Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?

Научные направления
Поделиться:
Разделы: Филология
Размещена 21.05.2022. Последняя правка: 18.05.2022.
Просмотров - 96

Сравнение как способ репрезентации образной мысли в лирике В. Нестерова

Маскаева Вера Александровна

ФГБОУ ВО МГПИ им. М.Е. Евсевьева

студент

Маскаева Светлана Александровна, студент ФГБОУ ВО МГПУ им. М.Е. Евсевьева; Богдашкина Светлана Владимировна, кандидат филологических наук, доцент кафедры родного языка и литературы ФГБОУ МГПУ им. М.Е. Евсевьева


Аннотация:
В данной статье рассматривается использование сравнения как способ репрезентации образной мысли в лирике В. Нестерова. Анализируются способы конструирования сравнительных моделей, их роль в композиции лирического произведения, а также приводятся позиции выдающихся отечествах лингвистов относительно данного вопроса.


Abstract:
comparison; means of artistic expression; stylistic device; artistic image; lyrics


Ключевые слова:
сравнение; средство художественной выразительности; стилистический прием; художественный образ; лирика

Keywords:
comparison; means of artistic expression; stylistic device; artistic image; lyrics


УДК 1751

Введение

В художественной речи перед авторами художественных картин нередко ставится задача установить логико-смысловые связи между описываемыми явлениями действительности, что способствует обращению автора лирического произведения к такому стилистическому приему, как сравнение – в языкознании основополагающему средству создания образа, яркому способу репрезентации мысли автора. Наряду с метафорой, сравнение является самым используемым средством художественной выразительности в языке лирики, публицистики и прозы в целях создания яркого образа. Более того, сравнение остается распространенным стилистическим приемом в разговорном языке.

Так, в силу широкого ареала функционирования сравнение как способ репрезентации образной мысли является постоянным объектом изучения отечественных лингвистов (Н. Д. Арутюновой, А. Н. Баранова, В. В. Виноградова, Л. А. Лебедевой, В. М. Мокиенко, М. В. Никитина, А. А. Потебня, И. А. Стернина, А. И. Федорова, Д. Н. Шмелева и др.).

В частности, советский лингвист и литературовед В. В. Виноградов рассматривал сравнение в качестве  особого типа фразеологических конструкций, «в которых внутренняя условность фразы определяется традиционной национальной характеристичностью образа, его бытовым реализмом и экспрессивной внушительностью» [1, с. 66]. В свою очередь, советский лингвист и лексикограф И. Р. Гальперин рассматривал сравнение как особую категорию лингвостилистики – средство языка, несущее в себе особую эстетическую функцию [2, с. 43]. В контексте темы нашего исследования мы считаем целесообразным добавить точку зрения исследователя Н. П. Потоцкой, рассматривающей сравнение как широко используемый в публицистике и художественной литературе стилистический прием, который часто используется как композиционное средство развертывания художественного образа [4, с. 61]. Таким образом, в нашей работе мы будем придерживаться позиций выше перечисленных ученых, а также на определение рассматриваемого нами понятия согласно Толковому словарю русского языка Д. Н. Ушакова, в котором сравнение рассматривается как «фигура образной речи — уподобление одного предмета другому» [5, с. 779].

Научная новизна, актуальность

Следует отметить, что в мордовском языкознании наблюдается тенденция недостаточной изученности образных репрезентаций как способа вторичного кодирования информации, а также отсутствие способов их обновления в современном мокшанском языке, что определяет актуальность и новизну нашей работы.

В качестве источников эмпирического материала в нашей научной работе использованы лирические произведения современного мордовского поэта В. Нестерова (сборник стихотворений «Вачешить колга») [3, с. 80]. В результате анализа лирических произведений рассматриваемого сборника нами было выделена 31 сравнительная конструкция, в качестве примеров в доказательство выделенных нами закономерностей, вытекающих из комплексного анализа природы и функций сравнений в лирике В. Нестерова нами представлено 17 сравнительных оборотов.

Цель и задачи

Целью нашей работы является рассмотрение сравнения как способа репрезентации образной мысли в лирике мордовского поэта В. Нестеров.

В связи с вышеизложенным в статье ставятся следующие задачи:

1) охарактеризовать основные пути образования сравнительных конструкций в лирике В. Нестерова;

2) проанализировать функции сравнения в лирике мордовского поэта В. Нестерова.

Основная часть

Так, в творчестве рассматриваемого нами автора патриотической лирики, филолога, публициста В. Нестерова широко используется сравнение как способ репрезентации образной мысли, что является обязательным условием существования художественного слова; особый акцент делается на ассоциативные словесные связи, посредством которых лирический текст приобретает дополнительную семантическую и эмоциональную емкость.

Проанализированный нами текстовый материал позволяет выделить следующие виды конструирования сравнения как средства художественной выразительности в творчестве В. Нестерова:

1) сравнительный оборот, присоединяемый союзами «кода» (как, словно, будто, точно), который автором используются преимущественно в целях образного описания явлений, предметов: Тят мртце меки, цера, тят! / Тят мртце тоза, коса улеть / Тон ару, кода тяштень толсь, / Инь лямбе валхнень коса кулить / И азыть васенцеда тонць [3, с. 8]. (Не возвращайся, парень, назад! / Не возвращайся туда, где ты был / Чист, как звездный огонь, / Где в первый раз услышал теплые слова и сам их произнес); Тон акша щамсат, / Кода лаймарькс, / Но эсот эвфни сексень шись [3, с. 13](Ты одета в белое, /Подобно черемухе, / Но испугана осенним днем); Ужяль, но меки аф мрдават: / Одксшиньке сексень тяштекст палсь. / Сяс мяштьсон, кода садсонк, шаволь / И ваймоть лангса коцась палфсь [3, с. 21]. (Жаль, что время не вернуть назад: / Молодость сгорела осенней звездой. / Поэтому душа, подобно нашему саду, пуста / И дыхание переполнено огнем); Равжа, кода сокаф мода, / Горняй мороц шудерькскакс. / Тон тят лотксе, морак одукс, / Мархтот кельктяма минь фкакс [3, с. 16]. (Подобно черной земле, / Ее черная песня слагается ручьем. / Ты не прекращай, пой снова, / Мы с тобой любим одинаково); Музась, кода рана, пиди салса / Почаксаф. Мон вийфтома нюрян… / Верондан, сай пинге: мокшень щамса / Поэзиять толмаронцы суван [3, с. 32]. (Муза сыплет солью, будто на рану. / Я обессилен, еле держусь… / Верю, настанет пора: в мордовском костюме / Ворвусь в самую гущу поэзии); Тя менельть эзда пакш аф керомс. / Сон ару, кода идень он. / Мокшэрзянь масторсь сонцьке эряй, / А кода соньфтемонза мон? [3, с. 34] (От этого неба не отломить и кусочка. / Оно чистое, как сон младенца. / Мордовская земля сможет без меня процветать, / А как же мне прожить без нее?). Так, проанализированная модель образования сравнений позволяют автору включать традиционные образы в образную ткань лирического произведения, что способствует усложнению его внутренней формы, преумножению эстетического эффекта.

2) сравнения, выраженные существительным в творительном падеже: Мзярда седись шави гулекс ‑ / Тейнь пара валда сельмоведсь. (Когда сердце бьется голубем ‑ / Мне позволительна светлая слеза); Эсон таколфнесь мезсь / и мезсь етась ‑ / Тячи пиземкс ни / ваймозон прась [3, с. 55]. (Меня беспокоит былое – Сегодня дождем оно / обрушилось на мою душу); Сяс содан паваз / Аньцек музать мархта: / Вдь эста цяткокс / Цифторды эрь валсь [3, с. 54]. (Поэтому я счастлив / Только рядом с музой: Ведь тогда искрой пылает каждое слово); Цяткокс палыхть тяшттне, / Мяндевсь тарвазкс ковсь. / Салаване вяшки / Нурттнень ала ловсь [3, с. 67](Искрами сверкают звезды. / Луна согнута гребенкой. / Украдкой посвистывает / Под санями снег); Тялось акша шадокс / Валозе перьфпяльть. / Мельган толхне мадыхть, ‑ Тейне аф ужяль [3, с. 32](Зима белым половодьем / Заполонила все вокруг. / За мною гаснут звезды, ‑ Но мне их не жаль); Цяткокс олайхть тяшттне, / Эйнякс солай ковсь. Весяласта вяшки / Нуртнень ала ловсь [3, с. 65]. (Искрами сверкуют звезды, / Льдом тает луна. / Весело посвистывает / Под санями снег). Рассмотренная подгруппа сравнений используется автором с целью усилить зримость и наглядность изображаемого через проведение четкой параллели с предметом сопоставления.

Следует подчеркнуть, В. Нестеров для большей экспрессии прибегает к использованию конструкций образных (психологических) сравнений, основанных на латентной, неочевидной основе, при которой сходство или различие между объектом и предметом сравнения можно определить только в процессе рассуждения. Например, в стихотворении, адресованном к Г. Ч., В. Нестеров уподобляет любовь с растоптанными, смешанными с грязью гроздьями рябины. Например:

‑ Нинге лямбось

Сенем ванфсон ульсь,

Пизел кярьмазкс

Акша пильгцень ала

Кельгомазень мархта

Шоряйть пульть [3, с. 11].

(В моих голубых глазах

все еще жила любовь,

Ты смогла смешать мои чувства с пылью,

Растоптав их подобно гроздья рябины под ногами).

Из данного примера следует то, что понимание проводимой автором связи между объектом и предметом сравнения можно достичь только в результате анализа стихотворения в целом: его идеи, темы.

Подчеркнем, образная основа, на которой конструируется сравнение, имеет национальную специфику, следовательно, единицы, стоящие за этими образами приобретают разную культурно-историческую коннотацию, восходят к специфическим культурным концептам. Однако большинство сравнительных образов, создаваемых В. Нестеровым, поддаются логическому объяснению и пониманию, невзирая на наличие национально-культурного аспекта.

Проанализированный нами лирический материал дает право утверждать, что автор прибегает к использованию сравнительных конструкций не только с целью усилить образное впечатление: Тя мяльсь пезсь седиезон сардокс / И палы тяштекс эшис повсь. Месть арьсемс лямботь колга, мзярда / Нардишеть матразе од ловсь [3, с. 43]. (Эта мысль занозой проникла в мое сердце / И сгорающей звездой упало в колодец. / нужно ли думать о тепле, / Когда снегом засыпало землю); но и подчеркнуть идиллическое спокойствие: Равжа локстикс тон весть / сизеф ваймоцень менельти нолдак! Сенемсь эрьхксонза штасы, / Ки лангсонза валдоптсы шись [3, с. 20]. (Черным журавлем однажды / отпусти свою душу на небо! / Синева умоет его в роднике, / А солнце осветит собой). Таким образом, подобные сравнительные модели не нарушают композиции лирического произведения, а плавно погружаются в текстовую оболочку.

Вывод

Подведем итог, сравнительные конструкции, используемые  В. Нестеровым, выполняют преимущественно экспрессивно-усилительную функцию. Кроме того, посредством сравнения как стилистического приема автор придает описываемому событию именно тот оттенок значения, который считает наиболее важным и требующим осмысления.

Библиографический список:

1. Виноградов В.В. Лексические вопросы перевода художественной прозы: учебное пособие. М.: Издательство МГУ, 1978. 173 с.
2. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: КомКнига, 2007. 173 с.
3. Нестеров В. Вачашить колга: стихотворения на мордовском (мокшанском) языке. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1992. 80 с.
4. Потоцкая Н.П. Стилистика современного французского языка. М.: Высшая школа, 1974. 247 с.
5. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка: 180000 слов и словосочетаний. М.: Альта-Принт, 2008. 1239 c.




Рецензии:

21.05.2022, 16:36 Нигматова Лолахон Хамидовна
Рецензия: Статья Маскаевой В.А. поднимает актуальные вопросы мордовского литературоведения, если взять в расчет , что в мордовском языкознании наблюдается тенденция недостаточной изученности образных репрезентаций как способа вторичного кодирования информации, а также отсутствие способов их обновления в современном мокшанском языке. В статье даны аннотация, ключевые слова, состоит из введения , основной части, в которой раскрыта проблематика рецензируемой статьи. Уникальность статьи составляет 87%. Статью рекомендую к печати.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх