Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №15 (ноябрь) 2014
Разделы: Филология
Размещена 06.11.2014.

СЕМАНТИКО-КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО ПОЛЯ ПРОСТРАНСТВА В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ

Фомина Светлана Борисовна

кандидат филологических наук

Донбасский государственный технический университет

доцент кафедры теории и практики перевода и общего языкознания

Аннотация:
Статья посвящена описанию категории пространства в парадигме научных знаний. Пространство рассмотрено как часть общей модели мира, созданной художественными средствами и представленной в макроструктуре концепта классификационными и дифференциальными признаками информационного, образного и интерпретационного содержания.


Abstract:
This article is devoted to the category of space in the paradigm of scientific knowledge. Space is observed as a part of the general model of the world created by the means of artistic environment, represented in the macrostructure of the concept and formed by classification and differential features, ranked according to information, figurative and interpretive content.


Ключевые слова:
когнитивная лингвистика; языковая картина мира; художественный дискурс; фантастика; пространственная семантика; семантико-когнитивный подход

Keywords:
cognitive linguistics; language mapping of the world; concept; fiction discourse; science fiction; space semantics; semantic-cognitive approach


УДК 811.161.1'42
 
Вопрос концептуализации мира в разных языках является актуальным фактором современных лингвистических исследований, особенно интересны абстрактные универсальные понятия времени и пространства.
 
Представление о пространстве - важный аспект как научной, так и наивной картин мира, отраженных в языке. Вопрос абстрактных имен пространства и времени рассмотрен также с точки зрения когнитивной лингвистики, которая пришла на смену структурализму, а в пределах современной антропоцентрической парадигмы рассматривает язык в зависимости от его участия в познавательной деятельности человека, изучает процессы получения, отражения и хранения знаний. Будучи общими для всех языков, они образуют  понятийную базу, соединяющую разные культуры.
 
Проблема объективности пространства составляет центральную проблему методологических вопросов, связанных с развитием представлений о пространстве. В реальном пространстве локализуются только реальные объекты, а в перцептивном - ощущение (перцепции). Концептуальное пространство может быть средством познания и описания реального пространства, которое существует в уме человека.
 
Актуальность исследования обусловлена интересом и противоречивостью вопросов соотношения и взаимодействия человеческого фактора и фактора пространства, особенно его концептуализации в художественной картине мира фантастического.
 
Объект исследования – концептуальное поле пространства, составляющее целостное структурно-смысловое единство в авторской модели мира В. Обручева «Плутония».
 
Предмет исследования – выражение содержания концептуального поля пространства через призму особенностей функционирования лингвистических средств вербализации в фантастическом дискурсе.
 
Целью статьи является показать возможность актуализации концептуального поля пространства в фантастическом дискурсе.
 
В основе методологии исследования считаем уместным семантико-когнитивный подход в изучении концептуального поля пространства.
 
А. Н. Приходько отмечает, что дискурс нельзя представить вне концептосферы, а концептология не может существовать отдельно от дискурсологии [5, с. 350]. Художественный дискурс, с когнитивной точки зрения, является средством репрезентации мира, это пространство творческой мысли и восприятия художественного произведения в процессе изменения коммуникативных ситуаций.
 
Так, ссылаясь на исследования Н. С. Болотновой, З. Д. Поповой, И. А. Стернина относительно методики анализа концепта [1, с. 466; 4, с. 161], вербализованного в тексте, считаем, что смысловой объем структурной организации художественного концепта включает: определение места концепта в языковой картине мира; обращение к этимологии для выявления в случае необходимости особенностей лексемы, определение референтной ситуации на основе анализа экстралингвистических факторов: времени написания, жанрово-стилистических особенностей, анализа названия художественного произведения; выделение на основе контекстуального анализа текстовых ассоциативно-смысловых полей, где каждое направление отражает фрагмент концепта; изучение различных регулятивных средств: индивидуально авторских, эксплицитных, имплицитных, путем анализа номинативного поля концепта.
 
Для воспроизведения модели концептуального поля предлагаем реализовать следующие процедуры:
– Выяснение макроструктуры концепта: распределение когнитивных признаков между образным, информационным и интерпретационным слоями;
– Обоснование полевой организации концепта, то есть выявление и описание его когнитивных классификационных и дифференциальных признаков, основываясь на актуальности когнитивных признаков в структуре концепта (ядерности – периферийности).
 
Когнитивные классификационные признаки составляют компоненты содержания концепта, обобщающие однотипные дифференциальные когнитивные признаки в его структуре. Когнитивные дифференциальные признаки – отдельные признаки объекта, осознанные человеком и отраженные в структуре концепта [4, с. 127 – 128].
 
Проведенные исследования по раскрытию содержания категории  пространства  позволяют характеризовать его в значениях: протяженность, объем, форма; место; расположение предметов относительно друг друга, удаленность; членение пространства, предел; характер поверхности;  человек, как объект пространства; помещения, здания; географические объекты; социум; совокупность предметов.
Итак, констатируем, что:
– Слова, обозначающие пространство можно разделить по типам ориентации (верх-низ);
– Сочетаемость лексем для обозначения пространства влияет на восприятие окружающего мира (широкая дорога; широкая душа);
– Ориентационные метафоры являются средством описания временных отношений (до Нового года осталось пять днейближайшее будущее).
– Параметрические прилагательные влияют на образное восприятие мира (огромный, необъятный);
– Позитивность и негативность восприятия явлений, отраженных в языковой картине мира, находят отражение во фразеологии (на седьмом небе; задрать нос);
– Пространство не только воспринимается  и формируется человеком, но и приобретает черты, присущие человеку.
 
Обобщение и систематизация проанализированного материала позволяет констатировать, что пространство принадлежит к базовым категориям языковой картины мира, следовательно, процесс познания мира заключается в составлении пространственных когнитивных структур.
Анализ номинативного поля пространства в романе В. Обручева «Плутония» подтверждает выводы выдающегося теоретика М. М. Бахтина о специфике речевого жанра, который всегда обусловлен авторской интенцией, тематическими факторами и спецификой жанра [2, с. 250]. Появление романа В. Обручева «Плутония» связано с желанием автора, геолога по специальности, исправить научно-логические ошибки выдающегося французского писателя Ж. Верна в его работе  «Путешествие к центру Земли», поскольку, по его мнению «Хороший научно-фантастический роман должен быть правдоподобным, должен убеждать читателя, что все описанные события в определенных условиях могут осуществиться, что в них нет ничего сверхъестественного, удивительного» [3, с. 7]. В основу сюжета положена известная в свое время теория «пустой Земли»,  научная ценность этой идеи сомнительна, но ее мистическая значимость очень существенна, что дает возможность дать жизнь многим мифологическим элементам.
 
Концептуальное поле пространства в романе В. Обручева «Плутония» представлено текстовыми ассоциативно-смысловыми полями: географически-топологическое пространство, антропное, земное, небесное, мир / вселенная, утилитарно-бытовое, простор. Отметим, что пространство фантастическое приобретает признаки ирреального благодаря компонентам пространства реального, что достигнуто средствами образности.
 
Когнитивная интерпретация языковых средств позволяет обобщить семантические признаки, представленные в компонентах пространства. Общее количество вербализованных репрезентаций насчитывает 395 признаков пространства.
 
Географическое пространство в дискурсе автора представлено значительным количеством реальных географических названий: Берингов пролив, Земля Камчатка, Ледовитый океан, острова Аскольда, Охотское море, вулкан Тоорусыр и др., которые придают вымышленным названиям статус реальности. Выдуманной есть территория – Земля (Фритьофа) Нансена, а не остров Нансена, который существует в действительности. Даже сам процесс наименования перекликается с мифологией: «Я предлагаю назвать светило Плутоном, а страну Плутония. Древние греки называли бога подземного мира Плутоном». Эпитеты, метафоры придают пространству черты ирреального: «Плутония  страна вымерших исполинов», «Все может быть в этой чудесной стране минувших геологических периодов». Реальный город Петропавловск приобретает признаки фантастического средствами метонимии: «маленький городок Петропавловск давно спал».
 
Географическое пространство (62 признака – 15,7%) представлено составляющими: города, отдельно маркированный город / территория, ландшафтное пространство. Внимание уделено единственному городу, который становится стартом для дальнейшего приключения (2 – 0,5%): маленький городок Петропавловск, Петропавловск давно спал.
Реализация признаков вымышленной территории (14 – 3,6%) – Земли Фритьофа Нансена, – формирует составляющие: город / таинственная территория.
 
Ландшафтное пространство широко представлено в дискурсе автора реальными названиями (46 признаков – 11,6%): Урал, Новая Земля, Ледовитый океан, море Бофора, Аляска, узкий Берингов пролив, Мертвое море, Земля Франца-Иосифа и др.
 
Следующий тип пространства – антропное (17 признаков – 4,3%), оно характеризует особенности человеческого пространства в авторском дискурсе. В воображении читателя возникают образы нетипичных представителей цивилизации: разумные существа, обезьяноподобный человек, дикие люди, дикари, людоеды, первобытный человек. Существование ирреальности в мире реальном характеризует жанрово-стилистические особенности авторского фантастического дискурса. Человеческое пространство внутриземной цивилизации образует оппозицию человеку двадцатого столетия.
 
Земное пространство (194 признаки – 49,1%) представлено характеристиками природы, погоды, фауны, которые составляют признаки вполне типичных событий, но необычность восприятия программируется авторской интенцией отделить реальность от ирреальности средствами метафоризации, отдельной категорией которой является персонификация, а очеловечивание абстрактных категорий позволяет по-новому формировать мировоззрение: Как угрюмы эти острова!Закурила наша сопка! Метафоричность присуща описанию пейзажа неизвестной земли: «Под влиянием зноя вся природа словно оцепенела и замерла, птицы и звери притаились внутри».
 
Итак, конкретизируем некоторые признаки пространства земного: узкое море, широкий пролив, спокойное море, угрюмые острова, печальная страна, большие поля снега, послетретичная (ископаемая ) флора, деревья выше человеческого роста, синяя поверхность моря, зеленые берега, вулкан сердится, широкие дорожки, бурное Берингово море и др.
 
Природа в дискурсе В. Обручева воспринимается как факт реальности, но поражает быстрая смена флоры и необычные растения, нетипичные для реального пространства и времени. Быстрая смена флоры обычно связана с изменением погоды, которая поляризуется от необычайно холодной к невыносимо жгучей на пространстве равнин, лесов, озер, гор: снег, мелкий осенний дождь, легкий морозец, холодный норд-вест, дождь, крупный снег, температура воздуха в тени +25 градусов, спокойный воздух, жар сильный, адская температура, жара невыносимая.
 
Фауна фантастической земли Плутонии поражает своим разнообразием и полностью подтверждает фантастичность описываемого затерянного мира, существующего одновременно с пространством действительности: «... на первых же шагах мы уже встретили представителей флоры и фауны, давно исчезнувших на наружной стороне; с тех пор как мы открыли этот странный внутриземной мир, я перестал удивляться чему бы то ни было и готов приветствовать игуанодонов, плезиозавров, птеродактилей, трилобитов и другие палеонтологические чудеса».
 
Небо представляет особый тип пространства, в новом мире оно приобретает необычные признаки, эпитеты-колоративы придают небу загадочность и мифичность: «... чистое небо, но не голубое, как над внешней поверхностью Земли, а темно-синее», «Это была какая-то бездна, которую то и дело прорезывали ослепительные зигзаги молний, сопровождавшиеся такими раскатами грома, каких никто из наблюдателей еще не слышал». Основной компонент неба – новое солнце Плутон, жаркие лучи которого часто вредят и мешают, а их отсутствие – препятствие для путешественников: « ... небо безоблачно, но сам Плутон светит тускло, и на одной половине диска видно много больших темных пятен». Загадочность неба отражено в обычных ситуациях, но употребление автором фразеологизма, «словно с неба свалились!» подчеркивает неожиданность ситуации. Когнитивная интерпретация номинативного поля пространства позволяет нам определить черты небесного пространства (29 признаков – 7,4%), среди которых: серые тучи, темный фон неба, яркий свет луны, яркое солнце, низкие свинцовые тучи, алый фон неба, серые клочья туч, ярко-розовые отблески от лучей солнца, красноватый цвет туч, красноватый диск, красный диск солнца, сине-багровый вал.
 
Следующий компонент – мир / вселенная характеризует космические и земные ситуации, новый мир в восприятии автора (13 признаков – 3,3%): неизвестная земля, остальной мир, красноватый Плутон, межпланетное пространство, светящееся ядро Земли, внутриземное светило, внутриземной мир, неизвестный мир, подземное царство, подземный мир, Земля внутри пустая и обитаемая, космическое пространство, светящееся тело Плутона.
 
Новый мир, найденный исследователями, воспринимается первоначально как «снега и льды неизвестной земли», но догадки о новой земле  придают фантастичности всем событиям: «Земля внутри пустая и обитаемая». Космическое пересекается с земным в дискурсе автора и озадачивает возможностью событий, поскольку проявления фантастического передано употреблением терминологической лексики: светило, или настоящее ядро нашей Земли; последняя стадия своего горения. Планета Плутон, которая выполняет функцию солнца, является одновременно  объектом  космического пространства:  «Плутон пробил кору и остался внутри».
 
Следующий компонент текстового ассоциативно-смыслового поля –утилитарно-бытовое пространство (14 признаков – 3,5%), связан с описанием личного пространства. Единственное помещение путешественников – это юрта, которая объединяет функции и жилья и временного убежища героев (4 – 1%): юрта была пуста, имела жилой вид, теплая юрта. Для дикарей она «вроде жилища богов и ходят туда поклоняться».
 
Примером личного пространства путешественников становится небольшая территория судна «Полярная  звезда» (45 употреблений), которое везет научную экспедицию в неизвестное новое пространство.
 
Пространство в романе ассоциировано с землей, территорией: «земля, никому еще неизвестная, проблематическая земля», но, с другой стороны, неизвестность порождает интригу, и исследователи ждут в напряженном ожидании нового сюрприза, который поднесет им эта странная Земля Нансена в виде белоснежной равнины.
 
Простор, который окружает человека, автор лексически представляет в признаках неизвестной территории, местности, поверхности (66 – 16,7%): большая карта Арктической области, большой остров, часть большой земли, большой материк; земля, никому еще неизвестная; целый архипелаг, проблематическая земля; просторная, небольшая площадь, предполагаемая земля, красноватая пустыня, новооткрытая страна, внутренняя поверхность Земли, черная пустыня
 
Слово «пространство» автор употребил лишь пять раз в комбинациях: межпланетное пространство, большое пространство, космическое пространство, широкое пространство. Пространство представляет собой неизвестность и неприглядную местность: безотрадный простор, царство смерти.
 
Анализ текстовых ассоциативно-смысловых полей пространства в романе позволяет нам констатировать иерархическое их наполнение (общее количество признаков – 395): земное пространство – 194 (49,1%); простор / измерение – 66 (16,7%); географическое и топологическое пространство – 62 (15,7%); небесное пространство – 29 (7,4%); мир / вселенная – 13 (3,3%); антропное пространство – 17 (4,3%); утилитарно-бытовое пространство – 14 (3,5%).
 
Многочисленные эпитеты постепенно характеризуют картину разворачивающуюся перед читателем и добавляют экспрессивности неизвестному и ужасному пространству: неизвестная земля, угрюмые острова, странная Земля Нансена, печальная Земля Нансена и др. Картина фантастической, незнакомой земли в воображении автора противостоит обычным взглядам на мир. Признаки инфернального заметны не только в характеристиках окружающего мира, но и в наименованиях топологических объектов, названия которым дали герои романа: пустыня Дьявола, кратер Сатаны, вулкан Ворчун. Вулкан сравнивается с человеком, который не только сопровождает путешественников, но и щеголяет перед учеными: «Ворчун снял свою шапку и показал нам свой ​​красный язык».
 
Итак, констатируем, что ассоциативная модель концептуального поля пространства в романе В. Обручева «Плутония» представлена различными типами пространства, которые формируют и реальное, и ирреальное пространство в романе.
 
Анализ словарных источников позволяет выявить информационное содержание концептуального поля пространства в романе «Плутония», формируемое лексико-семантическим полем, ЛО которого связаны с одним и тем же фрагментом действительности. Информационное содержание характеризуется когнитивными классификационными признаками: территориальность, атмосферное пространство, размер, расстояние, ограничение.
 
Общее количество признаков пространственности составляет 395 единиц (в скобках представлено количество признаков пространства и их процентное содержание от общего числа признаков).
Территориальность (76 признаков – 19,2%) представлена ​​в романе такими дифференциальными признаками территория / местность, поверхность, тип пространства, протяженность:
– Территория / поверхность: целый архипелаг, Арктическая область, поверхность моря, ледяное поле, снежные поля, ледяные поля, полярная земля, снеговая равнина, снежная равнина, окраина Антарктического материка, ледяная пустыня, остальной мир, тундра, полярный материк, поверхность, карта Арктической области, площадь, северная область, внутренняя поверхность, внутренняя поверхность нашей Земли, низменная равнина, здешняя сторона, местность, поверхность воды , поверхность озера, поверхность Земли, поверхностная часть коры;
– Пространство общее представлено лексическими единицами: простор, межпланетное пространство, космическое пространство;
– Ландшафтно-топологическое пространство: Урал, Новая Земля, Ледовитый океан, море Бофора, Аляска, Тихий океан, Атлантический океан, Берингов пролив, Японское море, Чукотский полуостров, остров Русский, Сибирь, острова Аскольда, бухта Золотого Рога, Сахалин, Курильские острова, Охотское море, вулкан Тоорусыр, утес Авоссы, Авачинская сопка, речка Авача, Забайкалье, мыс Дальний, мыс Бабушкина, остров Святого Лаврентия, мыс Чукотский, Дальний Восток, гора Святого Лаврентия, мыс Дежнева, мыс Принца Уэльского, мыс Лисберн, мыс Надежды, залив Коцебу, Берингово море, остров Врангеля, позвоночник Русский, Мертвое море, Каспийское море, Люкчунская котловина, остров Беринга, Земля Франца-Иосифа.
 
Воздух является компонентом пространства, он заполняет определенную территорию. Классификационный признак атмосферного пространства сформирован дифференциальной характеристикой атмосферы (1–0,3%): верхние слои атмосферы.  
 
Классификационный признак размера представлен ​​42 номинациями, что составляет 10,6% от удельного количества единиц, и дифференцирован чертами: большой, малый, высокий, низкий:
– Большой: большая карта Арктической области, большой остров, часть большой земли, большой материк, большие острова, крупные разломы земной коры, большие поля снега, большие леса, крупный снег, огромный ледник, колоссальной величины впадина, большое белое пятно на карте Арктической области, огромная темно-лиловая туча, обширная земля, большое озеро, огромные хвощи, большая гора, огромная река, огромные песчаные дюны, большая поляна, большое пространство;
– Малый: маленький городок, небольшая площадь, мелкий дождь, небольшие деревья, мелкая трава, маленькое озеро, небольшое озеро;
– Высокий: высокие горы, деревья выше человеческого роста, высокие холмы;
–   Низкий: низкие горы.
 
Пространство представлено также характеристиками ширина / толщина и выражено признаками:
– Широкий: широкий пролив, широкие долины, река расширилась, более или менее широкое пространство, широкие дорожки;
– Узкий: узкое море, узкий Берингов пролив, узкие ворота Авачинской бухты.
 
Расстояние реализовано характеристиками близости, глубины (10 –2,5%):
– Близость: близкая земля;
– Глубокий: глубокий снег, глубокая речка, глубокая тишина;
– Мелкий: мелкий Берингов пролив, мелкое море;
– Длинный: путь через Землю Нансена затянулся на целый месяц.
 
Когнитивный классификационный признак границы (2–0,5%) реализован дифференциальными чертами бесконечности: не безбрежное море, бесконечная пустыня.
 
Информационное содержание концепта насчитывает 131 признак (33,2% от общего количества номинаций пространства).
Следующий этап анализа макроструктуры концептуального поля пространства в романе В. Обручева «Плутония» – обзор образного компонента (142 признака – 35,9%), включает перцептивный и когнитивный образы.
 
Так, перцептивный образ (115 признаков – 29,1%) объединяет зрительный, слуховой, гаптический и ольфакторный образы.
Зрительный образ (69–17,5%) формируется когнитивными классификационным признакам пространства: яркость, цвета и оттенки.
Яркость (8–2%) насчитывает такие когнитивные дифференциальные признаки:
– Яркий: яркий свет Луны, яркое солнце, светящееся ядро Земли, светящееся тело Плутона;
– Ясный: чистое небо, небо безоблачно, небо прояснялось.
 
Классификационный признак цветов и оттенков (61–15,4%), отраженных в пространственной семантике, широко представлен ​​разнообразными средствами вербализации:
– Розовый: ярко-розовые отблески от лучей солнца;
– Голубой: голубые волны Японского моря;
– Синий: сине-багровый вал (о небе), темно-синее небо, синяя поверхность моря ;
– Серый: серые тучи, серые клочья туч, клочья серых туч, небо в зените было подернуто серой дымкой;
– Желтый: пожелтевшая трава, утесы ярко-желтого цвета;
– Зеленый: зеленые листочки и цветы, зеленела молодая трава, зеленеющая тундра, вечнозеленые растения, зеленая чаща, зелёная лужайка, утесы зеленовато-желтого цвета, зеленые берега, зеленая стена леса, зеленая долина, зеленая летняя одежда тундры;
– Черный: черно-бурая земля, черные листва и трава, черная пустыня, черная равнина;
– Белый: белые снега, белесоватая мгла, белоснежный фон, белоснежная равнина, бело-серая мутная мгла, белое пятно на карте Арктической области, белые благоухающие цветы, белые увалы;
– Темный: темный фон неба, низкие свинцовые тучи, темная равнина, темно-лиловая туча, темная вода озера, темная полоса лесов, вечерняя мгла.
– Бурый: буро-черная земля;
– Красный: алый фон неба, красноватый цвет туч, красноватая пустыня, красноватый диск, красный диск солнца, красноватый свет, красноватое солнце, красноватое светило, красноватый Плутон , красноватые сумерки.
 
Слуховой образ (7–1,8%) формируется когнитивными классификационным признакам: шум (4–1%), тишина (3–0,8%) шум:
– Грохочущий: гром гремел, ужасающий грохот;
– Шумный: завывание ветра, стоны ветра.
– Тишина: глубокая тишина, зловещая тишина, тихая река.
 
Гаптический образ / тактильный (31–7,8%) отражает когнитивный классификационный признак температурного показателя, характеризующего среду и осязательное восприятие.
Дифференциальные признаки ощущения окружающей среды (29–7,3%):
– Сырой: осенний дождь, снег, дождь, крупный снег, мелкий снег, мелкий дождь, почва была влажная, сыро, дождь или снег;
– Холодный: легкий морозец, холодный норд-вест, холодный северный ветер, температура опускалась до 5 и даже 10 градусов ниже нуля, очень холодно;
– Жаркий: +28 градусов, жар сильный, адская температура, жара невыносимая, жара ужасная;
– Теплый: южный ветер, ненормальной тепло, теплая погода, теплая юрта, температура воздуха 25 градусов.
– Горячий: горячий ветер;
– Прохладный: легкий северный ветер, постоянный ветер, слабый северный ветер;
Осязательное восприятие вербализовано признаками:
– Липкость: липкая земля;
– Твердость: твердая земная кора.
 
Ольфакторный образ (органы чувств) формируется когнитивным классификационным признаком запаха:
– Угарный: клубы дыма, густой дым;
– Зловонный: пахнет скверно, запах серы, запах хлора, пахло серой с хлором;
– Приятный: свежий норд, благоухающие цветы.
 
Когнитивный образ приобретает черты, свойственные человеку (27 признаков –6,8%), они характеризуют: психические качества (12–3%), физические качества (15–3,8%).
 
Психические качества составлены классификационными признаками позитива (4–1%):
– Спокойствие: спокойное море, спокойный воздух, спокойная вода озера, мирное озеро.
Отрицательные (8 признаков–2%):
– Беспокойный вулкан сердится, бурное Берингово море;
– Печальный: угрюмые острова, мрачное величие окружающей пустыни, мрачная пустыня, безотрадный простор, мрачные окрестности вулкана, печальная Земля Нансена.
 
Физические качества (15 признаков –3,8%) представлены классификационными признаками связи с действием (14–3,5%) и возрастом (1–0,3%). Пространство и его объекты приобретают качества, присущие существу:
– Давать: Земля Нансена дала уже экспедиции не только много нового, но и много необъяснимого;
– Господствовать: господствующие северные ветры;
– Действие выполняется над объектом пространства: «Полярную звезду» поведут под конвоем;
– Удаваться: «Полярной звезде» удалось;
– Двигаться:  «Полярная звезда» неслась по волнам, «Полярная звезда» подошла ближе, «Полярная звезда» провожала экспедицию, «Полярная звезда» вырвалась из плена, «Полярная звезда» везет научную экспедицию, «Полярная звезда» шла уже полным ходом;
– Спать: Петропавловск давно спал, Камчатка объята еще зимним сном);
– Замирать: природа словно оцепенела и замерла;
– Устраивать: «Полярная звезда» должна была устроить состав.
 
Классификационный признак связи с возрастом обозначен чертой молодости: молодая трава.
 
Общее количество признаков образного содержания 142 (35,9%) от 395 репрезентаций пространства. Интерпретационное поле концепта в романе состоит из когнитивных признаков оценочной и мифическо-фантастической зоны.
 
Оценочная зона (26 признаков–6,6%) сформирована положительной и отрицательной оценками. Негативное пространство представлено когнитивными классификационными признакам негатива (10–2,5%):
– Пустынный, пустой: пустынная местность, пустынная долина, юрта была пуста, бесплодная пустыня;
– Проблематичный: проблематическая земля, чем дальше в лес, тем больше дров;
– Мертвый: мертвая лесная чаща, царство смерти;
– Тяжелый: путь на юг был прегражден, трудный путь.
 
Положительному пространству оценочного содержания (16 признаков - 4,1%), характерные черты:
– Замечательный: благоприятная погода, чудесная страна минувших геологических периодов;
– Неизвестный: неизвестная земля, предполагаемый материк, предполагаемая земля, неизвестный мир;
– Роскошный: пышная растительность;
– Новый: новооткрытая земля, новооткрытая страна;
– Странный: странная Земля Нансена, странная местность;
– Комфортный: попутный ветер (с. 83), хорошая природа (с. 98), имела жилой вид, жилище богов;
– Спокойный / мирный: Камчатка объята еще зимним сном.
 
Мифически-фантастической зоне (96 признаков–24,3%) характерны когнитивные классификационные признаки необычности и антропности. Необычный мир представлен когнитивными классификационными признаками (79–20%): необычность, подземный мир, необычная флора, необычная фауна:
– Необычность: Земля (Фритьофа) Нансена, закурила наша сопка!, Древние греки называли бога подземного мира Плутоном, светило Плутон, а страна – Плутония, внутриземное светило, Плутония – страна вымерших исполинов, пустыня Дьявола, вулканы – трон Сатаны, вулкан Ворчун, озеро получило название Отшельничьего, а ручей – имя Папочкина, Ворчун снял свою шапку и показал нам свой красный язык!, таинственная страна, море Ящерова, с неба свалиться;
– Подземный мир: внутриземной мир, подземное царство, подземный мир, Земля внутри пустая и обитаемая;
– Необычная флора: послетретичная (ископаемая) флора;
– Необычная фауна: мамонты, странный зверь, первобытные быки; заяц, огромный гиппопотам, сабельный тигр, глиптодон, игуанодоны, плезиозавры, птеродактили, трилобиты, палеонтологические чудеса, огромные слоны, странные животные, верблюдо-жирафы, мастодонты, сабельный лев, первобытные лошади, трицератопс, археоптерикс, ихтиозавры, цератозавр, плезиозавры, летучие ящеры, чудовище, стегозавр, цари юрское природы, бронтозавры, мускусные быки, исполинские северные олени, представители юрское фауны. Заметим, что на пространстве неизвестной территории царями становятся не люди, а доисторические существа.
 
Когнитивный классификационный признак антропности (17 номинаций – 4,3%) вербализован:
– Образами человечества: разумные существа, обезьяноподобный человек, дикие люди, дикари, первобытные люди, людоеды, первобытный человек.
 
Интерпретационные поле концепта насчитывает 122 (30,9%) от общего числа признаков, и составляет 395 единиц.
 
Описание полевой структуры позволяет нам определить актуальность классификационных признаков концептуального поля пространства по степени их значимости (216 номинаций) в романе В. Обручева (от 15% до 20%) составляют признаки мифолого-фантастической зоны, в частности, классификаты: необычное пространство (79–20%), территориальность (76–19,2%), цвета и оттенки, относящиеся к образному содержанию (61–15,4%).
 
Итак, ядро как показатель ярких черт, указывает на типичные характеристики пространства в дискурсе автора и составляет 54,6% процентов от всех признаков.
 
Ближняя периферия (от 10% до 15%) сформирована характеристиками информационного содержания: признаки величины составляют 42–10,6%.
 
Дальняя периферия (от 5% до 10%) насчитывает 29 признаков – 7,3% и представлена классификационными признаками гаптического образа: ощущение.
 
Крайняя периферия (от 0% до 5%) 108–27,3% признаков и характеризует наименее весомые черты пространства, которые по степени яркости реализованы такими классификаторами: антропное пространство: человечество (17 признаков–4,3%), положительное оценочное пространство (16–4,1%), отношение к действию (14–3,5%), расстояние (10–2,5%), негативное оценочное пространство (10–2,5%), яркость (8–2%), запах (8–2%), негативные психические качества когнитивного образа (8 признаков – 2%), когнитивный признак шума (4–1%), положительные психические качества интерпретационного содержания (4–1%), тишина (3–0,8%), предел (2–0,5%), осязательное восприятие (2–0,5%), атмосферное пространство (1–0,3%), связь с возрастом (1–0,3%).
 
Анализ полевой структуры концептуального поля пространства в романе В. Обручева «Плутония» позволяет нам конкретизировать ее содержание. Ядро формируется признаками информационного, интерпретационного и образного компонентов, но заметно преимущество признаков информационного содержания (территориальность).
 
Итак, автор создает фантастическое пространство средством детализации пространства реального, объекты нереальной действительности воспринимаются сквозь призму реальности. Характеристики фантастического пространства формируются чаще средствами репрезентации необычной природы, ландшафта, населения и образами внеземными, мифическими.

Библиографический список:

1. Болотнова Н. С. Филологический анализ текста : учеб. пособие / Н. С. Болотнова. – 3-е изд., испр. и доп. – М. : Флинта; Наука, 2007. – 520 с.
2. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества / М. М. Бахтин. – 2-е изд. – М. : Искусство, 1986. – 445 с.
3. Обручев В. А. Плутония; Земля Санникова : романы / В. А. Обручев. – Минск : Юнацтва, 1986. – 606 с.
4. Попова З. Д. Когнитивная лингвистика / З. Д. Попова, И. А. Стернин. – М. : АСТ : Восток –Запад, 2007. – 314 с.
5. Приходько А. Н. Концептология дискурса, или дискурсология концепта / А. Н. Приходько // Учен. зап. Тавр. нац. ун-та им. В. И. Вернадского. Сер. „Филология”. – 2005. – Т. 18 (57), № 2. –
С. 347 –351.
6. Фомина С.Б. Актуализация концепта ВРЕМЯ на фоне концептуального поля пространства в фантастическом дискурсе конца ХІХ – начала ХХ столетия / С.Б. Фомина // Когнитивная лингвистика: новые парадигмы и новые решения: сборник статей / отв. ред. М.В. Пименова. – Москва: ИЯ РАН, 2011. – С. 341–347с. (896 с.). (Серия «Концептуальные исследования». Вып. 15).




Рецензии:

6.11.2014, 12:58 Гутникова Алла Владимировна
Рецензия: Реализация концепта "пространство" в языке является одной из актуальнейших проблем когнитологии. Автором статьи проделан глубокий анализ языковых средств, составляющих поле "пространство" на материале художественного дискурса. Выводы интересны и логичны. Статья рекомендуется к публикации.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх