Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №8 (апрель) 2014
Разделы: Политология, Социология
Размещена 29.04.2014. Последняя правка: 29.04.2014.

Социологический взгляд на проблемы современной российской молодежи

Зеленков Михаил Юрьевич

доктор политических наук, доцент

Академия Следственного Комитета Российской Федерации (г. Москва)

заведующий кафедрой

Аннотация:
на основе анализа результатов социологических исследований и статистических отчетов (2009-2013 гг.) в статье вскрываются, характеризуются и систематизируются основные очаги социально-психологических рисков современной российской молодежи, определяются ее слабые стороны


Abstract:
based on the analysis results of sociological research and statistical reports (2009-2013 gg.) in an article opened, and are characterized by systematized main centers of social and psychological risks of modern Russian youth, defined by its weaknesses


Ключевые слова:
социально-психологический риск, российское общество, молодежь, массовое сознание, духовные ценности, политика, власть

Keywords:
social and psychological risk, the Russian society, youth, mass consciousness, spiritual values, politics, power


УДК 316.346.32-053.6

Более 20 лет молодежь российского общества проходит свое развитие и становление в конституционно закрепленной демократической стране. «В 2012г., по данным Росстата, в России насчитывались 31,6 млн молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет. В 2011 г. число молодых людей в стране составляло 32,4 млн, а в 2009 г. - 33,7 млн» [15]. В то же время, согласно прогнозов, «с 2009 по 2023 год численность молодежи в возрасте 14-30 лет в составе населения России сократится на 13,4 млн. чел. и составит 25 млн. чел. По состоянию на 2009 г. потенциальный мобилизационный резерв составил в России 31 млн. чел., в США – 56 млн. чел., в Китае – 208 млн. чел. По состоянию на 2010 г. организованный мобилизационный резерв в России составлял 20 млн. чел. По наиболее вероятному прогнозу численность 18-летних (текущий мобилизационный резерв) к 2050 г. сократится в России в 4 раза» [5].

На этом фоне власть все больше пропагандирует свои успехи в деле воспитания молодежи. Однако факты свидетельствуют об обратном. Российская молодежь, как отмечает М.М. Донцова, серьезно больна неизлечимой современной медициной болезнью – раком [7].  Причем его метастазы проникли практически во все стороны ее жизнедеятельности. Проведенный на основе результатов социологических исследований и статистических отчетов анализ позволил выявить основные очаги ярко выраженной в российском молодежном сообществе аномии.

Во-первых, массовое сознание современной молодежи находится в стадии разложения. Научное сообщество высказывает сомнение, что нынешняя молодёжь способна воспринять те ценности и моральные нормы, которые несёт в себе старшее поколение россиян. По мнению ученых Института социологии РАН, «в обществе зреет ощущение, что межпоколенческий «транзит» морально-нравственных основ вот-вот прервётся, и с нынешних 18-20-летних начнется, чуть ли не новая «порода» россиян, лишённых стыда и совести» [3]. Это подтверждают и исследования ФОМ. Их результаты показывают, что главными жизненными ценностями для молодежи России является финансовое благополучие, в то время как для пожилых россиян главное - идеалы справедливости и мира. Согласно проведенным исследованиям, «у молодых людей в возрасте от 14 до 17 лет система ценностей ранжирована следующим образом: семья, карьера, материальное благополучие, в возрасте от 18 до 24 лет – семья, материальное благополучие, любовь» [8]. По данным Общественной палаты РФ «18-25-летние молодые люди заметно отстают от старшего поколения по части включённости в морально-нравственный контекст жизни россиян, относясь ко многим вещам гораздо легче, без излишней рефлексии. 37% их представителей можно смело отнести к группе людей с низким моральным статутом, тогда как приверженностью (хотя бы на словах) всем рассматриваемым нормам может похвастать лишь 24% представителей молодежи. На одной ступени «морального взросления» с самой молодой возрастной когортой находится и «зрелая молодежь» (26-30 лет)» [5].

Кроме того, как отмечают органы исполнительной власти, в условиях резкого снижения воспитательного воздействия российской культуры, искусства,  образования, СМИ наше молодежное сообщество постепенно утрачивает традиционно российское патриотическое и военно-патриотическое сознание. «1 896 тыс. добровольцев приняли участие в мероприятиях, посвященных 65-летию Великой Победы - это всего 5% российской молодежи. По данным мониторинга, проведенного Минспорттуризмом России, в сфере молодежной политики работают почти 10 000 клубов, объединений и учреждений военно-патриотической направленности, в которых занимается более 1 млн. человек. Цифра впечатляет, но это меньше 3% молодежи»[7].

Как отмечено в докладе комиссии Общественной палаты РФ по национальной безопасности «По актуальным проблемам участия гражданского общества в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации», в России «сформировалась устойчивая тенденция падения среди молодежи престижа военной и государственной службы (на первом месте у кандидатов для прохождения военной службы по контракту, − возможность обеспечить себя материально, а на втором, − решить жилищную проблему); в массовом сознании получили широкое распространение равнодушие,  эгоизм,  индивидуализм, цинизм, неуважительное отношение к государству и его институтам. Сегодня по данным ВЦИОМ (2010) более 55 % граждан нашей страны, не хотели бы служить в Вооруженных Силах Российской Федерации» [5].

По оценкам экспертов «для 31% (11,8 млн. чел.) молодых людей (прежде всего, успешных и конкурентоспособных) идентификация себя в качестве граждан Российской Федерации крайне затруднена. К моменту достижения возраста максимальной трудовой активности они не считают себя связанными со своей страной обязательствами по личному участию в решении ее проблем, не связывают эти проблемы с собой, часто ищут возможности для самореализации вне России, не имеют со своей страной социального контакта и не считают себя ей ничем обязанными» [6]. По данным Госсовета России (2009) «среди молодежи готовы пожертвовать своими интересами, если будут понимать, о каких интересах страны идет речь – только 30,1%, готовы пожертвовать своими личными интересами, если это необходимо для блага страны «безоговорочно» - 7,7%, готовы пожертво­вать, но смотря о каких личных инте­ресах, пойдет речь – 22,6%, не готовы жертво­вать личными интере­сами ради интересов государства – 27%, затруднились ответить 12,6%» [10].

При этом, как показывают результаты исследователей, «в социальной базе современного российского экстремизма доминирует молодежь младших возрастных групп (18-21 года), учащиеся ПТУ и техникумов, проживающие в крупных городах, а не в мегаполисах; сельская молодежь. Это связано с осознанием молодыми людьми увеличивающегося разрыва качества жизни по размежеваниям «город-село», «столица-провинция». Только за 2010 год по стране зарегистрировано 581 преступлений террористического характера и 656 преступлений экстремистской направленности, участниками которых являлись половина несовершеннолетних, что на 19,7% (548) превышает показатели 2009 года. Всего в России насчитывается около 200 экстремистских группировок. При этом около 11 тысяч молодых людей являются членами таких экстремистских объединений. Зарегистрировано 302 организации, стоящих на учёте в МВД, из них половина склонна к совершению агрессивных и противоправных действий. Причём 80 международных, финансируемых из-за границы» [13]. Наиболее конфликтогенным регионом выступает Южный федеральный округ.

На эти результаты накладывается и тяга в молодежной среде к эмиграции. По данным компании Mail.Ru, которая провела опрос среди студентов московских вузов, обучающихся в технопарке при Баумановском университете, «почти 65% российских технарей так или иначе хотят покинуть пределы страны: 35,8% говорят, что планируют сделать это, но пока не знают когда. Почти 26% опрошенных заявили, что уедут из РФ сразу или не позднее, чем через три года после окончания ВУЗа. Лишь треть опрошенных уезжать не планирует. Согласно опросу 42,6% респондентов хотят уехать в США или Европу, чтобы остаться там, 23,4% намерены поработать там какое-то время. 30,6% заявили, что если они будут уезжать из России, то сделают это одни, 26,5%, - что женились (вышли замуж) бы и потом поехали в новую страну, еще 14,3% - хотели бы забрать с собой всю семью» [4]. При этом «наибольший эмиграционный потенциал наблюдается у 18-24-летних (39%), высокообразованных респондентов (29%), а также активных пользователей сети Интернет (33%)» [9]. По данным Центра Юрия Левады, «45% российских студентов и учащихся хотели бы перебраться на постоянное место жительства за пределы бывшего СССР» [7].

Отдельно следует отметить смену идеалов у большинства современной молодежи. Молодые люди 90-х годов ХХ века мечтали стать банкирами, юристами, коммерческими и финансовыми директорами. Профессиональный же идеал молодежи XXI века – журналист, дизайнер, PR-менеджер и т.д. Фрилансерство стало отличительной чертой молодежи. Для ее нынешнего поколения характерна спокойная, ненапряженная, творческая работа в свое удовольствие.

Во-вторых, современная российская молодежь аполитична. Наиболее распространенный сегодня среди молодежи лозунг: «Меня волнуют только те мировые проблемы, которые имеют непосредственное отношение ко мне, а вообще, выражение «после нас хоть потоп» довольно практично» [1]. «В единый день голосования 10 октября 2010 года доля молодежи среди всех выдвинутых кандидатов на выборах депутатов законодательных и представительных органов различного уровня составила только 9,6%, а среди избранных депутатов - около 6% (на выборах в октябре 2009 года соответственно 10,5% и 6,7%). В том числе на выборах в законодательные (представительные) органы государственной власти: в октябре 2010 года среди всех выдвинутых кандидатов – 13%, а избрано около 4% от общего числа избранных кандидатов (на выборах в октябре 2009 года соответственно 15,8% и 3,7%). Менее активно молодые люди участвуют в выборах должностных лиц местного самоуправления. На выборах в октябре 2010 года их было 6,6% в общем количестве выдвинутых кандидатов, а среди избранных должностных лиц - чуть более 2% (в октябре 2009 года соответственно 6,7% и менее 2%)» [2]. Вместо участия в политической жизни молодые люди предпочитают наблюдать за ней, критиковать ее, иронизировать, но вместе с этим, ни во что не вмешиваться. Как отмечает М.М. Донцова, «в отличие от своих предшественников современная молодежь шутит, веселится, устраивает флэшмобы, которые зачастую носят нелепый характер и воспринимаются большинством граждан как нечто абсурдное» [7]. Между тем, по данным ФОМ, «большинство россиян считают нужным, чтобы люди, не достигшие 25 лет, занимались политикой (61% против 18%, полагающих обратное), да и сами представители этой возрастной группы почти столь же охотно соглашаются с этой точкой зрения (59% против 22%)» [14].

Молодежь игнорирует митинги, шествия и демонстрации. Ее большая часть «предпочитает виртуальные политические интернет-дискуссии, политизированные ток-шоу, представляющие собой своеобразную развлекательную игру с поверхностным изложением участниками своих идейных позиций, привлекающую определенную часть молодежи экспрессией в выражении эмоций. Это говорит о том, что для многих молодых людей свойственны аффективные политические ориентации, которые конструируются на основе чувств и эмоций, вызванных различными политическими субъектами» [12]. По данным различных социологических исследований «около 90% молодых людей заявляют о том, что иногда слушают по радио или смотрят по ТВ политическую информацию, однако, интерес она у них не вызывает. При этом школьники, учащиеся техникумов и вузов в качестве ведущего источника информации о событиях в России и в мире выбирают центральное телевидение (так заявили от 73% до 81% молодых людей). Сеть Интернет используют от 62% до 70% молодых людей» [2].

Молодые люди, как правило, оценивают происходящие в политике события с субъективной точки зрения, на основе полярных оценок («хорошо - плохо», «черное - белое», «наши - не наши», «нравится - не нравится»), которые формируют отношение к политическим событиям. Заниматься политикой желает ничтожно малая доля молодежи. А на вопрос: интересуетесь ли вы политикой, положительно отвечают лишь 34%, более половины (64%) молодых людей политикой не интересуются. Молодежь, приходя в ту или иную молодежную организацию, аргументирует свое решение следующим образом: необходимость обогатить свой досуг – 43%; необходимость выразить свою личность – 34%; иметь защиту в молодежной организации – 9%; стремление к участию в политической жизни – 8%; стремление к общению – 6%. Как результат рейтинг молодежных организаций, составленный М.П. Переверзевым  и З.Н.  Калининой, на основе опроса молодежи и выявленного ими желания работать в той или иной (по сфере деятельности) молодежной организации следующий: «спортивные организации – 24%; правозащитные – 16%; экологические, творческие союзы – по 13%; студенческие организации – 10%; жилищные, благотворительные – по 8%; профессиональные союзы – 7%; политические – 6%; поисковые – 4%; краеведческие, скаутское движение – по 3%; другие организации – 4%; не хотят участвовать в работе молодежной организации – 30% опрошенных молодых людей» [11].

Наравне с аполитичностью отмечается и низкий уровень вовлеченности молодежи в социальную практику. Доля молодых людей, активно участвующих в жизни общества, составляет менее 7% (2011 г.) от общей численности молодежи.

В-третьих, в молодежной среде ярко выражены асоциальные явления.  Результаты научных и медицинских исследований, данные мониторингов и статистических отчетов показывают удручающую картину. Среди молодежи все больше распространяется алкоголизм, курение, наркомания и др.Так, в частности, «алкогольные напитки (включая пиво) с той или иной частотой, в тех или иных дозах потребляют 66% молодых людей в возрасте 14-30 лет (порядка 25 млн. чел.). Потреблять алкогольные напитки молодежь начинает рано» [7]. «Более 80% молодежи в возрасте 11-24 лет регулярно употребляют алкоголь, в сельской местности – свыше 90%. При этом около 1/3 молодых людей и 1/5 девушек старше такого возраста употребляют водку, пиво или «слабоалкоголку» ежедневно» [5]. «Среди возрастной группы 14-30 лет курит табачные изделия 51%, т.е. 19,4 млн. человек. По экспертным оценкам (2011), в России не менее 2,5 млн чел. употребляют наркотики. Причем 70% – это молодежь до 30 лет. И что особенно опасно, в последние 5 лет нижняя планка возраста, с которого наркотики начинают пробовать, опустилась до просто катастрофического уровня: 11-12 лет, это совсем дети, учащиеся 5 - 6 классов. При этом к 24 годам уже каждый пятый молодой человек пробовал наркотики» [7].

В результате этого в России «ежегодно 2 тыс. детей становятся жертвами убийств и получают тяжкие телесные повреждения; каждый год от жестокости родителей страдают 2 млн. детей, а 50 тыс. – убегают из дома; насилие над жёнами, престарелыми родителями и детьми фиксируется в каждой четвёртой семье; более 20% детской порнографии, распространяемой по всему миру, снимается в России; около 1,5 млн. российских детей школьного возраста вообще не посещают школу; детское и подростковое «социальное дно» охватывает не менее 4 млн. человек; темпы роста детской преступности в 15 раз опережают темпы увеличения общей преступности; в современной России насчитывается около 40 тыс. несовершеннолетних заключённых, что примерно в 3 раза больше, чем было в СССР в начале 1930-х годов» [7].

Таким образом, анализ результатов социологических исследований, статистических баз данные позволяют нам сделать некоторые выводы об эффективности социализации молодежи в демократическое российское общество:

1. Несмотря на принимаемые властью меры, проведение широкомасштабной молодежной политики молодежь России так и не стала основным каналом связи, по которому моральные и духовные ценности, обычаи и традиции старшего поколения россиян передаются до следующего.

2. Отмеченные социально-политические риски присущи сегодня любой сфере деятельности российских молодых людей и любому субъекту Российской Федерации. Особенно существенными, по нашему мнению, являются риски, связанные с процессом политического и социального воспитания и самоопределения молодежи, формированием патриотического и военно-патриотического сознания молодых людей.

3. В молодежной среде наиболее ярко выражено нарастание неопределенности политического развития и образования. Молодые люди аполитичны, им присущ абсентеизм, они практически не интегрированы в политическую и социальную сферы, а их участие в общественной жизни России не стало типичной поведенческой как личной, так и массовой практикой и носит преимущественно неоформленный спонтанный характер.

4. Действующие молодежные организации, несмотря на их большое количество и разнообразие сфер деятельности, не оказывают действенного влияния на эффективность процесса функционирования социальной и политической систем России. Они не играют роль главной скрипки в общественном и политическом процессе, не являются накопителем демократических ценностей и установок.

5. Отмеченные в ходе социологических исследований результаты уровня терпимости к асоциальным явлениям, коррупции, уровня толерантности к иным социальным общностям и группам, уровня доверия в среди людей, вовлеченных в деятельность гражданского общества, не отличаются от показателей среди тех людей, кто не участвует в его деятельности.

Библиографический список:

1. Безденежных, И., Шейхетов, С., Ефимов, К. Это наша молодеЖЖь / И. Безденежных, С. Шейхетов, К. Ефимов // Журнал «Эксперт». URL: http://expert.ru/russian_reporter /2007/08/nasha_molodezh (дата обращения: 14.03.2013).
2. Выступление Председателя Центральной избирательной комиссии Российской Феде-рации В.Е. Чурова на парламентских слушаниях в Государственной Думе Федерального Со-брания Российской Федерации «Электоральная активность молодежи как один из основных факторов политической стабильности государства. Нормативно-правовой аспект» 15 ноября 2010 года. URL: http://www.cikrf.ru/news/relevant/2010/11/16/parl.html (дата обращения: 14.03.2013).
3. Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров) Аналитический доклад. - М.: Институт социологии РАН, 2011.
4. Две трети учащихся Бауманского университета мечтают уехать из России из-за поли-тики. URL: http://www.securitylab.ru (дата обращения: 18.02.2013).
5. Доклад Общественной палаты Российской Федерации по актуальным проблемам участия гражданского общества в обеспечении национальной безопасности Российской Фе-дерации. М., 2012. URL: http://www.oprf.ru/ru/ about/structure/structurenews/newsitem /19831 (дата обращения: 18.02.2014).
6. Доклад рабочей группы Государственного совета Российской Федерации «Молодеж-ная политика России на современном этапе». - М., 2009.
7. Донцова, М. М. Механизм реализации молодежной политики в политической системе со-временной России: дисс. … канд.пол. наук / М. М. Донцова - М.: МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2013.
8. Жизненные ценности современной молодежи // Московский комсомолец в Новоси-бирске, 2011.
9. Корня, А. Неуютная Россия / А. Корня // «Ведомости» - ежедневная деловая газета. 2011. № 105 (2871). URL: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/ 261903/neuyutnaya_ rossiya#ixzz 1P93Ltp80 (дата обращения: 18.12.2012).
10. Молодежная политика России на современном этапе (иллюстративные материалы) // Государственный совет Российской Федерации. - М., 2009.
11. Переверзев, М. П., Калинина, З. Н. Менеджмент в молодежной политике: учеб. по-собие / Под общ. ред. М. П. Переверзева. - М.: ИНФРА-М, 2010.
12. Рыбаков, А. В. Политическая культура современного российского общества: со-стояние и перспективы ее демократизации / А. В. Рыбаков // Поиск, 2012. № 1.
13. Шевелев, К. Н. Криминологические меры противодействия молодежному экстре-мизму в России. URL: http://www.scienceforum.ru/2014/739/6354 (дата обращения: 14.04.2014).
14. Политический потенциал и политическая активность молодежи. URL: http://bd.fom.ru/report/map/dd052222 (дата обращения: 14.04.2014).
15. За ближайшие 10 лет Россия потеряет 7 млн юношей и девушек. URL: http://www.eurekanet.ru/ewww/promo/20802.html (дата обращения: 14.04.2014).




Рецензии:

29.04.2014, 12:49 Крылов Дмитрий Анатольевич
Рецензия: Если автор хотел показать ужасную картину, то это ему удалось в полной мере. Тем не менее Зеленков Михаил Юрьевич затронул одну из злободневных проблем, требующих серьезного обсуждения. Считаю, что статья должна быть опубликована.

29.04.2014, 17:16 Оганян Карина Каджиковна
Рецензия: Статья написана на актуальную тему. Автором представлены результаты оригинального социологического исследования. Как пожелание, в списке литературы считаю важным добавить работы социологического характера. Статья может быть рекомендована к публикации.

29.04.2014, 21:47 Клинков Георгий Тодоров
Рецензия: Статья может быть рекомендована к публикации.Основания: 1.Асоциальность современной молодежи далеко не "Российский феномен". 2.Институциональность проблематики показана в динамике. 3.Находчиво показаны основные типы социальной деструкций. 4.Не помешало бы включить и результаты полученные на основе социального мониторинга и скрининга, но не на основе Национальной презентации, а на основе региональной.

30.04.2014, 19:10 панченко ольга львовна
Рецензия: Статья написана на актуальную тему, безусловно. Однако, кроме актуальности и наличия собственной исследовательской базы необходимо придерживаться определенных правил постановки и описания проблемы. Вот некоторые из серьезных замечаний, требующих доработки. Фраза «массовое сознание современной молодежи находится в стадии разложения» некорректна. Массовое сознание может изменяться, деградировать, развиваться, но разлагаться оно не может, поскольку в каком-то определенном виде будет существовать всегда. А если следовать логике, что оно разлагается, то в каком-то будущем оно перестанет существовать вообще. Как это можно себе представить? Автор утверждает, что «главными жизненными ценностями для молодежи России является финансовое благополучие», а результаты ФОМ, приводимые автором же, свидетельствуют о том, что на первом месте среди приоритетов стоит семья, то есть духовный фактор. Противоречие? В научной статье нужно избегать оборотов примера «как отмечают органы исполнительной власти», поскольку мы оперируем научными и обнаученными данными, а не материалами пропаганды. Последние могут использоваться лишь как поле для научного анализа, но не в качестве обоснования. Очень спорно утверждение «в социальной базе современного российского экстремизма доминирует молодежь….» и т.д. – Здесь надо понимать, что экстремизм экстремизму рознь. Под экстремизмом, как известно, сейчас понимается все, что только возможно, - любое поведение и проявление поведения в форме «анти». То есть здесь нужно избежать эклектики и четко операционализировать понятие экстремизма. Не рекомендовано бы употреблять здесь ссылку на «не-социологичные» источники: «по данным компании Mail.Ru, которая провела опрос среди студентов московских вузов, обучающихся в технопарке при Баумановском университете…». Такие исследования, как правило, не репрезентативны и не обладают валидностью. Лучше ссылаться на известные организации и при этом обязательно приводить краткое описание выборки, целевой аудитории, периода проведения исследования. В выводах содержатся не подкрепленные эмпирикой обобщения. Например: «Несмотря на принимаемые властью меры…» - а кто утверждал, что власть предпринимает меры к тому, чтобы сделать молодежь «основным каналом связи, по которому моральные и духовные ценности, обычаи и традиции старшего поколения россиян передаются до следующего» - голословно. Может, это и не является сегодня актуальной задачей власти. Вывод «Отмеченные в ходе социологических исследований результаты уровня терпимости к асоциальным явлениям, коррупции, уровня толерантности к иным социальным общностям и группам, уровня доверия в среди людей, вовлеченных в деятельность гражданского общества, не отличаются от показателей среди тех людей, кто не участвует в его деятельности» является незавершенным. Что из него следует? Отсутствует общий вывод, - к чему пришел автор в результате исследования – это должно четко коррелировать с поставленным в начале статьи тезисом. Надо продумать этот момент. Обозначенные недостатки носят, безусловно, рекомендательный характер. Однако советую автору обратить на них внимание и в будущем при защите научной работы (диссертации), поскольку они являются очень существенными. В целом, статья актуальна, значима и эмпирически насыщенна, но пока что достаточно сырая. Рекомендуется методически и стилистически доработать, после чего может быть рекомендована к публикации.

24.08.2014, 9:32 Шаргородская Наталья Леонидовна
Рецензия: Статья может быть рекомендована к публикации.

6.04.2016, 4:45 Чуднова Ольга Владимировна
Рецензия: Очень интересный материал представлен в статье, его актуальность не вызывает сомнений. Читала с большим интересом. Спасибо автору. Статья рекомендуется к публикации.



Комментарии пользователей:

26.08.2014, 15:05 Исаева Владимеровна ВГПИ
Отзыв:  По моему сейчас актуальных тем по направлению развития социальной среды как таковой не имеется, 90-ые ни что иное как качественное пересматривание сторон развития человека и общества, что наверное удалось на отлично. Скорее всего сейчас все это переваривается.


Оставить комментарий


 
 

Вверх