Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Лингвистика, Культурология, Литература
Размещена 05.10.2020. Последняя правка: 08.10.2020.
Просмотров - 209

СЕМАНТИКО-СТИЛИСТИЧЕСКОЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ИНОЯЗЫЧНЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В ПЬЕСАХ А.П. ЧЕХОВА

Латышев Кирилл Игоревич

Бакалавр

Московский педагогический государственный университет

Студент Института Филологии МПГУ

С. Капуста, журналист, редактор, эксперт в области филологии и межкультурной коммуникации СГУ Пилигрима Сорокина


Аннотация:
В статье раскрывается тема проникновения и функционирования иноязычных заимствований в русской драматургии на примере творчества Антона Чехова. Результаты проведенного исследования могут быть использованы при чтении курсов «Современный русский язык для филологических специальностей» (раздел «Лексикология»), «Введение в языкознание», «Общее языкознание», а также в спецкурсов, посвящённых проблемам неологии и неографии. Научная новизна заключается в том, что впервые предметом рассмотрения в лексикологии русского языка являются две группы заимствованной лексики варваризмы и частично ассимилированные слова как неотъемлемая часть идиостиля Чехова, сохранившая связи с родным языком, что, несомненно, определяет их особую стилистическую функцию, и семантико - стилистическую направленность.


Abstract:
The article reveals the theme of penetration and functioning of foreign-language borrowings in Russian dramaturgy on the example of Alexander Chekhov. The results of the study can be used in reading courses "Modern Russian for philological specialties" (section "Lexicology"), "Introduction to linguistics", "General linguistics", as well as in special courses on the problems of neology and neography.


Ключевые слова:
пополнение словарного запаса; иноязычная лексика;драматургия;происхождение;А.П. Чехов

Keywords:
vocabulary replenishment; foreign language vocabulary; origin; A. Р. Chekhov


УДК 1751

Тема настоящей статьи имеет непосредственное отношение к области лексикологии.
Настоящее исследование посвящено изучению прагматической и стилистической функции иностранных слов — апеллятивной и проприальной лексики — в текстах публицистики А.П. Чехова позднего периода творчества (1866-1870 гг.). Анализ этого материала в лингвистическом аспекте связан с изучением идиолекта и идиостиля автора в развитии, как динамических явлений, формирование которых детерминировано этапами развития языковой личности автора, и направлен на выявление стилистических, словообразовательных, прагматических характеристик различных единиц и языковых приёмов, способствующих реализации авторской интенции в отражении идейно-тематического содержания текста и характеризации социально значимого с помощью коннотационного потенциала слова.

Как справедливо заметил Р.И. Аванесов в своей монографии "О родном языке" русский язык сам по себе всегда был открыт для заимствований, в его лексике львиную долю составляют иноязычные слова разного происхождения. Многие из них настолько прижились в русском языке (богатырь), ассимилировались им, подчинившись русской грамматике, что воспринимаются как вполне русские (арба, ручка, сундук, творец, император).

В разные эпохи приходили к нам разные "неродные" слова. Заимствования были требованием жизни. Развитие кораблестроения, инженерного дела, различных ремесел привело в русский язык голландские и английские морские термины, технические и канцелярские немецкие и др. Были заимствования, которые диктовались модой, как, например, французские заимствования XVIII - начала XIX вв., когда в светской аристократической среде культивировался французский язык, стиль и обычаи галантного общества.
Прежде чем перейти к теоретическим выкладкам и самому анализу, нам бы хотелось дать небольшую культурно-историческую справку, которая позволит осознать важность некоторых тем, образов и приемов в прозе Чехова. К сожалению, положения эти достаточно значимы для идиостиля писателя, чтобы обойти их стороной, но также достаточно велики, чтобы их можно было лаконично вписать в прочие главы без потери логики повествования и сохранения его цельности. Так как в качестве материала для анализа был выбран корпус текстов А.П. Чехова, мы бы позволили себе начать работу с рассказа об истории непосредственно изучаемого пласта лексики, который и лежит в основе наших наблюдений. Заимствования так легко внедряются в нашу жизнь, что мы воспринимаем их как свои собственные слова. Если мы употребляем заимствованные слова, то, по крайней мере, мы должны четко понимать его значение.

Будучи лингвистом, я провёл более полутора сотен системных исследований в области лексикографии, которая выразилась в трёх следующих тенденциях. 
Во-первых, замечу, что наблюдая все печальные последствия «тотальной американизации» нашего языка, трудно сохранять объективность в развернувшейся полемике о целесообразности иноязычных заимствований в современном русском языке. И все же слышны голоса в пользу немецких, арабских и английских слов.
Научная новизна исследования определяется тем, что впервые творчество Чехова рассматривается в русле преемственности по отношению к лексикографическому наследию Л.Л. Касаткина. Помимо этого, тексты А.П. Чехова впервые становятся объектом филологического исследования. Словотворческое осмысление творчества указанного автора во многом находится на начальном этапе своего развития, и попытка взглянуть на его лирику сквозь призму влияния иностранных лексем выявляет некие характерные константы их художественного мышления и мировосприятия.

Актуальность исследования. Процессы заимствования, интенсивной адаптации и активизации иноязычной лексики относятся к ряду основных динамических процессов, характеризующих развитие лексического состава русского литературного языка ещё конца XIX века. В процессе употребления большая часть слов, пришедших из других языков (как правильно отметил академик Шахматов, вместе с заимствованием тех или иных понятий, реалий и т. д.), уподоблялась структуре заимствующего языка.
Методы исследования. В ходе исследования в качестве основного был использован сопоставительный метод, кроме этого, применялись метод семантического анализа, количественный метод и метод моделирования.

Положения, выносимые на защиту в данной аналитической статье:

 

  1. Иноязычная лексика составляет значительный пласт языка (39%) чеховской публицистики и входит в её общее коммуникативное ядро.

  2. Ядром иноязычного словарного фонда чеховской прозы выступают лексика экономическая лексика и лексика поля ОБЩЕСТВО. Наблюдаются тенденции к актуализации иноязычной лексики (наиболее отчетливо — в тематических группах «культура», «абстрактная лексика») и пассивизация лексики (наиболее отчетливо - в тематических группах «политика»).

  3. По данным нашего исследования, проведённого в 2019-2020 гг. аиболее активно и динамично развиваются и изменяются в русском языке чеховского периода, принадлежащие к тематическим группам «экономика и финансы», «политика», «культура», «абстрактная лексика», «биология» и склонность её к активизации в речи.

 

Теоретическая значимость работы определяется тем, что в ней впервые выявлены м установлены в отечественном языкознании основные особенности функционирования иноязычных слов в чеховской публицистике, выявлены рарадигмы изменения в тенденциях функционирования иноязычных слов в русском тексте XIX века.

 

Практическая значимость работы заключается в возможности использования ее результатов в курсах лекций и на практических занятиях по отечественной герменевтике, спецсеминарах по лексикологии.

Основная часть.

Поэтапно совершенствуясь во всех своих компонентах и соединяя две группы лексический единиц - исконный и заимствованный пласт - словарный запас русского языка проходил свое становление на протяжении нескольких столетий. [3, с. 35]

Большое значение для развития языка имеет заимствование слов. Оно не наносит вред самобытности языка, а наоборот распространяет его, сохраняя "свой" словарь. Также сохраняется грамматический строй, который не противоречит внутренним законам языка.

Ковалевская Е.Г. считает вполне закономерным проникновение в каждый язык иноязычных заимствований, по причине того, что «в период наиболее интенсивных культурно-экономических общений между странами происходит знакомство жителей этих стран с новыми предметами, обмен понятиями и идеями.

При заимствовании новых понятий, идей, предметов происходит и заимствование слов, их обозначающих, что не ущемляет национальную самобытность народа, а даже наоборот, обогащает словарный состав одного языка за счет словарного состава других языков». [2, с. 97]
Чехов использует прием транслитерации варваризмов для дополнительной характеристики персонажей и создания комического эффекта. Так, в рассказе «Дочь Альбиона» помещик Грябов обращается к англичанке по-французски, чтобы попросить ее удалиться: «Мисс Тфайс! Же ву при.» [Дочь Альбиона. С. П, 197]. При этом герой демонстрирует не только незнание английского, но и плохое знание французского, о чем свидетельствует прием транслитерации.

И ведь это мнение имеет доказательства – начало активного пополнения словарного состава языка различного рода заимствованиями произошло за счет расширившихся контактов России с другими странами. Языковой влияние, относящееся к западноевропейскому, вмещающее в себя французский, а также немецкий языки, сыграло в данном аспекте немаловажную роль. [1, с. 54]

Даже сейчас нормализация и адаптация заимствованных слов все еще являются проблемами русского языка.

Наше исследование построено на подтверждении факта увеличения слов иностранного происхождения в русском языке, распространенное использование их в литературе и активный рост их ассимиляции.

Д. Розенталь, Н. Валгина, В. Богданов, М. Строевой изучили проблему заимствованных слов и их использование на примере пьесы А. Чехова "Три сестры".

В этой работе использован анализ, синтез, сравнение и систематизация как методы исследования, а целью, по сути, является обнаружение использования иностранных слов и объяснение их формальных показателей в пьесах А. Чехова.

В таких работах писателя как "Три сестры", "Дядя Ваня", "Чайка", "Вишневый сад" нами выявлен большой объем использования слов иностранного происхождения разнообразных тематических групп.

Греческие, французские, латинские лексемы употребляются А.П. Чеховым чаще всего. [4, с. 87]

Одним из иноязычных слов, прочно вошедших в лексикон чеховской эпохи, является слово pied-à-terre (от фр. городской дом, букв. «ноги на земле») [Larondelle N., Haase D.]. Заимствование данного слова обусловлено необходимостью заполнения лакуны, появившейся в связи с изменением концепции тогдашнего московского градостроительства, появлением нового типа жилых зданий. Использование французского слова вместо русского словосочетания «дом отдыха» может объясняться, на наш взгляд, языковой экономией. Кроме того, немаловажную роль играет потребность в разграничении смысловых оттенков. Изначально прованские «pied-à-terre» в местечке Туари, излюбленном британцами, это не просто «городские дома», а малоэтажные (2—4 этажа) дома, сблокированные друг с другом. Неосвоенность данного слова русским языком проявляется в отсутствии единой графической формы при написании (отсюда и широко известное Zweitwohnung у И.С. Тургенева). В различных текстах чеховской прозы встречаем: pied-à-terre, пьед-а-тер,и даже двойной дом. Подобная вариативность формального плана является характерной для ранней стадии заимствования. Поскольку данное слово может быть не понятно носителям русского языка, его употребление часто сопровождается комментариями.

Так, в журнале «Домой» (декабрь 2009) встречаем следующее пояснение: «Французское словечко „pied-à-terre"... обозначает малоэтажное строение с небольшим количеством квартир, некий промежуточный вариант между жильем городского и загородного типа, именумеый на Западе кондоминиумом». Данный пример иллюстрирует особое место иноязычного слова в языковом сознании говорящего. Лексема pied-à-terre, шуточно определяемая автором заметки как словечко, оказывается маркированной, осложненной авторской оценкой. Однако, как правило, фиксация внимания носителей языка на иноязычном слове является характерной для начального этапа его вхождения в первоначальный язык-реципиент. Данный термин попал на русскую почву лишь около шести лет назад из британского варианта английского языка. В Великобритании, в частности в Estuary English. этот неологизм впервые появился в середине 1990-х. Pied-à-terre стали называть загородные участки, которые, словно напоминая блеск ушедешей викторианской успехи, сохраняют прежние привычки: дома располагаются на плоской возвышенности и предназначены прежде всего для игры в крикет, гольф или, позднее, сквошем. 

Так как Россия XIX века была под влиянием французской моды, что распространилось и на быт, манеры, а так же лексику, не удивительно, что Чехов часто использовал в своих произведениях слова французского происхождения.

Так же писатель не обошел стороной слова английского, немецкого, итальянского и персидского языков.

В пьесах А. Чехова, в контексте нашего подхода, заимствованные слова представлены такими тематическими группами:

  1. термины, которые связаны с медициной (примером может служить: “Астров: “…положил я его на стол, чтобы ему операцию делать, а он возьми и умри…” [5, с. 299]”);
  2. наименования различных предметов (допустим: “Варя: “Тут, мамочка, вам две телеграммы” [5, с. 418]”);
  3. слова, связанные с научной терминологией (пример: “Нина: “...каждое мгновение в вас, как в камнях и в воде, происходит обмен атомов и вы меняетесь непрерывно” [5, с. 254]”);
  4. названия разнообразных дисциплин (примером может выступить: “Астров: “...В ней много риторики, но нет логики” [5, с. 302]”);
  5. слова, которые характеризуют социальное положение людей, представителей самых различных слоев общества, профессий (допустим: “Сорин: “Я рад бы лечиться, да вот доктор не хочет” [5, с. 263]”);
  6. понятия, происходящие от литературоведения (например: “Треплев: “Ей уже досадно, что вот на этой маленькой сцене будет иметь успех Заречная, а не она. Психологический курьез – моя мать” [5, с. 248]”);
  7. термины, характеризующие природоведение (в качестве примера можно привести: “Тригорин: “Пахнет гелиотропом. Скорее мотаю на ус: приторный запах, вдовий цвет, упомянуть при описании летнего вечера” [5, с. 268]”);
  8. понятия, напрямую связанные с финансовой сферой (к примеру: “Любовь Андреевна: “Бедная Варя из экономии кормит всех молочным супом, на кухне старикам дают один горох...” [5, с. 429]”);
  9. группа терминов, которые описывают сферу образования и науки (допустим: “Кулыгин (весело): “Ваше здоровье, полковник! Я педагог, и здесь в доме свой человек, Машин муж… Она добрая, очень добрая…” [5, с. 368]”);
  10. слова театральной тематики; названия одежды (примером можно взять: “Акадина: “Да, у меня есть деньги, но ведь я артистка; одни туалеты разорили совсем” [5, с. 275]”).

Непосредственно говоря о переводе данного рода лексики, следует упомянуть, что семантическая компенсация при подстрочном переводе здесь имплифицитно применяется для восполнения пробелов, вызванных так называемой «безэквивалентной» лексикой. Слова и устойчивые словосочетания ИЯ, не имеющие в системе ПЯ соответствий в виде лексических единиц, принято именовать безэквивалентной лексикой. При переводе безэквивалентной лексики используют транслитерацию, транскрипцию, калькирование. К безэквивалентной лексике относятся обозначения реалий, при переводе которых используется описательный перевод. Вероятно, что будет более уместным при синхронном непосредственном переводе воспользоваться калькированием – переводом термина средствами языка перевода с сохранением структуры термина.

Юридическая документация и в русском, и в английском языке входит в сферу делового общения. Однако особенности ее перевода включают не только лингвистические трудности, связанные с языком и стилем официальных документов, но и крайне важную экстралингвистическую составляющую, обусловленную работой переводчика с разными правовыми системами стран с неодинаковым уровнем политического, экономического и социального развития. 
В интересующем нас контексте термин ―l' entente в значении документа, как правило, переводится словами «соглашение» и «договор». Если же в исходном русском тексте используется слово ―contract, то переводчику придётся уже выбрать или «договор», или «контракт», разницу между которыми мы рассмотрим уже подробно в дальнейших исследованиях, сравнивая с морфосинтаксическими особенностями в русском языке.
В этой связи актуальным представляется исследование проблемы моделирования перевода и его адекватности как необходимого условия обеспечения межъязыковой коммуникации при переводе художественного текста.
Фразеологизмы французского языка с компонентом – наименованием экзотических деревьев, т.е. фитонимическим компонентом (например, cocotier – кокосовая пальма) отражают исторический факт владения французским государством многочисленными колониями в южных частях света: s’accrocher au cocotier – не желать отдавать приобретенное (букв. цепляться за кокосовую пальму), monter / grimper au cocotier – рассердиться (букв. влезть на кокосовую пальму).
Во фразеологической системе французского языка есть ряд выражений со словом prune (cлива), которые отражены в рассказе "Пари". Во Франции слива появилась довольно давно, ещё в XII в., и сегодня это самое культивируемое дерево в этой стране. Плоды сливового дерева стали для французов символом чего-то бесполезного и пустякового: pour des prunes – даром; попусту (букв. из-за слив), faire cent sauts pour une prune – очень стараться из-за пустяка (букв. делать сто прыжков ради одной сливы). Для объяснения этого факта необходимо обратиться к Крестовым походам XII в., в частности, к осаде крестоносцами Дамаска в 1148 г. Чтобы подойти к городу, им необходимо было пройти через густые сады с созревшими в то время плодами. Среди упоминаемых плодов были и фиолетовые сливы, которыми славился этот город в то время. После неудачной осады участники Крестовых походов вернулись во Францию без богатств и трофеев, но с черенками сливовых деревьев, которые они высадили на юге Франции. Этот исторический факт закрепился в национальной памяти французов и получил отражение во фразеологических выражениях, в которых сливы ассоциируются с незначительностью и бесполезностью. Названное обстоятельство обусловливает специфику объекта исследования, в качестве которого выступают переводческие приёмы и лексико-семантические особенности для достижения адекватности при переводе произведения Джоан Роулинг «Гарри Поттер и Кубок огня» на французский язык.
Совместно с коллегами из СПБГУ было проведено экспериментальное текстуальное исследование. С точки зрения переводоведения транскрибированные частотные названия на французском языке в герменевтике имеют своё место на существование, однако они не несут никакой смысловой нагрузки, поскольку теряются намеки, аллюзии и ассоциации, которые важны для читателя-реципиента. Чрезмерное транскрибирование привело к тому, что переводы некоторых произведений Чехова на хинди и пушту не в полной мере ответили критериям максимальной эквивалентности текстов, т. е. их смысловой и функциональной близости, одинаковости воздействия на реципиента, равной художественной выразительности и т. д.
Заключения и выводы. Таким образом, можно говорить о том, что суть специфики употребления иностранных заимствований с семантико-стилистическим уклоном состоит в стилевой интеллектуализации Чехова, а также показывает нам то, что писатель как можно достовернее пытался раскрыть образ и манеры поведения героев той эпохи, в которой они описаны. Проведенная нами работа подвела нас к следующим выводам: причинами заимствования иноязычных слов являются политические, культурные, экономические связи между странами.

Библиографический список:

1. Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII–XIX вв. – М.: Высшая Школа, 2008. – 332 с.
2. Демьянов В.Г. Иноязычная лексика в истории русского языка XI-XVII веков. Проблемы морфологической адаптации. – М.: Наука, 2001. – 278 с.
3. Ковалевская Е.Г. История русского литературного языка. – М.: Просвещение, 1992. – 324 с.
4. Соболевский А.И. История русского литературного языка. – Уфа: Языки славянской культуры, 2006. – 298 с.
5. Чехов А. П. Избранные произведения: [в 3-х томах] / А. П. Чехов. – М.: Худ. лит., 1976. – Т. 3: Повести и рассказы. 1897–1903. Пьесы. – 1976. – 520 с.
6.Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. М., 1986.
7. Соссюр Ф. де Курс общей лингвистики / Ф. де Соссюр. – Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 1999. – 432 с.
8. Cargile A., Giles H., Ryan E., Bradac J. Language attitudes as a social process: a conceptual model and new directions // Language and Communication. 1994.- № 14(3).-P. 211-236.
9.Бельчиков Ю.А. Стилистика и культура речи. - М.: УРАО, 2000.
10.Балли Ш. Французская стилистика. - М.: Наука, 2001. - С. 281.




Комментарии пользователей:

6.10.2020, 11:43 Бескровная Елена Наумовна
Отзыв: Тема требует более широкого исследования


6.10.2020, 12:31 Латышев Кирилл Игоревич
Отзыв: Благодарен всем за Ваши рецензии. Очень приятно, что мои статьи изучаются и рецензируются как отчественными, так и зарубежными учёными из Украины, Беларуси и Великобритании. Прежде всего отмечу, что статья была доработана, а содержание некоторых тезисов в тексте научной работы уточнены. Во-вторых, лавные проблемы публикации относились к моделированию исследовательской работы, что сказалось на низком уровне корреляции базисных составляющих структуры, т.е. названии статьи.


30.10.2020, 11:18 Скуруполов Алексей Владимирович
Отзыв: Статья композиционно и стилистически выверена, проанализирован интересный языковой материал, безусловна ее практическая и теоретическая значимость - работа может быть рекомендована к публикации.


30.10.2020, 11:32 Збынек Бенеш
Отзыв: Статья представляет определенный научный и практический интерес для широкого круга преподавателей английского (ESP). Статья может быть рекомендована к публикации. Наивысший балл!


Оставить комментарий


 
 

Вверх