Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №14 (октябрь) 2014
Разделы: Политология
Размещена 21.09.2014. Последняя правка: 01.11.2014.

Специфика консолидации гибридного режима в России в период 2000-2012 годов

Сорбалэ Алексей Борисович

нет

Национальный Исследовательский Университет "Высшая Школа Экономики" - Санкт-Петербург

студент третьего курса Департамента прикладной политологии

Балаян Александр Александрович - доцент кафедры прикладной политологии НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург)


Аннотация:
Данная работа направлена на анализ трансформации режима Российской Федерации, который за период 2000-2012 годов перешёл от модели ограниченной конкуренции к модели электорального авторитаризма. Если первый электоральный цикл 2000-2004 годов характеризовался относительной способностью оппозиции конкурировать с кандидатом от власти, то для последнего рассматриваемого нами цикла 2008-2012 годов характерно абсолютное доминирование партии власти на политической арене и подконтрольность выборного процесса и его результатов Кремлю. Тем не менее, этот же период является точкой отсчёта для развития массовых антирежимных движений. При помощи регрессионного анализа мы попытаемся определить основные факторы, повлекшие за собой исход политического транзита в России на примере трёх этапов: 2000-2004, 2004-2008 и 2008-2012, а также рассмотрим основные тенденции последних лет, которые в перспективе могут привести к слому современного российского режима.


Abstract:
This work focuses on the analysis of the transformation of the regime of the Russian Federation, which from limited competition model to electoral authoritarianism in the period of 2000-2012. If the first electoral cycle of 2000-2004 was characterized by the relative ability of opposition to compete with the candidate from the authorities, to consolidate and to mobilize their supporters with the tools of political infrastructure, we are considering that the last cycle of 2008-2012 is characterized by the absolute dominance of the ruling party in the political arena and the accountability of the electoral process and its results to the Kremlin. However, this period is the starting point for the development of mass movements opposed to the regime. Using the regression analysis, we will try to identify the main factors that caused the exodus of political transition in Russia on the example of three phases: 2000-2004, 2004-2008 and 2008-2012, as well as look at the main trends of recent ye


Ключевые слова:
гибридный режим, Россия, политический транзит, фасадные институты

Keywords:
hybrid regime, Russia, political transit facade institutions


УДК 323.2


Введение

После распада Советского Союза некоторые эксперты [10] делали предположения относительно того, чем закончится политический транзит в странах постсоветского пространства, в особенности в России, которая являлась одним из возможных вариантов построения модели электоральной, а впоследствии и либеральной демократии. Тем не менее, к началу 2000-х годов стало явственно видно, что российский режим не представляет из себя консолидирующейся демократии, поскольку в общественно-политической сфере нарастало проявление авторитарных тенденций. Впоследствии, к середине 2000-х годов, большая часть исследователей [4, 11]  начала говорить о российском режиме как о гибридном, то есть включающем в себя институты демократии (либо не до конца сформировавшиеся, либо контролируемые со стороны исполнительной власти), которые сосуществуют с признаками авторитарного государства. Таким образом, мы сталкиваемся с актуальными для современной России вопросами: Что послужило причиной того, что политический транзит привёл к установлению гибридного режима, а не к переходу к демократии? Было ли это наследие советского прошлого, которое повлияло на только начинающие развиваться институты демократии и привело к невозможности их полноценного развития в процессе транзита? Либо это деятельность центральной власти привела к откату от первоначальных демократических завоеваний?

Новейшая политическая история России может рассматриваться нами через призму трёх моделей.

Первая модель – это модель зарождающегося электорального авторитаризма, характерная для периода 2000-2003 годов. Эта модель характеризуется первоначальной реальной конкурентоспособностью всех участников политического процесса при относительно слабом контроле действующей власти над электоральным процессом. Впоследствии этот статус-кво изменяется под действием законодательных и манипулятивных действий власти, стремящейся усилить своё положение на политической арене.

Вторая модель – это модель партия власти – доминантный игрок, развивавшаяся в 2003-2007 годах. Эта модель характеризуется усилением Центра и, как следствие, силы (партии), представляющей центральную власть. Первоначальное хрупкое равновесие между действующей властью и оппозицией сменяется доминированием одной силы при помощи различных инструментов давления, как на представителей оппозиции, так и на граждан страны. Мультиполярность политического поля сменяется однополярностью, поскольку многие политические силы  удаляются с политической арены, в основном при помощи законодательных механизмов, а оставшиеся по возможности кооптируются в качестве «попутчиков» режима [4, C. 99] и становятся системной оппозицией, подконтрольной влиянию Кремля. При этом лояльность электората фактически «покупается» благодаря благоприятной экономической ситуации и действию «эффекта рантье» [12, P. 332].

Третья модель - это модель кризиса электорального авторитаризма, характерная для периода 2008-2012 годов. Она заключается в укреплении фасадных институтов демократии [3, C. 6], которые были созданы ещё в предыдущий период за счёт проведение мнимой либерализации политической сферы. При этом власть производит шаги, призванные гарантировать её абсолютный монополизм в течение длительного срока и расширить её полномочия и контроль над повесткой дня. Тем не менее, непредвиденная мобилизация оппозиции и её активная деятельность, приведшая к потере властными элитами части своих позиций, а также неэффективность «виртуальной либерализации» Медведева [4, C. 100], приводят современный российский режим к кризису, в перспективе позволяющий говорить о том, что власть столкнётся с новыми проблемами, связанными с удержанием монопольной власти.

 

Проверка гипотезы

В нашем исследовании мы выдвигаем следующую гипотезу: Результат политического транзита в России был определён неразвитостью институтов демократии и заменой их фасадными подрывными структурами, а также административно-правовой деятельностью исполнительной и законодательной власти. Для её проверки проведём статистический анализ при помощи линейной регрессии. Гипотеза проверяется на примере выборов в Государственную Думу четвёртого, пятого и шестого созывов. При помощи анализа вышеперечисленных моделей, мы постараемся выявить наиболее значимые факторы, влияющие на трансформацию российского политического режима в каждый из этапов, соответствующих электоральным циклам. Но поскольку выдвинутая нами гипотеза кажется слишком широкой с точки зрения интерпретации результатов, мы выдвигаем вспомогательную гипотезу: Главным фактором, определившим консолидацию российского гибридного режима, стала деятельность политических элит, подконтрольных центральной власти, на региональном уровне.

 

Сначала проведём анализ выборов в Государственную Думу четвёртого созыва в 2003 году. Для этого сконструируем одну зависимую и 2 независимых переменных. В качестве зависимой переменной будет выступать Индекс демократичности выборов в российских регионах Независимого института социальной политики [8]. Он выражается в степени независимости СМИ, уровне развития коррупции и гражданского общества, открытости и демократичности проводимых выборов и уровне политического плюрализма. В качестве независимых переменных выступают Индекс финансовой независимости регионального бюджета [7], иными словами, эта переменная показывает степень зависимости регионов от федеральных дотаций. Предполагается, что низы «вертикали власти» зависимых от федеральных трансфертов регионов, которые не обладают собственными ресурсами для развития местной экономики, могли обеспечить необходимое количество голосов партии «Единая Россия» с целью получения наибольшего выигрыша. Данные для переменной взяты с сайта института «Общественная экспертиза». Вторая переменная – это Результат кандидата Путина на президентских выборах 2000 года [6]. Эта переменная должна показать уровень влияния президента страны на результаты партии, которая впоследствии стала инструментом продавливания политических решений, и удержания власти в руках главы государства. Иными словами, она должна показать насколько элиты, позволившие Владимиру Путину победить на выборах в 2000 году, связаны с победой «Единой России» в 2003. Основным источником данных для этой переменной является сайт Центральной избирательной комиссии. Результаты анализа представлены в Модели 1 (Таблица 1).

 

Для анализа выборов в Государственную Думу пятого и шестого созывов были разработаны Модели 2 и 3, соответственно. Зависимая переменная остаётся той же – Индекс демократичности выборов в российских регионах. Вкачестве независимых переменных в Модели 2 берутся Результат кандидата Путина на президентских выборах 2004 года [1], Индекс финансовой независимости регионального бюджета и Региональный рейтинг монополии [7] (выражающийся в проценте мандатов «Единой России», полученном на прошлых выборах). Данные для переменных взяты на сайтах Центральной избирательной комиссии и института «Общественная экспертиза». Результаты анализа выборов в Государственную Думу пятого созыва представлены в Модели 2 (Таблица 1).

 

В качестве независимых переменных в Модели 3 берутся Результат кандидата Медведева на президентских выборах 2008 года [9], Индекс финансовой независимости регионального бюджета и Региональный рейтинг монополии. Данные для переменных взяты на сайтах Центральной избирательной комиссии и института «Общественная экспертиза». Результаты анализа выборов в Государственную Думу шестого созыва представлены в Модели 3 (Таблица 1). В целом, данные были взяты по 89 регионам для анализа выборов в Госдуму четвёртого созыва, по 85 для анализа выборов в Госдуму пятого созыва и 83 для анализа выборов в Госдуму шестого созыва.

 

Таблица 1. Консолидация гибридного режима в Российской Федерации

(зависимая переменная - Индекс демократичности выборов в российских регионах)

Независимые переменные

Модель 1

Модель 2

Модель 3

 

Стандартизированные Бета-коэффициенты

Индекс финансовой независимости регионального бюджета

 

 

0,342**

 

 

0,441**

 

 

0,299*

Результат кандидата Путина на президентских выборах 2000 года

 

 

0,040

 

 

Результат кандидата Путина на президентских выборах 2004 года

 

 

 

-0,171

 

Результат кандидата Медведева на президентских выборах 2008 года

 

 

 

 

-0,472**

 

Региональный рейтинг монополии

 

 

-0,395**

 

-0,198

R - квадрат

0,120

0,312

0,441

Скорректированный R-квадрат

0,098

0,282

0,416

Количество наблюдений (N)

89

86

83

 

** Корреляция значима на уровне 0.01; * Корреляция значима на уровне 0.05

         

 

Как можно видеть из полученных данных, во время выборов в Государственную Думу четвёртого созыва наиболее значимым фактором являлась зависимость или независимость региона от федеральных трансфертов: процент, полученный «Единой Россией», негласно поддерживаемой главой государства, зависел от деятельности местных чиновников, стремящихся улучшить социально-экономические показатели своего региона за счёт влияния на электоральный процесс и получения необходимых центру результатов. При этом фактор влияния результатов выборов Президента в 2000 году оказался незначимым, что говорит о том, что связи между относительно конкурентными выборами 2000 года и «низами» вертикали власти, которые прошли процесс институционализации и стали участвовать в процессе фальсификации результатов голосования в 2003 году, нет.

 

Во время выборов 2007 года значимыми оказались 2 фактора – экономическая зависимость или независимость регионов от федерального центра, что имеет схожее объяснение с ситуацией выборов в 2003 году, а также региональный рейтинг монополии, то есть процент мандатов «Единой России» в регионе. К 2007 году «Единой России» удалось развить ещё один канал влияния на исход выборов – политический, который выражался в способности региональных правительств влиять на механизм подсчёта голосов и итоговый результат партии власти и оппозиции в рамках административного управления. К этому же пункту относится и различные законодательные ограничения, такие как повышение проходного барьера или отмена избирательных блоков, которые позволили партии власти укрепить свои и без того сильные позиции в регионах за счёт исключения большого количества политических игроков из электоральной гонки. Следует отметить отрицательную зависимость между зависимой и независимой переменными: чем меньше мандатов «Единая Россия» имеет в регионе, тем более демократично проходят выборы. Такая же зависимость существует и между результатами выборов президента и индексом демократичности регионов: чем больший процент получил Путин на выборах в регионе, тем менее демократично прошли выборы.

 

Наконец, во время выборов 2011 года наиболее значимым фактором оказывается результат выборов президента Медведева в 2008 году. При этом менее значимым оказался фактор экономической зависимости региона от центра. Региональный рейтинг монополии в принципе потерял всю значимость. Это объясняется следующим: экономический аспект выборов вкупе с расширяющимся общественным движением за честные выборы теряет свою значимость в период начавшегося в России экономического кризиса. Что же касается Рейтинга региональной монополии, то президентом Медведевым была произведена массовая замена местных элит, которые обеспечивали необходимые партии власти результаты в регионах – именно это стало одной из причин относительного провала «Единой России» на выборах в парламент. Значимость переменной Результат кандидата Медведева на президентских выборах 2008 года объясняется тем, что механизмы фальсификации, поддерживаемые элитами на местном уровне, действовали эффективно во время выборов президента в 2008 году и продолжили определённым (хоть и менее успешным) образом функционировать даже в условиях «чистки кадров» и массовых протестов.

 

Подтверждается и вспомогательная гипотеза Главным фактором, определившим консолидацию российского гибридного режима, стала деятельность политических элит, подконтрольных центральной власти, на региональном уровне,поскольку переменная, отражающая деятельность элит, а именно Региональный рейтинг монополии имеет наибольшую значимость во второй модели. Самая высокая значимость переменной Результат кандидата Медведева на президентских выборах 2008 года в третьей модели отражает установление системы фальсификации результатов выборов, проводимой низами «вертикали власти», в процессе электорального процесса в регионах. Высокая значимость переменной Индекс финансовой независимости регионального бюджета в первой и второй модели и наличие значимости в третьей модели также частично подтверждает выдвинутую нами вспомогательную гипотезу: она показывает высокую зависимость результатов, полученных правящей партией в определённом регионе от внеправовой деятельности местных элит, стремящихся получить наибольшее финансирование от федерального центра.

 

Выводы

Итак, из полученных данных можно сделать вывод, что начиная с 2003 года действующая власть использует широкий спектр воздействия на электоральные результаты и механизмы работы политических институтов – экономическое манипулирование региональной политикой, фальсификацию на местном уровне через административные каналы, законодательное ограничение политической конкуренции и иерархию «вертикали власти», которая обеспечивает стабильность всей доминирующей системы. Таким образом, результаты подтверждают выдвинутую гипотезу - именно совокупность факторов, связанных с фасадностью институциональных  структур и деятельностью исполнительной и подконтрольной ей законодательной власти, ведут к консолидации авторитарных тенденций в российской политике.

Итак, наблюдается тенденция к ухудшению демократичности выборов в России: оппозиция имеет всё меньше шансов на предоставление реальной альтернативы действующей власти и на влияние на проводимый политический курс, поскольку на законодательном уровне доминирующий актор проводит все возможные меры для удаления внесистемных структур с политического поля или же кооптации их в качестве подконтрольных «попутчиков». Тем не менее, в 2011 году был открыт иной канал воздействия на политическую ситуацию – мобилизация общества, которая выразилась в массовых акциях протеста 2011-2013 годов, падением доверия к «Единой России» и легитимности режима в целом. Это открывает дорогу для окончательного слома авторитарной модели в будущем.

Библиографический список:

1. Выборы Президента Российской Федерации. Данные на сайте ЦИК РФ. Электронный документ: http://pr2004.cikrf.ru/ (дата обращения: 07.01.14).
2. Голосов Г.В. Электоральный авторитаризм в России // Pro et Contra. - 2008. Январь–февраль. - С. 22-35.
3. Гельман В. Я. Подрывные институты и неформальное управление в современной России// Полития. - 2010. - № 2 (57). - С. 6-24.
4. Гельман В. Я. Трещины в стене // Pro et Contra. - 2012. - №1-2. - С. 94-115.
5. Данные о выборах Президента Российской Федерации 2000 года на сайте ЦИК РФ Электронный документ: http://cikrf.ru/banners/vib_arhiv/president/2000/ (дата обращения: 07.01.14).
6. Демократический аудит регионов. Предварительные результаты. Электронный документ: http://www.freepress.ru/publish/publish043.shtml (дата обращения: 08.01.14).
7. Петров Н.В., Титков А.С. Социальный атлас российских регионов. Индекс демократичности. Электронный документ: http://atlas.socpol.ru/indexes/index_democr.shtml#reg_dif (дата обращения: 08.01.14).
8.Рогов К.Ю. Демократия-2010: Прошлое и будущее плюрализма в России // Pro et Contra. - 2009. - С. 6-30
9. Чуров В.Е., Конкин Н.Е. Постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 7 марта 2008 г. N 104/777-5 г. Москва. Электронный документ: http://www.rg.ru/2008/03/08/cik-president-dok.html (дата обращения: 08.01.14).
10. Хантингтон С. Третья волна демократизации в конце XX века. - С. М.: РОССПЭН, 2003. - 368 с.
11. Geddes B. What do we know about democratization after twenty years? // Annual Review of Political Science. - 1999. - 2:115.44. - P. 115-145.
12. Ross M.L. Does Oil Hinder Democracy? // World Politics. - April 2001. - Volume 53. Issue 03. - P. 325-361.
13. Wedel J.R. Clans, cliques and captured states: rethinking 'transition' in Central and Eastern Europe and the former Soviet Union // Journal of International Development. - 2003. - Vol. 15. Issue 4. - P. 427-440.




Рецензии:

14.10.2014, 18:16 Шаргородская Наталья Леонидовна
Рецензия: Статья может быть рекомендована к печати. Автору необходимо разместить список литературы в алфавитном порядке.

16.10.2014, 12:09 Шаргородская Наталья Леонидовна
Рецензия: ПОВТОРНО: Статья может быть рекомендована к печати. Автору необходимо разместить список литературы в алфавитном порядке.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх