Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Лингвистика
Размещена 07.08.2021. Последняя правка: 09.08.2021.
Просмотров - 218

Вопросительная и невопросительная природа партикульных элементов с консонантной опорой на -к

Солтиров Илия Цанков

доктор

Гуманитарная гимназия имени Святых Кирилла и Мефодия, Болгария, город Пловдив

учитель русского языка и литературы

Аннотация:
Цель исследования – определить значение и роль частиц в русском языке. Статья посвящена контексту в тексте. Работа представляет собой синтез синхронического и диахронического аспектов этой проблемы.


Abstract:
The research purpose is to difine the significance and the role of the particles in Russian. The article is devoted to the context in the text. The work is a synthesis of synchronic and diachronic aspects of this problem.


Ключевые слова:
морфемы; партикулы; служебные части речи

Keywords:
morphemes; “stray” particles; functional parts of speech


УДК 81-119

Рассматривая партикульный элемент к, нам первым долгом хочется определить исходную точку для метатеоретической дескрипции.

Введение. На современном этапе развития лингвистики большую роль играет сужающий подход к описанию языкового материала, то есть такой подход, при котором автор выбирает по своему усмотрению только один элемент и начинает рассматривать детально любую конкретную ситуацию, в которой принимает участие данный элемент. Кроме того, исследование должно широко пользоваться диахроническими данными и результатами выполнения логических операций. Сам по себе этот подход не нов, он стал использоваться около 30 лет назад в работах Т. М. Николаевой.

Актуальность исследования. Данный подход к минимизированию языкового материала применяется Т. М. Николаевой для описания специального класса слов. Этот класс получил название партикулы. Идея о партикулах позволила объединить в одно целое разноуровневые единицы языка. Эта разноуровневость является следствием неустойчивости ранних парадигм. Исследование каждой партикулы по отдельности могло бы внести большой вклад в развитие лингвистических данных, так как эти единицы тесно связаны с возникновением языка.

Цель данной статьи - разграничить вопросительную и невопросительную природу партикульных элементов с консонантной опорой на .

Методы исследования. Для решения поставленных в статье задач были использованы следующие лингвистические и общенаучные методы: сравнительно-исторический метод, научное описание предметов и объектов познания, научный анализ, научное обобщение. верификация, научная дедукция.

Научная новизна данной статьи состоит в том, что впервые проведено четкое разграничение между вопросительной и невопросительной природой партикульных элементов с консоснантной опорой на .

Некачественный понятийно-терминологический аппарат в лингвистике позволяет заявить, что партикулы находятся на грани разных языковых групп. Их причисляют к клитикам, частицам, союзам, предлогам, междометиям, дискурсивным словам, детерминативам, местоимениям, артиклям и т.д. Партикулы, однако, не входят ни в одну из этих таксономических групп, так как у них автономная специфика, поэтому их не следует смешивать со схожими явлениями. Их описание напоминает особый процесс в лингвистике смены научных парадигм и концепций. И тогда возникает очень важный вопрос: можно ли во всем разнообразии партикульных единиц найти общее, не образуют ли они систему? Если сконцентрировать внимание на характере их семантической нагруженности, то открывается бесспорный факт: “…основное значение всех единиц партикульного фонда – это отношение к категории определенности / неопределенности” [Николаева 2008: 318]. Они связывают компоненты текста и обогащают его разными смысловыми нюансами. Данная универсальность конкретизируется следующим образом: “Семантика частиц подобна интонационной семантике: “перетекающие”, зыбкие смыслы, многозначность, способность передавать тончайшие модальные оттенки” [Касаткина 2005: 365].

Целью настоящего исследования является применение партикульного подхода к описанию элемента к. Представляется, что применение партикульной теории к изучению семантико-функционального поля партикульных элементов с консонантной опорой на возможно, и более того, продуктивно. Данный элемент будет рассматриваться с точки зрения его структурной специфики, семантики, роли в коммуникативном акте и др. Он будет описываться здесь или самостоятельно (к), или в составе партикульных или непартикульных комбинаций (къ+то; футболистка).

В современном русском языке у партикульных элементов с консонантной опорой на   выделяются по крайней мере две природы: вопросительная и невопросительная. Понятием вопросительная природа мы обозначаем ситуацию, когда к выступает в своей обычной функции. Вопрос является лишь одним из значений, которые способен выражать элемент к. Под понятием невопросительная природа мы понимаем явление отсутствия в предложении вопросительного смысла при наличии партикульного элемента к, который обычно (но не всегда) применяется для получения информации. Со своей стороны, семантические значения вопросительность и невопросительность складываются из множества мелких нюансов, привязанных к семантике, что дает основание, рассматривая элемент к, использовать примеры, иллюстрирующие его различную функциональную направленность. В связи с этим нам кажется уместным высказать предположение, что, примыкая к первичным элементам человеческото языка, партикульный элемент к кодирует смысл некоторой первичной информации. На определенном этапе развития языка  диффузный по семантике элемент к приобрел дополнительные смысловые оттенки, стал употребляться в переносном значении.  Отличительной чертой этого элемента является высокая степень синкретизма – совмещение его дифференциальных структурных и семантических признаков, совпадение формы и содержания. Однако самый важный вопрос – о первичной семантике элемента к – остается открытым. Итак, обратимся к наиболее позднему и наиболее изученному этапу развития русского языка.

Как хорошо описано в лингвистике, основным звеном в семантико-функциональном поле элемента является выражение вопросительности, поскольку именно вопрос играет исключительную познавательную роль при освоении человеком знаний; требование информации является фундаментальной частью речевой деятельности говорящего. Вопросительность тесно связана с неопределенностью. Доказательство этого утверждения можно найти в индоевпропейском языке, где вопросительное местоимение выступало как неопределенное [см.: Семереньи 2002: 222]. Интересно отметить, что это различение осуществлялось с помощью интонации – без ударения вопросительные местоимения имели неопределенное значение. Важность интонации сохранилась и в современном русском языке, где тон голоса сильно повышается на вопросительном слове: Кто был здесь? Что ты сказал? Выражение вопросительности в русском языке, как и в других славянских языках, характеризуется согласной k, что собственно совпадает с определенной частью структуры некоторых вопросительных местоимений и наречий: кто, как, когда, куда, какой и др. Процесс нахождения связи между вопросительностью и неопределенностью может быть многоступенчатым: в таких ситуациях лингвисту приходится делать множество логических операций.

Однако уже давно было замечено, что подлинное семантико-функциональное поле партикульных элементов с консонантной опорой на гораздо шире. Существует интересная точка зрения, которая заключается в том, что вопросительность является лишь составной частью семантического поля элемента , но “фактически же семантика морфемы не юссивная, не вопросительная” (Янакиев 2001: 554). Известный болгарский русист М. Янакиев приходит к такому заключению, основываясь на партитивной семантике данной морфемы: “В роли эпиморфы всей фразы морфема партитивности указывает на то, что спрашивающий имеет лишь частичную информацию о чем-то названном во фразе” [Янакиев 2001: 554]. Партитивное значение является контекстно и ситуационно обусловленным: языковой смысл представлен в форме реального воплощения лишь в определенной ситуации. Например, обычный вопрос учителя Кто сегодня дежурный? указывает прежде всего на неполноту знаний. Ощущение ожидания ответа, сопровождающее вопрос, является основным признаком частичности информации. Это мобилизирует наше внимание и заставляет ожидать дополнительных сведений.

Основная идея заключается в том, что вопрос, чьим основным выразителем в русском языке несомненно является элемент к, дает лишь фрагментарные сведения. Заполнение информации зависит от воли собеседника. Ответ представляет собой такое высказывание, которое должно содержать в себе новую, неизвестную говорящему информацию. Таким образом, вопросно-ответный комплекс является переходом от неизвестного к известному, от общего к частному. от неопределенного к определенному.

Однако нам кажется, что значение партитивности равноправно со значением вопросительности, поскольку они являются лишь частью категории определенности / неопределенности. Иными словами, на современном этапе развития языка категория определенности / неопределенности имеет разные проявления в зависимости от контекста. Вопросительность и партитивность можно описывать как варианты категории определенности / неопределенности. Со своей стороны, данная категория включает в себя иерархически организованную базу значений. При этом в определенном контексте одно из значений доминирует, а остальные отходят на второй план. Так именно и обстоит дело с проблемой семантики описываемого здесь элемента к, в функционально-семантическом поле которого основное место занимает категория определенности / неопределенности. Более глубоко ставит вопрос Т. М. Николаева. Автор считает, что все партикулы с консонантной опорой на   соединяют “определенность с неясностью”. [Николаева 2000: 336]. Наверное, эта неясность в функциональном спектре описываемого элемента заставляет некоторых исследователeй полагать, что “вопрос в русском языке обозначается звуком къ” [Буслаев 1896: 63].

Чтобы потвердить сказанное, обратимся к примеру: Кто первым полетел в Космос? Почему же в этом случае возникает представление, что вопрос скорее информирует нас, хотя он должен обладать функцией поиска информации? Даже такой элементарный вопрос содержит в себе массу знаний. Говорящий, задавая этот вопрос, уже имеет сведения о том, что кто-то был в Космосе, что Космос существует, что Космос стал доступен для обычных людей и т.д. С помощью вопроса спрашивающий хочет дополнить знание и углубить его, восполнить пробел в какой-либо информации. Таким образом, любой вопрос подразумевает наличие определённых знаний у человека, которые почти всегда являются неполными. Следовательно, вопрос обладает свойством относительной полноты с точки зрения логики. В данной ситуации относительность означает незаконченность, ожидание, неполноту нашего знания. Эта неполнота заставляет М. Янакиева полагать, что партикульный элемент к имеет партитивную семантику.

Вопрос не только выражает желание дополнить имеющуюся информацию с целью уменьшения неопределенности знаний, но и побуждает собеседника к определенному действию, к ответу: Как ты себя чувствуешь? Вот какое определение вопроса предлагает нам О. С. Ахманова: “Высказывание, имеющее целью побудить слушающего сообщить нечто неизвестное говорящему или представляемое говорящим как требующее выяснения” [Ахманова 1969: 84]. Представляется уместным указать на еще одну роль элемента к – роль импульса, побудителя к действию. Эту семантику находим в постпозитивной частице -ка, которая присоединяется в повелительном наклонении к глаголам для выражения неформальности просьбы, побудительности, требования: Пошел-ка ты вон. В тех же значениях данная партикула выступает в комплексе ну-ка, прилипая к другой партикуле: Настя, ну-ка иди сюда.

Ввиду отмеченной семантической близости мы сочли целесообразным рассмотреть сходства при выражении побудительности. Побудительность связана с ожиданием: Кто первым полетел в Космос? (ожидается ответ собеседника); Пошел-ка ты вон. (ожидается уход собеседника). Побуждение к действию осуществляется всегда с опорой на дейктический центр я. Кроме того, при выражении побуждения ожидаемое поведение собеседника относится к будущему, что, со своей стороны, тесно стыкуется с неопределенностью. Иными словами, вопросительность и побудительность являются частью семантического поля неопределенности.

Партикульные элементы с консонантной опорой на могут выражать и определенность. Кстати, это двуличие со стороны партикул считается нормальным. Элемент к в качестве предлога указывает на приближение к чему-л или к кому-л: Он пошел к красивому морю; Бабушка приблизилась к стене. Это значение отсылает нас к определенности.

Особый вид определенности находим в суффиксе -к-, который обозначает лицо женского пола по отношению к профессии, принадлежности к национальности, месту жительства: футболистка, артистка, сербка. В данной ситуации определенность заключается в том, что суффикс к противопоставляет женщину мужчине (серб – сербка), тем самым данный элемент к выделяет ее среди многих других женщин, лицо женского пола актуализируется в контексте, становится важным.

И, наконец, деление предметов на одушевленные и неодушевленные тоже может быть выражено партикульным элементом к. Итак, значение человек представлено элементом к, в то время как значение не-человек представлено элементом ч: Кто пришел? Что произошло? Становясь живым существом, человек приобретает определенность, в то время как неживые предметы стоят ближе к неопределенности. Мы отдаем себе отчет в том, что данное разграничение сформировалось на более позднем этапе, поскольку местоимения кто и что одного и того же происхождения: “Оба эти местоимения возникли в результате сложения первоначальных къ и чь с частицей то, причем форма чь представляет собой результат изменения *кь (<*ki-), являющегося той же формой, что и къ, но на иной ступени чередования гласного” [Иванов 1983: 305]. В тех случаях, когда одна и та же партикула выполняет разные функции в современном языке, можно говорить о ее многозначности. Здесь самое место припомнить о двуличии партикул. Один и тот же партикульный элемент в разных ситуациях может выражать крайне противоположные отношения: в выражении просить деньгИ партикула И связывается с представлением об определенности предмета, а в выражении купить клубникИ – с представлением о неопределенности предмета.

Функциональную многозначность партикульных элементов с консонантной опорой на обобщенно можно представить в виде таблицы. 

Таблица, в общем виде показывающая строение частных значений, передаваемых с помощью партикульных элементов с консонантной опорой на

определенность

неопределенность

одушевленность

Кто пришел?

направленность действия

Он пошел к реке.

женскость (индивидуализация)

Сюда вошла спортсменка.

 

неодушевленность

Что это?

партитивность

Кто здесь был?

побудительность

Дочь, иди-ка сюда.

вопросительность

Кто это?

 

 

Исходя из рассмотренных выше вопросов, можно сделать несколько выводов:

     1. Хотя многие исследователи утверждают, что основной функцией элемента к является выражение вопросительности, это не всегда оправданно. Необходимо припомнить, что партикулы – это первичные единицы человеческого языка; специфику партикул нужно описывать сквозь призму разных теорий происхождения языка. Важный материал для подобного описания можно найти в научных наблюдениях над формированием речи у ребенка. Человек в своем раннем детском возрасте (в первые месяцы своей жизни) повторяет основные этапы филогенеза. К концу первого года своей жизни ребенок начинает произносить первые осмысленные слова: мама, папа, тетя, дядя. Очень важно задаться вопросом: С какой целью дети произносят эти слова? Б. В. Якушин отмечает, что “первоначальные употребления слов основаны на поверхностной аналогии объектов по эмоционально-сенсорным их свойствам. Так, дети до полутора-двух лет часто называют словом мама всех молодых женщин, баба – пожилых, дядя – всех мужчин” [Якушин 1984: 91]. Мы позволим себе несколько расширить рамки этого утверждения. Ребенок произносит первые свои слова с одной лишь целью: привлечь внимание взрослых и что-то получить. Это очень сильно напоминает роль партикульных элементов с консонантной опорой на , когда они служат выразителем вопросительности. Но это лишь внешняя близость. Коммуникативная функция партикульных элементов с консонантной опорой на   – привлечь внимание слушающего к ситуации в целом. Кроме того, у них развивается множество вторичных значений, имеющих отношение к категории определенности / неопределенности. В основе такого заключения лежит идея варьирования плана содержания языкового знака под влиянием контекста. Элемент к играет важнейшую роль в формировании коммуникативных намерений говорящего.

     2. Употребление партикульных элементов с консонантной опорой на в качестве эффективного средства для привлечения внимания говорящего составляет их основную, но не единственную функцию. В связи с этим к может указывать на живой предмет (одушевленность), неживой предмет (неодушевленность), направленность действия, женскость, партитивность, побудительность, вопросительность.

     3. Коммуникативная функция, выполняемая партикульными элементами с консонантной опорой на , не требует для своего выражения жесткой грамматической формы.Таким образом, партикульный элемент к, имеющий индоевропейскую природу, может быть: 1. предлогом (идти к реке); 2. суффиксом (сербка); 3. частицей (Иди-ка); 4. частью вопросительных слов и наречий (кто, куда); 5. частью партикульных группировок (ну-ка).

     4. В большинстве случаев элемент к выражает субъективное отношение, которое исходит от конкретного говорящего.

     5. Партикульные элементы с консонантной опорой на к относятся к первичным единицам языка. Для примарных партикул характерна неустойчивость фонетического состава: къ, ка, ко, ки. Но тут возникает еще один спорный вопрос: считать ли гласные при идентичной консонантной опоре вариантами или нужно рассматривать элементы къ, ка, ко, ки как отдельные партикулы? При разработке данного исследования мы придерживались первой точки зрения. Эта позиция поддерживается следующими рассуждениями о состоянии индоевропейского праязыка: “Для еще более древнего периода можно было бы предположить наличие одного и того же гласного во всех слогах (*däräwä – дерево, откуда при редукции в двух последних слогах *deru-, при редукции в первом и третьем слогах *dreu-; ср. косвенное отражение двух этих вариантов в рус. дéрево: дровá и т.п.). Такая структура праиндоевропейского слова по существу означала отсутствие фонологической  ценности у гласного, являвшегося обязательным элементом при фонетической реализации слога (всегда открытого)” [Иванов 1965: 19-20]. Это, естественно, говорит о большой силе воздействия согласных звуков на гласные в русском языке, что и требовалось ожидать. Можно предположить, что первоначальные диффузные элементы расщепились на более конкретные части. Поэтому сегодня можно говорить о предлоге к, о частице -ка, о местоименном звуке к и т.д. Параллельно с этим процессом шло и расщепление категории определенности / неопределенности на более конкретные составляющие: вопросительность, партитивность, одушевленность, неодушевленность и т.д.

Можно заключить, что этимология партикульных элементов с консонантной опорой на -к прослеживается до общеиндоевропейского языка-основы.

Библиографический список:

1. Ахманова О. Словарь лингвистических терминов. – Москва: Советская энциклопедия, 1969.
2. Буслаев Ф. Учебник русской грамматики. – Москва: в Унив. тип. 1896.
3. Иванов В. Историческая грамматика русского языка. – Москва: Просвещение, 1983.
4. Иванов В. Общеиндоевропейская, праславянская и анатолийская языковые системы. Сравнительно-типологические очерки. – Москва: Наука, 1965.
5. Касаткина Р. Калейдоскоп частиц в русских народных говорах. // Язык. Личность. Текст. – Москва: Языки славянских культур, 2005.
6. Николаева Т. Непарадигматическая лингвистика. История ”блуждающих частиц”. – Москва: Языки славянских культур, 2008.
7. Николаева Т. От звука к тексту. – Москва: Языки русской культуры, 2000.
8. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. – Москва: Едиториал УРСС, 2002.
9. Якушин Б. Гипотезы о происхождении языка. – Москва: Наука, 1984.
10. Янакиев М. Грамматика болгарского языка для владеющих русским языком. – Москва: Издательство Московского университета, 2001.




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх