Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?

Научные направления

Поделиться:
Разделы: Регионоведение
Размещена 11.06.2024. Последняя правка: 11.06.2024.
Просмотров - 134

СТАНОВЛЕНИЕ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА В КНР В 20 ВЕКЕ

Хайдаров Шамиль Магданурович

студент

Казанский Федеральный Университет, Институт Международных Отношений, Зарубежное Регионоведение

студент, кафедра евразийских исследований и зарубежного регионоведения

Галиуллин Марат Зуфарович, кандидат исторических наук, доцент Высшая школа исторических наук и всемирного культурного наследия, Казанский Федеральный Университет


Аннотация:
В данной статье рассматриваются исторические условия возникновения межрегионального неравенства в Китайской народной Республике. Целью данной статьи является изучение процесса эволюции неравномерного развития регионов Китая. В ходе написания работы были применены описательный, сравнительный и системные методы. Был сделан вывод о том, что основными факторами регионального неравенства являются порой необдуманные шаги правительства, неравномерное развитие промышленности, иностранные инвестиции и выгодное расположение ряда регионов.


Abstract:
This article examines the historical conditions of the emergence of interregional inequality in the People's Republic of China. The purpose of this article is to study the evolution of the uneven development of China's regions. Descriptive, comparative and systematic methods were used in the course of writing the work. It was concluded that the main factors of regional inequality are sometimes rash steps by the government, uneven industrial development, foreign investment and the advantageous location of a number of regions.


Ключевые слова:
Китай; региональная политика; прибрежные районы; политика «третьей линии»; межрегиональное неравенство

Keywords:
China; regional policy; coastal areas; «third line» policy; interregional inequality


УДК 353 (510)

Актуальность исследования обуславливается тем, что вопрос региональной политики остро стоит на повестке Китая. Разные части страны развиты неравномерно, более развитые регионы отчисляют проценты для того, чтобы стабилизировать уровень менее развитых провинций. Исследование процесса становления межрегионального неравенства станет полезным, поскольку результаты можно использовать для построения разумной региональной политики для формирования равномерных регионов. Также практика реализации различных программ развития районов Китая может быть полезен для региональной политики России, поскольку у обеих стран есть схожие черты. Актуальность работы проявляется в возможности использовать опыт правительств прошлого столетия как для современной КНР, так и для России.

Цель работы – изучить процесс эволюции межрегионального развития Китая в 20 веке.

Для осуществления обозначенной цели были поставлены следующие задачи исследования:

         1. Рассмотреть региональную политику после установления коммунистического режима в Китае

         2. Изучить влияние политики “третьей линии” на развитие регионов

         3. Проанализировать региональную политику в пореформенный период.

Научная новизна работы заключается в том, что помимо изучения материалов отечественных исследователей в ходе написания работы также были использованы материалы зарубежных авторов. Также работа представляет собой структуру последовательного становления межрегионального неравенства, что позволяет понять путь формирования неравномерного развития регионов.

Результаты. В ходе нашего исследования был прослежен процесс становления межрегионального неравенства в Китае в 20-м веке. Было выявлено, что из-за различной политики партии данная проблема развивалась с каждым десятилетием. Сначала правительство пыталось сформировать равномерный уровень развития регионов, однако спустя время правительство отдало приоритет прибрежным районам, что усугубило неравенство.

Основная часть. После установления коммунистического режима в Китае в 1949 году, партией была предпринята попытка привести регионы страны к единому уровню развития, поскольку было ясно, что провинции, расположенные в прибрежных районах, были более промышленно развиты, чем внутренние регионы. Первый этап включал в себя разработку и внедрение пятилетнего плана, основанный на централизованном планировании по советскому образцу.

Основным направлением первого пятилетнего плана был курс на индустриализацию по советской модели и приоритет прибрежных регионов. Финансовые инвестиции направлялись в основном в те провинции, где к началу социалистического периода уже существовала промышленность [1]. Так, основными центрами сосредоточения производственных ресурсов были провинции приморских районов. Например, развитие получил город Шанхай, где уже была развита инфраструктура; в провинции Ляонин был восстановлен Аньшанский металлургический комбинат, где к тому же были внедрены достижения советской металлургии, что позволило повысить мощность по производству стали и чугуна [5]. Как мы можем заметить весь фокус строительства нового Китая был направлен на северо-восток страны.

Это приводило к неравномерной концентрации ресурсов и развитию только одной стороны Китая. Понимая важность повсеместного повышения уровня жизни, была утверждена стратегия по соблюдению баланса пространственного развития, что предполагало повышение уровня во всех провинциях. Также в статье «О десяти важнейших взаимоотношениях» первый председатель партии, Мао Цзедун, акцентировал на важность равномерного размещения промышленности и развитие внутренних районов страны [8]. Со временем тенденция строительства промышленности сменилась в сторону центральных провинций, например, в Хубэе была основана Уханьская металлургическая корпорация по производству железа и стали. К тому же, к концу первой пятилетки темп прироста промышленного производства внутренних регионов превышал и общенациональный уровень, и показатели приморских районов [4].

Второй этап был связан с реализацией политики «большого скачка», под которым подразумевалось ускорение экстенсивным путем темпов экономического роста. Однако данный эксперимент привел лишь к кризису. На этом этапе произошло перераспределение полномочий между центральными и местными органами. Местная власть получила часть функции, до этого принадлежавшей центру, что позволило с одной стороны пополнить бюджет региона, но с другой стороны связь с другими районами ослабела, что вызвало трудности в снабжении и в сбыте готовой продукции.  В связи с этим было принято решение о восстановлении районов экономического кооперирования (РЭК), в составе каждого из таких ячеек были по 3-5 провинций [2]. В каждом таком районе для удовлетворения собственных нужд были сконцентрированы центры с промышленным, сельскохозяйственным, сырьевым и другим потенциалом. Также особенностью формирования РЭК был тот факт, что в их границах были как экономически развитые, так и менее развитые провинции, таким образом первые помогали последним. Однако провал политики «большого скачка» привел к пересмотру структуры РЭК и пониманию невозможности укомплектования всего цикла производства в одном районе. Это вернуло принцип управления через директивные органы [3].

Третий этап курс страны был ознаменован проведением политики «урегулирования», с целью которого было замедление экономического района. Стратегия предполагала приоритет сельского хозяйства и легкой промышленности, поэтому во внутренних районах внимание уделялось этим отраслям экономики. Например, в Центральном РЭК, в состав которого входили провинции Хенань, Хубей, Хунань и Цзянси, были размещены предприятия химической промышленности и сельхозмашиностроения [2]. Таким образом, укреплялся отраслевой принцип формирования районов, тенденция на самообеспечение была заменена курсом централизованного управления промышленностью.

Четвертый этап был связан с проведением культурной революции. Она безусловно, была сейсмическим потрясением в социальном, политическом и экологическом измерениях. В экономической сфере мы можем отметить пять важнейших элементов:

         1. Централизованное планирование было основательно подорвано в результате проведенной Мао Цзэдуном чистки бюрократического аппарата центрального правительства;

         2. Регионы были вынуждены жить практически в условиях автаркии;

         3. Экономические стимулы почти полностью заменены бюрократическим контролем;

         4. Сельскохозяйственное производство было нарушено, поскольку провинции были вынуждены стремиться к самодостаточности в производстве зерна;

         5.  Интенсивная индустриализация на северо-востоке Китая, что привело к его быстрому экономическому росту, в то время регионы с преобладанием сельскохозяйственного секторы оставались в стагнации.

Также на четвертом этапе была проведена политика «третьей линии», которая больше касалась внутренних и юго-западных районов КНР. Она была обусловлена балансом развития прибрежных и внутренних регионов, а также с намерением создать промышленные базы стратегического тыла в центральной части Китая [10].  Иными словами, промышленность была направлена на развитие оборонного сектора, что пагубно сказалось на обрабатывающей сфере. Одной из причин таких перемен стал внешний фактор, международная обстановка стала напряженной, так, между Китаем и Советским Союзом ухудшились отношения, США начали войну против Вьетнама. Вместо прежней структуры РЭК, территория страны была разделена тремя «линиями», т.е. прошлое административное деление осталось, но при этом были сформированы регионы, границы которых были ограничены «линиями».

Состав новых регионов был таков: первая «линия» - прибрежные и приграничные районы, вторая «линия» - внутренние провинции, и третья «линия» - провинции запада Китая. Самым важным звеном была последняя «линия», поскольку именно там должна быть сформирована тыловая база КНР. Кампания "третья линия" индустриализировала часть труднопроходимого внутреннего и сельскохозяйственного региона Китая. За период реализации проекта «третьей» линии было создано более 1100 крупных и средних проектов. Благодаря таким крупным проектам, как железная дорога Чэнду-Куньмин, металлургический комбинат Паньчжихуа, Второй автомобильный завод, политика строительства «третьей линии» стимулировала ранее бедную и сельскохозяйственную экономику на юго-западе и северо-западе Китая [10]. Десятки городов превратились в крупные промышленные города.

Однако спустя время многие проектов «третьей линии» были признаны нерентабельными из-за их расположения или несовершенными из-за спешки в процессе строительства. По соображениям национальной обороны и безопасности многие проекты «третьей линии» были расположены в труднодоступных отдаленных районах, вдали от поставок и потенциальных рынков сбыта. Строительство «третьей линии» осуществлялось в спешке, одновременно проектировалось, строилось и запускалось в производство множество проектов. После того, как сближение с Соединенными Штатами снизило соображения национальной обороны, инвестиции в проекты сократились. После реформы государственных предприятий, начавшейся в 1980-х годах, многие заводы «третьей линии» обанкротились, хотя некоторые переформатировались и продолжали служить опорой своей местной экономики или превратились в успешные частные предприятия [10].

Важно отметить, что благодаря распределению инфраструктуры, промышленности и человеческого капитала по всей стране, политика «третьей линии» создала благоприятные условия для последующего развития рынка и частного предпринимательства. Некогда отдаленные регионы продолжают извлекать выгоду из притока специалистов во время строительства заводов, и большинство ныне функционирующих предприятий, в том числе и частные, являются наследием этого движения. Данная политика эффективно сократило региональные различия. В 1963 году на 7 западных провинций: Юньнань, Гуйчжоу, Сычуань, Шэньси, Нинся и Цинхай приходилось 10,5% промышленного производства Китая. К 1978 году это соотношение возросло до 13,26%. К 1980 году в рамках программ была создана железнодорожная сеть, связавшая ранее изолированные части западного Китая. Первоначальные отрасли промышленности положили начало индустриализации отдаленного и гористого запада Китая. Еще одним последствием реализации политики «третьей линии» стало усиление решимости Китая развивать промышленные системы для всего региона. Также большинство городов, застроенные во время реализации программы, сейчас участвуют в инициативе «один пояс-один путь».

Подытоживая дореформенный период (1949-1978 гг.), можно сделать вывод, что, сменяя разные политики, власти Китая удалось сложить сбалансированную региональную систему, распределив элементы производства так: внутренние районы были ответственны за производство энергоресурсов и сырья, а прибрежными – их переработка [7]. Результатом этого периода также стало достижение ускоренного темпа роста западных и центральных провинций, развитие городов, укрепление логистики, производственных баз страны. К концу дореформенного периода произошла децентрализация управления, функционирование большей части предприятий было передано местной власти, расширился круг их полномочий, в частности в вопросах управления промышленностью, финансовыми потоками, что также отразилось на повышении уровня внутренних районов КНР.

В пореформенный период в региональной политике была выбрана стратегия несбалансированного развития, также главным принципом регионального роста стало стремление к эффективности, вместо критерия стремления к справедливости. В целом, была реализована региональная стратегия приоритетного развития и концентрации усилий в Восточном Китае, а также стимулировалась трансформация производительных сил от децентрализации к централизации.

Пятый этап включал в себя политику реформ и открытости. Отметим ряд важных элементов рыночных реформ, проведенных в Китае после 1978 года:

         1. Переход сельскохозяйственного производства от системы коммун к системе ответственности крестьянских хозяйств, тем самым объем производимой продукции зависел от усилий домохозяйств;

         2. Предоставление права создании промышленных предприятий и подсобных домашних промыслов вне рамок центрального плана;

         3. Постепенное открытие некоторых регионов для торговли и иностранных инвестиций;

         4. Рост миграции работников из сельской местности в города и прибрежные провинции;

         5.  Постепенное сокращение централизованного контроля над ценами, вводимыми ресурсами и выпускаемой продукцией, а также рост доли производства вне сектора государственных предприятий.

В 1978 г. политика равномерного развития регионов была пересмотрена, по предложенной программе развития народного хозяйства приоритет отдавался восточной части Китая. Она должна была стать основой для реализации политики реформ и открытия, поскольку восточные регионы обладали преимуществами с точки зрения высокого уровня развития инфраструктуры, экспортоориентированностью отраслей экономики. Считалось, что решение о полномасштабном развитии всех провинций страны после установления коммунистической власти было ошибочным, поэтому был выбран путь ускоренного развития в пользу восточных регионов. В рамках программы развития народного хозяйства необходимо было создать индустриальный комплекс, обладающий большой степенью внутренней независимостью.

Концепция стратегии развития прибрежных районов состоит из четырех основных идей: (1) прибрежные районы должны сосредоточиться на развитии экспортоориентированной и трудоемкой индустриализации; (2) промышленные предприятия должны искать как сырье, так и рынки сбыта для своей продукции за рубежом и более активно участвовать в зарабатывании иностранной валюты и глобальной конкуренции; (3) промышленные предприятия должны использовать свои валютные поступления для привлечения большего количества иностранного капитала и технологий для развития тяжелой промышленности; и (4) как только развитие отечественной тяжелой индустриализации будет завершено, государство сможет использовать эти средства для содействия развитию сельского хозяйства [12].

Согласно теории дуалистической экономики, в Китае есть традиционный сельский сектор и относительно развитый городской, которые в значительной степени независимы друг от друга. Акцент в новой кампании делается на необходимости связать эти два сектора посредством ориентированной на экспорт и трудоемкой индустриализации. Благодаря этому процессу Китай сможет выгодно интегрировать промышленный и сельскохозяйственный секторы, формируя тесные связи в области развития между прибрежными районами и внутренними районами в процессе вступления в конкурентную борьбу на мировом рынке.       

Было предложено три основных этапа для реализации идеи. На первом этапе приоритетным будет развитие экспортно-ориентированной и трудоемкой промышленности в прибрежных районах. В течение этого периода будут предприняты усилия по укреплению транспорта и связи между прибрежными и внутренними районами, с тем чтобы создать условия для экспорта продукции, произведенной в центральном и западном Китае [6]. Самое главное, что продукция, произведенная в прибрежных районах, будет в основном поставляться на экспорт, в то время как продукция, произведенная в глубине страны, будет продаваться на внутреннем рынке. Этот этап продлится пять-семь лет. На втором этапе стратегия предполагает вывод продукции, произведенной в глубине страны, на международные рынки; большая часть вырученной иностранной валюты будет направлена на поддержку развития базовой промышленной инфраструктуры. Ожидалось, что на развитие капиталоемкой индустриализации уйдет от пяти до семи лет. На последнем этапе иностранная валюта, получаемая от экспорта, будет в основном использоваться для поддержки развития тяжелой перерабатывающей промышленности, где добавленная стоимость намного выше [11]. На международные рынки начнет поступать капиталоемкая и технологичная продукция, а доля экспорта трудоемкой продукции начнет снижаться. Этот этап начнется ближе к концу "девятого пятилетнего плана".

Таким образом, стратегия развития прибрежных районов представляла собой пространственно ориентированную стратегию, которая обеспечивала прибрежный регион политическим и экономическим капиталом для опережающего развития по сравнению с внутренними районами. Территориальная составляющая стратегии развития прибрежных районов дополняла систему территориальной адаптации, заложенную в регионально децентрализованной системе, поскольку она была направлена на создание региональной сети пространственных анклавов в форме ОЭЗ для привлечения потоков ПИИ. Однако косвенным следствием этого стало то, что это ознаменовало начало все большей индивидуализации и расхождения режимов правления и административных механизмов между прибрежными и внутренними провинциями.

Однако экономическое процветание, вызванное экономическими реформами, создало значительные географические диспропорции. Поскольку прямые иностранные инвестиции хлынули в портовые города и зоны особого экономического развития на востоке и южном побережье, западный Китай в значительной степени игнорировался. Западный Китай, где проживает большинство этнических меньшинств Китая, остается относительно бедным, с неадекватной инфраструктурой, неразвитыми школами и здравоохранением, а также высоким уровнем безработицы. Китайские лидеры, опасаясь негативной реакции со стороны этнических меньшинств в Синьцзяне и Тибете, начали программу развития западного региона. Программа, известная как кампания "Вперед на Запад", пользуется наибольшей поддержкой Коммунистической партии Китая. Кампания "Вперед на Запад" пытается перенаправить большие объемы расходов центрального правительства, прямых иностранных инвестиций и международного финансирования экономического развития в западные регионы. Ее целями являются развитие отсталой экономики и инфраструктуры, а также повышение уровня жизни на западе [9]. Однако многие критики сомневаются в искренности правительства. Они предполагают, что кампания является для Китая предлогом для эксплуатации огромных природных ресурсов западного региона, одновременно вводя строгие меры безопасности, которые будут противодействовать любой попытке этнических сепаратистов отделиться от КНР. Они выражают обеспокоенность тем, что строительство физической инфраструктуры привлечет большое количество этнических китайцев и ослабит многие уникальные культуры этнических меньшинств на западе. Критики также опасаются, что развитие может разрушить экосистему западного региона. Конгресс проявляет широкий интерес к вопросам прав человека в дальневосточном регионе Китая. Например, Конгресс обеспокоен обращением Китая с этническими меньшинствами в западном регионе, подавлением религиозных свобод и принудительным переселением. Помимо озабоченности правами человека, Конгресс также заинтересован в доступе на рынки и честной конкуренции для американских предприятий, ищущих возможности в западном регионе. Кампания "Вперед на Запад" также получила поддержку со стороны ряда иностранных корпораций и правительств, привлеченных экономическим потенциалом региона, особенно в областях энергетики, нефтехимии, транспорта и телекоммуникаций [11].

Заключение. Становление межрегионального неравенства в Китае в 20 веке было во многом обусловлено различиями в экономическом развитии различных регионов страны. Сначала, в период ранней индустриализации, прибрежные районы страны стали лидерами по экономическому развитию благодаря своему благоприятному расположению и доступу к морским путям торговли. В то же время, северные провинции оставались отсталыми и малоразвитыми. Однако с развитием реформ и открытия в конце 20 века, ситуация начала меняться. Благодаря активной промышленной политике и инвестициям в инфраструктуру, северные провинции начали догонять и даже обгонять южные регионы по экономическому росту. Программы по развитию сельской местности и переносу производственных мощностей также способствовали снижению межрегионального неравенства. Тем не менее, неравенство все еще остается одной из главных проблем Китая. Различия в уровне доходов, качестве образования и здравоохранения между разными регионами по-прежнему остаются значительными. Для решения этой проблемы необходимо усилить усилия по сбалансированному развитию страны и повышению жизненного уровня всех ее жителей.

Библиографический список:

1. Александрова М.В., Коханова В.С. Особенности экономического районирования в КНР (1949-1990 годы) // Восточная Азия: факты и аналитика. – 2020. – № 4. С. 6-20.
2. Величко В. В. Внутренние районы Китая в контексте его региональной стратегии // Мировое и национальное хозяйство. – 2010. – № 10. С. 37-49.
3. Вильданов Р. Р., Никитенко В. И. Опыт региональной политики Китайской Народной Республики // Вестник УГНТУ. Наука, образование, экономика. Серия: Экономика. – 2021. - № 4. С. 92-101.
4. Лян Лунбинь. Исследование конвергенции несбалансированного регионального экономического развития в Китае // Исследования экономических проблем. – 2011. - № 3. С. 28-34.
5. Макеева С. Б. Государственная политика КНР по развитию городов (1949-2020 гг.): историко-региональные и социально-демографические особенности // ДЕМИС. Демографические исследования. – 2021. - № 3. С. 67-77.
6. Макеева С. Б. Причины, эволюция и последствия неравномерного регионального развития КНР в современный период истории: обзор подходов и практик в китайской науке // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Всеобщая история. – 2021. - № 2. С. 177-188.
7. Макеева С.Б. КНР: история регионального неравенства // Вестник Самарского университета. История, педагогика, филология. – 2022. - № 4. С. 8-14.
8. О десяти важнейших взаимоотношениях [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://maoism.ru/1276 (дата обращения: 20.05.2024)
9. Чубаров И.Г. Госпрограммы регионального развития КНР в историческом контексте // Восточная Азия: факты и аналитика. – 2020. - № 4. С. 21-33.
10. Barry Naughton. The Third Front: Defence Industrialization in the Chinese Interior // The China Quarterly. – 1988. - № 115. С. 351-386.
11. Dali Yang. Patterns of China's Regional Development Strategy // The China Quarterly. – 1990. - № 5. С. 230-257.
12. Fuh-Wen Tzeng. The Political Economy of China's Coastal Development Strategy: A Preliminary Analysis // Asian Survey. – 1991. - № 3. С. 270-284.




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх