Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №17 (январь) 2015
Разделы: Юриспруденция
Размещена 24.01.2015. Последняя правка: 24.01.2015.

Ограничения прав и свобод человека и гражданина в условиях военного положения в России: история и современность

Дукарт Владимир Павлович

Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

студент

Деревскова Валентина Михайловна, кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой теории и истории государства и права Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации


Аннотация:
В данной статье описывается проблема ограничения прав и свобод человека и гражданина в условиях военного положения в России в историческом и современном аспекте. Автор приходит к выводу, что в настоящее время имеются определенные недостатки в правовом регулировании военного положения и предлагает возможные пути их решения.


Abstract:
This article describes the problem of restrictions of human rights and freedoms in conditions of martial law in Russia in historical and contemporary perspectives. The author concludes that there are some drawbacks in the legal regulation of martial law and suggests possible solutions of these drawbacks.


Ключевые слова:
ограничения прав и свобод; специальный правовой режим; военное положение; безопасность граждан и государства

Keywords:
restrictions of rights and freedoms; special legal regime; martial law; safety of nationals and the state


УДК 342.76


Проблема ограничения прав и свобод человека является одной из самых сложных, что прослеживается в противопоставлении приоритетов между государством, социумом и личностью. Нормальное развитие и функционирование общества иногда подвергается воздействию со стороны различных негативных факторов, например, вследствие возникновения экологических и техногенных катастроф, развязывания военных конфликтов, что влечет за собой необходимость применения мер немедленного реагирования и введения специальных правовых режимов.

Одним из них является военное положение, которое трактуется как особый правовой режим, вводимый на территории России или в отдельных ее местностях в соответствии с Конституцией России главой государства в случае агрессии против нашей страны или непосредственной угрозы агрессии. Такое его понимание сложилось лишь на современном этапе развития, поскольку исторически границы между режимами военного и чрезвычайного (исключительного) положения являлись слишком условными, чтобы четко осуществить их разграничение.

Достаточно активное применение особых режимов в нашей стране началось в период с 1905 по 1907 годы, когда военное положение использовалось государственными органами для подавления внутренних беспорядков и искоренения противников императора. По большей части, ограничения прав и свобод касались усиления мер за сопротивление представителям власти, увеличения срока наказаний за распространение недостоверных данных о деятельности правительства, за участие в забастовках на стратегически важных предприятиях. Отражение режима военного положения произошло 23 апреля 1906 г. на уровне Основных Законов Российской Империи, где были закреплены полномочия императора по объявлению местности на военном или положении. В главе восьмой указывалось, что изъятия из положений, касающихся прав и свобод российских подданных, могут происходить в отношении местностей, объявленных на военном положении, что в свою очередь определяется особыми законами. В августе того же года Советом министров принимается положение «Об учреждении военно-полевых судов в местностях, объявленных на военном положении или положении чрезвычайной охраны», по которому вводилась подсудность гражданских лиц военным судам по законам военного времени за совершение отдельных преступлений, что свидетельствует о превалировании военной направленности в регулировании объема и содержания прав человека.

Во время Первой мировой войны применялось уже наработанное законодательство, а также вносились корректировки, которые расширяли компетенцию военных властей по различным вопросам. Так, специально уполномоченное лицо обладало правом на принятие для охраны государственного порядка или успеха ведения войны любых мер, не предусмотренных законом; разрешало приостанавливать и закрывать очередные собрания сословных и городских учреждений; приостанавливать периодические издания на все время объявленного военного положения; высылать отдельных лиц во внутренние губернии.

Законы периода становления советского государства и гражданской войны характеризовались довольно существенными ограничениями прав, что сопровождалось сломом старой правовой системы и некоторой потерей различий между военным положением и исключительными мерами. Это связывалось, в том числе, и с режимом «красного террора»: применение специальных репрессивных мер, внесудебный порядок рассмотрения дел, практика взятия заложников, широкие полномочия чрезвычайных органов по обыску, аресту и допросам лиц. Необходимым также являлось применение мер, получивших название политики «военного коммунизма», которая закрепила дополнительные обязанности для граждан, в виде продразверстки и создания трудовых армий как временного ограничения, обеспечивающего хозяйственное строительство, установления иных мер, входящих в систему чрезвычайных политических и экономических мероприятий. Что касается режима, который назывался военным положением, то он начал распространялся не только в отдельных местностях страны, но и на различных видах транспорта.

Впервые конституционное закрепление в советском государстве военное положение получило спустя два года после принятия Конституции СССР 1936 г., когда ст. 49 была дополнена полномочиями Президиума Верховного Совета СССР правом объявлять в отдельных местностях или по всей стране военное положение в интересах обороны или обеспечения общественного порядка и государственной безопасности. Согласно указу Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении», вышедшему 22 июня 1941 года, существенно ограничивались права и свободы человека; на граждан возлагались дополнительные обязанности; функции органов государственной власти переходили к военным властям, с закреплением их полномочий по осуществлению режима военного положения; устанавливалась повышенная ответственность военнослужащих и гражданского населения по законам военного времени; дела против обороноспособности и безопасности государства передавались военным трибуналам. В условиях непосредственной угрозы захвата городов врагом вводилось осадное положение: усиливалась охрана общественного порядка и комендантский час, строго упорядочивалось и контролировалось передвижение транспорта и населения во время воздушной тревоги. Военное положение являлось важнейшим и закономерным средством управления в тяжелое время, предусматривающее организацию обороны важных народнохозяйственных объектов, перевод транспортной системы государства на особое положение, изменение трудовых правоотношений в обществе с учетом специфики военного времени, ограничение ряда прав и свобод граждан в интересах ведения государством войны, расширение полномочий правоохранительных органов[4].

Современная российская Конституция предполагает установление отдельных ограничений с указанием пределов и срока их действия в условиях чрезвычайного положения в целях обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя, при этом государство может на время отступить от некоторых своих обязательств с возможностью отмены целого ряда прав и свобод человека и гражданина. Но под эти условия не подпадает военное положение, т.к. основанием его введения являются только причины внешнего характера, представляющие опасность для национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности российского государства. Здесь выясняется проблема: в ФКЗ «О военном положении» содержатся довольно значительные ограничения, в число которых входят возложение на граждан дополнительных обязанностей, вызванных конкретной внешней обстановкой, а также определенное сужение возможностей для реализации некоторых прав и личных свобод. Такие обстоятельства не являются предметом регулирования ч. 3 ст. 55 Конституции России, поскольку в нормальных условиях и при особом режиме имеются различия в степени жесткости ограничений, что делает их несопоставимыми друг другу. Этот пробел должен быть устранен для повышения эффективности использования на практике механизма ограничений прав человека и гражданина в условиях военного положения, что потребует обязательного отражения в основном законе государства стандартов ограничения прав  и закрепление определенного их перечня, не подлежащих ограничению в такой ситуации.

В итоге получается, что предыдущая практика правового урегулирования в данной области на самом деле не была учтена законодателем в полной мере. Постепенно приходя к пониманию того, что ограничения различного характера должны осуществляться, прежде всего, для блага человека и гражданина, и ориентируясь при этом на исторический опыт, необходимо помнить о важной составной части идеологии нашего общества, а именно признания, гарантирования и обеспечения прав и свобод человека и гражданина как высшего достижения современного мира. Именно поэтому сегодняшний ход реализации нормативных положений должен предполагать соблюдение разумного баланса между воздействием государства на социальные отношения и саморегулируемыми возможностями гражданского общества.

Библиографический список:

1. История отечественного государства и права. Часть 1 : учебник / под ред. О.И. Чистякова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Юристъ, 2005. — С. 177.
2. Емелин А.С. История государства и права России (октябрь 1917 - декабрь 1991 гг.). — М., 1999. — С. 10.
3. Сайт Рабоче-Крестьянской Красной Армии [Электронный ресурс] URL: http://www.rkka.ru/docs/spv/SPV3.htm (дата обращения 22.11.2013 г.)
4. Пчелинцев С.В. Пределы ограничений прав и свобод человека в условиях особых правовых режимов : современные подходы // Журнал российского права. — 2005. — № 8. — С. 7.
5. О военном положении : федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ с изм. от 28.12.2010 г. № 8-ФКЗ // СЗ РФ. — 2002. — № 5. — Ст. 375.
6. Лукашева Е.А. Совершенствование деятельности государства – необходимое условие обеспечения прав человека // Государство и право. —2005. — № 5. — С. 62–63.




Рецензии:

25.01.2015, 19:49 Беляков Константин Иванович
Рецензия: Проблема ограничения прав и свобод человека и гражданина в условиях военного положения в мире в современном аспекте достаточно актуальна. И автор в полной мере прав, что в настоящее время имеются определенные недостатки в правовом регулировании военного положения не только в России. На наш взгляд, статья заслуживает рекомендации к публикации......

26.01.2015 14:14 Ответ на рецензию автора Дукарт Владимир Павлович:
Благодарю за положительный отзыв на статью.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх