Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №8 (апрель) 2014
Разделы: Политология
Размещена 04.02.2014. Последняя правка: 21.02.2014.

Концепция легитимности М. Вебера: содержание и критика

Маренич Любовь Александровна

Кемеровский государственный университет

студент 5 курса

Научный руководитель: Барсуков Александр Михайлович, кандидат политических наук, старший преподаватель, факультет политических наук и социологии, кафедра политических наук Кемеровского государственного университета.


Аннотация:
В данной статье рассматривается концепция легитимности Макса Вебера и ее значение для современной науки. Приводятся критические замечания некоторых исследователей политической легитимности.


Abstract:
This article discusses the concept of legitimacy of Max Weber and its relevance to modern science. There are some researchers criticized the political legitimacy.


Ключевые слова:
Макс Вебер, политическая легитимность, властные отношения.

Keywords:
Max Veber, political legitimacy, authority relations.


УДК 321.01.

Труды немецкого исследователя Макса Вебера, в частности, его политические работы, входят в золотой фонд политической мысли и не теряют своей актуальности. К примеру, 70 – е гг. двадцатого столетия часто называют периодом «веберовского ренессанса»: новые на тот момент общественные тенденции заставили ученых обращаться к трудам знаменитого социолога. Это приводило к активным дискуссиям вокруг его политических идей. Росло число авторов, публиковавших свои работы о М. Вебере. Сегодня, как и много лет назад, повышенный интерес к теориям великого немецкого классика обусловлен прежде всего ценностью его фундаментальных идей, а также тем, что он работал в междисциплинарной сфере – на стыке истории, социологии, политологии, религиоведения, права и философии.

М. Вебер полагал, что право является важным элементом общественного порядка, однако оно обеспечивает только внешнюю защиту социальной системы. Но в более широком плане приоритет приобретают сугубо личные интересы[1, С. 202]. Так Макс Вебер подходит к трактовке понятия легитимности власти. Легитимность есть ни что иное, как признание власти подчиненными, их добровольное согласие на это[1, С. 204]. Легитимность, в отличие от юридических норм, обладает гибкостью и нестабильностью.

Данная Вебером трактовка легитимности по своей сути предполагает выдвижение масс на ведущую роль в политических процессах. Это объясняется возможностью масс предпринимать активные действия, провозглашать свои требования политикам и партиям. Но сам М. Вебер в своем определении легитимности пытался отразить свои личные взгляды на роль массы, а именно, на ее неприятие. Поэтому легитимность в его трактовке делает упор в большей степени на одностороннее движение от лидера к массе, нежели наоборот. «Такие понятия, как «воля народа», «подлинная воля народа», уже давно для меня  не существуют,  – писал Вебер в письме к  Р. Михельсу. – Они -  фикция»[5, С. 170].  Принципы такого движения М. Вебер распространяет на все эпохи и все формы политической  власти.

Р. П. Шпакова в своей статье отмечает, что веберовская категория легитимности сравнима с религией в том, что предполагает безусловное подчинение массы[5, С. 169]. Иного отношения к власти масса не знает. Действительно, для людей зачастую оказываются более значимыми идеи, «освященные» обладателями власти. На наш взгляд, подобная проблема характерна для России и достаточно ярким ее проявлением может считаться период нахождения И. Сталина у власти. Формирование культа личности И. Сталина происходило на общем фоне низкой грамотности, неразвитости политической культуры граждан и сакрализации массового сознания.

Легитимность, представленная М. Вебером, содержит идею, проходящую красной  нитью через всю концепцию, – непреложность подчинения. Р. П.  Шпакова объясняет эту идею особенностями общей ситуации,  полной болезненных прогнозов в годы жизни немецкого социолога. Тема неподчинения, неприятия «легенды» (аргумента «самооправдания» власти) фактически отсутствует. Социальные группы и классы из числа  «негативно привилегированных», претендующих на коренные преобразования, М. Вебер называет «иллегитимными» и исключает  из своего анализа.

В общей концепции легитимности Вебер также выделяет особую  легитимность «почитаемого сословия».

По мнению М. Вебера, современная ему сложная система управления приводит к отделению некоторых социальных групп, которые становятся «замкнутой кастой»[2, С. 39]. Если данная социальная группа имеет отношение к экономической сфере, то она превращается в почитаемое сословие, обладающее престижем власти. Почитаемое сословие характеризуется собственным образом жизни, этикой, символикой и мифологией, а его участники становятся чиновниками «закрытого типа». Легитимность почитаемого сословия опирается на веру в создаваемые им мифы. Укреплению власти и соответственно легитимности этого «сословия» способствует также его представление своей деятельности как «блага для общества», «долга чести», а своих привилегий как заслуженных.

Стоит отметить, что трактовка легитимности М. Вебера вошла в новейшие  учебники в том варианте, в каком и дал её первоначально немецкий социолог.

По мнению французского ученого М. Догана, концепция легитимности, представленная М. Вебером, является важным аспектом его теории и заслуживает эмпирической проверки[4, С. 147]. Он провел исследования, опираясь на веберовскую  концепцию легитимности, и выделил четыре группы государств в зависимости от степени признания власти в них.

 Первая группа включала демократические страны, в которых власть признается подавляющим большинством населения. Во вторую группу М. Доган отнес авторитарные и близкие к ним режимы, где существует реальная проблема соблюдения прав и свобод человека. Тоталитарные и диктаторские режимы составили третью категорию. В них подавляющее число граждан имеет крайне негативное отношение к власти в стране, но в силу определенных причин люди не имеют возможность выражать свою позицию. Таким образом, эти страны несут в себе заряд «скрытой нелегитимности». Отсутствие открытого возмущения, по мнению М. Догана, вовсе не означает приверженности режиму, так как открытое возмущение возможно лишь в определенных исторических условиях. Наконец, в последнюю категорию вошли страны, где само обсуждение легитимности политического режима лишено смысла: во многих беднейших государствах Африки и Азии сознание граждан абсолютно не готово к осознанию степени легитимности режимов. Зачастую, жители таких стран во всех проблемах привыкли ссылаться на стихию или промысел богов. Следовательно, понятию «легитимность» не соответствуют многие страны «Третьего мира».

Опираясь на полученные результаты, М. Доган определяет веберовскую концепцию легитимности как «устаревшую». По его мнению, современные политические режимы с трудом вписываются в определение легитимности Вебера.

Совершенно иную  точку зрения представляет А. Дибиров. Он считает, что в целом концепция легитимности Макса Вебера применима и в настоящее время. Но ее недостатком является нечеткое разграничение видов власти. Поэтому, по мнению А. Дибирова, веберовская концепция нуждается  лишь в тщательном разделении в текстах, где о какой форме (политической, государственной, или «власти вообще») власти идет речь. Но этот  недостаток свойственен и многим современным ученым[3, С. 268].

Исследователь Э. Ожиганов пишет: «Концепция легитимности Макса Вебера занимает парадоксальную позицию в современной политической философии»[5, С. 71]. Противоречивые мнения о применимости  данной концепции, по его словам, вызваны расхождениями между основными  школами буржуазной  политологии: одна из них, следуя традиции Вебера, пытается объяснить феномен «легитимности» как особый  психологический механизм господства и подчинения, другая конструирует  свои понятия на базе функционалистской теории политической системы.

Тем не менее, несмотря на серьезные расхождения во взглядах на веберовскую категорию «легитимности», очевидно, что она, обозначая два главных момента:  признание власти правителей и обязанность и согласие  управляемых ей  подчиняться, – никогда не потеряет своей актуальности, так как  власть является центральным понятием политической науки. Следовательно, признание или непризнание власти – один из ключевых вопросов в политологии. 

Библиографический список:

1. Вебер М. Избранное. Образ общества: пер. с нем. – М.: Юрист, 1994. – 702 с. 2. Вебер М. Избранные произведения: пер. с нем. – М.: Прогресс, 1990. – 808 с. 3. Дибиров, А. Устарела ли концепция легитимности М. Вебера?// Социально-гуманитарные знания. - 2002. - №3. - С. 258 – 268. 4. Доган М. Легитимность режимов и кризис доверия//Социс. – 1994. - №6. - С. 147 – 155. 5. Ожиганов, Э.Н. Политическая теория Макса Вебера: Критический анализ. – Рига: Зинате, 1986. – 158 с. 6. Шпакова, Р.П. Легитимность и демократия (Уроки Вебера)// Полис. - 1994. - №2.- С. 169 – 174.




Рецензии:

16.02.2014, 22:41 Шаргородская Наталья Леонидовна
Рецензия: Статья может быть рекомендована к печати. Однако, необходимо внести изменения в список литературы, а именно, разместить авторов работ в алфавитном порядке.

21.02.2014 16:16 Ответ на рецензию автора Маренич Любовь Александровна:
Спасибо за рецензию. Изменения в список литературы внесла.

2.05.2014, 15:02 Крылов Дмитрий Анатольевич
Рецензия: Сразу обращу внимание автора на предпоследний абзац, где он пишет о буржуазной политологии. Если это принципиальная позиция, то она требует пояснения а не банального копирования слов из устаревших текстов. Политические науки вообще не оригинальный для нашей страны продукт интеллектуальной мысли. Вместе с тем поставленные автором вопросы о легитимности имеют научный интерес и статья, считаю, может быть опубликована.

2.05.2014, 19:48 Поляков Евгений Михайлович
Рецензия: Статья посвящена актуальной тематике - критическому изучению творческого наследия Макса Вебера. Категория "легитимность" - одна из наиболее востребованных, но и оспариваемых в современной науке. Предлагаю автору в своих дальнейших работах рассмотреть процессы легитимации/делегитимации власти на конкретных и актуальных кейсах, скажем, на примере нынешней Украины. Рекомендую статью к печати в ближайшем номере.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх