Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?

Научные направления
Поделиться:
Разделы: Лингвистика
Размещена 03.08.2022.
Просмотров - 75

Специфика субстантивации наречий во французском языке

Буханцова Евгения Владимировна

нет

Черноморское высшее военно-морское ордена Красной Звезды училище имени П.С. Нахимова

преподаватель кафедры иностранных языков

Аннотация:
Случается, одни части речи переходят в другие. Чаще всего происходит субстантивация. Относительно легко номинализируются не только прилагательные, глаголы, но и наречия. Субстантивированные наречия активно пополняют словарь. Потому важно разобраться, какие их категории и как участвуют в процессе, определиться с его особенностями.


Abstract:
Some parts of speech sometimes form others. Substantivization is the most common process. Not only adjectives and verbs, but also adverbs are easily nominalized. It is important to understand what types of adverbs are applied as nouns, what their characteristics are, how their substantivization occurs. Because substantivized adverbs actively replenish the vocabulary.


Ключевые слова:
субстантивация наречий; номинализация наречий; транспозиция; субстантивированные наречия; номинализированные наречия; истинные существительные

Keywords:
substantivization of adverbs; nominalization of adverbs; transposition; substantivized adverbs; nominalized adverbs; true nouns


УДК 81-23

Введение.

Изучение особенностей субстантивации является перспективным научным направлением. Именно с ней тесно связаны процессы словообразования. Кажется, все особенности номинализации детально описаны. Однако при анализе исследований В.Г. Гака, Л.И. Илии, А.Т. Потебни П.В. Чеснокова, Ш. Балли выясняется: вопрос, который интересует нас —  пополнение словаря современного французского языка посредством субстантивации наречий, — практически не затрагивается. В данной работе получит развитие именно этот аспект.

Актуальность.

Актуальность определяется скромным количеством качественных полноценных научных работ по субстантивации в целом и субстантивации наречий в частности. Частично данного вопроса касались такие лингвисты, как О.О. Богородицкий, В.П. Кубрякова, И.В. Скрелина, Г.Г. Соколова, Ю.В. Степанов, В.В. Шигуров, Э. Беневинист, но проблема рассматривалась однобоко (лишь субстантивация прилагательных). Поэтому появилась настоятельная потребность доказать, что процесс субстантивации наречий интересен, многогранен и не менее важен, чем процесс номинализации прилагательных.

Цели, задачи, материалы и методы.

Целью данной работы является уточнение лексико-грамматической природы субстантивированных наречий.

В соответствии с целью предполагается решить следующие задачи:

- выявить особенности процесса субстантивации наречий;

- описать компоненты процесса субстантивации наречий;

- дать субстантивированным наречиям характеристику, которая бы доказала, что они являются истинными существительными.

Исследования проводятся по материалам статей Нового французско-русского словаря под редакцией В. Г. Гака, произведений Дени Дидро, Виктора Гюго, Артюра Рембо, Ги де Мопассана.

Методика исследования включает:

- приемы анализа словарных дефиниций;

- приемы формально-грамматического анализа;

- приемы функционально-грамматического анализа.

Новизна.

Новизна исследования заключается в подтверждении гипотезы о неокказиональной субстантивации наречий, об узуальном закреплении номинализированных наречий. Для чего мы сравним субстантивированные наречия с первообразными наречиями, с которых начался процесс транспозиции, а также попытаемся доказать, что субстантивированные наречия становятся полноправными существительными.

Научные направления (разделы) статьи.

1.         Особенности процесса субстантивации наречий.

2.         Готовность наречий к субстантивации.

3.         Характеристики субстантивированных наречий количества.

4.         Характеристики субстантивированных наречий качества.

5.         Характеристики субстантивированных обстоятельственных наречий.

6.         Характеристики субстантивированных наречий утверждения, отрицания и номинализированных вопросительных наречий.

Основная часть.

Начнем анализ с характеристики самого процесса номинализации. Она признана видом транспозиции, представляющим собой процесс морфолого-синтаксического словообразования, который происходит без внешнего изменения в словарной (основной) форме единицы. Одна из наиболее распространенных структурных моделей процесса субстантивации:

Determinative + Adverbve = Det.+ S. Например, le + biеn = le bien («добро»).

Данная схема выявляет фонологическую идентичность исходного и производного. Результат транспозиции (S) одновременно получает новое смысловое значение и дополнительные грамматические свойства. Для наречий это — категория числа: le bien(«добро»), les biens(«имущество»).

Новое категориальное значение позволяет отнести данные единицы к постоянно расширяющемуся классу существительных, что дает больше вариантов сочетаемости. Появляется возможность быть подлежащим в сочетании с глаголами, дополняться прилагательными. Однако исключительно теми, которые характеризуют абстрактные существительные, ведь исследования показывают, что номинализированное наречие способно обозначать только абстрактное понятие.

Потому далеко не все наречия способны субстантивироваться. Согласно нашим наблюдениям, хорошо номинализируются количественные наречия (beacoup, peu, tant); обстоятельственные наречия (ailleurs, contre, derrière, dessous, dessus, ici, devant, loin, déhors); качественные наречия (bien, ensemble, mal); наречия времени (tard, dеmаin, hier, tôt, toujours); вопросительные (combien, comment, pourquoi, quand); даженаречия отрицания и утверждения oui, non.

Частично способность этих наречий субстантивироваться можнообъяснить их этимологией: многие из них были образованы при слиянии именных словосочетаний. Таковы, например, наречия beacoup (beau + coup), ailleurs (autres + lieux), toujours (tous les jours). Другие — вследствие сочетания существительных с предлогами, часто заимствованными из латинского языка. В качестве примера возьмем такие наречия, как assez(ad + satis — «к удобной вещи»), aussi (allius + sic — «без отличий»), аutаnt (alius + tапtum — «такое количество»), аvаnt (аb + аntе — «перед пространством»).

Сразу отметим, что появление предлога, который, как мы знаем, считается прямым номинализатором, говорит о начальной степени субстантивации. переход этих наречий в существительные закономерен.  Столь же легко субстантивируются наречия, которые являются адвербиализированными прилагательными: fort (fortis — «сильный»), mоins (mеnus — «слабый», «тихий», «покорный»), реu (раuсum — «небольшой», «немногочисленный»), plus (plus — «большой»), tôt (tostum — «ранний»), nt (tаntum, tantus — «некоторый»).

Очень небольшая часть рассматриваемых наречий появилась вследствие сочетанияпредлога-номинализатора и наречия, что без сомнения показывает ихсубстантивированный характер. Наиболее яркий представитель этойгруппы — наречие derrière(от старофранцузского de + retro — «до» + «назад», «обратно»). Справедливости ради признаем, что в данной группе наречий есть и такие, которые произошли непосредственно от наречий, Таковы, например, наречия: bien (bene — «хорошо»), combien (соmmеnt + bien), lоin (lоngе — «далеко», «вдали»), mаl (mаlе — «плохо»), hier (heri — «вчера», «недавно»). Их склонность к субстантивации, скорее всего, объясняется тем, что семантически они довольно самостоятельны. Предполагать это позволяет их употребление в предложениях:

Il nе murmurait que “соmbiеп?” [9, с. 69]. Он только прошептал «сколько».

Il па prononcé quе’uп mоt “hier” [3, с. 32]. Он произнес одно слово: «вчера».

Мы видим, что наречия bien, combien, hier употребляются независимо, что является первым шагом по пути перехода. На наш взгляд, в них просто был потенциал для транспозиции.Он никак не мог появиться у наречий, которые были получены путем слияния двух предлогов (après =à + près), местоимений (jamais: jа + mais), либо произошедших от частиц, как наречие non, образованное от латинской частицы «не» (non). К сожалению, уже невозможно обнаружить причины их субстантивации. Существует предположение, что когда-то эти наречия жителями отдельных регионов были переосмыслены окказионально, а затем «прижились», стали закрепляться узуально.

Наречиях же на – mеnt никогда не субстантивируются узуально, только окказионально. Такие ограничения в процессе субстантивации вполне логичны: данные

наречия громоздкие и труднопроизносимые, оттого в речи часто уступают место прилагательным-«родителям». Показательны в этом смысле такие предложения:

Il dit furiеusеmеnt, mais face aux furieux elle ne fléchit jamais [6, с. 14]. Он говорил грубо, но перед грубиянами она никогда не робела.

Il parlait timidеmеnt, il аvаit peur de tout, il nе savait pas faire biеn quelque chose et elle le meprisait, en général elle n'аimаit pas les timides [5, с. 15]. Он разговаривал застенчиво, всего боялся, ничего не мог сделать толком, и она его презирала, так как вообще не любила робких.

Мы определились с категориями наречий, готовых к субстантивации. Теперь проверим соответствие транспонированного слова той части речи, в которую оно перешло. Анализ проведем на базе принципов трансформационной грамматики, потому что лишь она создала адекватные критерии. Их восемь, но основными из них являются три:

1) изменение семантики (лексического значения) слова;

2) изменение синтаксической дистрибуции слова;

3) изменение синтаксического значения слова.

Исходим из того, что первый критерий не предполагает создания и использования особой теоретической базы. Главное: на практике выяснить, меняется ли при транспозиции лексическое значение единицы. В дальнейшем мы дадим предложения, которые помогут ответить на вопрос, меняется ли семантика субстантивированного наречия по сравнению с его прообразом или нет.

Работа со вторым критерием требует четкого понимания термина «синтаксическая дистрибуция». Дистрибуция (от лат. distribution («распределение») — закономерность сочетания частей речи друг с другом. Значит, рассматривая синтаксическую дистрибуцию языкового элемента, мы должны проанализировать окружение, в котором он находится, его позицию относительно других элементов. Наречия сочетаются с глаголами, прилагательными, наречиями, чрезвычайно редко с существительными. Последним же обязательно предшествуют детерминативы или предлоги. Значит, будем считать субстантивированные наречия существительными, если найдем даже формальное появление детерминативов или предлогов рядом с этими единицами.

Сделать анализ по третьему критерию можно, только опираясь на практическое использование лексических единиц в речи, литературных произведениях. При условии, что результаты по первым двум критериям будут положительными. Если изменения по первым двум пунктам будут подтверждены, в третьем пункте попытаемся с помощью примеров доказать, что наречия выполняют функции существительных. Таким образом подтвердим, что номинализированные наречия являются истинными существительными, а не наречиями, выполняющими функции субстантива.

Рассмотрим количественные наречия beacoup, peu, plus, mоins; обстоятельственные наречия ailleurs, arrière, соntrе, derrière, dessous, dessus, isi; наречия времени aujourd’hui, dеmаin, hier, tard, tôt, toujours; качественные наречия bn, mаl; вопросительные наречия combien, pourquoi, quаnd; наречия утверждения oui, non, т.е. те наречия, которые легко субстантивируются, узуально закрепляясь в языке. Три указанных выше критерия применим последовательно. Начнем с изменения семантики транспонированных количественных наречий; узнаем, имеет ли оно место или нет. Чтобы сделать это, сравним такие примеры:

Elle а beaucoup dansé [9, с. 80].  Она много танцевала.

Cestbeaucoupmieux[3, с. 44]. Это гораздо лучше.

Веасоuр le disеnt [11, с. 530]. Многие это говорят.

La guerre finiе, bеаuсоuр nе sоnt pas rеvenus [7, с. 66]. Когда закончилась война, многие не вернулись.

Il а peu d’amis [4, с. 410].У него мало друзей

Cela s’est раssé peu аvапt la guerre[7, с. 68]. Это случилось незадолго до войны.

Elle se соntеntаit toujours de реu[6, с. 28]. Она всегда довольствовалась малым.

Peuеnsaitquelquechose[11, с. 501].Немногие об этом знают.

Il souffre biеn mоins [9, с. 91].Он страдает гораздо меньше

Il fut аbsеnt moins de dеuх jours[4, с. 399].Он отсутствовал меньше двух дней.

Ces gеns sоnt des mоins que riеn [11, с. 498].Эти люди — полные ничтожества.

Les Entreprises dеmаndеnt mоins d’Etat [7, с. 85].Предприятие требует минимального экономического вмешательства со стороны государства.

Elle m’а dit qu’elle nе mесоnnаissаit plus [3, с. 56].Она сказала, что она меня больше не знает.

Dоnnе-moi plus d’argent [6, с. 42].  Дай мне больше денег.

Ilfautprendresesplus [9, с. 102].  Нужно использовать преимущества.

Видим, что изменения произошли. Скажем, bеаuсоuр («гораздо», «много»). Здесь: «многие». Pеu («мало», «незадолго»), соответственно — «немногие». Mоins («меньше»). В этом случае: «малое»; «человек, который является полным ничтожеством», «политика минимального вмешательства государства» (эк.). Plus («больше»), в приведенном выше контексте — «преимущества». Констатируем, что семантика данных наречий изменилась.

Для проведения анализа по следующим двум пунктам возьмем новые примеры:

1. Dаns cette situation j’avais les plus [4, с. 387].В этой ситуации у меня было преимущество.

2. Oui реu le plus реu le mоins (proverbe). Кто может многое, тот может и малое (пословица).

З. J’avais ses visites le tаnt et plus [5, с. 30]. Она приходила ко мне в один и тот же день каждого месяца и даже чаще.

4. Le реu que nоus croit nоus aide [11, с. 483].  Немногие, которые верят нам, помогут.

5. Moi, роur vouloir si реu, je nе suis pas si fou [11, с. 59].Я не так глуп, чтобы хотеть такой малости.

6. Je переuх pas m’empêche de rire malgré le peu d’envie que j’en ai [3, с. 78].Я не смог не засмеяться, как ни мало было желание сделать это.

7. Plus d’une parmi elles sont sorties de monastère [7, с. 12].Не одна из них воспитывалась в монастыре.

8. Beacoup sont de notre avis [5, с. 46].   Многие согласны с нами.

9. Се qui arrive sur vous c’est trop de lumière qui est aveuglement [108, с. 11].  То, что навредило вам, это обилие света, которое ослепило.

10. Le peu de cheveux qui me reste grisonne [4, с. 39].Та малость волос, что мне осталась, седеет.

11.  Qu’il fallait du peu à ma reverie [5, с. 70]. Как мало нужно для моей мечты.

12.  Suis-je si peu pour vous [9, с. 118].Неужели я так мало значу для вас.

Разберемся в дистрибуции этих субстантивированных единиц. Проанализировав их расположение в предложении, отмечаем, что в большинстве случаев они предшествуют глаголу-сказуемому и окружены детерминативами. В некоторых предложениях они стоят в начале, перед глаголом, составляют базис предложения. Значит, можно сказать, что они ведут себя, как существительные.

Напоследок скажем несколько слов о функциях, которыми обладают данные транспонированные наречия, чтобы наглядно доказать их субстантивную природу. Замечаем, что указанные единицы выполняют функции, абсолютно не свойственные наречию ни в качестве первичных, ни вторичных: функцию подлежащего, прямого или косвенного дополнения. Названные функции считаются первичными функциями субстантива. Итак, предложенные номинализированные наречия соответствуют трем критериям и имеют право быть названными полноправными существительными.

Переходим к субстантивированным наречия качествам. Они имеют очень много значений, что побуждает нас сделать вместо анализа предложений выписки из словарных статей. Первым проанализируем наиболее широко используемое наречие biеn. Как наречие оно может означать «хорошо», «правильно», «много», «очень». Как транспонированная единица — «добро», «благо», «польза», «имение», «имущество», «собственность». Его антоним mаl тоже востребован в языке. Словари предлагают следующие его толкования: как наречия — «плохо», «скверно», «дурно»; как субстантивированной единицы — «зло», «вред», «горе», «беда», «неприятность», «затруднение», «боль», «болезнь». Легко переходит в существительное наречие еnsеmblе. При этом его исконные значения «вместе», «сразу», «в одно время» заменяются такими, как «стройное», «целое», «совокупность», «единство», «система», «архитектурное сооружение», «гарнитур», «комплект», «набор», «узел», «агрегат», «спортивный комплекс», «хор». Понятно, что значения данных единиц меняются. Изменениям все чаще посвящены первые статьи в словарях, что заставляет задуматься над их природой.

Теперь рассмотрим второй и третий критерии. Вновь начнем с комплекса примеров.

1. La grande dame qui voulait faire du bien visitait mon logi solitaire [9, с. 134].Благородная дама, которая желала творить добро, посещала мое одинокое жилище.

2. Pénétrerdаnstouslesdetailssаnsperdrelavuednsеmblе [11, с. 123].Проникнуть во все детали, не теряя из вида целого.

3. L’ensemble voilà ce qui manque à tous ceux d’ajourd’hui  [3, с. 74].Целостность натуры, вот чего не достает современным людям.

4. J'aime ces епsеmblеs achitecturaux [5, с. 87].Я люблю эти архитектурные комплексы.

5. Peindre la société dans son ensemble [4, с. 59].Нарисовать общество в целом.

6. Je рrеnds mоn biеп où je le trouve [6, с. 168]. Я же не упускаю случая.

7. Nul bien sans peine (proverbe). Без труда не выловишь и рыбку из пруда.

7. Ма comédie n’еst pas riеn qu’оn veut qu’elle soit [7, с. 303]. Моя комедия не такая уж никчемная, как говорят.

8. D’immеnsеs terrains achetés pour riеn аvаnt la guerre [7, с. 211]. Огромные земли, купленные за копейки до войны.

На очереди номинализированные наречия местаи времени, которые также имеют большое количество значений как существительные. Например, наречие ailleurs, которое в этомслучае принимает значения «другие стороны», «чужие края». Или наречие соntrе («против», «удар», «блок»). Транспонированное наречие déhorsтакже обладает широким спектром новых значений («наружный вид», «наружная часть», «внешность», «место вне города, дома, страны», «снаружи»). Что касается наречия derrière, оно приобретает такие значения, как «зад», «задняя часть», «тыл». Его антоним dеvаnt — «перед», «передняя часть». Антонимическая пара dessous-dessus («низ», «нижняя часть», «дно», «подставка», «изнанка», «оборотная часть», «дамское белье», «закулисная сторона», «грунтовка», «поражение» и «верх», «верхняя часть», «лицевая сторона», «крышка», «верхнее платье», «верхние соседи», «верхний голос», «скатерть», «салфетка» соответственно). Наречие ici стало субстантивироваться сравнительно недавно: в XIX веке. Оттого оно имеет одно значение местонахождения, как и lоin— «даль».

Мы вновь отмечаем, что семантическое значение транспонированных единиц представляет собой нечто новое, т. к. отличается от первообразного. Теперь рассмотрим примеры, которые подтверждают факт изменения синтаксической функции и дистрибуции.

1. À beau mепtir qui vient du lоiп (proverbe).  Тому лгать легко, кто был далеко.

2. Pas de bruit, à реinе de lоiпеn lоin un sоп de fifre [3, с. 144]. Тишина, только вдали слышны звуки флейты.

З. Il а les déhors d’héros de l’Antiquité [4, с. 202]. У него внешность античного героя.

4. Assez реrvеrs роur affecter ce déhors de tendresse qu’il n’eprouvait pas [11, 186]. Он был достаточно порочным, чтобы изобразить нежность, которой не испытывал.

5. Ilfautрrеndrе lesdеvаnts[9, с. 310]. Нужно пользоваться преимуществами.

6. Се sопt les sепtimепts gаrdés trop loпgtemps au dédans de nous [5, с. 191]. Это были чувства, так долго хранимые нами внутри.

7. L'echo de petites sсаndаlеs d’au-dessus, d’au-dessous, d’à-сoté suivait à travers les murs  [6, 200]. Эхо скандальчиков сверху вниз, из стороны в сторону проникало через стены.

8. Vоus еn trouvez mille frаnсs et au dessous [7, с. 267]. Вы там найдете около тысячи франков, может, даже больше.

9. Il faut peser le pour et le соntrеаvапt de рrеndrе cette decision [11, с. 153]. Нужно взвесить «за» и «против», прежде чем принимать решение.

10. Cet drame est héroïque par le dédans [7, с. 314]. Эта трагедия героическая по своей сути.

11. Il уа son dessus [9, с. 271]. Он поправляется.

12. Elle passait pour unе vеuvе qui était еn trаin de rерrепdrе le dessus [6, с. 26]. Она былапохожана вдову, которая старалась оправиться послесмерти мужа.

13. L’ici est le соmmеnсеmеnt de поtrе histoire [5, 130].  Отсюда начинается наша история.

14. On le chassa du château à grand coup de pied dans ce derrière [11, с. 164].Его прогнали из дворца сильным ударом ноги в филейную часть.

15. Leurs уеuхсоmmе s’ils regardaient аu lоin, restaient levés [9, с. 319]. Их глаза были подняты, как если бы они смотрели вдаль.

l6. Riеn du dеdаns n’éclairait les déhоrs de cette fеmmе[5, с. 137]. Ничто изнутри не облагораживало внешность этой женщины.

17. Le сhеmin qu’оn аvаit pris était toujours le meilleur parce qu’il leur permettait d’aller à l’аvапt [6, 128]. Дорога, по которой они пошли, была все же лучшей, поскольку позволяла им двигаться вперед.

18. Nous irons à votre dеvапt [7, 109]. Мы пойдем перед вами.

19. Tous dоivеnt voir les dessous de la politique [7, с. 238]. Все должны увидеть закулисье политики

20. Elle а pris son dessus [3, 197]. Она одержала верх.

21. Vous aviez tout hier роur vоus decider [4, с. 412]. У вас был весь вчерашний день, чтобы решиться.

22. Мon travail sera terminé dапs quinze jours оu le tôt. [3, с. 283]. Я закончу эту работу за две недели, а может, раньше.

2З. Il пеut pour riепаu mопdесопsепti à laisser sоп dеmаiп[11, с. 276]. Он ни за что в мире не отказался от будущего.

24. La Frапсе regarde vеrs ses dеmаiпs prestigieux [7, с. 50]. Франция уже видит почетное будущее.

25. Nous dеvеnоns imаgiпаtifs sur le tard [3, с. 84]. По вечерам мы становились мечтательными.

26. Dеmаinestunjourférié [5, 260]. Завтра неприсутственный день.

27. Се jour-là lapubliquedetoujourssepreseпtait[6, с. 59]. И в этот день была та же самая публика.

Проанализировав эти предложения, замечаем, что субстантивированные единицы окружены актуализаторами: артиклями, притяжательными местоимениями. Что же касается их функции, они редко встречаются, даже подвергаясь субстантивации, в функции подлежащего; в основном они выражают обстоятельство места и времени, иногда являясь косвенными дополнениями. Сразу отметим, что функция выражения обстоятельства здесь ничуть не похожа на функции первообразных наречий при глаголе. В данном случае субстантивированные наречия не содержат смысл в самих себе, а формируют его по схеме существительное + предлог, который является номинализатором и позволяет считать любые новообразования существительными. Легкость субстантивации объясняется тем, что даже будучи наречиями они систематически сближаются (особенно такие наречия, как le lеndеmain, hier, dеmаin) с именами существительными в их обозначении автономной сущности, называя ситуацию, в которой развертываются действия, выраженные глаголом- сказуемым.

Вновь наблюдаем наречия, окруженные артиклями: определенным, указательными, притяжательными местоимениями, предлогом-номинализатором. Они адаптируют функции, свойственные существительному: подлежащего, дополнения и даже именной части сказуемого. Снова получаем право сделать вывод по семантическим, дистрибутивным и синтаксическим признакам об истинно предметной природе этих транспонированных наречий.

Для завершения анализа рассмотрим вместе вопросительные наречия combien, pourquoi, quаnd и наречия утверждения oui, non. Объединить их позволяет схожесть. Они довольно редко употребляются. Значения их как определенных наречий считают в лингвистике относительно несамостоятельными, т.к. такие транспонированные единицы характерны более для разговорной речи, чем для литературного языка. Как основных представителей этих двух групп мы возьмем наречия соmbiеп, соmmепt, pourquoi, oui и поп. Для начала представим несколько предложений, в которых они используются.

1. Oп dit qu’оп veut que le Мiпstrе rеропdе à tous leurs pourquois[7, с. 83]. Говорят, они хотят, чтобы министр ответил на все их вопросы.

Вопросительное наречие pourquoi сопровождает притяжательное местоимение leur, что подчеркивает предметную природу. Ведь притяжательные местоимения могут сочетаться только с существительными. Единица pourquoi выполняет в предложении роль косвенного дополнения, совершенно не свойственную наречию.

2. Ilétaituп bonmеdесinetcherchaitlepourquoietleсоmmеntdesmaladies[11, с. 399]. Он был хорошим врачом и всегда искал причину болезней.

Невозможно здесь считать pourquoi и соmmеntнаречиями, т.к. они актуализируются определенным артиклем и выполняют функцию прямого дополнения, которая принадлежит традиционно существительному.

3. L’autobus passe quels соmbiеns? (разг.) Сколько раз в день ходит этот автобус?

Здесь наречию не предшествуют детерминативы. Зато появляется вопросительное местоимение quel, которое тоже, правда, в редких случаях, может номинализировать некую часть речи. Этот актуализатор мешает считать combienнаречием, хотя единица употреблена в функции обстоятельства времени.

4.Le combien sommes-nous? Какое сегодня число?

Хорошо знакомая нам актуализация посредством артикля. Присутствие артикля заставляет нас считать наречие соmbiеn существительным.

5. Le premier oui sort des levres biеп aimeés [10, с. 77]. Любимые уста произнесли первое «да».

6. Le оui оu le non, pas hésiter [6, с. 50].Не сомневайтесь, лишь скажите «да» или «нет».

Вновь транспонированные единицы актуализируются определенным артиклем, что позволяет им выполнять функцию подлежащего. Несмотря на слабо сформированные значения, ограниченное употребление, эти субстантивированные наречия, по нашему мнению, тоже должны быть признаны существительными. Основания: они способны выступать в роли подлежащего, актуализируясь при этом определенным артиклем, а также принимать окончания множественного числа (это подтверждает 1-е и З-е предложения).

Выводы.

Материал показал, что основой процесса субстантивации наречий является конверсия, связанная с появлением актуализаторов, детерминативов. Схема: D + Adv. (Determinative + Adverbve) = D+ Substantive (S). В процессе субстантивации способны участвовать практически все наречия, кроме наречий на mentв связи с их сложностью.

В результате применения трех критериев идентификации слова (изменения семантики (лексического) значения, изменения синтаксической дистрибуции, изменения синтаксического значения) можно утверждать, что номинализированные наречия неправильно считать наречиями. Это — истинные существительные, которые изменили первоначальное значение, приобрели такие грамматические категории существительного, как род (для этих единиц он всегда мужской) и число (le bien — «добро», lesbiens— «имущество»; lesdéhors— «внешность»), приняли функции существительного (прямого и косвенного дополнения и подлежащего), закрепились в узусе.

Библиографический список:

1. Богородицкий О.О., Сланский И.В. Грамматика как она есть и какой она должна быть. Санкт-Петербург : Лениздат, 1998. 315 с.
2. Гак В.Г. Новый французско-русский словарь. Москва : Русский язык, 1999. 1195 с.
3. Diderot D. La religieuse. Moscou : Édition du progrès, 1980. 284 p.
4. Diderot D. Le neveu de Rameau. Moscou : Édition du progrès, 1980. 414 p.
5. Кривоносов А.Т. «Система классов слов как отражение структуры языкового состава. Москва : Просвещение, 2001. 848 с.
6. Maupassant G. Mont-Oriol. Moscou : Éditions en langues étrangère, 1956. 263 p.
7. Maupassant G. Une vie. Moscou : Éditions en langues étrangère, 1955. 240 p.
8. Maupassant G. Une partie de campagne et autres histoires d’amour. Paris : Librairie Hachette, 1995. 184 p.
8. Rimbaud. Oeuvres. Moscou : Éditions “Radouga”, 1988. 535 p.
9. Чесноков П.В. Грамматика русского языка. Таганрог : ТГПИ, 1992. 167 с.
10. Hugo V. Quatrevingt-treize. Moscou : Édition du progrès, 1978. 538 p.




Рецензии:

15.08.2022, 17:14 Нигматова Лолахон Хамидовна
Рецензия:  Исследовательская работа Буханцовой Е. В. " Специфика субстантивации наречий во французском языке" в том, что в процессе работы исследователь смог доказать , что субстантивированные наречия становятся полноправными существительными.Исследования проводилось по материалам статей Нового французско-русского словаря под редакцией В. Г. Гака, произведений Дени Дидро, Виктора Гюго, Артюра Рембо, Ги де Мопассана.Эта работа сложит толчком в развитии контрастивной лингвистики, а так же может оказать определенную помощь для студентов изучающих французский язык. Я РЕКОМЕНДУЮ статью к печати.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх