Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Политология, Философия
Размещена 01.03.2014.

Политический механизм демократии и автократии через призму этики

Сорбалэ Алексей Борисович

нет

Национальный Исследовательский Университет "Высшая Школа Экономики" - Санкт-Петербург

студент третьего курса Департамента прикладной политологии

Сохань Ирина Владимировна, доцент кафедры прикладной политологии НИУ Высшая Школа Экономики - Санкт-Петербург


Аннотация:
В этой статье мы определяем роль политической этики в процессе принятия политических решений и взаимоотношениях между обществом и властью в демократических и авторитарных государствах.


Abstract:
In this paper we define the role of political ethics in the decision making process and the relationship between society and the government in democratic and authoritarian states.


Ключевые слова:
демократия, авторитаризм, этика, моральная политика

Keywords:
democracy, authoritarianism, ethics, moral politics


УДК 32:1

Политическая этика является одним из наиболее важных концептов, лежащих в основе понимания государственного устройства и взаимоотношений между государственным механизмом и общественной структурой. Следование принципам моральной политики даёт нам понимание того, какую роль играет общество в принятии политических решений и того, что лежит в основе действий тех или иных политических акторов. Актуальность политической этики определяется тем, что «политика занимается не морально нейтральными "специальными вопросами", но вопросами взаимоотношений людей, сталкивающимися интересами и их возможным примирением на таких началах, которые можно было бы назвать началами добра либо справедливости»[7, C. 64]. Наиболее интересно рассматривать влияние этого феномена в странах с развитой демократией, где, как мы покажем в нашей работе, этическая составляющая лежит в работе всех составных частей государственной машины.

Прежде всего, необходимо определить само понятие «этика». Под этикой мы понимаем «общественный институт, который выполняет функцию регулирования человеческого поведения с позиций его моральной оценки» [3, C. 54]. Из этого определения можно вывести и понятие политической этики, которое мы понимаем как  прикладной регулятор деятельности лица, обладающего властными полномочиями и соотнесение его действий с общепризнанными и распространёнными в обществе ценностями и правилами поведения. Исключать этический аспект из сферы политики нельзя, поскольку именно он определяет границу между политикой в её истинном смысле и политиканством, политическим интриганством [3, C. 56].  В целом, можно сказать, что сама «легитимность политики как рода деятельности в принципиально большей мере, чем любого другого рода деятельности, держится на моральных аргументах» [1, C. 94].

В представительной демократии, о которой мы ведём разговор, в качестве регуляторов политического поведения выступает само общество. Этот внешний инструмент регулирования позволяет сделать политический процесс прозрачным, а также задаёт определённые рамки в виде моральных принципов и ценностей, принятых в обществе. Не менее важным является внутренний инструмент регулирования - самосознание должностного лица, определяющее человеческое поведение на основании его глубинных убеждений. Этот внутренний регулятор играет существенную роль, поскольку в ситуации несправедливого по отношению к общественным интересам законодательства, он позволяет лидеру, обладающему абсолютной властью действовать в соответствии со своими личными моральными установками, недопускающими угнетения граждан и нарушения их прав и свобод. Иными словами, «не всегда то, что дозволяет политику закон, допустимо с моральной точки зрения, тем более что закон зачастую предоставляет высшим должностным лицам государства очень широкие полномочия и возможность широкого выбора» [4, C. 61].  Тем не менее,  следует отметить тот факт, что часто именно конфликт между внутренними и внешними регуляторами порождает моральный кризис в обществе, который впоследствии выливается в кризис политический.

Обращаясь к публичной политике, важно отметить, что жизнеспособность и легитимность действующей политической системы зависит, прежде всего, от того, насколько политические институты и должностные лица соответствуют принятым в обществе ценностям и идеалам, а также насколько поведение должностных лиц соответствует принятым в обществе нормам морали. Проявление такого взаимодействия властных структур и гражданского общества через призму морали проявляется в принятии Этических кодексов, определяющих поведение и принятие политических решений членами исполнительной и законодательной власти [3, C. 80]. Резкое привлечение внимание к моральным аспектам государственной службы призвано укрепить доверие граждан к демократическим институтам и аппарату чиновников, поскольку именно доверие является основой демократического политического режима [3, C. 81]. При этом, эффективное функционирование политической системы, соответствующей принципам морального правления осуществляется в том случае, когда политические институты естественно позволяют людям преследовать свои интересы, пользоваться правами и содействовать этим всеобщему благосостоянию [4, C. 70].

Ещё одним важным фактором, определяющим устойчивость политического режима и конкретно популярность политика в общественной среде, являются его личные моральные качества. Наиболее важным с моральной точки зрения является чувство и сознание социальной ответственности за свои действия и слова [4, C. 59].  Способность политика отвечать за свои действия и выполнять обещания – это часть принципа подотчётности и подконтрольности властвующих элит обществу, то есть основного принципа демократического правления. Вопрос заключается в том, каким образом выбранный политик использует власть и для чего она, в принципе, ему нужна. Честолюбие характерно для политика, но это честолюбие должно быть строго ограничено гражданскими ориентациями, то есть участием граждан в процессе принятия справедливых для общества политических решений [4, C. 60].  В ином случае власть становится для политика средством удовлетворения собственных  потребностей и самоутверждения, что выливается в абсолютизацию роли власти как актора, способного единолично принимать решения, без гражданского участия, что в свою очередь ведёт к извращению демократических принципов. Именно поэтому на политика, обладающего большими полномочиями, нежели простой гражданин, должно налагаться большее количество ограничений и самоограничений. «Не все практически возможное и достижимое должно быть для политика морально приемлемым» [4, C. 61].

 

Отсутствие моральных ограничителей политических элит ведёт к столкновению личностных убеждений правителя с ценностными ориентациями общества. Это происходит в государствах со слабо развитыми демократическими институтами, либо в странах, где они в принципе отсутствуют, то есть в тех государствах, где не развита система подотчётности правительства обществу и там, где граждане не рассматриваются в качестве реальных участников политического процесса. При этом в таких обществах зарождается культура политического участия. Причина проста: развитие  информационного общества, компьютеризация и демократические революции в большом количестве стран в конце XX века, подвигли граждан авторитарных стран требовать от режима изменения своего положения в политической конъюнктуре. Они «больше не согласны удовлетворяться ролями периодических, а зачастую и фиктивных участников политического процесса» [4, C. 57].  Более того, традиционная патриархальная модель автократий становится архаичной и уже не способна противостоять вызовам современности. Именно демократия может быть лучшим (хоть и не идеальным) гарантом моральной политики, то есть политики, руководствующейся критериями добра и зла, чести и бесчестия, совести и справедливости, то есть той формы власти, которая соотносится с требованиями и устоями общества, которому она должна быть подконтрольна [4, C. 58].  Важным является и подконтрольность правящей группы ещё одному принципу – соблюдению прав человека, которые защищаются не только рамками нормативно-правового регулирования, но и моральной общественной системой [2, C. 139]. В этом случае власть руководствуется не только формально закреплёнными законами, закрепляющими ценностные ориентиры общества, но и степенью приемлемости принимаемых решений для каждого отдельного человека.

Тем не менее, здесь может встать следующий вопрос: «Каковы моральные рамки воздействия властного механизма на гражданина?» В случае если государственные меры ограничения и запрета, то есть направленные на частичное ограничение автономии человека, носят временный характер и не направлены на нарушение базовых прав и свобод гражданина и человека, они не противоречат принципам демократического общества [5, C. 158].  В качестве примера таких действий со стороны государства может рассматриваться «реклама, навязывающая отвращение к употреблению наркотиков и к иным, коррумпирующим личность, видам деятельности; поддержка авторов, изображающих женщин в нестереотипизированном виде; дополнительная оплата рабочих» [5, C. 158].  Формально нарушая автономию граждан, они не наносят вред их индивидуальной свободе и не нарушают общественной морали. Такая политика получила название умеренного политического перфекционизма.

 

Мы описали процесс применения этических принципов в демократическом государстве, но может ли мораль основываться на автократическом правлении, может ли государь-автократ проводить приемлемую и не идущую в разрез с общественными установками политику? На наш взгляд, осуществление автократической модели моральной политики маловероятно по нескольким причинам.

Во-первых, политика государства при авторитаризме определяется лидером, для которого общественное служение и подотчётность гражданам – это миф, порождённый политической демагогией, а власть для них при этом становится гедонистической самоцелью [4, C. 60].   Иными словами, решения конфликта общественных интересов и базовых ценностей с ценностями и убеждениями лица, находящегося у власти быть не может. Из этого следует тезис о том, что для авторитарного общества характерно превалирование интересов властной элиты над интересами граждан, что и определяет моральный раскол между государством и стремящимися к осуществлению своих прав и учёту своего мнения людьми.

Во-вторых, даже если во главе государства стоит лидер, готовый учитывать ценностные ориентации граждан при принятии каких-либо политических решений и, следовательно, сгладить конфликтную ситуацию, возникает иная проблема. Эта проблема заключается в окружении авторитарного лидера, чьи цели могут быть диаметрально противоположны целям правителя. Для них нахождение у власти – это, прежде всего инструмент решения своих личных или групповых проблем, что и определяет внутреннюю и внешнюю политику государства [4, C. 58].   Временщики, карьеристы и посредственности, выступающие в качестве советников главы государства, в качестве приближённых, либо аппарата управления, стремятся упрочить свою власть и улучшить своё экономическое и социальное положение за счёт нахождения на позиции вблизи механизма распределения ресурсов. В условиях фактического отсутствия личной привязанности к лидеру при единовременном отсутствии морального кодекса, определяющего и контролирующего политического поведение, рациональной стратегией элиты станет смещение общественно-ориентированного правителя, чьи убеждения представляют реальную угрозу дальнейшему существованию  налаженного механизма обогащения и удовлетворения амбиций.

В-третьих, центральным звеном авторитарного государства является практически неконтролируемая и малоэффективная бюрократия, которая будучи единым механизмом, представляет интересы своих отдельных составных частей. При отсутствии этической базы, работа бюрократии направлена не на достижение общественного результата и удовлетворение общественных потребностей, но на воплощение в жизнь амбиций и обогащение отдельных чиновников или клиентилистских групп. Система моральных критериев бюрократии лежит вне общественных интересов, поэтому для неё характерны девиантные действия чиновников, такие как коррупция, корыстолюбие, использование своего положения и своеволие [6, C. 50].   

Таким образом, можно сделать вывод о том, что эффективность взаимодействия государственных и общественных институтов в странах с развитой демократией определяется всепроникающим контролем общества за деятельностью власти, что в свою очередь поддерживается личными формами самоконтроля отдельных чиновников. В целом, что многообразные формы контроля делают поступки должностных лиц и даже мотивы их поступков известными для граждан, а саму власть – прозрачной [4, C. 62].    Обратная ситуация наблюдается в авторитарных государствах, где в совокупности ни одна из ступеней политической машины не находится в состоянии подотчётности по отношению к гражданам. Любые инициативы отдельных политических акторов, направленные на противостояние эгоистичным и извращённым моральным критериям элит проваливаются, что ведёт к диссонансу между общественными ценностями и потребностями и амбициями политических игроков.

Вторым важным выводом является то, что политическая этика регулирует как эффективность и благость законов, институтов и правил игры для общества, так и нравственные качества лиц, находящихся у власти [7, C. 69]. Иными словами, она выполняет две функции – социальную и индивидуальную.

Библиографический список:

1. Гусейнов А. А. Мораль и политика: уроки Аристотеля // Ведомости. – 2004. – №. 24. С. 94-128.
2. Колотова Н. В. Права человека как сфера взаимодополнения права и морали // Права человека и политическое реформирование. – 1997. С. 139-150.
3. Оболонский А. В. Политическая этика, власть, право // Вопросы гос. и муниц. управления. – 2007. – Т. 1. – №. 1.С. 79-106.
4. Оболонский А.В. Этика публичной сферы // Общественные науки и современность, № 2, 2008. С. 52 - 67.
5. Прокофьев А. В. Место и характер моральных аргументов в политической практике (идея «моральной нейтральности» публичной сферы и её альтернативы) // Этическая мысль. Вып. – 2003. – Т. 6. С. 140-162.
6. Соловьев А. Этика бюрократии: постсоветский синдром //Общественные науки и современность. – 1995. – №. 4. С. 48 - 57.
7. Сутор Б. Политическая этика // Полис, 1993 - №1. С. 61-71.




Рецензии:

4.03.2014, 21:54 Дедюлина Марина Анатольевна
Рецензия: Работа очень актуальная и интересная.Однако, она пересказывает идеи Оболонского А.В. ( Например: Мораль как детерминанта политического поведения.), но с большим количеством ошибок: Вы отождествляете понятия "политическая этика" и "политическая мораль", а это не одно и тоже, так как они различаются по субъектам, в первом случае - это граждане, а во втором -частные лица. Политическая этика находит отражение в институциональных структурах общества (это не институт); политическая мораль этой способностью опредмечиваться не обладает. Например, Панарин предлагает исследовать политическую этику через призму правил честной игры, а Ю.Хабермас выделяет принципы политической морали. Работа может быть опубликована, если автор осмыслит данную работу самостоятельно, не забывая о том, что политическая этика -раздел социальной этики.

17.03.2014, 23:18 Шаргородская Наталья Леонидовна
Рецензия: Работа может быть рекомендована к публикации.

19.03.2014 16:16 Ответ на рецензию автора Сорбалэ Алексей Борисович:
Большое спасибо, Наталья Леонидовна!



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх