Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?

Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №101 (январь) 2022
Разделы: Юриспруденция
Размещена 18.01.2022. Последняя правка: 19.01.2022.
Просмотров - 184

Цифровые финансовые активы и цифровая валюта: правовая природа и правовое регулирование оборота

Белецкая Анастасия Анатольевна

нет

НИУ "Белгородский государственный университет"

старший преподаватель кафедры трудового и предпринимательского права

Фефелов Олег Сергеевич, студент Института инженерных и цифровых технологий Белгородского государственного национального исследовательского университета


Аннотация:
В статье анализируются подходы к определению правовой природы цифровых финансовых активов и цифровой валюты в действующем законодательстве на стадии, когда такое законодательство еще не сформировано, на основе анализа разъяснений государственных органов. Действующее законодательство также анализируется на предмет наличия законодательных пробелов с учетом взаимосвязи между соответствующими положениями нормативных актов.


Abstract:
The article analyzes approaches to determining the legal nature of digital financial assets and digital currency in the current legislation at the stage when such legislation has not yet been formed, based on the analysis of explanations of state bodies. The current legislation is also analyzed for the presence of legislative gaps, taking into account the relationship between the relevant provisions of regulations.


Ключевые слова:
цифровая валюта; цифровые права; цифровизация; право; информационное общество

Keywords:
digital currency; digital rights; digitalization; law; information society


УДК  347.22

Введение

В последние годы мы стали свидетелями роста использования цифровых технологий и увеличения количества граждан, владеющих цифровыми навыками. «Цифровая революция» выражается в полномасштабном применении цифровых технологий, которые становятся неотъемлемой частью всех сфер общественной жизни, от повседневной жизни до экономики государства. Эти обстоятельства определяют глобальную тенденцию формирования и развития информационного общества, неотъемлемой частью которого является цифровая экономика, а так же, актуальность проводимого исследования.

Целью настоящей работы является исследование правовой природы и правового регулирования общественнных отношений в сфере оборота цифровых финансовых активов и цифровой валюты. В соответствии с поставленной целью можно сформулировать следующие задачи:

– определить понятие и место цифровых финансовых активов и цифровой валюты в законодательстве зарубежных стран и РФ;

– дать характеристику международно – правовых актов и отечественного законодательства в цифровой сфере;

– охарактеризовать подходы к определению цифровых финансовых активов и цифровой валюты.

Методологической основой работы являются такие общенаучные методы исследования, как сравнение, анализ, синтез, а также формально-логический, сравнительно-правовой.

Научная новизна работы в концентрированном виде выражается в том, что как и сама цифровая экономика, ее инструменты требуют правового регулирования, и это не простая задача для законодателя с учетом их динамичного развития. Подчас, складываются ситуации, при которых использование инструментов цифровой экономики в течение длительного периода времени происходит вне правового поля, при отсутствии государственного регулирования, что приводит к формированию неоднородной нормативной правоприменительной практики.

На наш взгляд, наиболее очевидным примером в этом отношении является правовое регулирование общественных отношений, складывающихся в сфере оборота цифровой валюты и цифровых финансовых активов. 

Цифровая экономика является катализатором торговли и роста промышленного производства, что позволяет сектору цифровой экономики занять особое место в общем массиве глобальной экономики. В связи с этим, цифровая экономика становится объектом государственных стратегий и долгосрочных национальных программ, для его развития привлекаются значительные государственные и частные инвестиции.

На сегодняшний день отсутствует единое легальное определение термина «цифровая экономика», которое различается в доктрине и законодательстве многих стран. Так, «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы» закрепляет следующие определение термина «цифровая экономика»: хозяйственная деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг [4].

Как и любой другой процесс, цифровизация экономики невозможна без использования определенного набора инструментов, то есть средств, предназначенных для создания и преобразования цифровой экономики, а также для решения целевых задач. Среди инструментов цифровой экономики можно выделить блокчейн, искусственный интеллект, интернет вещей, большие данные, цифровые финансовые активы, цифровую валюту.

В течение длительного периода времени роль цифровых финансовых активов и цифровой валюты в отечественной системе гражданского права не определялась, поскольку они не выделялись в качестве самостоятельного объекта гражданского права, и их правовая природа не позволяла относить их к объектам, указанные в статье 128 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции до 18 июля 2019 г.) [1]. Это вызвало формирование двух принципиально противоположных позиций правоприменительной практики судов и государственных органов по вопросу о том, являются ли цифровая валюта и цифровые финансовые активы объектами гражданских прав.

Представители первой точки зрения придерживались той логики, что согласно пункту 1 статьи 75 Конституции Российской Федерации «денежной единицей в Российской Федерации является рубль» [3]. В связи с этим, Минфин РФ и ЦБ РФ в своих пояснениях указали, что цифровые валюта (например, биткойн) является денежной имитацией, ее введение и обращение на территории Российской Федерации в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» запрещено. Эта точка зрения также подтвердилась судебной практикой.

Другая позиция состоит в том, что цифровая валюта не может быть классифицирована как денежный актив, поскольку она не является ни валютой Российской Федерации, ни иностранной валютой (как это понимается из абзацев 1 и 2 части 1 статьи 1 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле») [5]. Кроме того, эмиссия и учет цифровой валюты, учет операций с ней децентрализован, он осуществляется путем автоматического внесения записей в распределенные реестры. В связи с этим, эмиссия цифровой валюты, и транзакции с ней не могут контролироваться ни государством, ни организациями, ни частными лицами.

На основании национальной программы «Цифровая экономика», принятой в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», внесены изменения, определяющие статус цифровых технологий, используемых в финансовом секторе.

Результатом внесения изменений в законодательство стало принятие Федерального закона от 31 июля 2020 г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон № 259- ФЗ), согласно которому «цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы» [6].

Следует отметить, что законопроект № 419059-7 в первоначальной редакции признал цифровую валюту как тип цифровых финансовых активов, тем не менее, окончательная редакция данного закона не содержит подобных формулировок. В целом, сопоставление терминов «цифровые финансовые активы» и «цифровая валюта» сложно и неоднозначно, так как они, будучи цифровыми правами и электронными данными соответственно имеют разную юридическую природу и являются самостоятельными объектами.

Таким образом, возникает противоречие, согласно которому, некоторые законы цифровую валюту признают имуществом, в отношении которого могут производиться гражданско-правовые сделки и операции, однако, по смыслу гражданского законодательства, цифровая валюта по-прежнему не является объектом гражданских прав.

Этот пробел в законодательстве отмечает и Комитет Госдумы по финансовому рынку в своем заключении по законопроекту № 419059-7, в котором сказано, что с учетом того, что в проекте закона предусмотрены изменения о признании цифровой валюты в качестве имущества с целью ее использования, также необходимо внести изменения соответствующего характера в нормы Гражданского кодекса Российской Федерации в части отнесения цифровой валюты к объектам гражданских прав [2].

Выявленный пробел в законодательстве требует внесения соответствующих изменений в законодательство с целью формирования единого подхода к регулированию одного из основополагающих инструментов цифровой экономики.

Изучая природу цифровых финансовых активов и цифровой валюты, следует отметить, что их правовое регулирование существенно различается во многих странах мира. В некоторых странах, таких как, Китай, Эквадор, Бангладеш, Боливия, Венесуэла, Исландия, Вьетнам, Египет, Кыргызстан действует запрет на применение цифровых денежных единиц.

Рассмотрим подходы к определению правовой природы цифровых финансовых активов и цифровой валюты в тех зарубежных странах, в которых принято специальное правовое регулирование. К этим странам относятся, например, Япония, Филиппины, некоторые штаты США, Канада, ОАЭ, Германия, Швейцария, Австралия.

Например, в США комиссия по ценным бумагам и биржам признала криптовалюту средством платежа. В то же время, ее правовое регулирование и определение ее правовой природы может варьироваться в зависимости от штата. Более того, США ввели требования к лицензированию бирж как финансовых компаний и требования к идентификации пользователей.

В Японии криптовалюта определяется как «владение цифровой собственностью», которое принимается как средство платежа, но не приравненное ни к валюте, ни к электронным деньгам [7, с. 9].

Заключение

Таким образом, законодательный запрет на оборот и использование цифровых финансовых активов и цифровой валюты в ряде стран - в основном исключение. Большинство стран мира находятся на этапе, когда их оборот и использование еще законодательно не урегулированы, но идет работа по разработке соответствующего законодательства, либо на стадии, когда уже принято соответствующее специализированное законодательство. Юридическая природа цифровых финансовых активов и цифровой валюты не всегда прямо закреплена в принятых актах, но их правовая природа может вытекать из положений, к примеру, о регистрации (лицензирование) биржевых площадок, налогообложении участников оборота и др.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что подходы к определению правовой природы цифровых финансовых активов и цифровой валюты варьируются от страны к стране. Например, анализ иностранного правового регулирования оборота криптовалюты выявил следующие подходы к определению ее правовой природы:

- средства платежа,

- владение цифровой собственностью,

- собственность и товары.

Похоже, что этот список подходов не является исчерпывающим и допускает расширение путем принятия новых правил в других странах.

В последние годы в Российской Федерации происходит формирование специального законодательства о цифровых технологиях, финансовых активах и цифровой валюте, которое далеко от совершенства и содержит ряд пробелов. Следовательно, потенциально в ближайшем будущем эти пробелы будут устранены.

Библиографический список:

1. Гражданский кодекс РФ, часть 2, от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Российская газета от 6, 7, 8 февраля 1996 г. № 23, 24, 25.
2. Заключение Комитета СФ ФС РФ по бюджету и финансовым рынкам от 23.07.2020 № 3.5-03/1230 «По Федеральному закону «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (проект № 419059-7)».
3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020).
4. Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы».
5. Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10.12.2003 № 173-ФЗ (последняя редакция) // Российская газета от 17 декабря 2003 г. № 253.
6. Федеральный закон «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 31.07.2020 № 259-ФЗ (последняя редакция) // Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru) 31 июля 2020 г. № 0001202007310056.
7. Ситник А. А. Цифровые валюты: проблемы правового регулирования // Актуальные проблемы российского права. 2020. №11 (120). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsifrovye-valyuty-problemy-pravovogo-regulirovaniya (дата обращения: 10.01.2022).




Рецензии:

18.01.2022, 15:59 Беляков Константин Иванович
Рецензия: Проблема правового обеспечения цифровых финансовых активов является архиактуальной и одной из сложнейших в сфере юриспруденции во всем мире. Статья носит сугубо прикладной характер анализа законодательства РФ в данной сфере с примерами мировой практики и безусловно заслуживает рекомендации к публикации. Однако, вызывают сомнения употребляемые авторами правовые категории. Например, «… инструменты требуют правового регулирования», «… подхода к регулированию одного из основополагающих инструментов цифровой экономики», «… является правовое регулирование оборота цифровой валюты и цифровых финансовых активов» и т. д.. Однако, согласно азов юриспруденции в теории государства и права, право регулирует социальные отношения, а не инструменты и финансовые активы или оборота валюты. Другое дело, их правовое и заканодательное обеспечение. В целом статья отвечает требованиям редакции и может быть рекомендована к изданию при условии уточнения указанной позиции.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх