Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №12 (август) 2014
Разделы: Лингвистика
Размещена 17.08.2014.

АНТОНИМИЧЕСКИЙ ПОВТОР КАК СРЕДСТВО СВЯЗИ КОМПОНЕНТОВ СЛОЖНОГО СИНТАКСИЧЕСКОГО ЦЕЛОГО В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ К. Г. АБРАМОВА

Водясова Любовь Петровна

доктор филологических наук, профессор

ФГБОУ ВПО "Мордовский государственный педагогический институт имени М.Е. Евсевьева"

профессор

Аннотация:
В статье анализируется роль антонимической лексики в соединении компонентов сложного синтаксического целого на материале прозы К.Г. Абрамова, отмечается, что антонимический повтор является не только одним из средств текстовой связи, но и сильным экспрессивным средством, используемым тогда, когда надо подчеркнуть противоречие, конфликтность внутреннего психологического состояния человека или описываемых событий.


Abstract:
The Article considers the role of antonym words in connection components complicated syntactical whole based on the works of K.G. Abramov, notes that antonymous repeating is not only a means of communication, but also a powerful expressive means, by then, when it is necessary to point out the contradiction of internal conflict, the psychological state of a person or events described.


Ключевые слова:
Сложное синтаксическое целое; компонент; повтор; антонимический повтор; антитеза; коннотативность.

Keywords:
Complex syntactic unit; component; Repeat; antonymous repeat; antithesis; connotation.


УДК 811.511.152

 

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Параметры текстообразования в художественном пространстве Народного писателя Мордовии Кузьмы Григорьевича Абрамова»

(проект 13-14-13002).

 

В качестве одного из видов оформления связи компонентов сложного синтаксического целого (ССЦ) К.Г. Абрамов использует антонимический повтор.   

Как подчеркивает ряд авторов, антонимия в языке представлена уже, чем синонимия, т.к. «в антонимические отношения вступают лишь слова, соотносительные по какому-либо признаку – качественному, количественному, временному, пространственному и принадлежащие к одной и той же категории объективной действительности как взаимоисключающие понятия» [5]. Для слов-антонимов характерно почти полное совпадение сфер лексической сочетаемости. Это и делает возможным их регулярное совместное употребление в контекстах, которые выражают противопоставление.

Антонимический повтор является не только одним из средств текстовой связи, но и сильным экспрессивным средством. Обычно он используется тогда, когда надо подчеркнуть противоречие, конфликтность внутреннего психологического состояния человека или описываемых событий. В качестве средства связи используются как  «прямые», словарные, антонимы, так и контекстуальные (ситуативные), иными словами, лексические единицы, не являющиеся словарными антонимами, но вступающими между собой в антонимические отношения в пределах текста. При этом «прямые», словарные, антонимы используются во всех стилях речи, в том числе и нейтральном, и научном. Место же контекстуальных (ситуативных) антонимов в поэзии, в публицистике, в разговорной речи, где они употребляются для создания яркого художественного образа, описания событий, фактов и т.д. В контексте  появляются неточные  антонимы, квазиантонимы и антонимы, которые асимметричны друг другу.

Как известно, основными антонимическими отношениями являются следующие: значение общности, значение альтернативности и значение противопоставления. Значения общности и альтернативности способны актуализироваться только в микротексте, т. е. в границах одного предложения, так как для них необходимым является контактное расположение антонимов, а также наличие соединительных и разделительных средств связи. Что же касается отношений противопоставления, то они допускают дистантное расположение антонимов и, соответственно, могут реализоваться в рамках сложного целого, выполняя связующую функцию между его компонентами. К.Г. Абрамов в этой роли чаще всего использует коррелирующие единицы, выполняющие функцию дополнений или обстоятельств времени.

Поскольку антонимические отношения в ССЦ выражают противоположность коррелирующих единиц, в тексте они передают контрастность событий, явлений, состояний. Связь с помощью антонимов всегда экспрессивна, эмоциональна, динамична, потому что любой контраст выразителен: Курскойс савсь лоткамс куватьс. Чилисема ендо усксть войскат, пушкат, танкат, снарядт. Чивалгома ендо заводонь машинат, станокт, пансть паровозт, вагонт [1, с. 44] «В Курске пришлось остановиться надолго. С востока везли войска, пушки, танки, снаряды. С запада – заводские машины, станки, гнали паровозы, вагоны»; Модань явомадонть мейле атятне кармасть ладямо сокат, изамот ды анокстамо видьметь. Аламонь кинь видьметне ульнесть сатышкат, ды сокицятне яксесть потмурасто, прянь нолдазь, эзть капша лисеме паксяв. Ламонень лисемскак ульнесь а мейсэ: вачо иесь тенсинзе аволь ансяк кудо потмотнень ды утомтнень кардазтнэньгак … [3, с. 3] «После раздела земли старики начали налаживать сохи, бороны и готовить семена. Мало у кого семян было достаточно, и пахари ходили понуро, опустив голову, не спешили выходить в поле. Многим и выйти было не на чем: голодный год прошел не только по домам и амбарам – и по дворам тоже ».

В прозе К.Г. Абрамова встречаются ССЦ, полностью построенные на отношениях антонимии, с использованием приема противопоставления – антитезы. В таких ССЦ автор имеет возможность предельно кратко и выразительно передать свое отношение к контрастным признакам какого-либо события или явления, рассказать о чувствах, обуревающих героев. При стилистических приемах контраста часто наблюдается параллелизм – полный, неполный и частичный. Антитеза обычно достигается созданием контекстуальных (ситуативных) антонимов, которые расширяют сферы речевых форм выразительности и изобразительности.

К.Г. Абрамов широко использует как простые (развернутые и неразвернутые), так и сложные антитезы. В итоге, из локального художественного приема у писателя антитеза перерастает в мировоззренческий гносеологический феномен и обретает новую жизнь, полную художественных неожиданностей: ... Лиясто появильть немецень самолетт, тезэ-тозо ертыть бомбат, ды таго сэтьме.  Те сэтьмечись ульнесь давол икельксэнь. Ошось каштмолезь учось, зярдо зэрьксты велькссэнзэ [1, с. 43] «... Иногда появлялись немецкие самолеты, тут и там сбросят бомбы, и снова тишина. Эта тишина была [тишиной] перед ураганом. Город молча ждал, когда загрохочет над ним». Как видим, в этом ССЦ две антонимические пары (сэтьмечись«тишина»– давол икельксэнь«перед ураганом», каштмолезь учось «молча ждал» – зэрьксты «загрохочет») дают автору возможность в краткой, но в то же время весьма эмоционально-выразительной форме рассказать о кажущейся тишине тылового города, о том подспудном страхе, который испытывают люди во время войны не только на фронте, но и в тылу; Кияванть молить кавто ломанть. Вейкенть иензэ ниленьгеменьшка, омбоценть, паряк, – комсенть малав ... Чинь псиденть седе сыренть коняс секе тев пургондыть ливезь байгеть ... Вакссонзо одось моли шождынестэ, ве панарсо, штадонь прят ... Сень лангс апак вано, седе сыресь валдо черь, одось – раужо, ялатеке эйсэст таго-мезе вейкетсти ... Сынь леля ды ялакс ... Покшонть лемезэ Акай, веженсенть – Тишай [4, с. 6] «По дороге идут два человека. Возраст первого (букв.: одного) около сорока лет, второго, может, близко к двадцати ... От дневной жары на лбу у более старшего постоянно появляются (букв.: распускаются) капли пота ... Рядом молодой идет легко, в одной рубашке, с непокрытой головой ... Несмотря на то, что старший со светлыми волосами, молодой – с черными, все равно их что-то объединяет ... Они братья (букв.: старший брат и младший брат) ... Старшего (букв.: большого) зовут Акай, младшего – Тишай».  В этом ССЦ выделяется восемь антонимических пар (вейкенть «первого (букв.: одного)» – омбоценть «второго», ниленьгеменьшка «около сорока» комсенть малав «близко к двадцати», седе сыренть «у более старшего» – одось «молодой», пургондыть ливезь байгеть «появляются (букв.: распускаются) капли пота» – моли шождынестэ «идет легко», седе сыресь валдо черь «старший со светлыми волосами» –  одось – раужо «молодой – с черными», леля «старший брат» – ялакс «младший брат», покшонть «старшего (букв.: большого) – веженсенть «младшего»). Они помогают автору показать, насколько различны между собой два брата – и по возрасту, и по внешнему облику, и по физическому состоянию; Сон [Любаша] вансь цератнень лангс, ды марявсь тензэ, кодат сынь а вейкеть. Андрей невтизе а пелема коензэ. Владлен весе ашолгадсь тандадомадонть [2, с. 47] «Она [Любаша] смотрела на парней, и казалось ей, какие они не одинаковы. Андрей показал [свою] небоязливую натуру. Владлен побелел от страха». Используемые в этом ССЦ контекстуальные антонимы (невтизе а пелема коензэ«показал [свою] небоязливую натуру»– ашолгадсь тандадомадонть «побелел от страха») помогают автору показать, как в одной и той же ситуации могут вести себя люди: один демонстрирует свое бесстрашие, другой теряется от страха.

В заключение следует отметить: несмотря на то, что употребление антонимической лексики вносит в повествование ярко выраженную коннотативность, связь компонентов ССЦ при их помощи в прозе К.Г. Абрамова встречается гораздо реже, чем, например, связь с помощью лексического повтора или с использованием перифрастической лексики. Однако понимание структурных и семантических возможностей антонимических оппозиций позволяет автору наиболее правильно и рационально использовать их в речи, выбирать информативно самые значимые из них. А это является важным характерным признаком творческого использования лексического богатства языка.

Библиографический список:

1.Абрамов К.Г. Качамонь пачк = Сквозь дым: роман. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1964. – 556 с. – Мордов.-эрзя яз.
2.Абрамов К.Г. Нурька морот: евтнемат ды пьесат = Короткие песни: рассказы и пьесы. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1974. – 418 с. – Мордов.-эрзя яз.
3.Абрамов К.Г. Исяк якинь Найманов = Вчера ходил в Найманы: роман. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1987. – 318 с. – Мордов.-эрзя яз.
4.Абрамов К.Г. Олячинть кисэ: Степан Разинэнь шкадо евтнема = За волю: сказание о временах Степана Разина. – Саранск, 1989. – 416 с. – Мордов.-эрзя яз.
5.Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык: учеб. пособие [Электронный ресурс] // URL : www.zipsites. ru/… /rozental_ sovremennyi_ russkii_yazyk. – Книга в формате CHM [163 Kb] (дата обращения: 06.05.2014).




Рецензии:

14.09.2014, 18:47 Закирова Оксана Вячеславовна
Рецензия: Любовь Петровна убедительно показала особенности индивидуально-авторского использования антонимической лексики для соединения компонентов сложного синтаксического целого в прозаических произведениях К.Г. Абрамова. Отметим безупречность стиля и композиционного строения работы. Статья рекомендуется к публикации. С уважением, к.ф.н., доц. Закирова О.В.



Комментарии пользователей:

15.09.2014, 10:47 Водясова Любовь Петровна
Отзыв: Уважаемая Оксана Вячеславовна! Выражаю Вам благодарность за рецензирование статьи. С уважением! Водясова Л.П.


Оставить комментарий


 
 

Вверх