Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №12 (август) 2014
Разделы: Лингвистика
Размещена 07.08.2014.

СИНОНИМИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА И ЕГО РОЛЬ В СОЕДИНЕНИИ КОМПОНЕНТОВ СЛОЖНОГО СИНТАКСИЧЕСКОГО ЦЕЛОГО В ПРОЗЕ К.Г. АБРАМОВА

Водясова Любовь Петровна

доктор филологических наук, профессор

ФГБОУ ВПО "Мордовский государственный педагогический институт имени М.Е. Евсевьева"

профессор

Огарева Анна Геннадьевна, ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный педагогический институт имени М.Е. Евсевьева», соискатель


Аннотация:
В статье анализируется роль синонимической лексики в соединении компонентов сложного синтаксического целого на материале прозы К. Г. Абрамова, отмечается, что синонимы помогают писателю сделать речь более гибкой, разнообразной, т.к. позволяют избегать повторений.


Abstract:
The Article considers the role of synonymous words in connection components complicated syntactical whole based on the works of K.G. Abramov, noted that it helps the writer to make it more flexible, because it allows to avoid repetitions.


Ключевые слова:
Сложное синтаксическое целое; компонент; синонимы; заместительная функция; стилистические ресурсы

Keywords:
Complex syntactic unit; component; synonyms; substitution function; stylistic resources


УДК 811.511.152

 

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Параметры текстообразования в художественном пространстве Народного писателя Мордовии Кузьмы Григорьевича Абрамова»

(проект 13-14-13002).

 

Сложное синтаксическое целое (ССЦ) – самая распространенная структурная единица текста, состоящая из двух и более компонентов, тесно связанных семантически и синтаксически. В прозе Народного писателя Мордовии Кузьмы Григорьевича Абрамова она выступает в качестве основной единицы монологической речи.

Как известно, компоненты ССЦ связаны между собой цепной (последовательной) или параллельной связью. Параллельную связь писатель обычно использует при создании описаний окружающей действительности, портрета, внешности, характера человека и т.д. В повествовательном жанре речи и в рассуждениях он в большинстве случаев оперирует цепной (последовательной) связью, средством оформления которой выступают различные лексические и грамматические (морфологические и синтаксические) скрепы. 

При соединении компонентов ССЦ К.Г. Абрамов чаще всего употребляет лексические скрепы. Так, для его текстов в наибольшей степени характерно использование лексического повтора, выступающего не только в качестве строевого элемента, но и как мощное изобразительно-выразительное средство создания образности, стилистический прием выразительности [12, с. 37–43]. Однако писатель хорошо помнит и о том, что в художественном тексте одно и то же явление, лицо, признак, целая мысль в процессе развития сюжета, образа могут быть названы несколько раз по-разному, с помощью дублирующих повторов, которые, подчеркивает В.С. Соловьева, «соотносятся с конкретной единицей текста как определяющее с определением» [16, с. 63]. Лексическая близость определенных членов смежных предложений и служит показателем их структурной соотнесенности. В отличие от лексического повтора в этом случае часть структуры, предназначенная для повторения в последующем компоненте ССЦ, заменяется синонимами, перифразами, дейктическими словами и т.д., однако  структурные отношения в предложениях такие же, как и в предложениях с лексическим повтором. Иными словами, мы встречаемся с теми же соотношениями, которые являются общими для всех разновидностей цепной (последовательной) связи: «подлежащее – подлежащее», «подлежащее – дополнение»,  «дополнение – подлежащее», «дополнение – дополнение» и т.п.

При цепной синонимической связи в роли соотносящихся членов смежных компонентов ССЦ у К.Г. Абрамова могут выступать не только «прямые», словарные, синонимы, но и контекстуальные (или ситуативные), что значительно расширяет синтактико-стилистические ресурсы этого вида объединения предложений и служит верным признаком профессионализма писателя, его мастерства. Контекстуальные (ситуативные) слова способствуют более полному, яркому и выразительному осуществлению коммуникативных задач. Они создают «напряжение» и содействуют «разрешению такого напряжения» [14, с. 108].

Важнейшим условием синонимичности слов большинство лингвистов считают их семантическую близость, а в особых случаях – тождество. Известный лексиколог С.Г. Бережан совершенно уверен в том, что синонимы «отличаются друг от друга … различной широтой семантического объема …» [8, с. 110]. По его мнению, это слова, «совпадающие по крайней мере в одном из лексико-семантических вариантов своих значений» [8, с. 110]. Однако ряд исследователей считают, что в выделении синонимических отношений основополагающим является модальный план. Так, Ф.И. Буслаев подчеркивает: «Различные слова, по различным впечатлениям или с различных точек зрения, означающие один и тот же предмет и одно и то же действие или  свойство  предмета,  именуются  синонимами,  или словами подобозначащими»  [10, с. 49]. Его  точку  зрения  поддерживает виднейший исследователь-лингвист Н.М. Шанский. Согласно ученому, синонимы – это «слова, обозначающие одно и то же явление действительности. Однако, называя одно и то же, синонимы обычно называют это одно и то же по-разному – или выделяя в называемой вещи  различные  ее  стороны,  или  характеризуя  эту  вещь  с  различных точек зрения» [17, с. 52]. В мордовском языкознании этого мнения придерживаются Р.И. Акашкина [7], Р.Н. Бузакова [9], Р.С. Ширманкина [18] и др. В частности, Р.Н. Бузакова отмечает, что модальностью (сам термин она не употребляет) характеризуются экспрессивные синонимы, которые «содержат в себе элементы оценки, отношения говорящего к высказываемому. Это может быть одобрение или порицание, сочувствие или отвращение, злая насмешка, ирония или добродушный юмор, а также попытка говорящего смягчить свое высказывание или избежать почему-либо нежелательных, резких выражений» [9, с. 21]. Т.И. Янгайкина в своей диссертации, посвященной рассмотрению системных семантических отношений в лексике мокшанского языка,  совершенно правомерно приходит к выводу, что синонимы – «это близкие по семантике слова, имеют общее ядро и по-разному выражают одно и то же явление окружающей действительности, но служат для выражения одного и того же понятия» [19, с. 61]. Далее она акцентирует наше внимание на весьма важном моменте: любое понятие содержит в себе целую совокупность характеризующих его признаков. «В зависимости от разных обстоятельств и … различных целей, – указывает исследователь, – мы выбираем из существующих для его обозначения синонимов тот, который наиболее ярко выражает характерный признак, наиболее подходит в данном случае»  [19, с. 61].

Текстосвязующая роль синонимической лексики в прозе К.Г. Абрамова была предметом исследования ряда наших работ [11, с. 69–73; 13, с. 75]. Отметим, прежде всего, что писатель достаточно часто использует синонимы в качестве средства связи компонентов ССЦ. В синонимический ряд, кроме слов нейтральной лексики, он вводит поэтизмы, архаизмы, фразеологические выражения, диалектизмы. Богатство такого ряда, его стилевое разнообразие позволяет автору многосторонне развить образ, раскрыть идейно-тематическое содержание, выразить разнообразные оценки, передать чувства и состояние героев, их взаимоотношения, связь с действительностью, окружающей средой (природой) и т.д.

Рассмотрим несколько примеров: Маней чись, эрьва ендо кайсевиця эйкакшонь вайгельтне, моданть эйстэ молиця летьке чинесь ды тундонь кецямонь весе шалтось апак фатя пансисзь Захаронь мелявксонть. Стака арсематне полавтовсть шожда арсемасо, сон маризе ежонзо парокс [4, с. 10] «Ясный день, со всех сторон раздающиеся детские голоса, идущий от земли влажный запах и весь радостный весенний гомон неожиданно прогнали думу Захара. Тяжелые мысли сменились легкими мыслями, он почувствовал себя хорошо». В  этом  ССЦ компоненты связаны соотношением «дополнение – подлежащее». Средством оформления цепной (последовательной) связи является синонимическая замена: мелявксонть «думу» – арсематне «мысли»; Церькованть прясо баяганть вачкодизь кемгавтовоксть. Гайгемазо Надежнень марявсь вельть апак тонадонь. Гайттенть натой аламодо тандадсь ды, кевкстезь ладсо, варштась тетянть лангс [6, с. 30]  «Колокол на верхушке церкви ударили двенадцать раз. Звучание [его] Надежу показалось очень непривычным. От звона даже немного испугался и, вопрошая, посмотрел на отца». Второй и третий компоненты этого ССЦ соединены между собой соотношением «подлежащее – дополнение». Средством оформления связи выступают однокоренные синонимы: гайгемазо «звучание [его]» – гайттенть «от звона».

Как видим, стилистические ресурсы, заключенные в синонимической связи, гораздо больше. Лексический повтор, используемый в качестве средства выражения структурной соотнесенности компонентов ССЦ, как правило, нейтрален. При данном  же способе оформления связи возможен целенаправленный, оценочный отбор слов-синонимов. Так, например, в первом примере писатель использует вместо возможного лексического повтора эмоционально окрашенное словосочетание стака арсематне «тяжелые думы» в качестве распространенного подлежащего (мелявксонть «думу» – мелявкстнэ «думы»), во втором – однокоренное слово гайттенть «от звона» в качестве дополнения вместо возможного повтора (гайгемазо  «звучание [его]» – гайгемадонть «от звучания». Повторное обозначение предмета или какого-либо явления с помощью синонимов помогает автору последовательно развить смысл текста, обогатить его либо за счет новой ситуации, либо за счет новой коннотации.

Большинство контекстов у К.Г. Абрамова связано с глагольными синонимами, которые помогают писателю сделать повествование более напряженным, динамичным, что связано с активностью самой глагольной формы, ее полнозначностью и полновесностью. Синонимические ряды автор обычно составляет с помощью с глаголов речевой деятельности: Канаев евтнесь, ды ломантне, мерят, нильнезь нильнесть сонзэ валтнэнь. Кортась чарькодевиксстэ, истя, кода кортыть Наймансо [4, с. 68]«Канаев рассказывал, и люди словно глотали его слова. Говорил понятно, так, как говорят в Найманах»; Канаевень эзть машто валонзо. Евтнесь сон од политикадонть … [4, с. 68]«У Канаева не заканчивались слова. Рассказывал он о новой политике »; Таня кармась кевстнеме Захаронь, косо ульнесь, мезе роботась. Захар евтнизе весе якамонзо. Мейле таго кортазевсть тонавтнемадонть … [4, с. 212] «Таня стала спрашивать Захара, где был, кем работал. Захар рассказал о своих похождениях. Потом снова заговорили об учебе…». Встречаются, правда, достаточно редко синонимические ряды, составленные с помощью глаголов воздействия: Весемеде пек туемеде эзь мере комсомолонь организациянь секретаресь, раужо сельме тейтерь. Эрьва кода лоткавтсь Захаронь … [4, с. 202] «Больше всех не разрешала уйти секретарь комсомольской организации, девушка с черными глазами. Всячески останавливала Захара …».

Говоря о синонимической связи компонентов ССЦ, мы должны иметь в виду и достаточно распространенное явление актуальной субстантивации. Сущность одной из его сторон заключается в том, что употребленное в предыдущем предложении словосочетание с атрибутивным зависимым словом в следующем «теряет» определяемое слово (имя существительное), а определение принимает на себя его морфологические признаки и синтаксические функции. Иными словами, в последующем компоненте ССЦ повторяется не все сочетание целиком, а только его часть, которая, однако, вмещает в себя семантику всего словосочетания. В лингвистической литературе подобный вид синонимии называют «частичной синонимией» [8, с. 110–113] или «частично свободной синонимией» [15, с. 91]. Она является пограничным случаем между абсолютной и контекстуальной синонимией. Между заменяющимися лексическими единицами, отмечает С.Г. Бережан, «имеется лишь одна (или несколько) точек семантического соприкосновения (в отдельных лексико-семантических вариантах)» [8, с. 112]. Совпадение некоторых значений (чаще всего одного) становится основой заменяемости лексем. Различающиеся элементы нейтрализуются в определенных позициях. «Частично свободные синонимы» у К.Г. Абрамова встречаются довольно часто, даже чаще, чем абсолютные или контекстуальные синонимы. Это объясняется тем, что они играют важную роль в повествовании, так как, с одной стороны, сохраняют ту же номинацию, с другой, помогают избежать монотонности, вносят разнообразие в содержание высказывания. Писателем они употребляются для того, чтобы избежать языкового однообразия.

В функции «частично свободных синонимов» чаще всего выступают слова таких частей речи, как имена прилагательные и числительные, несколько реже – причастия. Цепная (последовательная) связь оформляется по способу «словосочетание – субстантивированное имя существительное»: ... секс стувтыя, аволь рузонь лемесь. Рузонсесь эрьва ломанентень педязь педи ... [3, с. 14] «... потому забыл, не русское имя. Русское к человеку прямо приклеивается (букв.: приклеиваясь приклеивается) ...»; Друк, овсе Явлеенть чиресэ, икелензэ [Надянь] стясь сэрей ломань, эйстэнзэ  а  васоло  неявсь  омбоце.  Сэреесь венстизе кедензэ ... [1, с. 212] «Вдруг, совсем близко от Явлея, перед ней [Надей] встал высокий человек, недалеко от него виднелся другой. Высокий протянул руку ...»; Кияванть молить кавто ломанть. Молить а капшить. Вейкенть иензэ ниленьгеменьшка, омбоценть, паряк, комсенть малав [6, с. 6]  «По дороге идут два человека. Идут, не торопятся. Одному примерно сорок лет, другому, может, близко к двадцати»; Састь колмо озатят, колмо раськень. Колмонест сыреть, сакалост шержейть, оршазь кувака ашо панарсо [5, с. 45] «Пришли три жреца, из трех родов. Все трое старые, бороды у них седые, одеты в длинные белые рубахи»; Иредезь ломанесь а мезть кунсоломс, сон эрьва мезть сеери. – Иредезесь лиясто седе ламо евты [3, с. 62]  «– Пьяного человека нечего слушать, он  всякое кричит. – Пьяный иногда больше скажет».

В заключение отметим, что использование синонимической лексики помогает писателю сделать речь более гибкой, разнообразной, позволяя избегать повторений одного и того же слова.

Библиографический список:

1. Абрамов К.Г. Качамонь пачк = Сквозь дым: роман. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1964. – 556 с. – Мордов.-эрзя яз.
2. Абрамов К.Г. Эсеть канстось а маряви = Своя ноша не в тягость: роман. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1967. – 340 с. – Мордов.-эрзя яз.
3. Абрамов К.Г. Велень тейтерь = Девушка из села: роман. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1980. – 448 с. – Мордов.-эрзя яз.
4. Абрамов К.Г. Исяк якинь Найманов = Вчера ходил в Найманы: роман. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1987. – 318 с. – Мордов.-эрзя яз.
5. Абрамов К.Г. Пургаз: роман-сказание. – Саранск, 1988. – 480 с. – Мордов.-эрзя яз.
6. Абрамов К.Г. Олячинть кисэ: Степан Разинэнь шкадо евтнема = За волю: сказание о временах Степана Разина. – Саранск, 1989. – 416 с. – Мордов.-эрзя яз.
7. Акашкина Р.И. Язык мокшанской свадебной поэзии (лексико-семантический аспект): дис. … канд. филол. наук. – Саранск, 2004. – 200 с.
8. Бережан С.Г. К семасиологической интерпретации явления синонимии // Лексическая синонимия. – М.: Наука, 1967. – 123 с.
9. Бузакова Р.Н. Синонимы в мордовских языках. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1977. – 433 с.
10. Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. – М.: Учпедгиз, 1959. – 623 с.
11. Водясова Л.П. Средства создания связности текста в современном эрзянском языке: монография; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2012. – 228 с.
12. Водясова Л.П., Жиндеева Е.А. Лексический повтор как текстообразующий компонент и стилистический прием выразительности в художественном пространстве К.Г. Абрамова // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Вып. 66: науч. журн. – 2012. – № 17. – С. 37–43.
13. Водясова Л.П. Сложное синтаксическое целое как основная единица микротекста в прозе К. Г. Абрамова: монография; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2013. – 115 с.
14. Гатауллин Р.Г. К вопросу контекстуальных окказионализмов // Проблемы сверхфразовых единств. Семантико-синтаксическая структура: межвуз. науч. сб. – Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1985. – С. 107–113.
15. Лев Л.С. Синонимия и вариативность именных словосочетаний в тексте // Лингвистика текста и методика преподавания иностранных языков: сб. науч. ст. – Киев: Вища шк., 1981. – С. 90–96.
16. Соловьева В.С. Синонимический повтор и его функции в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» // Русский язык в школе. – 1991. – № 1. – С. 63–68.
17. Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. – 3-е изд., перераб. – М.: Едиториал УРСС, 2007. – 304 с.
18. Ширманкина Р.С. Фразеология мордовских языков: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Тарту, 1970. – 21 с.
19. Янгайкина Т.И. Системные семантические отношения в лексике мокшанского языка: дис. … канд. филол. наук. – Саранск, 2008. – 180 с.




Рецензии:

13.09.2014, 16:35 Закирова Оксана Вячеславовна
Рецензия: Статья Любови Петровны посвящена синонимическому повтору как одному из ярчайших средств создания связности и цельности текста. Любовь Петровна не только убедительно доказывает, что синонимическая лексика играет важную роль в соединении компонентов сложного синтаксического целого в прозаических текстах К.Г. Абрамова, но и раскрывает индивидуально-авторский подход к подбору синонимического ряда в пределах ССЦ. Работа написана на высоком научном уровне и, безусловно, рекомендуется к публикации. С уважением, к.ф.н., доц. Закирова О.В.

14.09.2014, 18:50 Закирова Оксана Вячеславовна
Рецензия: Статья Любови Петровны посвящена синонимическому повтору как одному из ярчайших средств создания связности и цельности текста. Любовь Петровна не только убедительно доказывает, что синонимическая лексика играет важную роль в соединении компонентов сложного синтаксического целого в прозаических текстах К.Г. Абрамова, но и раскрывает индивидуально-авторский подход к подбору синонимического ряда в пределах ССЦ. Работа написана на высоком научном уровне и, безусловно, рекомендуется к публикации. С уважением, к.ф.н., доц. Закирова О.В.



Комментарии пользователей:

24.08.2014, 11:34 Корнишина Галина Альбертовна
Отзыв: Заслуживает одобрения исследование автором лексических особенностей творчества известного мордовского писателя К.Г. Абрамова. В статье на основе многочисленных примеров последовательно доказывается, что в его произведениях синонимическая лексика была одной из основ монологов. что позволяло писателю делать текст более разнообразным и красочным. Это в свою очередь способствовало тому, что их очень хорошо воспринимали читатели. Профессор Мордовского гос. университета Г.А. Корнишина


26.08.2014, 10:15 Водясова Любовь Петровна
Отзыв: Большое спасибо за внимание к статье.


1.09.2014, 21:25 Кобланов Жоламан Таубаевич
Отзыв: Отзыв: В статье польностью расскрыта поставленная автором цель. Автор доказывает художественное мастерство мордовского писателя К.Г.Абрамова и определяет роль синонимической лексики в составлении основних монологов в произведениях. Актуальность данной статьи не вызывает сомнения. Кобланов Жоламан Таубаевич


2.09.2014, 18:43 Водясова Любовь Петровна
Отзыв: Уважаемый Жоламан Таубаевич! Выражаю Вам благодарность за рецензию статьи. С уважением! Л.П. Водясова


14.09.2014, 15:58 Закирова Оксана Вячеславовна
Отзыв: Рецензия: Статья Любови Петровны посвящена синонимическому повтору как одному из ярчайших средств создания связности и цельности текста. Любовь Петровна не только убедительно доказывает, что синонимическая лексика играет важную роль в соединении компонентов сложного синтаксического целого в прозаических текстах К.Г. Абрамова, но и раскрывает индивидуально-авторский подход к подбору синонимического ряда в пределах ССЦ. Работа написана на высоком научном уровне и, безусловно, рекомендуется к публикации. С уважением, к.ф.н., доц. Закирова О.В.


15.09.2014, 10:45 Водясова Любовь Петровна
Отзыв: Большое спасибо за рецензирование статьи. С уважением! Водясова Л.П.


Оставить комментарий


 
 

Вверх