Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №90 (февраль) 2021
Разделы: История
Размещена 10.02.2021. Последняя правка: 11.02.2021.
Просмотров - 176

Обстановка в Воронеже в 1918 – 1919 годах по материалам ГБУК ВО «Воронежский областной краеведческий музей»

Страхов Леонид Витальевич

кандидат исторических наук

Воронежский областной краеведческий музей

старший научный сотрудник

Аннотация:
Статья посвящена событиям Гражданской войны на территории Воронежа и Воронежской губернии. Рассматриваются основные периоды противостояния «красных» и «белых» в 1918 – 1919 гг., включая городские бои сентября – ноября 1919 г. Раскрывается обстановка в тылу, рассматриваются проблемы снабжения частей, проведения мобилизационных мероприятий, обеспечения мирных жителей всем необходимым. Исследование базируется на документах и фотографиях, хранящихся в ГБУК ВО «Воронежский областной краеведческий музей», а также на архивных материалах.


Abstract:
The article is devoted to the events of the Civil War in the territory of Voronezh and the Voronezh governorate. The main periods of the confrontation between the Reds and the Whites in 1918 – 1919 are considered, including the urban battles of September – November 1919. The situation in the rear is revealed, the problems of supplying units, conducting mobilization measures, providing civilians with everything necessary are considered. The study is based on documents and photographs stored in the Voronezh Regional Museum of Local History, and also on archival sources.


Ключевые слова:
Гражданская война; Воронеж; Воронежско-Касторненская операция 1919 г.

Keywords:
Civil War; Voronezh; Voronezh-Kastornenskaya operation 1919


УДК 94(470.32).083

В годы Гражданской войны Воронежская губерния являлась пограничным регионом советской России, защищавшим путь на Москву от «белого» Дона. В 1917 – 1918 гг. «красному» Воронежу угрожали и казаки А.М. Каледина, и войска кайзеровской Германии. Ожесточенные бои на территории губернии Красная армия вела с Донской армией атамана П.Н. Краснова. В сентябре – ноябре 1919 г. в ходе наступления ВСЮР на Москву проходили бои за Воронеж между казачьими корпусами К.К. Мамонтова, А.Г. Шкуро и частями РККА, включая 1-й конный корпус С.М. Буденного. Этим событиям посвящено немало публикаций [1, 2, 3].

Цель настоящего исследования – проследить обстановку в городе в период гражданского противостояния. Традиционная историография Гражданской войны в большинстве случаев обращает внимание на анализ боевых действий, изменение линии фронта, успехи и неудачи соединений. Исследователей, прежде всего, интересует конфликтная составляющая исторической эпохи. С недавних времен предлагаются иные подходы в изучении данного периода [4]. Автор также видит перспективу в более подробном изучении социальных и экономических процессов в Воронеже 1918 – 1919 гг. Публикация посвящена проблеме обеспечения и комплектования боевых частей, обстановке в тылу в условиях хаоса гражданского противостояния. Исследование основано на богатой коллекции материалов ГБУК ВО «Воронежский областной краеведческий музей» (ВОКМ), а также на архивных данных.

В апреле 1918 г. в Воронеже произошло «восстание анархистов». Это событие хорошо освещено исследователями [5]. В связи с беспорядками в городе и угрозой Воронежской губернии со стороны немцев 27 апреля 1918 г. Воронеж был объявлен на военном положении. Вводился комендантский час, отменялись развлекательные мероприятия в позднее время. Интересен 5-й пункт документа, воспрещавший «беспричинную стрельбу на улицах» [6]. Вспоминается известная воронежская история, как в революционное время солдат, стоя на Чернавском мосту, вел беспорядочную стрельбу по правому берегу из винтовки и на вопросы отвечал: «А вдруг попаду в буржуя!». Революционная анархия, вызывая у людей помешательство, порождала беспричинное насилие и в прежние годы. 28 марта 1906 г. в 8 вечера на Малой Дворянской двое неизвестных повалили барабанщика 224-го пехотного Скопинского полка Д. Удобина и отрезали ему гениталии, крича «Вот, кто стреляет в нас и убивает нас!». Барабанщик смог самостоятельно перевязать рану и добраться до казармы [7].

Важной особенностью Гражданской войны было отсутствие четкого фронта и организации тыла. Это осложняло задачу обеспечения боевых частей всем необходимым. Летом 1918 г. в «красном» Воронеже был сформирован и отправлен на борьбу с красновцами кавалерийский полк, бойцов которого экипировали в форму Новоархангельского 16-го уланского полка, сформированного в Польше в 1897 г. и расквартированного в Воронеже в 1911 г. На снимке запечатлен марш подразделения по Проспекту Революции [8].

Во время противостояния стороны активно использовали доступную на складах амуницию, оставшуюся в наследство от прежнего режима.

Одной из тяжелейших задач была мобилизация лошадей, пригодных к кавалерийской службе. О масштабе проблемы свидетельствуют следующие цифры: к началу 1919 г. потребность РККА составляла 600 тыс., в то время как мобилизовать удалось лишь 200 тыс. голов. Более того, животные гибли от бескормицы и ненадлежащего ухода, мерзли и страдали от паразитов, что порождало болезни. На пленуме ЦК РКП(б) 17 июля 1920 г. даже обсуждалось предложение М.И. Калинина о замене смертной казни за дезертирство в некоторых случаях конфискацией лошадей. Совершенствование механизмов конской мобилизации позволило сформировать в ноябре-декабре 1919 г. 1-ю конную армию С.М. Буденного. К концу 1920 г., благодаря повышению закупочных цен, формированию четкого плана, обязавшего уезды предоставлять определенное число кавалеристов с лошадьми и полным обмундированием, в Красную армию удалось мобилизовать уже 700 тысяч лошадей [9, с. 114].

В музее имеются документы, позволяющие судить о проведении мобилизации лошадей в Воронеже. Согласно объявлению за подписью начальника воронежской милиции Станкевича всем гражданам Воронежа, обладающим лошадьми, надлежало доставить их с фуражом на 3 дня по адресу Садовая, 16 (Учетный отдел Воронежского совдепа) 27 мая 1918 г. Уклонистам грозил суд революционного трибунала [10].

15 ноября 1918 г. аналогичное объявление о мобилизации лошадей, повозок и упряжи для РККА выпустил Воронежский городской военный комиссариат. Мобилизация происходила 20 – 21 ноября на Сенной площади. Сдавшим имущество выплачивались деньги. Лошадей, повозки и упряжь уклонистов изымали без компенсации. Нарушителей также ждала конфискация имущества, их объявляли контрреволюционерами и отдавали под суд. Отказавшимся от поставки или укрывающим лошадей селам и волостям военкомат грозил наложением контрибуции и направлением карательных отрядов. Впрочем, подобные мобилизации проходили регулярно и, видимо, без ожидаемых успехов. Поэтому одновременно советская власть осуществляла закупку лошадей. За верховую артиллерийскую и обозную предлагалась цена – «не превышающая в среднем 5000 рублей» за голову [11].

Проблема конской мобилизации была актуальна и в прежние мирные годы. С 1903 г. в Воронежской губернии действовала уездная полицейская стража, составной частью которой являлись конные отряды полицейских, организованные как военизированные формирования. Руководство губернской полиции часто обращало внимание на низкое качество лошадей. Например, с 29 по 30 апреля 1912 г. воронежский губернатор осматривал полицейскую стражу Нижнедевицкого уезда и обнаружил, что большая часть лошадей не годятся к службе: они «малорослы, со слабыми спинами, одна хромая, один жеребец, все худые и не вылиняли» [12, л. 63]. Таким образом, проблема была характерна и в прежние годы. Конечно, с учетом мобилизации Первой мировой и революционной разрухой к 1918 – 1919 гг. она возросла многократно.

Сражения Гражданской войны 1918 – 1919 гг. в плодородных черноземных районах Советской республики вели к росту цен и дефициту.

«Известия Воронежского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» 9 июля писали: «Возрастание цен выразилось в следующих цифрах: молоко (стакан) 4-7 руб., масло 125-140 руб. фунт, стакан сливок 9-11 руб., творог 25-40, сметана 14-18 руб. За 2 – 3 дня увеличение цен происходило на одну треть, а то и в два раза» [2, с. 126]. Об уровнях цен в Воронежской губернии летом 1919 г. свидетельствуют справочные таблицы, хранящиеся в ВОКМ. Пуд картофеля стоил 28 руб., капусты – 15 руб. 62 коп., морковь – 25 руб. 78 коп. Пуд ржи обходился воронежцам в 14 руб. 50 коп., пшеницы – 18 руб. 75 коп., овса – 14 руб. 50 коп. [13].

Листовки 1919 г. позволяют по-новому посмотреть на агитацию времен Гражданской войны. В ходе начала наступления ВСЮР на Москву были выпущены листовки «Донцы!» и «Братья казаки, зачем воюете с нами, с рабочими и крестьянами?» [14]. Эти издания традиционно акцентируют агитацию на классовых противоречиях между рядовым казачеством и верхушкой. Однако в начале сентября 1919 г. вышла листовка губкома «Ко всем трудящимся Воронежа. Рабочие и служащие! Враг у ворот. Красный Воронеж в опасности». В этом издании интернационалистами большевиками внимание читателя обращалось на то, что в состав 4-го Донского корпуса К.К. Мамонтова входит высокая доля представителей неславянских народов, которые будут, по словам губкома, «терзать, насиловать и грабить» местное население [15].

В целях укрепления тыла 13 августа 1919 г. был издан приказ по Воронежскому укрепрайону, в котором признавалось, что Красной армией иногда «производятся реквизиции продуктов, самовольно без всякого плана, нередко отнимая у крестьянина последнее и в большинстве случаев не уплачивая за это денег». Приказ требовал арестовывать производящих незаконные реквизиции, так как подобные действия дискредитируют советскую власть [16].

Бои с частями К.К. Мамонтова в Воронеже, прорвавшего линию Южного фронта и совершившего знаменитый рейд по красным тылам 10 августа – 19 сентября, проходили с 9 по 12 сентября 1919 г. Наиболее сильные столкновения проходили в районе завода Рихард Поле, «Холодильника» и Курского вокзала, около Сельскохозяйственного института, на набережной р. Воронеж перед Чернавским мостом у железнодорожной станции «Воронеж I». Бои носили локальный характер. Масштабных разрушений не было. И все же сильно пострадал завод «Рихард Поле», «Холодильник», железнодорожная инфраструктура и ряд жилых домов. Например, дома № 32 по ул. Малая Московская и № 44 на Никитинской, оказалась разрушенной гостиница «Франция» [17].

Интересные сведения о боях в Воронеже содержат в себе мемуары участников. По воспоминаниям Федора Кирилловича Черкасова можно проследить боевой путь сводного отряда численностью 70 человек из караульной роты воронежского уездного военкомата, добровольцев коммунистов и сотрудников уездных советских учреждений под командованием Дмитрия Захаровича Протопопова. «Мы заняли линию от Большой Московской до тюрьмы, но натиск противника был так стремителен, что не успели мы подойти, как им было занято здание Холодильника и туда были снесены пулеметы и орудия.

Нашим заданием было во что бы то ни стало отразить наступление противника от Воронежа, а линией нашего выступления было Задонское шоссе до Чугуновского кладбища. Нашему отряду нужно было открыть наступление по Задонскому шоссе. При чем для прикрытия нашему отряд был дан бронеавтомобиль Губчека.

Когда мы перебежали за линию железной дороги, нас спасла высокая насыпь этой дороги, и мы решили идти в атаку. С криком «Ура» мы выскочили, и под этим стремительным натиском кавалерия противника начала отступать. Но догнать их было невозможно, потому что у нас не было кавалерии.

Не имея связей ни с каким отрядом, мы не знали, что нам делать дальше и не знали о судьбе в Воронеже. Мы все-таки решили идти к Холодильнику, чтобы прикрыть отступление курсантов. В это время приезжает бывш. Начальник Уездной Милиции Нигулев. Он провел нас каким-то потайным ходом через забор ст. Воронеж I-й, но не успели мы выйти из дверей этого забора, как на полотне железной дороги как раз напротив нас оказалась бронелетучка. Когда они увидели нас, они стали приглашать нас к себе. Не имея связей со своими частями, мы решили что эта бронелетучка наша, но не успели мы погрузиться на нее, как стало очевидным, что мы ошиблись. На нас был наведен пулемет и мы поняли, что попали в плен.

Нас заставили работать по погрузке снарядов на бронепоезд. Неохотно, но все-таки мы эту работу выполняли. Когда бронепоезд был нагружен, оказалось, что Воронеж занят белыми частями. Нас спасло то, что оставшиеся белые без своего начальства набросили на железнодорожные магазины и начали их грабить, а мы оставались почти без присмотра. Тащили все, что только можно. Я помню, что даже местные жители присоединились к казакам и тоже растаскивали продукты, причем один из зажиточных, гражданин с. Верхняя Хава, захватил бидон с маслом, но он оказался с подсолнечным маслом, и тот его бросил около меня. В это время беженцы, которые жили в подвалах по близости тоже стали выбегать и забирать остатки. Один из них подошел ко мне и попросил моего разрешения взять бидон с маслом. Я сначала хотел сказать, что это добро не мое, но потом решил извлечь из него пользу. Я им сказал: «берите масло, но дайте мне возможность переночевать у вас». Они согласились, и я у них две ночи скрывался» [18].

После боев состоялись похороны жертв мамонтовского рейда в Воронеж. «Еще помню я момент после ухода Мамонтова. Были похороны курсантов, зарубленных белыми бандами около бывшего завода Рихард Поле. Там выступал Лазарь Моисеевич Каганович, который в то время был председателем Воронежского ревкома. Его горячая речь призывала присутствующих на похоронах всеми силами помогать изгнанию белых» [18].

По предложению коменданта воронежского укрепрайона Константина Степановича Еремеева похороны защитников города состоялись на площади III Интернационала. На местах боев было обнаружено 800 трупов (250 – защитники города, 550 – мамонтовцы). Опознанные 129 защитников Воронежа были похоронены в братской могиле на пл. III Интернационала, а неопознанные – на Новостроящемся кладбище.

Погибшие бойцы входили в следующие защищавшие «красный» Воронеж подразделения: коммунистический отряд особого назначения Павла Дмитриевича Смирнова, сводный отряд Дмитрия Захаровича Протопопова, отряд курсантов воронежских пехотных командных курсов, батальон служащих воронежского губернского военкомата.

В ходе боев 29 сентября – 1 октября Воронеж был взят частями 3-го Донского корпуса А.Г. Шкуро. Взятие Воронежа белыми в стихотворении 1919 г. «Советская азбука» увековечил В.В. Маяковский: «Деникин было взял Воронеж. Дяденька, брось, а то уронишь».

О пребывании шкуровцев в Воронеже сохранилось немало сведений. Нет смысла лишний раз повторять о казни большевиков на пл. Круглых рядов, о неудачных попытках сбора денег и мобилизации воронежцев в ряды ВСЮР, 22 октября А.Г. Шкуро даже угрожал оставить город, если не будет набрано требуемое количество добровольцев [19, л. 25]. Тем не менее белогвардейские сводки с фронта говорили о спокойствии «белых» за обстановку под Воронежем. Согласно оперативной сводке на 22 часа от 21 октября 1919 г. на фронте Монастырщенка – Придача – Отрожка звучала «редкая перестрелка», на фронте в районе Чертовицкая – Рамонь велась «разведывательная деятельность». В районе Землянска было «без перемен» [20].

Уже через 3 дня, 24 октября, Воронеж был занят Красной армией. Это событие традиционно ассоциируется с личностью комкорпуса С.М. Буденного. Взятие Воронежа проходило в рамках Воронежско-Касторненской операции, итогом которой стал разгром конницы белых под Касторной в середине ноября 1919 г.

В тот же день РККА выпустила листовку «Экстренный выпуск от 24-11 октября 1919 г.», в которой сообщалось об успехе. Через некоторое время вышла листовка «Товарищи крестьяне Воронежской губернии!» с просьбой предоставить «хлебные излишки», так как после изгнания «черных казаков», «банды» которых «разграбили весь хлеб в городе», «нечего есть городскому труженику и даже армии». Предлагалось сдавать продукты по следующим закупочным ценам за пуд: рожь и овес – 44 руб., пшеница – 56 руб., просо – 48 руб., ячмень – 37 руб., гречиха – 33 руб., горох (Виктория) – 68 руб., горох простой – 57 руб. В качестве дополнительной мотивации крестьян сдавать хлеб государству за каждый пуд предлагалось по 2 фунта соли, если сдача произойдет до 5 ноября, и по 1 фунту – с 5 по 12 ноября [21].

Когда части А.Г. Шкуро покидали Воронеж, к ним присоединился отряд из 600 рабочих воронежских железнодорожных мастерских. Они вошли в 1-й стрелковый батальон (позже переименован в Волчий ударный батальон) и, как писал в своих мемуарах А.Г. Шкуро, хорошо проявили себя в боях [22, с. 255 – 256].

Таким образом, документы свидетельствуют о неразберихе в тылу, о том, что для снабжения войск и обеспечения населения нередко приходилось прибегать к революционной смекалке или действовать насильственными мерами. Материалы свидетельствуют о хаосе как в тылу, так и на поле боя – о трудностях со снабжением, проведением мобилизаций, обеспечением связи между подразделениями, налаживании устойчивого фронта. Гражданская война была временем героев и воплощения новых кажущихся светлыми идей. В то же время она стала периодом инфляции и дефицита, временем вакханалии насилия и грабежей, которые допускали все стороны конфликта.

Библиографический список:

1. Евсеев Н. Фланговый удар на Воронеж-Касторная. – Москва: Воениздат, 1936. – 111 с.
2. Борьба за Воронеж: статьи и очерки к 20-летию освобождения Воронежа от белых банд. – Воронеж: Воронеж. обл. кн. изд-во, 1939. – 220 с.
3. Борисенко Р.В. Походы «белых» казаков на территорию Воронежской губернии в 1919 году // Вестник ВГУ. Серия: История. Политология. Социология. – 2015. – № 1. – С. 39–43.
4. Разиньков М.Е. Сотрудничество как системообразующий фактор политического процесса в России 1917–1918 гг. // Общество и власть: история и современность, материалы 13-й Региональной научной конференции. – 2019. – С. 173–179.
5. Разиньков М.Е. «Восстание анархистов» в Воронеже в 1918 г. // Гражданская война в регионах России: социально-экономические, военно-политические и гуманитарные аспекты. Сборник статей. Удмуртский институт истории, языка и литературы УдмФИЦ УрО РАН; Удмуртский государственный университет. – 2018. – С. 460–470.
6. Воронежский областной краеведческий музей (ВОКМ). – Ед. хр. № ВОМ 3321-31.
7. ГАРФ. – Ф. 102. – Оп. 236. – Д. 9ч. 12 (1906 г.).
8. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 17ф.
9. Овечкин В.В. Изъятие лошадей у населения для Красной армии в годы гражданской войны // Вопросы истории. – № 8 (1999). – С. 114–124.
10. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 3293-1.
11. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 3936.
12. Государственный архив Воронежской области. – Ф. И-1. – Оп. 2. – Д. 859.
13. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 5146-19; 5146-40.
14. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 5146-26; 4375.
15. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 3415.
16. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 3343-13.
17. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 627ф; 629ф.
18. Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области. – Ф. 5. – Оп. 1. – Д. 511 (взято с сайта: https://voencomuezd.livejournal.com/1567637.html).
19. ГАОПИВО Ф. 5. Оп. 1. Д. 879.
20. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 3337-3; 3337-5.
21. ВОКМ. – Ед. хр. № ВОМ 3340-5; 3342-4.
22. Шкуро А.Г. Записки белого партизана. – Москва: Вече, 2013. – 304 с.




Рецензии:

11.02.2021, 11:52 Сильванович Станислав Алёйзович
Рецензия: Статья Страхова Леонида Витальевича «Обстановка в Воронеже в 1918 – 1919 годах по материалам ГБУК ВО «Воронежский областной краеведческий музей» на частном примере города Воронежа позволяет расширить представления читателей о сущности гражданской войны и тех проблемах, которые она порождает в обществе. Содержание статьи раскрывает заявленную тему, оформление соответствует требованиям. Необходимо еще раз вычитать текст и исправить ошибки, в частности посмотреть везде ли название «Красная армия» пишется с большой буквы, является ли «Правый берег» названием берега и нужно ли его писать с большой буквы, проверить окончания в цитируемых воспоминаниях, возможно, имеет смысл расшифровать употребляемые в тексте аббревиатуры. После внесения соответствующих исправлений статья рекомендуется к публикации. С уважением С.А.Сильванович

11.02.2021 17:17 Ответ на рецензию автора Страхов Леонид Витальевич:
Прежде всего, благодарю Станислава Алёйзовича за рецензию. Статья еще раз была вычитана. Согласно Вашему пожеланию, расшифрованы аббревиатуры воронежских персоналий.



Комментарии пользователей:

12.02.2021, 10:02 Сильванович Станислав Алёйзович
Отзыв: Статья рекомендуется к публикации. С уважением С.А.Сильванович


Оставить комментарий


 
 

Вверх