Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №91 (март) 2021
Разделы: Педагогика, Искусствоведение, Музыковедение
Размещена 25.03.2021. Последняя правка: 24.03.2021.
Просмотров - 286

ФУНКЦИИ МАСТЕР-КЛАССА В МУЗЫКАЛЬНОМ ИСКУССТВЕ

Мороз Екатерина Сергеевна

-

Белорусская государственная академия музыки

магистрант

Сахарова Вероника Николаевна, кандидат искусствоведения, доцент кафедры музыкальной педагогики, истории и теории исполнительского искусства Белорусской государственной академии музыки


Аннотация:
В статье рассмотрен мастер-класс как дополнительная форма музыкально-образовательного процесса на предмет выявления его функций в музыкальном искусстве. Определены и охарактеризованы следующие функции: дидактическая, психологическая, коммуникативная, организационная, дискурсивная, аксиологическая, гносеологическая, культурологическая, аккумулирующая, трансформационная, адаптационная, интертекстуальная, мифопоэтическая, художественная, эстетическая.


Abstract:
The article considers the master class as an additional form of musical and educational process in order to identify its functions in the art of music. The following functions are defined and characterized: didactic, psychological, communicative, organizational, discursive, axiological, epistemological, cultural, accumulative, transformational, adaptive, intertextual, mythopoetic, artistic, aesthetic.


Ключевые слова:
мастер-класс; функции мастер-класса; исполнительское искусство; музыкальное образование

Keywords:
master class; master class functions; performing arts; music education


УДК 7

Введение. В наше время активного жизненного темпа, массового клипового мышления, профессиональной скованности в узкоспециальном кругу, а в условиях пандемии – и дистанционного формата коммуникации, возрастает потребность в гибко-организованном условии для диалога и сотворчества педагогов и учеников, художников и публики, искусства и социума.

В период романтизма, в период свободы самовыражения личности через поэтику чувствования, возобновление принципов древнегреческого ораторского искусства, иснтеза искусств и открытие высших профессиональных музыкальных учебных заведений привели к рождению новой формы профессионального общения – мастер-классу, впервые представленному в 1850-х гг. в творческой деятельности Ф. Листа.

В современной музыкальной деятельности можно говорить о «новом дыхании» мастер-класса: он многообразно представлен по содержательным функциям, форме проведения, целевой аудитории, методам работы [6]. Так, учебные заведения, концертные залы, телевизионные каналы, онлайн-трансляции YouTube активно включают в программу творческие встречи с выдающимися мастерами искусства, которые знакомят широкую публику с уникальными педагогическими методиками, новыми исполнительскими интерпретациями, оригинальными философскими концепциями.

Практически каждый современный музыкант не раз являлся участником мастер-классов в качестве слушателя, исполнителя или педагога. Среди преимуществ мастер-класса – рациональность, локализация во времени и объеме информации, открытый, творческий характер проведения. Мастер-класс помогает преодолеть консерватизм при познании нового, расширяет кругозор, знакомит с общемировыми тенденциями, способствует профессиональному росту, развивает критическое мышление, стимулирует раскрытие духовно-творческого потенциала личности.

Таким образом, актуальность данного исследования продиктована активным обращением в общемировой музыкальной практике к феномену мастер-класс и, вместе с тем, неразработанностью данной темы в научных трудах.

Цель статьи – выявить функции мастер-класса в музыкальном искусстве.

Научная новизна заключается в первом обращении и рассмотрении в научно-исследовательской деятельности функциональных особенностей мастер-класса как высокоорганизованной нерегламентируемой дополнительной формы музыкально-образовательного процесса.

Основная часть.  Ф. Листом были заложены сущностные аспекты мастер-класса: проведение занятия педагогом-мастером, создающим условие соревновательности и творческого азарта, демонстрация исполнителями своих умений и навыков на примере сочинений, обладающих дидактической и высокохудожественной ценностью, а также присутствие публики, неограниченной по составу и уровню компетенций.

Мастер-класс, являясь дополнительной формой музыкального образования, несомненно, обладает дидактической функцией. Однако, в отличии от уроков в любой системе образования, модель обучения и воспитания направлена не только на ученика, но и на публику, которая может состоять из педагогов, профессиональных музыкантов или любителей.

Выделим характерные дидактические признаки мастер-класса:

- возможность выбора и многовариантность интерпретации предложенной педагогической методики (для учеников-исполнителей и публики);

- наличие диалектического противоречия как источника развития активного мышления (к примеру, традиционное, то, что наследовано – и эксперимент, то, что произошло «здесь и сейчас» и может меняться);

- коллективно выработанный «результат», где «результат» – качественно-новый уровень исполнения музыки, требующий дальнейшей самостоятельной работы ученика. Так, существенно различие в исполнении произведения до и после работы с мастером как «результата» сотворчества исполнителя, педагога и влияния публики, которое может проявляться в диалоге или в невербальном участии ­– к примеру, в аплодисментах, несущих особую психологическую нагрузку;

- повышение уровня умений и навыков исполнителя и уровня компетенций профессиональной аудитории неотрывно от духовной сути музыки (к примеру, мастер-классы Д. Баренбойма, П. Нерсесьяна, В. Пясецкого);

- воспитание подготовленного слушателя, осознанного «слышания» [4, c. 197], глубокого восприятия музыки (яркий пример – телевизионные и онлайн-мастер-классы в жанре «бесед у рояля», расширяющие «географию» зрительного зала и формирующие потребность в постоянном обращении к искусству, при этом не подразумевающие наличие за инструментом ученика как такового).

Психологическая функция мастер-классанапрямую связана с его сущностными аспектами, а именно – работой исполнителя и педагога, чаще впервые знакомящихся друг с другом, в присутствии публики (нередко ведутся и фото-, видеосъемки, онлайн-трансляции). Мастер-класс является экстремальным условием, формирующим психологическую выдержку, саморегуляцию, сценическое внимание, устойчивость мышления, помехоустойчивость и др. При наличии нескольких исполнителей (и/или нескольких ведущих мастеров-педагогов) создается атмосфера состязательности, которая мотивирует к совершенствованию профессиональных умений и навыков, быстрому достижению более высокого уровня исполнения (проведения занятия), уверенности и личностному росту.

Мастер-класс является условием для организации профессионального общения, что подтверждает его коммуникативную и организационную функции. В наше время это реализуется и в дистанционном формате. Так, Национальным концертным залом Дублина, Санкт-Петербургским Домом музыки открыты международные онлайн-мастер-курсы, где педагог, исполнитель и публика «объединены» видеотрансляцией и чатом. Мастер-класс в формеонлайн-лекций с возможностью обратной связи от зрителя представлен М. Аркадьевым, И. Соколовым, адресатами выступают педагоги-коллеги и широкая профессионально-любительская публика, соответственно. Исходя из этого, мастер-классы разнятся по целям и методам проведения.

Дискурсивная функция заключается в том, что, во-первых, мастер-класс сам по себе является дискурсивной практикой. Мастер-класс – это один из способов высказывания в музыкальной культуре, который отражает знания, опыт, мировоззрения участников коммуникации. Во-вторых, мастер-класс – объект дискурса, если он представлен в виде речевого акта субъектов дискурса.

Аксиологическая функция подтверждается тем, что мастер-класс является альтернативной моделью музыкально-образовательного процесса, где личностной и общественной ценностью является как само образование и музыка, так и педагог, ученик и слушатель. Мастер-класс ориентирован на коллективное взаимодействие, сотворчество, формирующее систему ценностных установок и ориентиров личности. Посредством мастер-класса реализуется потребность в духовном развитии.

Гносеологическая функция мастер-класса продиктована обращением к музыке, ее исполнением и самой спецификой ее бытия. В исполнительском искусстве речь идет об интонации как смысловой первооснове музыки: только благодаря музыкальному интонированию становится возможным постижение смысла музыки.

Так, Б. Яворский впервые указал на связь интонации с выразительностью. Теория Б. Асафьева придала интонации значение коммуникативной единицы в «социально-осмысленном интонационном комплексе» [1, с. 355].

По мнению В. В. Медушевского, интонация – ключ к человеку в художественном мире музыки. Он обратил внимание на специфику обучения языку музыки, где должен господствовать принцип «от интонации как выражения смысла – к звуку» [5, с. 184]. Через интонацию, как невербальный канал общения, слушатель понимает заложенную в музыке мысль автора и даже портрет духовного бытия эпохи. Таким образом, «интонационная форма музыки» предстает как энциклопедия мирочувствия.

Д. Кирнарская подчеркивает, что с помощью перебрасывания интонационного «моста» («метафорического скачка») в мир художественных и психологических смыслов восприятие слушателя получает выход в общекультурное пространство [2].

Культурологическая функция выводится из понимания мастер-класса как явления культуры, мастер-класс может влиять на ее сферу и изменять ее. Известно, что уже с античности степень развития педагогики свидетельствовала об общем состоянии культуры в обществе, а шире – она является показателем развития самой историко-культурной эпохи.

Одним из ярчайших примеров влияния педагогической деятельности на современное общекультурное поле является творчество Д. Баренбойма –представителя музыкального искусства без академического образования, но воспитанного на посещении творческих мастерских выдающихся музыкантов. Транслируемая в его мастер-классах философская идея познания мира через музыку объединяет все представленные функции.

Мастер-класс «хранит» и «накапливает» в себе общемировые педагогические и исполнительские идеи, концепции, коммуникативные категории, ментальные модели, что в историческом срезе в совокупности определяет сам образ музыкального образования и осуществляет принцип преемственности. В этом проявляется аккумулирующая функция мастер-класса.

При этом, являясь современной открытой формой образования, мастер-класс преобразует традиционный комплекс методик музыкального обучения в новые временные условия, что позволяет говорить о трансформационной функции мастер-класса в широком смысле.

В узком смысле, мастер-класс реализует личностную трансформацию: у его участников развиваются способности к самопознанию, саморазвитию и самореализации. Преобразование внутреннего мира личности происходит так же посредством музыкального переживания. В этой связи можно говорить и о сценической трансформации исполнителя и педагога, которая нередко синонимична артистичности.

В музыкальном исполнительском искусстве «игра» лица и рук стали средством пространственной «лепки» и музыкального образа, и сценического образа самого артиста. Cвоего рода театральность может выражаться в наличии драматургически выстроенного исполнения, психологического проживания и адекватного его выражения в исполнительской интерпретации, либо в виде особой демонстративности, нарочитой выразительности, эпатажности. Показателен пример Ланг Ланга как романтизированно-экзальтированного исполнителя, где трансформация личности на сцене визуально акцентна, однако, практически нивелируется при участии пианиста в мастер-классах других музыкантов (особенно в ранний период его творчества, к примеру, на занятиях Д. Баренбойма) или трансформируется в поэтизацию атмосферы проводимых им самим мастер-классов последних лет.

Гибкость методики мастер-класса позволяет ему внедряться в различные профессиональные сферы деятельности, выходящие за пределы собственно творческих практик, таким образом проявляется адаптационная функция мастер-класса. На более частном уровне она представлена в невозможности «копирования» метода проведения занятия от одного к другому. Деятельность педагога напрямую зависит как от самой формы мастер-класса, так и представленных в нем исполнителей и публики, их национальности, возраста, способностей, уровня подготовленности, реакции, настроения. Это утверждение справедливо и для однократных занятий, и для деятельности в рамках серий мастер-классов и мастер-курсов с уже известными педагогу условиями. Исполнитель же в условиях мастер-класса знакомится с новым педагогом, новыми педагогическими методиками, нередко противоречащими привычному для него методу обучения основного педагога или самостоятельно выработанному подходу к занятиям.

В более широком охвате – это постановка вопросов о взаимосвязи музыки и публики, а также о необходимости или запрете адаптации музыки прошлого времени к современному слуховому восприятию (при доминирующим визуальном), темпу движения, мышлению. Так, Н. Перельман считал, что прочтения одного и того же произведения должны меняться с течением времени: в конце ХХ в. главная тема концерта №1 e-moll Ф. Шопена может звучать не лирично, а взволнованно и тревожно [8]. В. Горностаева, на примере Вальса П. Чайковского №9 fis-moll, подчеркивала мысль о недопустимости приспособления движения музыки другой эпохи к жизни нашего «делового» времени: от выбора темпа зависит степень соответствия композиторской идее, степень содержательно-образного раскрытия, осознанности и контролируемости исполнения музыкального произведения, а значит, и понимание музыки слушателем [7].

Интертекстуальная функция происходит из представления о свойстве мастер-класса как творимого текста с собственным смысловым потенциалом вступать в диалог с другими текстами как предшествующей, так и окружающей культуры. Интертекстуальность проявляется в наличии в мастер-классе самостоятельных систем – речи, нотного текста, музыкального исполнительства, педагогической деятельности, при этом, адресованных и слушателю/зрителю, который через «вчитывание» в текст личностных смыслов также осуществляет интерпретацию. Таким образом, «… интертекстуальность – это глубина текста, обнаруживающаяся в процессе его взаимодействия с субъектом» [3, c.26].

В музыкальном мастер-классе выявляется постоянное присутствие цитат, аллюзий, отсылок к другим произведениям, в том числе различных видов искусств. Так, к духовной интеграции тяготел А. Скавронский: «…я расскажу, например, о поэме Ленау “Фауст” (у нас она не переводилась), которая послужила Листу основой программы “Мефисто-вальса”, и сюжет этого произведения заставит многих по-новому услышать знакомую пьесу. Или спрошу: а знаете ли вы, какие связи существуют между двумя “Обручениями” – картиной Рафаэля и пьесой Листа?» [9, с. 29].

Телевизионные мастер-классы и онлайн-формы отличаются «включением» работы режиссера, дизайнера и т.д. – то есть каждый из них способен внести собственный смысл в процессе организации формы мастер-класса (например, оформление интерьера для мастер-класса может отсылать к образу времени, цитировать исторический фрагмент).

Мифопоэтическая функция мастер-класса – это создание «духа времени», атмосферности проводимого занятия, это прием романтизирования как идеализированного представления. Такие педагогические средства, как слово и звуковая иллюстрация служат более сильному проникновению в содержание музыки исполнителя и публики, «оживлению» через активизацию воображения. В телевизионном мастер-классе могут присутствовать «вставки» природы, репродукций картин на фоне исполняемой музыки или речи. Нередко с этой целью избирается сама локация мастер-класса (дом-музей композитора или зал филармонии), музыкальный инструментарий (моцартовский клавесин, шопеновское фортепиано или современный рояль), освещение (свечное, естественное или строго-холодное) и др.

Мастер-класс является результатом художественного сотворчества его участников. Основным критерием художественной ценности выступает гармоничность формы, в которой соединяются глубина и оригинальность идеи, эмоциональная емкость и ассоциативное богатство содержания, виртуозное воплощение и точное воздействие. Таким образом, мастер-класс обладает художественной функцией, отражающей сущность многих других его функций.

Об эстетической функции мастер-класса говорит то, что его посредством формируются эстетические оценки и вкус, чувство прекрасного и способность восхищаться красотой.

ЗаключениеПроведенный исторический, сравнительный и комплексный анализ мастер-классов позволил выявить их следующие основные функции в музыкальном искусстве: дидактическую, психологическую, коммуникативную, организационную, дискурсивную, аксиологическую, гносеологическую, культурологическую, аккумулирующую, трансформационную, адаптационную, интертекстуальную, мифопоэтическую, художественную, эстетическую.

Все функции мастер-класса взаимосвязаны и взаимообусловлены. Посредством музыки мастер-класс влияет на характер коммуникации, на стиль жизни и особенность духовного развития общества. Функционирование мастер-класса в общемировом культурном пространстве служит его постоянному обновлению и, одновременно, сохранению и передаче традиционного опыта. Функции мастер-класса тесно связаны и с образом мышления адресатов, чьи потребности закладывают в него сущностные аспекты, что позволяет проводить дальнейшие исследования мастер-класса не только в музыкальной культуре. Таким образом, расширение границ деятельности мастер-класса приводит и к расширению его функций.

Библиографический список:

1. Асафьев Б. В. Музыкальная форма как процесс: книга первая и вторая. 2-е изд. / Б. В. Асафьев. – Л.: Музыка, 1971. – 376 с.
2. Кирнарская Д. К. Психология музыкальной деятельности. Теория и практика [Электронный ресурс]. – Режим доступа. http://glierinstitute.org/ukr/study-materials/4/kirnarskaya.pdf (дата обращения: 19.03.2021)
3. Кузьмина Н. А. Интертекст и его роль в процессах эволюции поэтического языка / Н. А. Кузьмина. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 272 с.
4. Лихачев Д. С. Письма о добром и прекрасном / Д. С. Лихачев. - Москва: Дет. лит., 1989. – 238 с.
5. Медушевский В. В. Интонационная форма музыки / В. В. Медушевский. – М.: Композитор, 1993. – 262 с.
6. Мороз Е. С. К вопросу типологии мастер-классов в фортепианном исполнительском искусстве / Е. С. Мороз, В. Н. Сахарова // Вести Института современных знаний, 2021. – № 1. – С. 42-46.
7. На уроках Веры Горностаевой // М. Самсонов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://youtu.be/sLyUoIIjOok?t=5171 (дата обращения: 19.03.2021)
8. Пальмов В. Учитель, любовь и свобода. Перельман Н. Е. Беседы у рояля. Воспоминания. Письма // Газета «Музыкальное обозрение» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://muzobozrenie.ru/uchitel-lyubov-i-svoboda-perel-man-n-e-besedy-u-royalya-vospominaniya-pis-ma/ (дата обращения: 19.03.2021)
9. Скавронский А. Г. Статьи, критические очерки, рецензии, интервью. 2-е изд. / А. Г. Скавронский. – М.: РАМ им. Гнесиных, 2001. – 228 с.




Рецензии:

25.03.2021, 16:13 Кольцова Ирина Владимировна
Рецензия: Тема и содержание статьи актуальны и интересны. Статья хорошо структурирована, материал изложен логически, последовательно. Автором сделаны весьма логичные выводы. Статья рекомендуется к публикации

25.03.2021 17:17 Ответ на рецензию автора Мороз Екатерина Сергеевна:
Большое спасибо за положительный отзыв!

25.03.2021, 17:57 Коновалов Илья Михайлович
Рецензия: Статья представляет собой актуальное исследование в свете современных образовательных методик. Впервые мастер-классы рассмотрены с точки зрения их функций в музыкальной культуре. Статья обладает научной новизной, содержательна, последовательна. В списке литературы имеется ссылка на авторскую статью в научно-рецензируемом издании (6). Статья рекомендуется к публикации.
25.03.2021 20:20 Ответ на рецензию автора Мороз Екатерина Сергеевна:
Благодарю за положительную рецензию!



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх