Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №17 (январь) 2015
Разделы: Юриспруденция
Размещена 08.01.2015. Последняя правка: 08.01.2015.

Административная ответственность за информационные правонарушения: сравнительный анализ законодательства Российской Федерации и Украины

Волкова Анастасия Александровна

Управление Госземагентства в г. Донецке Донецкой области

ведущий специалист юридического отдела

Научный руководитель: Беляков Константин Иванович, доктор юридических наук, профессор, заведующий отделом правовых проблем информационной деятельности Научно-исследовательского института информатики и права Национальной академии правовых наук Украины


Аннотация:
На основании анализа законодательной базы Российской Федерации и Украины, в статье рассмотрены основные проблемы, а также специфика правового регулирования института административной ответственности за правонарушения в информационной сфере (информационные правонарушения)


Abstract:
Based on the analysis of legislative base of the Russian Federation and Ukraine, in the article the basic problems as well as the specifics of the legal regulation of administrative responsibility for offenses in the field of information (information of the offense)


Ключевые слова:
информационное право; информационная сфера; информационное правонарушение; административная ответственность

Keywords:
information law; information sphere; information offense; administrative responsibility


УДК 342.951:351.82

Введение.
 Изменение правового регулирования общественных информационных правоотношений, в связи с открытостью и публичностью власти, а также «якобы» демократизация отношений «государство-гражданин» способствуют возникновению новых механизмов обеспечения и защиты прав физических и юридических лиц на информацию. Государственная машина, с каждым днем, делает общество зависимым от наличия или отсутствия информации, ее достоверности, полноты и объективности.

Реализация прав физических и юридических лиц на свободное получение, распространение и использование информации, как важнейшее условие демократического развития любого государства, в первую очередь, зависит от наличия эффективного и действующего механизма защиты информационных правоотношений. Для этого существует так называемый институт юридической ответственности за правонарушения в информационной сфере.

Основная часть. Анализируя процесс становления и развития института юридической ответственности за правонарушения в информационной сфере в Российской Федерации (далее – РФ), а также Украине, следует отметить тот факт, что в украинском законодательсьве, в отличие от российского, до сих пор не сформулирована значительная часть основных понятий (категорий) и юридических конструкций, которые используются в качестве регулятора информационных правоотношений. Ранее автором настоящей работы, уже, были рассмотрены особенности юридической ответственности за правонарушения в информационной сфере [5, с. 72-80]. Однако, считаем целесообразным и необходим изучить, также, отдельные виды юридической ответственности, а именно: институт административной ответственности за данные правонарушения, путем сравнительного анализа законодательства РФ и Украины.

Изучив законодательство ранее упомянутых государств, нами выявлено ряд пробелов в правовом регулировании института административной ответственности за информационные правонарушения в Украине, а именно отсутствие в национальном законодательстве действующих и эффективных механизмом привлечения к административной ответственности за информационные правонарушения юридических лиц. Наличие данной, а также ряда других проблем обуславливают необходимость и практическую актуальность сравнительного анализа административного законодательства РФ и Украины в сфере правового обеспечения административной ответственности за информационные правонарушения, с целью внедрения законодательного опыта РФ в правовую систему Украины.

Отдельные вопросы, связанные с этим направлением юриспруденции, рассматриваются в работах украинских исследователей: Г. П. Бондаренко, И. Безклубого, К. И. Белякова, А. Благодатного, А. С. Бреля, Л. В. Коваля, А. Т. Комзюка, А. В. Кохановской, А. А. Кулинича, А. И. Марущака, Ю. П. Мельника, т.д., а также известных российских специалистов в области информационного и административного права – И. Л. Бачило, А. Б. Венгерова, А. Г. Волеводза, А. Н. Ждановой, М. В. Костенникова, В. А. Копылова, А. В. Полушкина, П. П. Серкова и других.

Трудно не согласиться с Л. В. Ковалем, который отмечает сложность происходящих в общественной жизни, в частности в административной практике, информационных правоотношений, которые вызывают необходимость изучения их правого регулирования, выработки и внедрения эффективных методов воздействия на нарушителей правопорядка. Но, от «конструирования» новых методологических средств и подходов, до их практической реализации, немалая дистанция, преодолеть, которую можно, только, опираясь на науку. Таким образом, актуальным является и теоретический аспект [9, с. 3] в изучении института административной ответственности за информационные правонарушения.

Целью статьи является сравнительным анализом административного законодательства РФ и Украины в информационной сфере, его специфики и проблем.

Одним из существенных недостатков правового регулировании института административной ответственности за информационные правонарушения является отсутствие, как в законодательстве РФ так и Украины, легального определения такой категории как «административная ответственность», что в свою очередь приводит к значительному сужению содержания данной категорий, существованию разных точек зрения относительно дефиниции «административная ответственность».

Например, украинский ученый Г. П. Бондаренко считал, что административная ответственность – это форма реагирования государства на правонарушения, которая выражается в применении уполномоченными государственными органами, должностными лицами, общественностью к виновному лицу административных санкций, в пределах и в порядке установленных законодательством; это обязанность правонарушителя отчитываться за своё противоправное поведение и терпеть его неблагоприятные последствия, предусмотренные санкцией правовой нормы [4, с. 103]. В свою очередь, один из признанных специалистов в области административного права Л. В. Коваль утверждает, что административная ответственность – это применение к нарушителям общеобязательных правил, действующих в сфере управления и других сферах, государственных взысканий [10, с. 189].

Абсолютно противоположной является точка зрения, российского ученого, А. Н. Ждановой, которая утверждает, что административная ответственность – это установленная законом форма реагирования государства (в лице судей, уполномоченных органов и (или) должностных лиц) на факт противоправного поведения, выражающаяся в реализации судьей, компетентным органом (должностным лицом) предоставленных законом прав, при наличии поводов и оснований к возбуждению дела об административном правонарушении истребовать объяснение от лица, в отношении которого ведется производство по делу, на основании собранных доказательств, подвергнуть противоправное деяние и данную личность официальной оценке, в случае установления оснований ответственности назначить виновному административное наказание и исполнить его [6, с. 7]. Однако, следует отметить тот факт, что автор раскрывает понятие административной ответственности через отождествление ее с административным процессом (административным производством), что в свою очередь является необоснованным.
И материально-правовую, и процессуальную стороны административной ответственности одновременно выделяет российский ученый П. П. Серков, по мнению которого «административная ответственность есть комплексный правовой механизм реагирования государства на проявление административной противоправности, содержащий материально-правовые основания и процессуальный порядок производства по делам об административных правонарушениях [21, с. 12].

Украинский ученый А.Т. Комзюк утверждает, что административная ответственность – это применении к лицам, которые совершили административные проступки административных санкций, которые влекут за собой, для этих лиц, отягощающие последствия материального, морального, личного или иного характера, и накладываются уполномоченными на это органами или должностными лицами на основании и в порядке, установленных нормами административного права [13, с. 89]. В свою очередь Ю. П. Битяк и В. В. Зуй, утверждают, что административная ответственность – это вид юридической ответственности физических и юридических лиц перед органами исполнительной власти или судом за нарушение административно-правовых норм на основании применения административных взысканий [3, с. 121].

Трудно не заметить, что в указанных выше дефинициях, как украинских так и российский ученых, отсутствуеют упоминания о том, что субъектами административной ответственности совершаются противоправные действия (бездействия), которые влекут за собой применение к ним мер административное принуждение. На основании вышеизложенного, предлагается следующее определение административной ответственности: административная ответственность – это правоотношения, которые возникают между органами государственной власти и физическими или юридическими лицами, в связи с совершением последними предусмотренных законом противоправных, виновных действий (бездействий) и применением к ним в административном порядке предусмотренных законом взысканий.

Как известно, основанием применения мер административной ответственности является совершение субъектом (участником) информационных правоотношений административного правонарушения.

Понятия административных правонарушений, которые закреплены в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) [11], а также Кодексе Украины об административных правонарушениях (далее – КУоАП) [12], раскрываются через общие признаки (наличие деяние, общественная опасность, административная противоправность, административная наказуемость и виновность) административного правонарушения, которые характерны для всех, без исключения, административных правонарушений [14]. Однако, в зависимости от родового объекта и отраслевой направленности проступка, каждому виду административного правонарушения, в том числе и информационному, присущи свои специфические признаки.

Например, российский теоретик и практик А. В. Полушкин характеризует понятие информационного правонарушения через общие и специальные признаки, имеющие существенное значение для этого вида правонарушения. К общим существенным признакам относятся: общественная опасность, противоправность, деликтоспособность и виновность лиц. К специальным существенным признакам относятся: информационная сфера, информационная среда осуществления, а также использование информационных средств и технологий [15, с. 54]. Исходя из вышеизложенных признаков, информационное правонарушение автор определяет как «общественно опасное, противоправное, виновное деяние (действие или бездействие) деликтоспособного лица, совершенное в информационной сфере и/или с использованием информационных средств и технологий работы с информацией, независимо от ее формы, или в другой области человеческой деятельности в условиях информационной среды» [16, с. 207].

Что касается составов информационных правонарушений, то в КоАП РФ, в отличие от КУоАП, законодатель попытался все составы, в зависимости от родового объекта противоправного посягательства, объединены в отдельную 13 главу «Административные правонарушения в области связи и информации». Однако, вышеупомянутая глава объединяет не все информационные правонарушения, а только 27. Большая часть составов информационных правонарушений расположена в других главах кодекса, например в главе 5 (нарушение права гражданина на ознакомление со списком избирателей, участников референдума (ст. 5.1); непредоставление или неопубликование отчета, сведений о поступлении и расходовании средств, выделенных на подготовку и проведение выборов, референдума (ст. 5.17)); непредоставление сведений об итогах голосования или о результатах выборов (ст. 5.25), главе 8 (сокрытие или искажение экологической информации (ст. 8.5)); невыполнение правил ведения судовых документов (ст. 8.16)), главе 10 (сокрытие сведений о внезапном падеже или об одновременных массовых заболеваниях животных (ст. 10.7)) и др. Как видно, родовым объектом таких правонарушений являются общественные информационные отношения в различных областях публичной и частной деятельности. В связи с чем, абсолютно поддерживаем точку зрения И. Л. Бачило, которая утверждает, что сложность отнесения некоторых составов к области информационных правонарушений связана с тем, что они являются пограничными и касаются не только информации, но и той области отношений, где информация работает и является предметом этих отношений [1, c. 98].

Составы административных правонарушений в области связи и информации могут быть закреплены как на федеральном уровне, так и в законодательстве субъектов КоАП РФ. При этом в законодательстве субъектов РФ об административных правонарушениях необходимо исключить дублирование в отношении данных составов, когда они уже на федеральном уровне [20].
Что касается КУоАП, то в данном нормативно-правового акте информационные правонарушения находятся в хаотичном, бессистемном порядке в разных главах кодекса, что в свою очередь усложняет защиту информационных правоотношений. Поскольку производство по данным делам осуществляется разными субъектами.

К тому же, практика законотворческого процесса в информационной сфере, как и в РФ, часто предполагает формулировку равнозначных составов административных правонарушений в разновидовых по юридической силе актах административного законодательства. При этом только один из таких нарушений обеспечивается санкцией административно-правовой нормы. Такая модель правового регулирования характерна в частности для отношений, которые складываются в сфере обеспечения доступа к публичной информации, а также в сфере обращения и использования государственной, коммерческой тайны. Так, в ст. 39 Закона Украины «О государственной тайне» закреплено 17 составов правонарушений, связанных с государственной тайной, в свою очередь лишь 8 из них нашли свое отражение в ст. 212-2 КУоАП и обеспечены мерами административной ответственности [7, с. 122].

Не менее дискуссионным, как в российской так и в украинской практике, является вопрос субъектного состава административных информационных правонарушений.
В соответствии с КУоАП субъектами административной ответственности за административные правонарушения являются только физические лица. Однако, украинские реалии свидетельствуют о существенном росте информационных правонарушений, которые значительно чаще стали совершаться коллективными субъектами. К тому же, анализ украинского законодательства дает основания утверждать о возможность привлечения к административной ответственности за информационные правонарушения юридических лиц. Например, Законом Украины «О государственной тайне» предусмотрены полномочия Службы безопасности Украины отменять или приостанавливать действие разрешения на осуществление деятельности, связанной с государственной тайной на основании акта, проведенной Службой безопасности Украины, проверки, выводы которого содержат данные о несоблюдении государственным органом, органом местного самоуправления, предприятием, учреждение, организацией условий, предусмотренных статьей 20 Закона Украины «О государственной тайне» [17]. Глава 5 Закона Украины «О защите от недобросовестной конкуренции» своим содержанием четко определяет ответственность субъектов хозяйствования (юридических лиц) за недобросовестную конкуренцию в виде следующих санкций: наложение штрафа, возмещение вреда, изъятие товара, опровержение ложных, неточных или неполных сведений [18]. Закон Украины «О телевидении и радиовещании» предусматривает применение Национальным советом к телерадиоорганизациям и провайдерам программных услуг такие санкции: объявление предупреждения; взыскание штрафа; представление в суд дела об аннулировании лицензии на вещание [19].

Таким образом, субъектом вышеупомянутых информационных правонарушений является лицо, совершившее административное правонарушение, а именно юридическое. Говоря точнее, законодатель фактически признает административную правосубъектность юридического лица, следовательно, способность нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение положенных на юридическое лицо обязанностей. Однако, как отмечает большинство практиков и теоретиков в области права, институт административной ответственности юридических лиц за информационные правонарушения является достаточно сложным для понимания. Поскольку, законодательство Украины об административной ответственности юридических лиц за совершение информационных правонарушений, на сегодняшний день, является недостаточно разработанным: почти полностью, отсутствуют общие положения и принципы административной ответственности юридических лиц, неурегулированным остается механизм привлечения юридических лиц к административной ответственности [2, с. 175]. Наличие данных проблем значительно снижает роль института административной ответственности в механизме борьбы с административными правонарушениями в целом.

Однако, Украина не единственное государство, которое столкнулось с данными проблемами. В 2001 году для урегулирования подобной ситуации был принят новый КоАП РФ, в котором было закреплено норму, предусматривающая административную ответственность юридических лиц за совершение административных правонарушений, в том числе и информационных.
В соответствии с КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо [ч.ч. 2, 3 ст. 2.1, 11].

Не вызывает сомнений, что привлечение юридического лица к административной ответственности является специфическим, хотя бы ввиду того, что этот процесс часто предполагает соотнесение и координацию с административной ответственностью физических лиц. Так, например, привлечение к административной ответственности не освобождает юридическое лицо от ответственности руководителей этого юридического лица и наоборот. То есть, привлечение к ответственности юридического лица является элементом воздействия именно на него, как на субъекта конкретноопределенных правоотношений, и одновременно на лиц, отвечающих за деятельность юридического лица. Следует отметить, что законодательное закрепление такой новеллы в законодательстве Российской Федерации породило определенную проблему: возникла необходимость ввести два понятия административного правонарушения, исходя из того, что такой признак, как виновность, не может быть критерием для привлечения к административной ответственности юридическое лицо за совершение административного информационного правонарушения [14, c. 235].
Считаем, что данное утверждение является необоснованным и абсолютно поддерживаем точку зрения А. Зимы, который утверждает, что вина юридического лица, за совершенное административное правонарушение, определяется преобладающим волей, под которой следует понимать волю администрации, других лиц, которым предоставлено право давать указания в пределах юридического лица и его подразделений [8, с. 7]. В связи с чем, считаем обоснованным внедрить опыт РФ в правовое поле украинского законодательства, а именно признать и закрепить в КУоАП, наряду с физическими лицами, субъектом совершения административного правонарушения юридическое лицо. При этом предусмотреть принцип вины юридического лица, как обязательное условие для привлечения его к административной ответственности за совершение информационного правонарушения.

Заключение. Сравнив особенности правового регулирования административной ответственности за совершение информационных правонарушений в РФ и Украине, приходим к выводу, что украинское административное законодательство отстает от российского на десятилетие. В связи с чем, целесообразным является не только внедрение опыта РФ в законодательство Украины, но принятие отдельного нормативно-правового акта, который бы регулировал бы весь комплекс информационных правоотношений, а также предусматривал бы эффективные механизмы их защиты. Примером такого акта является Основы Кодекса Украины об информации (или Кодекса, регулирующая общественные информационные отношения, с другим названием), сторонниками которого являются авторы стать. Считается, что в структуру такого кодекса, как консолидирующего акта, можно было бы включить, в соответствующей последовательности, законы Украины, которые регулируют правовой режим и защиту всех отношений, возникающих в информационной сфере, комплекс договоров и иных международных актов, ратифицированных Украиной в данной̆ сфере. Также, считаем целесообразным создать и принять такой акт и в РФ.

Библиографический список:

1. Бачило И. Л. Административно-правовая ответственность в информационной сфере // Административная ответственность: вопросы теории и практики. Сборник статей. М.: Издательство ИГиП РАН, 2005. С. 98.
2. Битяк Ю. П. Адміністративне право України: підручник / Ю.П. Битяк, В.М. Паращук, О.В. Дьяченко. К.: Юрінком Інтер, 2005. 544 с.
3. Битяк Ю.П., Зуй В.В. Административное право Украины (Общая часть): учебное пособие. Х.: Одиссей, 1999. 223 с.
4. Бондаренко Г.П. Адміністративна відповідальність в СРСР. Л.: Вища школа, 1975. 176 с.
5. Волкова А. О. Особливості юридичної відповідальності за правопорушення в інформаційній сфері // Правова інформатика. 2014. № 1 (14). С. 72–80.
6. Жданова А.Н. Индивидуализация административной ответственности граждан: автореф.дис. … канд. юрид. наук: 12.02.14 / А.Н. Жданова; Омск. гос. ун-т им. Ф.М. Достоевского. Омск, 2010. – 23 с.
7. Заярний О.А. Адміністративна караність правопорушень в інформаційній сфері: деякі проблеми доктринального визначення та законодавчого забезпечення // Адміністративне право і процес. 2014. № 2(8). С. 118-127.
8. Зима О. Адміністративна відповідальність юридичних осіб: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Зима О. ; Національна юридична академія ім. Ярослава Мудрого. Х., 2001. 19 с.
9. Коваль Л. В. Административно-деликтное отношение: монография. К. : Издательское объединение «Вища школа», 1979. 231с.
10. Коваль Л.В. Адміністративне право: курс лекцій. К.: Вентурі, 1996. 208 с.
11. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федер [Электронный ресурс]. Закон Рос. Федерации от 30 дек. 2001 г. (с изм. и доп., внесенными Федеральными Законами Государственной Думы от 24 нояб. 2014 г.). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
12. Кодекс України про адміністративні правопорушення: Закон України від 07 грудня 1984 р. № 8073-X : прийнятий Верховною Радою УРСР 07 грудня 1984 р. : введений в дію Верховною Радою УРСР 01 червня 1985 р. // Відомості Верховної Ради УРСР. – 1984. – 18 грудня.
13. Комзюк А.Т. Адміністративна відповідальність в Україні: підручник. Х.: Ун-т внутр. справ, 2000. 99 с.
14. Парненко В. С. Юридичні особи як самостійні суб’єкти адміністративної відповідальності // Науковий вісник Дніпропетровського державного університету внутрішніх справ. 2013. № 3. С. 231-238.
15. Полушкин А.В. Признаки информационных правонарушений // Конфликты в информационной сфере: материалы теорем.сем. \сектора информационного права.ИГЛ РАН (2008) / отв. ред. И.Л. Бачило. М., 2009. С. 53-56.
16. Полушкин А.В. Понятие информацилнного правонарушения // Рос. юрид. Журн. 2009. № 3. С. 207-2010.
17. Про державну таємницю: Закон України від 21 січня 1994 р. № 3855- XII: прийнятий Верховною Радою України 21 січня 1994 р.: введений в дію Верховною Радою України 10 березня 1994 р. // Голос України. – 1994. – 10 березня .
18. Про захист від недобросовісної конкуренції: Закон України від 07 червня 1996 р. № 236/96-ВР: прийнятий Верховною Радою України 07 червня 1996 р.: введений в дію Верховною Радою України 01 січня 1997 р. // Голос України. – 1996. – 02 липня .
19. Про телебачення і радіомовлення: Закон України від 21 грудня 1993 р. № 3759-XII: прийнятий Верховною Радою України 21 грудня 1993 р.: введений в дію Верховною Радою України 22 лютого 1994 р. // Голос України. – 1994. – 222 лютого .
20. Савчишкин Д.Б. Административная ответственность в области связи и информатизацииа [Электронный ресурс]: дис. … канд. юр. наук. М., 2011. URL: http://lawtheses.com/administrativnaya-otvetstvennost-v-oblasti-svyazi-i-informatizatsii (дата обращения: 22.12.2014).
21. Серков П.П. Административная ответственность: проблемы и пути совершенствования: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.02.14 / П.П. Серков; Моск. гос. юрид. акад. им. О.Е. Кутафина. М., 2010. 45 с.




Рецензии:

13.01.2015, 12:53 Шопина Ирина Николаевна
Рецензия: Рецензируемая статья отличается высоким уровнем актуальности и научной новизны, в ней достаточно полно исследованы основные проблемы административной ответственности за правонарушения в информационной сфере. Автором детально проработаны теоретические источники и нормативные акты в исследуемой сфере, сделаны обоснованные, представляющие интерес для теоретиков и практиков, выводы и предложения. Статья соответсвует предъявляемым требованиям и может быть рекомендована к опубликованию.

13.01.2015 13:13 Ответ на рецензию автора Волкова Анастасия Александровна:
Уважаемая Ирина Николаевна, спасибо за положительную рецензию. С уважением, Волкова А.А.



Комментарии пользователей:

13.01.2015, 11:43 Шопина Ирина Николаевна
Отзыв: Статья отличается высоким уровнем актуальности, в ней достаточно полно исследованы основные проблемы административной ответственности за правонарушения в информационной сфере. Автором детально проработаны теоретические источники и нормативные акты в исследуемой сфере, сделаны обоснованные, представляющие интерес для теоретиков и практиков, выводы и предложения. Статья соответсвует предъявляемым требованиям и может быть рекомендована к опубликованию.


Оставить комментарий


 
 

Вверх