Анатольевич
Рецензия: Статья на данную тему вызывает несомненный теоретический интерес и является актуальной. Работа структурирована в соответствии с требованиями журнала. Аннотация соответствует содержанию статьи, равно как и её англо-русский перевод. Вывод сделан. Могу рекомендовать данный материал к публикации в научном журнале.



Комментарии пользователей:

11.01.2019, 15:16 Адибекян Оганес Александрович
Отзыв: Ульянова Юлия Семеновна. Статья Василюк Н.И. представит интерес для тех, кто интересуется историческими показаниями взятого автором территории по строго определенному периоду времени. Внешне она предстает как выборочное изложение содержания первого из указанных в библиографическом списке сведений при том, что указаний оснований последующих добавлений нет. Автор навязывает мнение, что с тех пор и до нынешнего времени никто указанными событиями не заинтересовался, ничего по такому поводу не написал, оставив это дело для Василюк Н.И. Если это в действительности так, то это нужно оговорить. С этим представленная работа достойна публикации. Других недостатков нет, нужно лишь сделать поправку в выражении «… статьи профессоров …В.В.Шведа».


Оставить комментарий


 
 

Вверх