Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Физика, Химия
Размещена 15.11.2021. Последняя правка: 13.11.2021.
Просмотров - 54

РАСЧЕТНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВЗРЫВА ЗАРЯДОВ ТРЕХ ВЗРЫВЧАТЫХ СОСТАВОВ НА ОСНОВЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА TKX-50 С ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМИ СВЯЗУЮЩИМИ НА ПРЕГРАДЫ ИЗ МЕДИ

Голубев Владимир Константинович

Кандидат физико-математических наук, доцент

Нижний Новгород; Университет Людвига-Максимилиана, Мюнхен

Независимый эксперт; приглашенный ученый

Аннотация:
Проведено расчетное изучение воздействия взрыва зарядов трех взрывчатых составов на основе энергетического материала TKX-50 на преграды из меди. В качестве энергетических связующих использовались глицидилазидный полимерный материал GAP, полимерное связующее на основе 3-азидометил-3-метилоксетана (AMMO) и полимерное связующее на основе 3,3-бис(азидометил)оксетана (BAMO). Массовое содержание связующих составляло 5 %. Заряды взрывчатых составов имели толщину 50 мм и состояли из компактных либо пористых, с пористостью 2 %, материалов. Преграды из меди представляли собой тонкие пластины толщиной 1 мм либо толстые слои толщиной 50 мм. Рассматривалось прохождение детонационных волн в зарядах, их выход на преграды и эффекты реализующегося взрывного воздействия. В случае тонких пластин это процесс их разгона, а в случае толстых слоев – процесс затухания в них ударных волн. Численный расчет проводился с использованием программы Ansys Autodyn. Полученные результаты имеют сопоставительный характер


Abstract:
A computational study of the effect of the explosion of charges of three explosive formulations based on the energetic material TKX-50 on copper barriers has been carried out. Glycidyl azide polymer material GAP, polymer binder based on 3-azidomethyl-3-methyloxetane (AMMO) and polymer binder based on 3,3-bis(azidomethyl)oxetane (BAMO) were used as energetic binders. The mass content of binders was 5 %. The explosive charges were 50 mm thick and consisted of compact or porous materials with a porosity of 2%. Copper barriers were thin plates 1 mm thick or thick layers 50 mm thick. The passage of detonation waves in charges, their exit to barriers and the effects of an explosive impact were considered. In the case of thin plates, this is the process of their acceleration, and in the case of thick layers, this is the process of attenuation of shock waves in them. The numerical calculation was carried out using the Ansys Autodyn program. The results obtained are of a comparative nature.


Ключевые слова:
энергетический материал TKX-50; взрывчатый состав; энергетическое связующее; GAP; AMMO; BAMO; преграда из меди

Keywords:
energetic material TKX-50; explosive formulation; energetic binder; GAP; AMMO; BAMO; copper barrier


УДК 544.454: 662.215.2

Введение

Энергетический материал TKX-50 (дигидроксиламмоний 5,5'-бистетразол-1,1'-диолат), полученный и первоначально исследованный в работе [1], вызвал широкий интерес специалистов в области взрывчатых веществ и послужил причиной очень большого числа последующих исследовательских работ по изучению его разнообразных физико-химических свойств [2]. Однако его основные свойства, как взрывные так и технологические, необходимые для создания реальных взрывчатых составов на его основе, не вызвали столь же широкого интереса и остались практически очень мало изученными. Таким образом, достаточно достоверной экспериментальной информации для создания конкретных взрывчатых составов в настоящее время чрезвычайно мало и практически недостаточно для продвижения практической работы в данном направлении. В связи с этим была запущена серия работ по расчетному прогнозированию детонационных характеристик некоторых возможных композиционных взрывчатых составов с различными связующими, как инертными, так и энергетическими [3-9].

В расчетах детонационных характеристик прежде всего используется программа для термохимических и термодинамических расчетов Explo5 [10]. Выбранные для расчетов параметры программы Explo5 приведены в первой работе указанной серии [3] и в последующем используются во всех остальных работах. Полученные результаты являются, по мнению автора, вполне приемлемыми и обнадеживающими, что обусловлено, прежде всего, выбором для расчетов достаточно реалистичного значения энтальпии образования энергетического материала TKX-50, полученного и перепроверенного в работах [11, 12], а также дополнительной перепроверкой известных данных по свойствам всех рассмотренных связующих.

Следующим шагом в указанном направлении является расчетное прогнозирование воздействия взрыва рассматриваемых энергетических материалов на различные преграды. Первоначально в качестве такой модельной металлической преграды выбрана преграда из меди. В работе [13] рассмотрено воздействие на такую преграду взрыва зарядов энергетического материала TKX-50 и двух взрывчатых составов на его основе с такими инертными связующими, как парафин и HTPB (полибутадиен с концевыми гидроксильными группами).

В данной работе в такой же, как и в работе [13], постановке предполагается рассмотреть воздействие на медную преграду взрыва зарядов трех взрывчатых составов на основе энергетического материала TKX-50 с такими энергетическими связующими, как глицидилазидный полимерный материал GAP, полимерное связующее на основе 3-азидометил-3-метилоксетана (AMMO) и полимерное связующее на основе 3,3-бис(азидометил)оксетана (BAMO).

Результаты расчетов

В расчетах рассматривались заряды из трех взрывчатых составов типа TKX-50+AP, TKX-50+AMMO и TKX-50+BAMO с массовым содержанием энергетического связующего 5 %. Для определения предельных теоретических возможностей рассматриваемых взрывчатых составов заряды принимались компактными, а для определения предельных практических возможностей задавалась их минимально возможная предельная пористость 2 %. Такая предельная пористость была получена при изучении компактирования образцов композиционных взрывчатых составов содержащих 95 мас.% TKX-50 в работе [14].

Свойства веществ, необходимые для выполнения термохимических расчетов, приведены в табл. 1. Для TKX-50 они взяты из работ [1, 11], для GAP в основном из работ [15, 16], для AMMO и BAMO в основном из работ [17-19]. Эти свойства приведены в табл. 1, а структурные формулы используемых энергетических связующих показаны на рис. 1. В табл. 1 ρ0 – плотность вещества и Hf – стандартная энтальпия образования.  

Табл. 1. Свойства веществ, необходимые для термохимических расчетов

 

 

Рис. 1. Структурные формулы энергетических связующих GAP, AMMO и BAMO (сверху вниз).

На основании выполненных с использованием программы Explo5 [10] термохимических и термодинамических расчетов были определены детонационные характеристики рассматриваемых взрывчатых веществ. Были также получены важные термодинамические соотношения – уравнения состояния продуктов детонации (ПД) в форме Джонса-Уилкинса-Ли (JWL). Это уравнение состояния является одним из основных для выполнения расчетов разнообразных взрывных процессов и широко используется в практике газодинамических расчетов [20]. Изэнтропа расширения ПД для этого уравнения состояния имеет вид

P = A exp (-R1 V) + B exp (-R2 V) + CV -(1 + ω).

Здесь V – удельный объем ПД, а P – давление в ПД. Используемые в приведенной формуле изэнтропы расширения коэффициенты были определены в результате выполненных расчетов и приведены в табл. 2. В нижней части таблицы указаны также рассчитанные детонационные характеристики рассматриваемых взрывчатых составов. Это скорость детонационной волны D, теплота детонации Q и давление в детонационной волне P .

Табл. 2. Коэффициенты уравнения состояния продуктов детонации Джонса-Уилкинса-Ли (JWL) для взрывчатых составов на основе энергетического материала TKX-50 с энергетическими связующими

Одномерные расчеты воздействия взрыва зарядов указанных взрывчатых составов на преграды из меди проводились с использованием программы Ansys Autodyn [21]. Все заряды взрывчатых веществ имели толщину 50 мм и состояли либо из компактного, либо из пористого (2 %) материала. Находящиеся в контакте с зарядами медные преграды представляли собой либо тонкую пластину толщиной 1 мм, либо толстый слой толщиной 50 мм. Для размера счетной ячейки и в заряде, и в преграде выбиралось значение 0.2 мм. Таким образом, и в заряде и в медном слое содержалось по 250 счетных ячеек, а в медной пластине содержалось всего 5 ячеек. Проверочные расчеты с большим числом ячеек показали, что для первоначального рассмотрения указанных процессов взрывного воздействия принятое разбиение счетной сетки является вполне достаточным. Датчики съема расчетной информации устанавливались в заряде взрывчатого вещества толщиной 50 мм на координатах 10, 20, 30 и 40 мм, а в медном слое толщиной 50 мм на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм. В медной пластине толщиной 1 мм датчик устанавливался на половине ее толщины. Детонация возбуждалась в начальный нулевой момент на свободной поверхности заряда.

Коэффициенты уравнения состояния продуктов детонации в форме Джонса-Уилкинса-Ли (JWL EOS) для всех используемых взрывчатых составов приведены в табл. 2. Для меди использовалось уравнение состояния из базы данных программы Ansys Autodyn, обозначаемое как CU-OFHC Shock SG EOS. Это уравнение состояния для чистой меди марки OFHC, построенное на основе ее ударной адиабаты и учитывающее упруго-пластическое поведение на основе определяющих соотношений Стейнберга и Гуинана (Steinberg-Guinan constitutive model) [22]. Условия разрушения материала в уравнение состояния не вводились.

Сначала рассмотрим результаты по воздействию взрыва на медную пластину. Расчетный временной интервал здесь устанавливался равным 0.06 мс или, что то же самое, 60 мкс. За это время основная часть энергии, запасенной в заряде взрывчатого вещества, передается отлетающей пластине.

Набор скорости медными пластинами при их нагружении взрывом зарядов компактного и пористого (2 %) взрывчатого состава TKX-50+5% GAP показан на рис. 2. Отчетливо видно влияние пористости взрывчатого вещества на скорость разгоняемых пластин. Если максимальная скорость пластины при использовании компактного взрывчатого состава составила 4762.8 м/с, то для пористого это уже 4720.9 м/с. Видно также, что основной набор скорости медными пластинами происходит до времени регистрации около 10 мкс. Если учесть, что детонационная волна приходит к пластине на момент времени 5.37 мкс в случае компактного состава и на момент времени 5.47 мкс в случае пористого состава, то за оценку времени основного набора скорости можно принять ориентировочное значение 4.5 или даже 5 мкс.

 

Рис. 2. Набор скорости медными пластинами при их нагружении взрывом зарядов компактного (сверху) и пористого (снизу) взрывчатого состава TKX-50+5% GAP.

Характер постепенного, гораздо более медленного, чем на начальном этапе добора скорости этими же пластинами в диапазоне времени 20-60 мкс показан на рис. 3. На следующем рис. 4 показано смещение этих же пластин в процессе взрывного нагружения. Если максимальное смещение пластины при использовании компактного TKX-50+5% GAP составило 250.57 мм, то для пористого это 247.54 мм.

 

 Рис. 3. Скорость медных пластин во временном диапазоне 20-60 мкс при их нагружении взрывом зарядов компактного (сверху) и пористого (снизу) взрывчатого состава TKX-50+5% GAP.

 

Рис. 4. Смещение медной пластины при ее нагружении взрывом заряда компактного (сверху) и пористого (снизу) взрывчатого состава TKX-50+5% GAP.

Для более удобного восприятия и улучшения возможностей сопоставления представим результаты по скоростям пластин на различные моменты времени для всех рассматриваемых взрывчатых составов в табл. 3.

Табл. 3. Скорости медной пластины толщиной 1 мм на указанные моменты времени для взрывчатых составов на основе энергетического материала TKX-50 с энергетическими связующими GAP, AMMO и BAMO

 

Набор скорости медными пластинами при их нагружении взрывом зарядов компактного и пористого (2 %) взрывчатого состава TKX-50 с 5 мас.% AMMO показан на рис. 5. Отчетливо просматривается влияние пористости взрывчатого вещества на скорость разгоняемых пластин. Как видно из табл. 3, максимальная скорость пластины при использовании компактного взрывчатого вещества составляет 4720.8 м/с, а при использовании пористого вещества – 4679.1 м/с. В табл. 3 приведены также скорости пластин и для промежуточных времен разгона. Что касается максимального смещения пластин, то при использовании компактного взрывчатого вещества оно составляет 247.74 мм, а при использовании пористого – 244.71 мм.

 

Рис. 5. Набор скорости медными пластинами при их нагружении взрывом зарядов компактного (сверху) и пористого (снизу) взрывчатого состава TKX-50+AMMO.

Набор скорости медными пластинами при их нагружении взрывом зарядов компактного и пористого (2 %) взрывчатого состава TKX-50 с 5 мас.% BAMO показан на рис. 6. Отчетливо просматривается влияние пористости взрывчатого вещества на скорость разгоняемых пластин. Как видно из табл. 3, максимальная скорость пластины при использовании компактного взрывчатого вещества составляет 4767.2 м/с, а при использовании пористого вещества – 4725.5 м/с. В табл. 3 приведены также скорости пластин и для промежуточных времен разгона. Что касается максимального смещения пластин, то при использовании компактного взрывчатого вещества оно составляет 250.85 м, а при использовании пористого 247.83 м.

 

Рис. 6. Набор скорости медными пластинами при их нагружении взрывом зарядов компактного (сверху) и пористого (снизу) взрывчатого состава TKX-50+BAMO.

Теперь перейдем к представлению результатов по воздействию взрыва на медный слой толщиной 50 мм. Расчетный временной интервал здесь выбирался из условий получения информации о характере прохождения возбуждаемой взрывом ударной волны через всю толщину образца. Для этого было достаточно времени расчета в пределах 0.016 мс или, что то же самое, 16 мкс. Диаграммы ударных волн в медном слое на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при нагружении взрывом зарядов компактного взрывчатого состава TKX-50+GAP показаны на рис. 7. Совершенно естественно, что в расчетах явно прописывается процесс затухания в толстом слое меди нестационарной ударной волны.

 

Рис. 7. Диаграммы ударных волн в медной преграде на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при ее нагружении взрывом заряда компактного взрывчатого состава TKX-50+GAP.

Аналогичные результаты для взрывчатых составов на основе энергетического материала TKX-50 с энергетическими связующими AMMO и BAMO показаны на рис. 8, 9.

 

Рис. 8. Диаграммы ударных волн в медной преграде на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при ее нагружении взрывом заряда компактного взрывчатого состава TKX+AMMO.

 

Рис. 9. Диаграммы ударных волн в медной преграде на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при ее нагружении взрывом заряда компактного взрывчатого состава TKX+BAMO.

Рассматривался вопрос влияния степени разбиения счетной сетки на результаты расчетов по распространению ударных волн. На рис. 10 показаны диаграммы ударных волн в медном слое на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при нагружении взрывом зарядов компактного взрывчатого состава TKX-50+BAMO для принятого в работе основного размера счетной ячейки 0.2 мм. На следующем рис. 11 показаны результаты решения той же задачи для размера счетной ячейки 0.1 мм и в заряде взрывчатого состава, и в медном слое.

 

Рис. 10. Диаграммы ударных волн в медной преграде на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при ее нагружении взрывом заряда пористого взрывчатого состава TKX+BAMO.

  

Рис. 11. Диаграммы ударных волн в медной преграде на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при ее нагружении взрывом заряда пористого взрывчатого состава TKX+BAMO и при двукратном уменьшении размера счетной ячейки.

Непосредственное сопоставление результатов расчетов, выполненных при использовании зарядов компактного и пористого взрывчатого состава, показано на рис. 12.

 

Рис. 12. Диаграммы ударных волн в медной преграде на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при ее нагружении взрывом зарядов компактного (сплошная линия) и пористого (штриховая линия) взрывчатого состава TKX+BAMO.

Далее рассмотрим результаты по распространению детонационных волн в образцах изучаемых взрывчатых составов. Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда компактного взрывчатого состава TKX-50+GAP показаны на рис. 13.

 

Рис. 13. Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда компактного взрывчатого состава TKX-50+GAP.

Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве зарядов компактного и пористого взрывчатого состава TKX-50+AMMO показаны на рис. 14, 15.

 

Рис. 14. Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда компактного взрывчатого состава TKX-50+AMMO.

 

Рис. 15. Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда пористого взрывчатого состава TKX-50+AMMO.

Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве зарядов компактного и пористого взрывчатого состава TKX-50+ BAMO показаны на рис. 16, 17.

 

Рис. 16. Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда компактного взрывчатого состава TKX-50+BAMO.

 

Рис. 17. Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда пористого взрывчатого состава TKX-50+BAMO.

Рассматривался также вопрос влияния степени разбиения счетной сетки на результаты расчетов по прохождению детонационных волн. На рис. 18 показаны диаграммы детонационных волн в заряде пористого взрывчатого состава TKX-50+BAMO при нагружении медной пластины толщиной 1.0 мм на координатах 10, 20, 30 и 40 мм. В этом случае использовался основной принятый в работе размер счетной ячейки 0.2 мм. На следующих рисунках 19, 20 при той же постановке расчетов размеры счетных ячеек уменьшены соответственно до 0.1 и 0.05 мм. Тенденция увеличения расчетного давления с уменьшением расчетной ячейки просматривается, но она довольно слабая.

 

Рис. 18. Диаграммы детонационных волн на координатах 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда пористого взрывчатого состава TKX-50+BAMO в контакте с медной пластиной.

 

Рис. 19. Диаграммы ударных волн на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда пористого взрывчатого состава TKX-50+BAMO в контакте с медной пластиной и при двукратном уменьшении размера счетной ячейки.

 

Рис. 20. Диаграммы ударных волн на координатах 0, 10, 20, 30 и 40 мм при взрыве заряда пористого взрывчатого состава TKX-50+BAMO в контакте с медной пластиной и при четырехкратном уменьшении размера счетной ячейки.

Заключение

Проведенное расчетное изучение воздействия взрыва зарядов трех взрывчатых составов на основе энергетического материала TKX-50 с энергетическими связующими на модельный металлический материал, в качестве которого была выбрана медь, позволило получить ряд достаточно корректных сопоставительных результатов по свойствам рассмотренных взрывчатых составов и по характеру их взрывного воздействия на металлические преграды. Наряду с подобными результатами, полученными в работе [13] для энергетического материала TKX-50 и двух взрывчатых составов на его основе с инертными связующими, эти результаты позволяют прогнозировать свойства и поведение реальных взрывчатых составов на основе TKX-50, разработка которых планируется и осуществляется в настоящее время [23].

Библиографический список:

1. Fischer N. Pushing the limits of energetic materials – the synthesis and characterization of dihydroxylammonium 5,5'-bistetrazole-1,1'-diolate / N. Fischer, D. Fischer, T.M. Klapötke, D.G Piercey, J. Stierstorfer // J. Mater. Chem. - 2012. - Vol. 22, Iss. 38. - P. 20418-20422.
2. Klapötke T.M. TKX-50: A highly promising secondary explosive. Materials Research and Applications: Select Papers from JCH8-2019. Singapore: Springer Nature Pte Ltd., 2021. P. 1-91
3. Голубев В.К. Влияние заданного значения энтальпии образования на детонационные характеристики на примере энергетического материала TKX-50 [Электронный ресурс] // Sci-Article.ru. – 2021. URL: http://sci-article.ru/stat.php?i=1613592890 (дата обращения: 21.03.2021).
4. Голубев В.К. Расчет детонационных характеристик энергетического композиционного материала на основе взрывчатого вещества TKX-50 и парафина [Электронный ресурс] // Sci-Article.ru. – 2021. URL: http://sci-article.ru/stat.php?i=1615941046 (дата обращения: 21.03.2021).
5. Голубев В.К. Расчет детонационных характеристик энергетического композиционного материала на основе взрывчатого вещества TKX-50 и энергетического связующего GAP [Электронный ресурс] // Sci-Article.ru. – 2021. URL: http://sci-article.ru/stat.php?i=1617162201 (дата обращения: 21.03.2021).
6. Голубев В.К. Расчет детонационных характеристик энергетических композиционных материалов на основе взрывчатого вещества TKX-50 и энергетических полимерных связующих AMMO И BAMO [Электронный ресурс] // Sci-Article.ru. – 2021. URL: http://sci-article.ru/stat.php?i=1619906382 (дата обращения: 06.05.2021).
7. Голубев В. К. Расчет детонационных характеристик энергетического композиционного материала на основе взрывчатого вещества TKX-50 и полимерного связующего HTPB [Электронный ресурс] // Mpcarreer.ru. – 2021. URL: https://www.mpcareer.ru/publikaciya-materialov-v-smi/A4/32c5a72f-bee1-4ecb-bf8a-77650e64b36a (дата обращения: 02.06.2021).
8. Голубев В.К. Анализ экспериментальных данных по скорости детонации взрывчатых составов на основе TKX-50 [Электронный ресурс] // Sci-Article.ru. – 2021. URL: http://sci-article.ru/stat.php?i=1621266649 (дата обращения: 20.05.2021).
9. Golubev V.K., Klapötke T.M. Computational estimations of the performance of TKX-50 based formulations. Preprint Int. Conf. "New Models and Hydrocodes for Shock Wave Physics" (PETER 2021) [Internet resource] // Mpcarreer.ru. – 2021. URL: https://www.mpcareer.ru/publikaciya-materialov-v-smi/A4/e5e2c573-8594-4a45-a33c-15bbc5b64a4c (date of access: 27.06.2021).
10. Sućeska M. Explo5. Version 6.04 User's Guide. – Zagreb, Croatia, 2017. – 174 p.
11. Konkova T. S. Thermochemical properties TKX-50 (Dihidroxylammonium-5,5-bistetrazole-1,1-diolate) / T.S. Konkova, J.N. Matjushin, E.A. Miroshnichenko, A.F. Asachenko, P.B. Dzhevakov // 47th Annual Conference (International) of ICT. – Karlsruhe, Germany, 2016. – P. 90/1-90/8.
12. Конькова Т.С. Энергетические свойства производных 1,2,4-триазола / Т.С. Конькова, Ю.Н. Матюшин, Е.А. Мирошниченко, М.Н. Махов, А.Б. Воробьев, А.В. Иноземцев // Горение и взрыв. – 2018. – Т. 11, № 4. – С. 90-99.
13. Голубев В.К. Расчетное изучение воздействия взрыва зарядов энергетического материала TKX-50 и двух взрывчатых составов на его основе с инертными связующими на преграды из меди [Электронный ресурс] // Sci-Article.ru. – 2021. URL: http://sci-article.ru/stat.php?i=1623793277 (дата обращения: 18.06.2021).
14. Yao L.N. Effects of binder on molding properties of HATO-based explosives / L.N. Yao, Zh.X. Han, C.L. Wang, Sh.X. Zhao, Zh.X. Dai // J. Phys.: Conf. Ser. – 2020. – Vol. 1507, 022032. – 8 p.
15. Risha, G.A., B. J. Evans, E. Boyer, K.K. Kuo. Metals, energetic additives, and special binders used in solid fuels for hybrid rockets: Chapter 10 // Fundamentals of hybrid rocket combustion and propulsion. Eds. M. J. Chiaverini and K.K. Kuo. Reston, VA: AIAA, 2007. P. 413-456
16. Meyer R., Köhler J., Homburg A. Explosives: Sixth, Completely Revised Edition. – Weinheim, Germany: Wiley-VCH Verlag GmbH & Co. KGaA, 2007. – 421 p.
17. Badgujar D.M. Advances in science and technology of modern energetic materials: An overview / D.M. Badgujar, M.B. Talawar, S.N. Asthana, P.P. Mahulikar // J. Hazard. Mater. 2008. Vol. 151. P. 289-305.
18. Xiao Z. Current trends in energetic thermoplastic elastomers as binders in high energy insensitive propellants in China / Z. Xiao, W. He, S. Ying, W. Zhou, F. Xu // Sci. Tech. Energetic Materials. – 2014. – Vol. 75, No. 2. – P. 37-43.
19. Kubota N. Propellants and Explosives. Thermochemical Aspects of Combustion: Third, Revised and Updated Edition. – Weinheim, Germany: Wiley-VCH Verlag GmbH & Co. KGaA, 2015. – 534 p.
20. Орленко Л.П. (Ред.). Физика взрыва: / С.Г. Андреев, А.В. Бабкин, Ф.А. Баум, Н.А. Имховик, И.Ф. Кобылкин, В.И. Колпаков, С.В. Ладов, В.А. Одинцов, Л.П. Орленко, В.Н. Охитин, В.В. Селиванов, В.С. Соловьев, К.П. Станюкович, В.П. Челышев, В.И. Шехтер. – Изд. 3-е, испр. – В 2 т. – Т. 1. - 832 с. – Т. 2. - 656 с. – М.: ФИЗМАТЛИТ, 2004.
21. Ansys Autodyn User's Manual. Release 15.0. – Canonsburg, PA: ANSYS, Inc., 2013. – 492 p.
22. Steinberg D.J., Cochran S.G., Guinan M.W. A constitutive model for metals applicable at high strain rate // J. Appl. Phys. – 1980. – Vol. 51, No. 3. – P. 1498-1504.
23. Golubev V.K., Klapötke T.M. Calculation results on the performance of TKX-50 based formulations. Abstr. 24th Int. Seminar on New Trends in Research of Energetic Materials. Pardubice, 2022 [Internet resource] // Ntrem. – 2021. URL: https://www.ntrem.com/registration/print_paper.cgi?id=9 (date of access: 05.10.2021).




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх