Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Лингвистика, Литература
Размещена 02.04.2020. Последняя правка: 05.04.2020.
Просмотров - 318

Текст как объект философского осмысления традиции хасидизма в повести Шолом-Алейхема «Стемпеню»

Бескровная Елена Наумовна

кандидат филологических наук

ВУЗ "Международный гуманитарно-педагогический институт "Бейт-Хана"

преподаватель

Аннотация:
Традиции ашкеназского хасидизма проходят через всю повесть Шолом-Алейхема «Стемпеню» и отражаются в лингвистическом тексте. Давая оценку своим героям, Шолом-Алейхем фактически раскрывает свое мировоззрение методом «пилпул-хиллуким».


Abstract:
Tradition of Ahkenazi Hebrew in Hasidism is going from the subject of novel Sholom-Aleihem “Stempeniy” and reflecting in the text of creative work. Sholom-Aleihem’ were is describing images of novel’ is developing outlook from the method “pilpul-hilukim”.


Ключевые слова:
метод «пилпул-хиллуким»; осмысление традиции через образы; традиция хасидизма на территории Украины и России

Keywords:
method «pilpul-hilukim»; the comprehending tradition from the images; tradition of Hasidism in the territory Russia and Ukraine


УДК 82(569.4)

Каждое произведение, создаваемое автором-философом, писателем, ученым, поэтом ставит перед собой достижение какой-то определенной цели. Поэтому даже маленькое произведение несет на себе отпечаток философского осмысления действительности. Каждый человек – философ, потому что любит и должен мыслить.

Когда Бог создал согласно Жреческому кодексу Библии Человека, то первое, что воскликнул Адам – это слова: «Это Я! Господи! Это Я.» Поэтому в иудаизме настолько ценна и сохраняется в каждом человеке, стоящем во время получения на горе Синай Десяти заповедей от Яхве.

«Сколько людей – столько и мнений» - повторяет вслед за иудаизмом  каждый человек, писатель, ученый, создавая философский текст.

Именно текст становится объектом осмысления философии хасидизма в известной ранней повести Шолом-Алейхема «Стемпеню».

Когда мы говорим о еврейской традиции (традиции хасидизма), то обычно основное внимание уделяем политологическим проблемам, и, в частности, распространению языка идиш и созданию на нем произведений. Вопросом же философского осмысления структуры текста повести «Стемпеню» и связанного с этим литературоведческого и лингвистического анализа, никто из исследователей даже в период создания кабинета еврейской культуры при АН УССР никто не занимался. Наша задача состоит в том, чтобы восполнить этот пробел в философии и филологии.

Произведение Шолом-Алейхема «Стемпеню» относится к числу ранних творческих шедевров автора. Написанное в 1888 году оно ярко осветило жизнь хасида Шолом-Алейхема, а, следовательно, и его мировоззрение в тот период. На фоне развивающейся череды погромов хасидизм переходит от классического благочестивого состояния в состояние невежества и безграмотности, т.е. от теоретического хасидизма к практическому. На наш взгляд, именно с этой точки зрения Шолом-Алейхем (Шолом Наухамович Рабинович и подходит к созданию сюжета повести «Стемпеню» и к дальнейшему описанию своих героев. Поэтому главная роль отводится тексту, специфике его построения и семантическому осмыслению лексики идиша в повести.

Шолом-Алейхема также нельзя назвать ни философом, ни талмудистом-агадистом, но он обычный человек (писатель), который видел окружающую его действительность (еврейскую среду) и старался, в первую-очередь, взять сюжет из жизни, и пережить вместе с евреями разрыв между существующей традицией иудаизма и окружающей его действительностью, что отразилось непосредственно в текстах и тех литературных и лингвистических средствах языка идиш, которые использовал автор.

Начинается повесть Шолом-Алейхема «Стемпеню» непосредственно с обращения писателя к дедушке еврейской литературы на идише Менделе-Мойхер-Сфориму. И уже с первых строк читатель невольно ощущает влияние ашкеназской хасидской традиции в цветастом, насыщенном синонимами тексте:

«…בא וועלכע דער ייד קאָן ליב האָבןץ, זענען גאָר ניט גלײַך, יוי בא אלע אנדערע פעלקער. הײַנט אויסער דעם האָט דאָך דאָב יידישע פאָלק זײַן איינענעם כאראקטער...»

(и каждый еврей имеет возможность любить жизнь, иметь как все судьбу, как другие народы, и иметь дым еврейского народа в его неповторимом еврейском характере) [4, c.7]

И именно здесь уже с первых строк мы ощущаем с первых строк самоидентификацию писателя и его принадлежность к еврейскому народу. В этом отрывке явно чувствуется богоизбранность еврейского народа, и она, соединенная в мыслях писателя Шолом-Алейхема с хасидизмом, где заповеди на горе Синай не только соединяют народ, но и приводят его жизнь к монолиту, к твердости Шамира – камня основы Первого Храма. Здесь явно чувствуется хасидская (благочестивая) позиция самого автора, но она идет не из ХУ1-ХУП веков, не из Польши и Украины. Она впитывает в себя благочестие всего еврейского народа, начиная с библейского периода его истории. И Моисей считается в Агаде Вавилонского Талмуда праведником для хасида Шолом-Алейхема. Его идеи – это «байя» целого народа, формирующего хасидский характер, заключенный в сфире «Бина».

Когда мы говорим о еврейской традиции в творчестве Шолом-Алейхема, то имеем ввиду не размышление над основным вопросом философии о происхождении Мира, не гносеологию, а антропологию иудаизма, где господние семь заповедей из десяти между Человеком и Человеком, которые в данной ситуации и раскрывает писатель своей книгой «Стемпеню». Повесть «Стемпеню» у Шолом-Алейхема – это произведение о еврейской женской судьбе, и поэтому в ней глубокие философские традиции «Шир-ха-Ширим» постепенно переходят к трактату «Гитин» Вавилонского Талмуда, а потом к Зохару и современным респонсам.

Хасидизм Шолом-Алейхема – это не учение, поэтому его основные позиции развиваются через конкретные отрывки. Поэтому следующий отрывок из повести «Стемпеню» раскрывающий хасидскую традицию – это непосредственное размышление автора о сущности хасидизма. Этот хасидизм идет от древности, от благочестия еврейского народа в тот период, когда для евреев существовал только «Берешит», воплощенный в «Шир-ха-Ширим», и защитники Массады воплотившись в героях народного фольклора конца !8 – начала - !9 века. Этот защитник Массады, этот герой-богатырь подобен Давиду, победившему Голиафа и кинора воплотилась в нем, и струны ее запели и зажглись вечным огнем свободы. Стемпеню – потомок тех, кто высоко поднял знамя иудаизма и предстает перед нами со скрипкой в руке. И музыка его прекрасна, и литературные средства, подобранные автором отражают именно такого героя:

« אפן יידישן שטייגער, מיט א גוואלרערניש, מיט אן אויגעשריי פונעם טיפן הארצן, פון דער נעשאָמע דעם קאָפ פלעגט סטעמפעניו פארווארפן  אפ א זײַט... יידן זיפצו , יידן קרעכצן יידן וויינען, און סטעמפעניו? – ווער סטעמפעניו? וואָס סטעמפעניו?"

(Откройте еврейскую улыбку вместе со скандалом, вместе с криком, вместе с типом наших сердец, вместе с Душой, и переварите это в голове Стемпеню… Евреи сидят, евреи кряхтят, евреи плачут – И Стемпеню? – Где Стемпеню: - Что Стемпеню?» [4, с.13]

Нешама его прекрасна и он несет в себе вечную тайну еврейского народа и обращается уже к антропосу, и в его музыке рождается Человек:

"אך, איך פיל, אז מײַן פעדער איז שוואך צו באשריבן, וויאזוי סטעמפעניו האָט באזעצט א קאלע! דאָס איז ניט געווען גלאט אזוי געשפילט, גערימפּלט, דאָס איז געווען א מין "אוווידע", א גאָטם רינסט מיט עפּעס  זייער א הויכן געשפיל, מיט עפּעס זייער אן איידעלן גײַסט! סטעמפּעניו  האָט זיך אוועקגעשטעלט אקעגן דער קאלע און האָט איר געהאלטן א דראָשע אפן פידל, א שיינע לאנגע דראָשע, א רינדימע דראָשע, איבער דעם פרײַ און גליקלעך לעבן פון דער קאלע ביז אהער, פון דער מיידלן שטאנד, און איבער דעם פינצטערן, ביטערן לעבן, וואָס ער וואָרט זי אפּ שפּעטער, שפּעטער! – אוים  מיידל! איבער געדעקט דעם קאָפּ, פארשטעלט די שיינע לאנגע האָר אפ אייביק...ניטאָ די פריילעכקײַט! זײַ געזונט, יונט, אָט ווערסטו א יירענע!... עפּעס זייער נישט פריילעך, גאָט זאָל נישט שטראָפן פאר די רייד!... 

Ах, я играю, и моему перу трудно описать, как Стемпеню усаживал невесту! Это не просто и достойно игры, достойно прославления. Спросите «Почему». Даже Бог не знает, почему он сочинил эту высокую песню, и эта Агада продолжает свой путь. Стемпеню становится позади невесты и начинает свою проповедь на скрипке, хорошую длинную проповедь, о женской судьбоносной жизни, которая ждет невесту потом, когда она снимет фату невесты, и о двенадцати годах жизни, которые были так легки, так легки! – Ой девушка, снимут с головы твои длинные волосы, а потом… Не до радости… Прощай молодость, которая не вернется!... Повесть печальная, сам Бог растрогался и потерял речь… (перевод мой – Бескровная) [4, с.19]

Традиция еврейской свадьбы восходит к «Шир-ха-Ширим», но в скрипке Стемпеню Шолом-Алейхем соединяет ее с таким понятием науки, как история. И уже хасидский Бог плачет над трагедией бытового хасидизма, и уже Бог древности в ортодоксальном иудаизме плачет над женской судьбой. И в этом соединении чувствуется просто писатель – человек, но не талмудист-агадист, который существовал в еврейской среде второй половины ХУШ – начала ХХ века – просто хасид с его радостями и заботами, с его хасидской свадьбой, где Иаков хочет увидеть Рахель, а вместо нее видит Лию.

Но в глубине души Иакова, также как и в глубине души Стемпеню живет Рохеле, и в ее песнях бьются традиции и пульс простой хасидской женщины, как говорит сам автор. Но именно она сохраняет традицию Мира Миров евреев.

אוי, אָט דאָרט, אָט דאָרט,

אוי, אפ יענעם אָרט

שטייען טײַבעלע צוויי – צוויי!

זיי שמועסן זיך, זיי קושן זיך...

גאָר וואָס פאר א טײַנע האָבן זיך?

זיי קושן זיך און שמועסן זיך...

(Ой, на этом пути, на этом пути,

На этом единственном месте

Стояли две голубки – две!

Они жили со своей тайной

Они ели тут, они внимали тут… - перевод мой Е. Бескровная) [4, c.50]

Песня Рохеле у Шолом-Алейхема плавно переходит в письмо ее мужа, уже написанное на древнееврейском языке Х1Х века.

«שלום וכל טוב סלח לאחובי אבי חחכם חמפורסם חמופלן מופלא מוחרייר אײַזיק  בייד משח יוסף זייל" [4 ,с.102]

(Здравствуйте, и вокруг полного здравия. Обращается к Вам рав мудрец приносящий благословения раву Ицику Нафтали от Иосифа благословенного – перевод мой Е. Бескровная)

Талмудист пытается постичь Мир в выполнении заповеди Бога Яхве «Не сотвори себе кумира», и за смыслом заповеди просматривается у Шолом-Алейхема вего повести «Стемпеню» одна суть – суть рождения Человека. Рохеле наконец-то родила ребенка от своего мужа и этим писатель подчеркнул незыблемость иудейского брака и раскрыл всю суть его важности и для него самого, как Человека.

Но здесь по задумке автора наступает и конец лирической любви, а вместе с ней и философии Стемпеню. Его рассуждениям о высоком призвании Человека и музыканта и значимости его как субъекта в основе созидания Мира миров Души Адама. Шолом-Алейхем от высокой философии талмудиста-агадиста митнагдим возвращается к хасидизму, возвращается к реальности. И время поворачивает также и еврейский народ к реальности, и за сущностью хасидского штетла  скрывается трагедия изгнания всего еврейского народа:

«נאָרישער גיבער!פארנעם זיך נישט, זע, ווי בא דער זײַט שטייט דײַן דליל, דײַן ווײַב פריידל. די דאָזיקע דליל האָט זיך פארווינט, פארשלעפערט בא זיך אפן שויס. שטילערהייט אָפגעשויגן דײַנע לאנגע האָר און צוגענומע בא דיר דעם קויעך . ווי יענע דליל בא שימען-האגיבער... דיר איז געבליבן איצטער איין טרייסט אפ דער וועלט – די פידל.

שפיל, סטעמפעניו, שפיל אפן פידל! שפיל, און מיר וועלן האָרבן...

(Печальный герой! Забыл все, и позади него стояла его Далила, его жена Фрейдл. И эта Далила побелила его голос и покрыла пеной, утихомирила его красивые прекрасные волосы и взяла дом в свои руки, и в целом его силы, и юная Далила внимала герою – и в этом доме осталась единственная отрада в Мире – скрипка…

Сыграй, Стемпеню, сыграй на скрипке! Играй, а мы будем слушать… - перевод мой Е. Бескровная) [4, c.113]

Тема Самсона и Далилы идет в повести Шолом-Алейхема «Стемпеню» из древности и в талмудической трансформации Устной Торы автором соединяется со скрипкой, несущей именно ашкеназскую традицию в произведении. Концовка произведения возвращает читателя к завязке сюжета, к описанию свадьбы, на которой Стемпеню «усаживал невесту». И это круговой сюжет приводит к философским раздумьям читателя. И религиозное мировоззрение вьется над ним и заставляет Мир играть разными эмоциональными красками философской мысли, где главный герой возвращается к древнему библейскому тексту и становится для каждого из нас своим Самсоном.

И сам текст, идущий от слова к предложению, а от него к гипертексту, создает и раскрывает перед читателем ашкеназское мировидение хасидизма самого популярного еврейского писателя современности Шолом-Алейхема.

Библиографический список:

1. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. – Москва: Просвещение, 1976 – 543 с.
2. Хрестоматия по общему языкознанию. – Київ: Освіта України, 2008 – 715 с.
3. Шолом-Алейхем. Собрание починений в шести томах. – Москва: Художественная литература, 1959.
4. שאָלעם-אלייכעם. אלע ווערק - מאָסקווע מעלוכע-פארלאג "דער עמעס",1948 באנד 3 Шолом-Алейхем. Полное собрание сочинений в 15 томах. – Москва: Дер Эмес, 1948 (еврейский язык)




Рецензии:

3.04.2020, 13:02 Ашмаров Игорь Анатольевич
Рецензия: Статья на данную тему вызывает теоретический интерес. Однако автору необходимо еще раз уточнить, в чем заключается Актуальность, Научная новизна. Остается не вполне ясным авторское понимание научной новизны статьи. Кроме того, рекомендуется также исправить ошибки, например, "раскрывает свое мировоззрениеМ" в аннотации работы. Здесь нужно расширить список литературы (всего 4 источника информации были изучены автором, и автор пытается что-то серьезно обобщить). Статью следует доработать, расширить библиографию и уточнить научную новизну, актуальность, сделать выводы. В данном виде этот текст - не более чем эссе. Попытайтесь сделать научную статью, пожалуйста.

24.05.2020 11:11 Ответ на рецензию автора Бескровная Елена Наумовна:
Дело в том, что это тема целой книгм, которую в дальнейшем планируется создать. К сожалению мало людей подключено к этой работе, но я буду пролодолжать работать над книгой. Эта тема мне дорога, так как я глубоко занимаюсь творчеством Шолом-Алейхема и по диплому языковед. Все указанные замечания будут исправлены.



Комментарии пользователей:

5.04.2020, 9:24 Бескровная Елена Наумовна
Отзыв: Текст научной статьи связан с понятием и проблемами машинного перевода, т.е. проблемами искусственного интеллекта, который, на мой взгляд, никогда не может быть создан. Все остальные ошибки будут исправлены. В будущем я планирую заняться этим вопросом еще более серьезно. Спасибо за рецензию.


Оставить комментарий


 
 

Вверх