Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №6 (февраль) 2014
Разделы: Политология, Философия
Размещена 23.02.2014. Последняя правка: 28.02.2014.

Развитие концепций политической философии под влиянием исторического контекста на примере трудов Николо Макиавелли, Томаса Гоббса и Джона Локка

Сорбалэ Алексей Борисович

нет

Национальный Исследовательский Университет "Высшая Школа Экономики" - Санкт-Петербург

студент третьего курса Департамента прикладной политологии

Костюшев Владимир Владимирович, кандидат философских наук, профессор НИУ-Высшая Школа Экономики - Санкт-Петербург


Аннотация:
В этой работе мы попытаемся составить единую цепочку основополагающих концептов трёх политических философов – Никколо Макиавелли, Томаса Гоббса и Джона Локка. Данные концепты развивались под влиянием текущих исторических реалий и легли в основу политических теорий этих авторов.


Abstract:
In this paper we attempt to create a single chain of fundamental concepts of three political philosophers - Niccolo Machiavelli, Thomas Hobbes and John Locke. These concepts have evolved under the influence of current historical realities and formed the basis of the political theories of these authors.


Ключевые слова:
Никколо Макиавелли, Томас Гоббс, Джон Локк, концепции политических идей, исторический контекст

Keywords:
Niccolo Machiavelli, Thomas Hobbes, John Locke, the concepts of political ideas, historical context


УДК 32:1

       Развитие философской мысли определяется текущими историческими реалиями, которые и обозначают основные концепты политических учений отдельных авторов. В этой работе мы попытаемся составить единую цепочку основополагающих концептов трёх политических философов – Николо Макиавелли, Томаса Гоббса и Джона Локка. При помощи обращения к истории мы постараемся показать какие события в общественно-политической жизни Италии и Англии послужили базисом для отдельных пунктов философских учений вышеперечисленных мыслителей. Также проведём анализ того, какие ранние идеи о понятии государства, об его устройстве, правах граждан и роли суверена (князя, властителя) оказали влияние на более поздних авторов (разумеется, за более раннего автора берётся Макиавелли).
        Макиавелли, Гоббс и Локк внесли существенный вклад в развитие политической философии. При этом, если Макиавелли оценивает государство не с точки зрения интитутов, а скорее с точки зрения харизматичного лидера, стоящего во главе этого образования, то Гоббс довлеет к централизованному абсолютистскому государству, строящемуся на механизме государственного принуждения и абсолютной власти исполнительного органа. Локк, в свою очередь, говорит о правовом источнике власти. Именно поэтому интересно рассматривать идеи авторов, которые во-первых, заложили основу для дальнейшей рефлексии об идеальном устройстве и управлении государством, а во-вторых, имеют диаметрально противоположные взгляды на роль государственной машины в жизни общества.

Перейдём к анализу государственного устройства по Макиавелли на основании его труда «Князь». Прежде всего, следует описать исторический контекст, который, несомненно, повлиял на итоговый вариант той политико-философской модели, которая представлена в «Князе». Италия времён Макиавелли – это разделённая на множество феодальных княжеств, королевств и областей страна, которая подвергается перманентному влиянию и военному давлению со стороны более сильных соседей  - Франции, Испании, Османской империи и, немного позже, Австрии. Ситуация постоянной угрозы военной интервенции со стороны могущественных европейских игроков осложняется тем, что между самими феодальными частями идёт постоянная междоусобная война, целью которой является обладание наибольшей территорией, властью и торговым преимуществом. При этом, военные силы в лице Франции, Испании, Османская империя и Австрийская империи также борются за расширение своей сферы влияния в этом регионе, поскольку Италия «осени» Средневековья [5, c. 1] - это культурный центр Европы, центр западноевропейского христианства (находящийся в Риме), и, что немаловажно, один из наиважнейших центров торговли. Каждая из держав старается добиться максимальной выгоды из положения разрозненности итальянских провинций, именно этим объясняется большое количество итальянских войн, часть из которых велась при открытом вмешательстве более сильных государств – Франции, Испании и Англии, остальные же проходили между отдельными итальянскими княжествами. Неудивительно, что в условиях политического хаоса и раздробленности политического поля, фактически потери Италией своего политического, экономического и даже культурного единства, центральной фигурой философии Макиавелли становится «князь» - лидер, способный объединить под своим руководством автономно существующие области, прогнать врага с территории страны и восстановить былое величие Рима. При этом для обоснования своей власти, этот государь должен обладать воистину экстраординарными способностями для управления сложной государственной структурой: он должен быть прекрасным военачальником, искусным дипломатом и мудрым главой государства, способным применять различные механизмы воздействия на широкие общественные массы, варьирующиеся от жёстких методов подавления восстания до мягких методов социальной политики. Рассмотрим основные концепты Макиавелли. На наш взгляд основополагающими являются три принципа:

Первый принцип. Властитель, который хочет удержать свою власть, избегая внутренних распрей и внешней угрозы должен уподобиться двум животным: лисе и льву [4, c. 52]  Основная мысль этого концепта заключается в том, что государь в определённых обстоятельствах должен действовать силой и исполнять заключённый с союзником договор, при условии, что это не обернётся государству во вред. Если же противник слишком силён, либо если заключённый договор невыгоден, нужно действовать хитростью, то есть стать лисицей. Только нахождение баланса между этими двумя моделями поведения позволят правителю вести эффективную внешнюю и внутреннюю политику, поскольку «лев боится капканов, а лиса – волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков» [4, c. 52].

Второй принцип. Обратимся к военному делу. По Макиавелли «государь не должен иметь ни других помыслов, и других забот, ни другого дела, кроме войны, военных установлений и военной науки, ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого» [4, c. 44]. Постоянные размышления о войне, обороне и атаке, а также военные упражнения – вот чем должен заниматься настоящий правитель, заботящийся о благе своего государства и народа. Эти правила должны привести к тому, что в трудные времена, «если судьба захочет сокрушить государя, он сумеет выдержать под её напором» [4, c. 45].

Третий принцип. Достижение баланса между чрезмерной жестокостью и чрезмерным милосердием. Как пишет Макиавелли: «Новый государь не должен быть легковерен, мнителен и скор на расправу, во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив, так чтобы излишняя доверчивость не обернулась неосторожностью, а излишняя недоверчивость не озлобила подданных» [4, c. 49]. Иными словами, слишком жестокая политика по отношению к завоёванному населению (или же собственном гражданам) может привести к бунтам и проявлению ненависти, что создаёт реальную угрозу власти государя, в то время как излишнее милосердие приведёт к презрению со стороны народа и его изнеженности, поскольку люди дурны по своей природе и не ценят усилий и милости государя. И всё же, лучше, чтобы власть держалась на страхе, чем на любви, поскольку страх контролируется государем и формируется по его усмотрению, в то время, как любовь формируется в народе [4, c. 51], то есть является чувством неконтролируемым, а значит ненадёжным.

Как мы видим, «Князь» посвящён раскрытию идеальной модели политического поведения государя по отношению к своим подданным и своим политическим противникам, то есть, фактически этот труд может рассматриваться нами как рецепт удержания и усиления власти. Несомненно, может возникнуть вопрос: Какова роль подданных (или граждан) в самой структуре государства, являются ли они полноправными акторами на политической арене? Об этом Макиавелли практически не пишет, поскольку концентрируется на методах, доступных  суверену для удержания власти, что и понятно  -  в условиях разделённой и разрушаемой постоянными войнами страны самой очевидной ценностью становится стабильность и сильная рука князя.

 

Спустя сто лет английский философ-материалист Томас Гоббс в работе «Левиафан» выдвигает новую теорию возникновения и функционирования государства, которая, тем не менее, имеет прямые пересечения с теорией Макиавелли. Но прежде обратимся к историческим реалиям Англии времён Гоббса. Именно в этот период происходит развитие точных и естественных наук: механики, геометрии, наук о природе, которые формируют мировоззрение Гоббса. В 1640 году в Англии начинается буржуазная революция, наступает эпоха колониализма и англичане распространяют своё влияние на Северную Америку и Индию. В результате буржуазной революции происходят разительные перемены в самом устройстве и структуре общества: отмирает средневековая трёхчастная модель «молящиеся – воюющие - работающие» и на сцену выходит новый класс – буржуазия. Тем не менее, этот период характеризуется не только бурным технологическим и экономическим развитием, это ещё и период политического кризиса в Англии. Разногласия между королём Карлом I и парламентом по поводу доступных королю полномочий вылились в гражданскую войну, в результате в 1649 году Карл был казнён, и была провозглашена независимая Английская республика, во главе которой де-юре стоял Парламент, но де-факто Оливер Кромвель [6, c. 29].

События в политической жизни страны оказали сильное влияние на взгляды Гоббса на устройство государства и в принципе, на его убеждения относительно причин возникновения этого образования. Это можно прекрасно наблюдать  в главе XIX, где он ясно даёт понять свою предрасположенность к павшему режиму Карла I, олицетворявшего традиционную монархическую преемственность: «И я не понимаю, почему столь очевидная истина так мало была принята во внимание в недавнее время, что при монархии человек, обладавший верховной властью, потомок рода, являющегося носителем верховной власти на протяжении 600 лет, человек, которого одного называли сувереном, который каждым из своих подданных титуловался величеством и беспрекословно признавался королем, что этот человек, тем не менее, никогда не признавался его подданными своим представителем» [2, c. 271]. По Гоббсу главной целью существования государства является обеспечение безопасности жизнедеятельности людей: «Конечной причиной, целью или намерением людей (которые от природы любят свободу и господство над другими) при наложении на себя уз (которыми они связаны, как мы видим, живя в государстве) является забота о самосохранении и при этом о более благоприятной жизни» [2, c. 239]. Разумеется, под безопасностью понимается защита от иностранного вторжения, а также от несправедливости, которую люди могут творить по отношению друг к другу. Всего у Гоббса можно выделить три основополагающих принципа:

Первый принцип. Государство возникает в результате договора между людьми, при этом сам суверен, который впоследствии встаёт над всем обществом в этом договоре не участвует – ему просто передаётся часть прав всех людей по итогам заключения этого договора. «Мы говорим, что государство установлено, когда множество людей договаривается и заключает соглашение каждый с каждым о том, что в целях водворения мира среди них и защиты от других каждый из них будет признавать как свои собственные все действия и суждения того человека или собрания людей, которому большинство дает право представлять лицо всех (т. е. быть их представителем) независимо от того, голосовал ли он за или против них» [2, c. 249]. Важным является то, что необходимость в этом договоре возникает не спонтанно: причина заключается в том, что до заключения договора люди живут в «естественном состоянии» (иной вариант – «война всех против всех»). Фактически это состояние означает хаос: по причине естественного равенства людей по факту рождения, а также при наличии общей цели, люди начинают конкурировать между собой (вследствие природного эгоизма) и  уничтожать друг друга. Объединяющим фактором в этом случае может выступать только государство в лице суверена, который будет выступать в качестве непререкаемого судьи, который не только разрешает споры между людьми, но и определяет устройство всего общественного механизма для достижения одной общей цели – самосохранения.

Второй принцип. По Гоббсу различных форм государства может быть всего три: монархия (когда в качестве суверена, представляющего государство, выступает один человек), аристократия (государство представляет собрание или ограниченное число лиц) и демократия (собрание всех, кто хочет участвовать) [2, c. 268].  Интересно, что лучшей формой государства с механической точки зрения выступает монархия. Это объясняется просто: в любом случае, суверен, находящийся у власти, является носителем не только общественных, но и своих собственных интересов. С этой точки зрения монарх склонен заботиться о благе народа, ибо «богатство, могущество и слава монархов обусловлены богатством, силой и репутацией его подданных» [2, c. 272]. Суверен же в лице собрания или демократии более подвержен удовлетворению своих собственных интересов, что впоследствии вытекает в гражданскую войну и междоусобицы. Важен и момент принятия политических решений: как пишет Гоббс «решения, принятые монархом, подвержены непостоянству лишь в той мере, в какой это присуще человеческой природе, решения же собрания могут подвергаться изменениям еще и благодаря многочисленности состава собрания» [2, c. 273].  Это в свою очередь может привести к разногласиям среди членов собрания, и вместо принятия решения происходит раскол и, опять же, существует угроза раскола не только в совете, но и во всём обществе, что возвращает его в «естественное состояние».

Третий принцип. Этот принцип касается взаимоотношений между сувереном и гражданами и был выбран нами не случайно. Во-первых, он затрагивает тему, которую обошёл в своём труде Макиавелли, а во-вторых, является достаточно неоднозначным. С одной стороны, граждане не могут свергнуть своего суверена, так как это а) нелогично, поскольку они сами передали ему права, составив договор, в котором он не участвовал и б) попытка свержения суверена – это ущемление прав большинства, которое составляла договор. То есть, подданные не имеют права без согласия суверена свергать существующий строй и переходить в состояние хаоса [2, c. 480].  С другой стороны, очень важно отметить понимание Гоббсом свободы подданных. Подданные свободны делать то, что не указывается в договоре с властью, то есть, что суверен обходит своим вниманием: «во всякого рода действиях, о которых правила умалчивают, люди имеют свободу делать то, что их собственный разум подсказывает как наиболее выгодное для них» [2, c. 309].  Важно, что подданные свободны защищать свою жизнь даже в тех случаях, когда на неё посягают на законном основании, а также, что они не обязаны убивать себя или своих родственников или друзей по приказу суверена [2, c. 310]. Из этого следует, что у подданного есть формальная личная свобода выступать против режима, но на законных основаниях этот подданный будет сувереном наказан. Самым важным является тот факт, что до тех пор, пока суверен в состоянии выполнять свою основную функцию, а именно сохранять безопасность всего общества и каждого отдельного подданного в частности, он может наказывать жителей своего государства по своему желанию, в ином случае, люди вновь возвращаются в состояние «войны всех против всех».

Как мы видим, основа государства-Левиафана – это абсолютная власть суверена над подданными, способность концентрировать в своих руках исполнительную, законодательную и судебную власть, а также контролировать все сферы жизни общества на правовом основании – на основании договора, заключенного между всеми членами общества. Несмотря на концептуальное отличие от «Князя» Макиавелли, мы, тем не менее, можем провести некие параллели. Во-первых, как и князь Макиавелли, суверен Гоббса – это человек (или группа людей), обладающий неоспоримым авторитетом вследствие его способности управлять всем обществом при помощи различных инструментов и главное – обеспечивать его безопасность. По Макиавелли князь становится во главе государства вследствие своих личных лидерских качеств воина и дипломата, суверен Гоббса же выбирается обществом как олицетворение государства, что также можно интерпретировать как признание людьми его организаторских качеств. Во-вторых, князь Макиавелли при помощи моделей льва и лисы укрепляет свою власть, уничтожая одних, обманывая других и поощряя третьих, аналогично и суверен Гоббса с одной стороны поощряет при помощи наград тех, кто хорошо служил государству и обучает подданных уважению к существующей форме правления при помощи университетов, а с другой стороны нещадно борется с теми, кто выступает против него и судит их, основываясь на собственном законе.

Таблица 1. Сравнение политических концептов Николо Макиавелли, Томаса Гоббса и Джона Локка

Автор

Исторический контекст

Власть главы государства

Политика главы государства по отношению к подданным

Права подданных

Формы государств

Николо Макиавелли

Разделённая на феодальные разрозненные части Италия. Отсутствие единой политической и экономической базы. Постоянная угроза интервенции со стороны Франции, Испании, Османской империи и Австрийской империи.

Государь обладает властью над всеми сферами жизни государства: является и военным лидером, и дипломатом, и представителем во внешних сношениях.

Государь действует так, чтобы не вызвать ярости и презрения подданных, то есть находит баланс между чрезмерной жестокостью и чрезмерной милостью.

Формально могут выступать против князя – захватчика и против угнетающего их князя, хотя и не будут делать этого в случае грамотной политики властителя.

Монархия и республика

Томас Гоббс

Гражданская война в Англии, казнь короля Карла I и установление республики Оливера Кромвеля, буржуазная революция, развитие колониализма.

Суверен концентрирует в своих руках все ветви власти и правит по своему личному усмотрению.

Суверен может влиять на все сферы жизни общества, действовать по своему усмотрению (в том числе, по отношению к жизни подданных). Основная цель суверена – обеспечить безопасность жизнедеятельности общества.

Имеют личное право на восстание против суверена (в том числе, в составе группы), но будут наказаны за противоправное и нелогичное деяние.

Монархия, аристократия и демократия

Лучший с механической точки зрения вариант - монархия

Джон Локк

Славная революция в Англии: свергнут король Яков II, и на престол восходит голландский правитель Вильгельм Оранский, развитие меркантилизма и продолжение буржуазной революции.

Правитель действует строго согласно установленным законам и осуществляет только вверенные ему обществом полномочия. Ветви власти разделены и не зависят друг от друга.

Правитель действует по отношению к подданным так, чтобы не нарушить их безопасности (право на жизнь и право частной собственности). Он должен защищать их от внутренних и внешних посягательств.

В случае превышения правителем данных ему полномочий или посягательства на их жизнь или частную собственность, люди имеют право сражаться против правителя всеми доступными способами.

Демократия, монархия (если в руки наследников – наследственная монархия), выборная монархия, абсолютная монархия.

Лучший вариант – конституционная монархия
Худший с правовой позиции вариант – абсолютная монархия


      В 1689 году выходят «Два трактата о правлении» Джона Локка, которые открывают новое понимание понятия государства и определяют основополагающие для Нового времени принципы государственного управления и отношений «власть-общество». Этот труд был написан в период очередного политического кризиса в Англии: в ходе Славной революции в 1688 году был свергнут английский король Яков II, и на престол восходит голландский правитель Вильгельм Оранский, который в английской историографии получил имя Вильгельма III[1, c. 341]. Несмотря на то, что в предисловии к «Двум трактатам» Локк заявляет, что цель его работы – оправдать приход нового правителя во власть, истинная причина должна быть другой, поскольку этот труд был написан ещё задолго до революционных событий – в 1679-1680, когда в Англии только назревал политический кризис, связанный с Законом об Отводе, отнимавшим право восхождения на престол у католика Якова II(тогда ещё Джеймса Йоркского). Основываясь на том, что большую роль в «Двух трактатах о правлении» играют принципы частной собственности, торговли и труда, можно предположить, что базисом для этой работы стало развитие меркантилизма, расширение британских колоний, а также продолжение буржуазной революции. Важное положение Локка о веротерпимости подкрепляется реальным событием – в 1689 уже при Вильгельме Парламент Англии принял «Акт о веротерпимости» [7, p. 74-76].

Джон Локк, как и Томас Гоббс является сторонником теории общественного договора, который, тем не менее, заключается несколько иначе и имеет отличную от Гоббсовского договора структуру и идею. Как и у двух предыдущих авторов, следует выделить три наиболее важных принципа государства по Локку.

Первый принцип. Между членами общества заключается договор, причём договор этот заключается на основании правил, принятых большинством: «Единственный путь, посредством которого кто-либо отказывается от своей естественной свободы и надевает на себя узы гражданского общества, – это соглашение с другими людьми об объединении в сообщество для того, чтобы удобно, благополучно и мирно совместно жить, спокойно пользуясь своей собственностью и находясь в большей безопасности, чем кто-либо, не являющийся членом общества» [3, c. 317].  Важнейшей целью этого договора ставится сохранение не только всеобщей безопасности, но и охрана от посягательств собственности каждого подданного. До заключения договора существует так называемый «золотой век», когда правили лучшие правители, равно как и жили менее порочные подданные, «и тогда, с одной стороны, не было превышения власти для угнетения народа и, как следствие, не было, с другой стороны, какого-либо спора о привилегиях для уменьшения или ограничения власти должностных лиц» [3, c. 327].   Но с течением времени жадность и алчность развратили людей, поэтому и потребовался общественный договор. Договор этот заключается для того, чтобы выйти из «естественного состояния», при котором каждый свободен, действовать так, как ему нравится, и чтобы не допустить перехода этого состояния в «stateofwar» (состояние войны), при котором на собственность одного лица посягает другое лицо и никакой защиты частной собственности, основанной на правовой базе, не существует.

Второй принцип. По Локку существует пять форм государства, которые устанавливаются в зависимости от того, кому принадлежит законодательная власть и как эта власть распределяется и осуществляется по отношению к обществу. Если общество употребляет всю данную ему власть для создания законов и для их осуществления назначенными должностными лицами, то это совершенная демократия; если законодательная власть передаётся в руки нескольких преемников или назначаемых лиц, то это олигархия; если в руки одного лица – монархия (если в руки наследников – наследственная монархия); если же власть передана суверену пожизненно, а после его смерти большинство имеет право назначить преемника, то это выборная монархия [3, c. 338].  Локк выступает против абсолютной власти, поскольку она не совместима с гражданским управлением. Абсолютная власть не может справиться с проблемами естественного состояния, на что нацелено гражданское общество, а это ведёт к тому, что у граждан просто нет честной и непредвзятой инстанции, в которую они могли бы обратиться для разрешения своего спора, они не могут возместить нанесённый им ущерб, так что, обладающий всей полнотой исполнительной, законодательной и судебной власти суверен находится в естественном состоянии по отношению к своим подданным [3, c. 312].  

Третий принцип. Последний из трёх принципов наиболее важен, поскольку затрагивает вопрос о праве граждан на восстание. В отличие от двух предыдущих авторов, Локк прямо даёт понять, что в случае, если человек или группа людей, находящихся у власти, превышает свои полномочия, нарушает принцип верховенства законодательной власти над исполнительной и начинает угнетать народ, люди могут выступить против этого режима: «хотя народ не может быть судьей, обладающим по конституции этого общества высшей властью для определения и вынесения действенного приговора в этом случае, все же он сохраняет по закону, предшествующему и превосходящему все положительные законы людей, то окончательное определение, которым обладает все человечество в тех случаях, когда не к кому обратиться на земле, viz. правом судить о том, имеется ли у него достаточный повод воззвать к небесам» [3, c. 361]. Автор, оправдывая свою позицию, говорит о том, что не настаивает на праве на постоянные антиправительственные выступления и бунты, но обращается лишь к случаям, когда терпеть угнетение становится невыносимо, когда создаётся угроза самому существованию человека: «бог и природа никогда не разрешали человеку забываться в такой степени, чтобы пренебрегать самосохранением, и поскольку он не может сам лишить себя жизни, то он не может дать такое право и другому» [3, c. 361].  

Итак, можно сделать вывод о том, что «Два трактата о правлении» Джона Локка открывают новое понимание того, каким образом должно функционировать государство. В государстве Локка прослеживаются черты современной демократии: система разделений властей, система сдержек и противовесов, право собственности, идея правового государства в целом с неподкупным, беспристрастным и честным судом и хорошо работающими законами, участие гражданского общества в принятии политических решений. Тем не менее, нельзя сказать. что эта теория существует в отрыве от идей Томаса Гоббса и Николо Макиавелли. Как и у Гоббса, выход общества из кризиса и хаоса осуществляется благодаря заключению общественного договора и передачи части прав граждан вышестоящей инстанции в лице государства. Анализируя формы правления, Локк, как и Гоббс, останавливается на абсолютной монархии и, хоть и выражает к ней диаметрально противоположное отношение, всё же показывает некую рефлексию на эту тему. Иное же отношение связано, скорее всего, с тем, что Гоббс анализировал эту форму государства с механической (геометрической) точки зрения, в то время как Локк – с правовой. Аналогичная же ситуация видна и на примере анализа обоими философами ветвей власти: один приходит к выводу о том, что совмещение всех ветвей власти в одних руках – это наиболее рационально, а другой – что это разрушительно для государства и общества. поскольку ни один из конфликтов, которые возникают между людьми не будет решён справедливо и непредвзято. Механическое и правовое понимание государства отражается и в отношениях между гражданами и сувереном в государстве Гоббса и Локка: по Гоббсу восстание против суверена противоречит самой логике установления государственной власти, а по Локку восстание – это правомерное действие, проявление общественного неприятия нарушения естественных прав граждан.

Обращаясь к Макиавелли, следует вспомнить о том, что государь может действовать либо силой, либо хитростью для того, чтобы удержать или укрепить свою власть. Локк на это отвечает: «Если кто-либо применяет силу без права – как это делает в обществе каждый, кто поступает беззаконно, – то он ставит себя в состояние войны с теми, против кого он ее так применяет; а в таком состоянии все прежние узы разрываются, все другие права недействительны и каждый имеет право защищать себя и сопротивляться агрессору» [3, c. 396].  Такие же правила действуют и по отношению к тем, кто хитростью пытается укоренить свою власть: «в том случае, когда законодательный орган преступит этот основной принцип общества и в силу честолюбия, страха, безумия или подкупа попытается захватить сам или передать в руки кого-либо другого абсолютную власть над жизнью, свободой и имуществом народа, то из-за этого нарушения доверия он лишается той власти, которую передал в его руки народ для совершенно противоположных целей, и эта власть возвращается народу, который имеет право восстановить свою первоначальную свободу и посредством учреждения нового законодательного органа» [3, c. 387]. Это означает, что по Локку управление государством может обеспечиваться только в рамках закона, все остальные варианты не приемлемы в гражданском обществе, следовательно, в случае если правитель нарушает закон то он не может снискать себе любовь и доверие подданных, как это может сделать князь у Макиавелли при помощи манипулирования общественным мнением или быстрого и некровопролитного захвата территории. Напротив, народ восстаёт против такого правителя и устанавливает новый законодательный орган по своему усмотрению.

Несомненно, каждый из авторов сформировал своё обособленное понимание политического, каждый из них видел устройство государственной машины по разному: от сугубо централизованного и выборочно репрессированного государства до правового и открытого для влияния со стороны граждан демократического механизма. Тем не менее, нельзя делать вывод о том, что более поздние авторы (Гоббс и Локк) формировали свои идеи в отрыве от более ранних политических принципов: переосмысливание и опровержение классических принципов макиавеллизма, а затем и идей Гоббса говорит о том, что развитие политической науки было неразрывно связано с историческим контекстом, с тем, что происходило в Европе на протяжении XV-XVII веков. Новые теории заменяли старые именно по причине того, что классические идеи  показывали свою истинную деструктивную сущность (а иногда и просто архаичность) в условиях постоянно меняющейся политической конъюнктуры, а иногда и приводили к кровавым революциям и войнам. 

 

Библиографический список:

1. Всемирная история в 24 томах. Том 13. — Минск: Литература, 1996 – 560 с.
2. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Мысль, 2001 - 875 с.
3. Локк Дж. Сочинения: В 3 т. – Т. 3. // М.: Мысль, 1988. С. 137–405.
4. Макиавелли Н. Государь // М.: Планета, 1990 - 80 с.
5. Хейзинга Й. Осень Средневековья // Пер. с нидерландского Д. В. Сильвестрова. - 5-е изд. Библиотека истории культуры. 2007 – 680 с.
6. Хилл К. Английская революция // М.: Изд-во «Иностранная лит-ра», 1947 – 129 с.
7. Raithby J. William and Mary, 1688: An Act for Exempting their Majestyes Protestant Subjects dissenting from the Church of England from the Penalties of certaine Lawes. [Chapter XVIII. Rot. Parl. pt. 5. nu. 15.] // Statutes of the Realm: volume 6: 1685-94. P. 74-76.




Рецензии:

24.02.2014, 2:22 Колесникова Галина Ивановна
Рецензия: Работа интересна, обширна и выгодно отличается глубокой аналитикой. Кроме того, в ней соблюдены основные методологические правила. Она может быть рекомендована к публикации после внесения в начале статьи обоснования почему именно воззрения данных авторов выбраны для анализа и на основании какого критерия они объединены.

28.02.2014 15:15 Ответ на рецензию автора Сорбалэ Алексей Борисович:
Галина Ивановна, большое спасибо за рецензию! Я учёл Ваш комментарий и добавил обоснование.

27.02.2014, 18:40 Шаргородская Наталья Леонидовна
Рецензия: Статья заслуживает внимания и может быть рекомендована к публикации. Рекомендация автору: перенести таблицу в середину статьи по тексту!!!!!
28.02.2014 15:15 Ответ на рецензию автора Сорбалэ Алексей Борисович:
Наталья Леонидовна, большое спасибо! Я переместил таблицу в середину работы.

28.02.2014, 10:40 Боровой Евгений Михайлович
Рецензия: Довольно хорошая работа, в которой представлен сравнительный анализ политических взглядов трёх мыслителей. Причём данные политические взгляды рассмотрены в историческом контексте, что очень важно, т.к. иногда взгляды мыслителей рассматриваются в отрыве от той исторической реальности в которой они живут. Статью можно рекомендовать к публикации! Единственное, что согласился бы с мнением Галины Ивановны о том, что необходимо объяснить почему именно эти три автора выбраны в качестве объекта исследования
01.03.2014 20:20 Ответ на рецензию автора Сорбалэ Алексей Борисович:
Большое спасибо, Евгений Михайлович! Я добавил обоснование: идеи этих трёх авторов являются ключевыми в контексте политической власти и её устройства. А также интересно рассмотреть именно Гоббса, Локка и Макиавелли, поскольку их идеи очень сильно друг от друга отличаются, но тем не менее, можно найти взаимосвязи между этими концептами.

9.03.2014, 2:55 Колесникова Галина Ивановна
Рецензия: Замечания рецензента автором учтены. работа может быть рекомендована к публикации



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх