Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №6 (февраль) 2014
Разделы: Политология
Размещена 02.02.2014. Последняя правка: 28.02.2014.

Власть в политической теории Макса Вебера

Маренич Любовь Александровна

Кемеровский государственный университет

студент 5 курса

Научный руководитель: Барсуков Александр Михайлович, кандидат политических наук, старший преподаватель, факультет политических наук и социологии, кафедра политических наук Кемеровского государственного университета.


Аннотация:
В данной статье рассматриваются понятие, структура и особенности функционирования власти в теории М. Вебера.


Abstract:
In this article considers concept, structure and features of functioning of authority in the theory of Max Veber.


Ключевые слова:
Макс Вебер, политическая власть, факторы распределения власти, класс, статус, партия.

Keywords:
Max Veber, political authority, factors of distribution of authority, class, status, party.


УДК 321.01

Эмиль Максимилиан  Вебер  (1864 – 1920 гг.) – один из крупнейших социологов конца XIX  - начала XX века, оказавший большое влияние на развитие этой науки. Его мировоззрение формировалось под влиянием глубокого духовного кризиса, охватившего немецкое общество в период становления империалистических и милитаристских отношений в экономике и политике. В политической науке М. Вебер ценится прежде всего  как основоположник политической социологии.  Вся его философия, по мнению исследователя – марксиста Дж. Льюиса, имела открытую политическую направленность и основывалась на «первоочередности интересов национального государства» [5, С. 28].

Учение М. Вебера о власти вызывает научный интерес многих исследователей с момента его появления вплоть до настоящего времени.

Власть в теории Макса Вебера означает возможность осуществления воли внутри определенного социального отношения даже вопреки  сопротивлению других его участников, и безразлично, откуда такая возможность проистекает [3,С.46]. Социальное существование и национальная культура зависят от власти, необходимость в которой никогда не отпадёт.  Позиция М. Вебера состояла в том, что народ, масса имеет примитивные цели и  нуждается в твёрдой руке: масса отчуждена полностью от политической власти. Право, по его мнению, является  орудием власти. «Власть функционирует как управление», – этот урок Вебера содержит отрезвляющее напоминание о том, что есть непроницаемые для общественности сферы, воля и усилия которых оказывают определяющее внимание на действия официальной – «видимой» власти [8, С. 171].

Распределение власти внутри социальных общностей изображалось М. Вебером как неотъемлемое свойство любого «порядка». Это снимало, по мнению исследователя Э.Н. Ожиганова, вопрос о происхождении и сущности властных отношений [6, С. 82].

М. Вебер выделяет три фактора распределения власти: «класс», «статус» и «партия» [2, С. 102].

«Класс» определяется М. Вебером не как социальная группа, а как «сходство шансов на рынке». Сходство шансов обусловлено типом владения и типом деятельности (ролью на рынке).   

Дифференцирующим признаком «класса» является «владение» – осуществление господства над вещью. Класс по М. Веберу – понятие неоднородное и включающее в себя 3 категории. Во – первых,  владельческий класс, чистым типом которого выступал рантье; во – вторых,

коммерческий класс (предприниматели); в – третьих, социальный класс, означавший такую совокупность классовых позиций, в которой имеет место свободная личная мобильность или  мобильность поколений.

Все 3 категории «классов» делились в веберовской теории на две группы: позитивно и негативно привилегированные классы.

По мнению Э. Н. Ожиганова, критерии М. Вебера запутывают  реальную картину классовых структур определенных исторических типов общества,  поскольку они строятся  на основе выделения  вторичных общественных отношений (владения, мобильности и т.д.) и не соприкасаются  с действительной основой  классовой дифференциации  общества, т.е. с производственными отношениями [6, С. 84].

Статус – второй фактор распределения власти. В данном случае имеют место притязания на так называемый «социальный престиж». Статусные группы, по утверждению М. Вебера, могут  формироваться в результате особого стиля жизни, наличия принципа «наследственной харизмы», экспроприации как политической, так и духовной власти.

 «Статус» мог зависеть от «классовой позиции, но чаще всего не только выступал в качестве независимого измерения социальной дифференциации, но и сам мог определять «классовую позицию».

Таким образом, опираясь  на категории «класса» и «статуса», М. Вебер выделял  4 «социальных класса» в структуре  капиталистического общества:

1)        Рабочий класс;

2)        Мелкая буржуазия;

3)        Интеллигенция;

4)        Классы, привилегированные посредством  собственности и образования.

М. Вебер утверждал: «Современное капиталистическое общество уничтожает  поляризацию классов путем расширения вертикальной и  горизонтальной мобильности, а также вызывает  дифференциацию внутри отдельных классов»[1, С. 67]. То есть «статус» становился более важным элементом социальной структуры, чем «класс» в смысле детерминации социальных действий и формирования группового сознания.

Третьим фактором распределения власти в теории Вебера выступает «партия», которая отличается от  первых двух своими организационными и  целевыми аспектами. Структура и действия «партий» зависят от типа дифференциации общества на «классы» и «статусы» и типа господства.

Исходя из критериев определения «партии» в данной теории, виднейшие буржуазные  социологи: М. Дюверже, Д. Сартори, С. Липсет, – рассматривают в качестве основателя социологии  политических партий именно М. Вебера.

Главная цель партии по мнению М. Вебера – влияние на политику и стремление к получению полного контроля над ней. Способы достижения главных целей могут быть как легальными (к примеру, законная борьба за голоса избирателей), так и насильственными.

Согласно его концепции, дифференциация обществ на «классы» и «статусы» воздействует на поведение «партий» через «интересы».

При этом партии развиваются в главную политическую силу, осуществляя или  стремясь осуществлять свою власть в соответствии с тем, к какому типу они относятся: мировоззренческим или  прагматическим. Мировоззренческие партии борются  за реализацию идеалов и программ, прагматические нацелены на осуществление  патронажа над государственной службой. Примером первого типа  служит немецкая социал-демократия, второго –  американские буржуазные партии [7, С. 181].

По мнению М. Вебера, исторические условия могут способствовать тому, что различные виды власти – политическая, духовная, экономическая – будут тесно переплетены. Но при этом каждая из них будет представлять самостоятельную цель для социальных действий. Это и означает выдвижение на первый план политический аспект этих социальных действий.

Сфера социального престижа является приоритетной для всех видов власти: «в противоположность классовому делению престиж распределяет людей по группам  - в соответствии с их  «особенным образом жизни» и «основан на субъективно ощущаемой (аффективной или традиционной) взаимопринадлежности»[2, С. 123].  Таким образом, обладание властью  дает престиж ее владельцу, что существенно меняет его положение в социальной иерархии.

Власть имущие представляют получаемые от нее привилегии как «заслуженные». Принцип иерархии при этом объявляется «справедливой судьбой».

Любой вид власти в теории М. Вебера  нуждается в «самооправдании», которое  возникает на  физических, экономических и иных различиях и естественным путем ведет к образованию упомянутых выше «позитивно и негативно привилегированных групп». Аргумент для оправдания власти Вебер называет  язвительно - иронически «легендой», подразумевая здесь обман и лесть. Но «самооправдание» в политике – крайнее средство, так как массе с её «низкой рационализацией мысли» не свойственно задумываться о правомерности  существующего порядка.

Исследователь А. Дибиров  обращает внимание на недостаток четкого  различения следующих основных понятий в теории немецкого социолога: власть вообще, политическая власть и  власть государственная. Он считает, что Вебер, возможно, не осознавал различий этих основных форм власти. Этот недостаток внес в политическую теорию Макса Вебера много «путаницы и неясностей» [4, С. 268].

Действительно, учение М. Вебера о власти вызывает немало разногласий. Однако все  ученые признают, что в конце жизни М. Вебера вопрос о власти в Германии был действительно первостепенным, особенно для немецкой буржуазии, с тревогой наблюдавшей за революцией в России 1917 года. Для них необходимо было понять, как сохранить власть в своих руках.  Именно это дает повод понимать под описываемой М. Вебером властью  именно политическую или же «власть вообще» в большей степени,  чем государственную.

В заключении хотелось бы отметить, что власть в интерпретации М. Вебера означает наличие особой воли внутри того или иного социального образования. Воля дает возможность побуждать людей к действиям даже вопреки сопротивлению. Но при этом нельзя при этом воспринимать власть как некую абсолютную силу, так как она нуждается в самооправдании, в «легенде», которая позволила бы закрепить существующую иерархию и добиться признания власти подчиненными. Иными словами, «легенда» призвана стать основой легитимности власти.

Созданная в период политической неопределенности в Германии, теория власти М. Вебера носила яркую политическую окраску. Это позволяет говорить о ее ценности не только как теоретической конструкции немецкого социолога, ставшей впоследствии опорой для изучения проблем власти и властных отношений, но также как и о попытке разрешения существовавших противоречий в политике на практике.

 

Библиографический список:

1. Вебер М. Избранное. Образ общества: пер. с нем. – М.: Юрист, 1994. – 702 с. 2. Вебер М. Избранные произведения: пер. с нем. – М.: Прогресс, 1990. – 808 с. 3. Вебер М. Политические работы, 1895 – 1919. – М.: Праксис, 2003. – 422 с. 4. Дибиров А. Устарела ли концепция легитимности М. Вебера?// Социально - гуманитарные знания. – 2002. - №3. - С. 258 – 268. 5. Льюис Дж. Марксистская критика социологических концепций Макса Вебера. – М.: Прогресс, 1981. – 200 с. 6. Ожиганов Э. Н. Политическая теория Макса Вебера: Критический анализ. – Рига: Зинате, 1986. – 158 с. 7. Хаванов Е. И. Современность как вечное свойство научной классики: Макс Вебер // Полис. - 1995. - №4. - С. 176 – 183. 8. Шпакова Р. П. Легитимность и демократия (Уроки Вебера)// Полис. – 1994. - №2. - С. 169 – 174.




Рецензии:

3.02.2014, 11:47 Кузнецова Ольга Владимировна
Рецензия: В статье затрагиваются достаточно интересные вопросы. Статья может быть рекомендована к публикации.

03.02.2014 16:16 Ответ на рецензию автора Маренич Любовь Александровна:
Спасибо за рецензию!

16.02.2014, 22:43 Шаргородская Наталья Леонидовна
Рецензия: Статья может быть рекомендована к печати. Однако, необходимо внести изменения в список литературы, а именно, разместить авторов работ в алфавитном порядке.
28.02.2014 9:09 Ответ на рецензию автора Маренич Любовь Александровна:
Изменения внесла, спасибо!



Комментарии пользователей:

27.02.2014, 12:24 Белашов Сергей Ильич
Отзыв: Власть есть возможность управлять финансовой политикой, силовой политикой, кадровой политикой. Кадры решают все писал Сталин и он был прав для общества с Азиатстким деспотичным самодержавным Способом производства, доминирующим в России до тех пор, пока в ней не победит машинный способ производства.


Оставить комментарий


 
 

Вверх