Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №19 (марта) 2015
Разделы: Лингвистика
Размещена 12.03.2015. Последняя правка: 10.03.2015.

ТЕКСТ И ДИСКУРС В СИСТЕМЕ ЯЗЫКА И ЕГО ФУНКЦИОНИРОВАНИИ

Фот Луиза Владимировна

магистр педагогических наук

Специализированный лицей ""Арыстан

преподаватель

Аннотация:
Статья посвящена многоаспектному описанию понятий «текст» и «дискурс». В настоящем исследовании осуществляется попытка обозреть существующие точки зрения на «текст» и «дискурс», а также сопоставить данные понятия на основе принципа интегративности, являющегося основополагающим в рамках современной лингвистической парадигмы


Abstract:
The article is devoted to the multidimensional description of the concepts of «text» and «discourse». The present study is an attempt to survey the existing points of view on the «text» and «discourse» and compare these concepts based on the principle of integrity is fundamental in the framework of modern linguistic paradigm


Ключевые слова:
текст; дискурс; дискурсивная (речевая) деятельность; лингвистика текста

Keywords:
text; discourse; discursive activities; text linguistics


УДК 81'42; 801.7

Интерес современной науки к тексту и дискурсу усиливается и стимулируется «расцветом» функционально-коммуникативной, антропоцентрической, когнитивной лингвистик и формирующейся интегративной лингвистики, которые выдвигают эти единицы в центр лингвистического знания. Весь калейдоскоп лингвистической парадигматики и полипарадигматизма объединяет постоянное наращивание объема тексто- и дискурсоориентированных дисциплин, теорий, оборотной стороной чего становится возникновение новых вопросов, открывающих все новые горизонты для наук о тексте и дискурсе и, соответственно, требующих разработки нового инструментария, новых методов исследования и описания.

Понятие «дискурс» возникает в связи с развитием лингвистики текста и расширением предмета ее исследования. Интерес современной науки к понятию «дискурс» подтверждает факт смены научной парадигмы от системного подхода к изучению языка (когда язык, являясь системной единицей, сам является системой) к коммуникативному исследованию лингвистических феноменов, что обуславливает актуальность темы настоящего исследования. По выражению Ю.С. Степанова, «дискурс – это новая черта в облике языка, каким он предстал перед нами к концу XX века» [27, с. 71]. Целью настоящей статьи является попытка описать лингвистику (теорию) текста как источник рождения нового учения о дискурсе, а также приблизится к описанию такого многомерного понятия, как текст посредством описания его как «слепка» или «снимка» дискурса. Соотнесение данных понятий обусловлено тем, что термин «дискурс» в современной лингвистической литературе употребляется в одном ряду с терминами «текст», «речь», «коммуникация», но подходы ученых к данным понятиям различны, иногда даже противоречивы или взаимоисключают друг друга. Приведем в качестве примера несколько определений дискурса:

-     «…два или несколько предложений (курсив наш – Л.Ф.), находящихся друг с другом в смысловой связи…» [11, с. 170].

-     Связный текст и/или совокупность текстов: «Дискурс – связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факто­рами» [1, с. 136]; «совокупность тематически соотнесенных текстов» [33, с. 33].

-     Речевое произведение, коммуникативное событие, коммуникативный акт: «Под словом дискурс понимается целостное речевое произведение в многообразии его когнитивно-коммуникативных функций» [24, с. 5]; «Под дис­курсом мы понимаем вербализованную речемыслительную деятель­ность, включающую в себя не только собственно лингвистические, но и экстралингвистические компоненты» [15, с. 190], «Центральной интегративной единицей речевой деятельности, находящей отражение в своем информационном следе – устном/письменном тексте, является дискурс» [12, с. 37], «Дискурс, в широком смысле слова, является сложным единством языковой формы, значения и действия, которое могло бы быть наилучшим образом охарактеризовано с помощью понятия коммуникативного события или коммуникативного акта» [4, с. 121–122]; «Дискурс – это суммарная и всеобщая сеть из всех произнесенных или написанных на том или ином языке высказываний, вплетенная в ткань реальных событий, пережитых языковым сообществом, а также потенциально возможная часть того, что будет произнесено в реальных жизненных ситуациях» [14, с. 67].

-     Дискурс как высшая единица языка: «Дискурс как высшая по рангу коммуникативная единица языка является элементом метатекста – коммуникативно ориентированного состояния языковой системы» [3, с. 104]; «Дискурс – это результат мыслительной и языковой обработки эмпирического опыта, воплощенного в определенной пространственно-временной обстановке посредством пропозиций» [28, с. 32].

-     Интегративный интердисциплинарный объект: «Дискурс – это чрезвычайно комплексный процесс, состоящий из многочисленных взаимозависящих компонентов. Он возникает из ментальных процессов, пересекающимися, например, с психологическими, социальными, культурными и другими аспектами жизни» (Муара Чимомбо и Роберт Л. Розберри) [6, с. 4].

Приведенный обзор подтверждается трудами П. Серио, который выделяет восемь значений термина «дискурс»: 1) эквивалент понятия «речь» (по Ф. де Соссюру), т.е. любое конкретное высказывание; 2) единицу, по размерам превосходящую фразу; 3) воздействие высказывания на его получателя с учетом ситуации высказывания; 4) беседу как основ­ной тип высказывания; 5) речь с позиций говорящего в противоположность повествованию, которое не учитывает такой позицию (по Э. Бенвенисту); 6) употребление единиц языка, их речевую актуализацию; 7) социально или идеологически ограниченный тип высказываний, например, фемини­стский дискурс; 8) теоретический конструкт, предназначенный для иссле­дований условий производства текста [25, с. 26-27].

Как видим, понятие «дискурс» не имеет строгой дефиниции в современной лингвистике. Многоаспектность понятия «дискурс» демонстрирует: с одной стороны – термин «дискурс» – многозначный термин, и не имеет единого определения в современной науке, с другой стороны – междисциплинарный характер дискурса служит свидетельством нахождения данного термина на стадии своего развития. Таким образом, нет сомнений в том, что «теория дискурса», является одной из наиболее актуальных и активно развивающихся исследовательских областей среди большого числа научных направлений современных гуманитарных наук. Об этом свидетельствует ежегодно растущее количество публикаций, научных трудов и конференций, посвященных дискурсу и дискурс-анализу. Но, несмотря на пристальное внимание к теории дискурса, в рамках данного учения не только не решаются поставленные вопросы, а возникает все больше новых. Так, Е.В. Сидоров высказывает мнение, что «с каждой новой публикацией, посвященной дискурсу, понимание того, в чем состоит его природа, не очень ясное с самого начала, только еще более запутывается» [26, с. 6].

В рамках настоящего исследования нас интересует наиболее общее понимание дискурса, при котором дискурс понимается как «связанный текст в единстве с различными факторами (прагматическими, социокультурными, психологическими и др.), влияющими на его порождение и восприятие» [22, с. 137]. В связи с чем, К.Ф. Седов выделяет следующие аспекты дискурсивной деятельности [23, с. 23-90]:

I. Грамматический аспект включает такие характеристики дискурсивного текста как:

1. последовательность предложений, связанных семантически и формально при помощи различных языковых средств;

2. членимость текста и наличие синтаксических единиц, превышающих предложение (в традиционной лингвистике – сложное синтаксическое целое, по К.Ф. Седову – тематический блок);

3. связанность предложений, создаваемая зацеплением и повтором.

II. Прагмалингвистический аспект содержит три компонента:

  1. отражаемая в речи действительность;
  2. субъективное эмоциональное и оценивающее отношение субъекта речи;
  3. потенциал восприятия его слушателем (перцепция и понимание).

III. Психолингвистический аспект имеет следующие стадии:

1. предварительная стадия (возникновение мотива, который стимулирует акт речевой деятельности и который предваряется общей установкой на общение);

2. первичная стадия формирования высказывания (стадия коммуникативного намерения в виде настроя на определенный жанр в соответствии с типичной ситуацией);

3. стадия замысла (стадия формирования смыслового содержания будущего высказывания: целостной, неотчетливой, диффузной семантической картинки, когда еще нет слов);

4. стадия первичной вербальной записи будущего высказывания: ключевые понятия, предложения, обрывки фраз, которые несут главный (ядерный) смысл – начало перехода с «языка мыслей, образов» на «язык значений»;

5. построение в соответствии с языковыми нормами речевого произведения, в котором разворачивается ядерный смысл (тема);

6. выбор синтаксической схемы для будущего высказывания;

7. выбор конкретной лексики для замены на синтаксических местах их прообразов;

8. звуковое или графическое оформление – реализация моторной программы внешней речи.

IV. Социолингвистический аспект сложен и многоаспектен, т.к. включает лингвистический (функционально-стилистический), прагматический и психологический аспекты.

Помимо определения самого понятия «дискурс», его типологии и аспектов, одной из наиболее актуальных проблем в рамках теории дискурса – является попытка сопоставления понятий «текст» и «дискурс». В обобщенном виде основные подходы к решению данной терминологической проблемы выделил И.Б. Руберт, который полагает, что текст и дискурс:

1. отождествляются;

2. полностью разграничены по параметру «статика объекта» (текст) / «динамика коммуникации» (дискурс);

3. текст включается в понятие дискурс, выступает как его единица [21, с. 23].

При более подробном анализе научных работ, посвященных данной проблеме, обнаруживаем, что текст и дискурс рассматриваются:

-         как синонимы: (дискурс = связный текст) «Примем следующее рабочее определение связного текста, или дискурса, в соответствии с интуитивным пониманием этого термина» [2, с. 172] «Лингвистической теории связного текста (discours) пока еще не существует» [29, с. 459].

-         как единицы различных систем: текст – абстрактная единица языка, дискурс – реализация этой единицы в речи ««Д(дискурс) – это понятие, касающееся речи, актуального речевого действия, тогда как «текст» – это понятие касающееся системы языка или формальных лингвистических знаний, лингвистической компетентности» [4];

-         текст как фрагмент дискурса, как его единица: «Дискурс представляет собой динамический процесс, частью которого является текст» [18, с. 125]; «Мы смотрим на текст как на ос­новную единицу дискурса» [15, с. 192], и наоборот – дискурс как фрагмент текста: «Дискурс – произвольный фрагмент текста, состоящий более чем из одного предложения» [8, с. 247].

-         текст как результат функционирования дискурса: «дискурс (Д): коммуникативная ситуация, включающая сознание коммуникантов (партнеров общения) и создающийся в процессе общения текст» [13, с. 289];

-         текст как «информационный след» дискурса: «Центральной интегративной единицей речевой деятельности, находящей отражение в своем информационном следе – устном/письменном тексте, является дискурс» [12, с. 37]»;

-         дифференциация текстаи дискурса с помощью фактора ситуации: «Дискурс – «текст плюсситуация», а текст – «дискурс минус си­туация» [35, с. 240]; «Под дискурсом следует понимать текст(ы) в неразрывной связи с ситуативным контекстом: в совокупности с социальными, культурно-историческими, идеологическими, психологическими и др. факторами, с системой коммуникативно-прагматических и когнитивных целеустановок автора, взаимодействующего с адресатом, обусловливающим особую – ту, а не иную – упорядоченность языковых единиц разного уровня при воплощении в тексте. Дискурс характеризует коммуникативный процесс, приводящий к образованию определенной формальной структуры – текста» [34, с. 147].

-         текст – монолог, дискурс – диалог: так, М.Л. Макаров отмечает, что некоторые лингвисты трактуют дискурс как подчеркнуто интерактивный способ речевого взаимодействия, в противовес тексту, обычно принадлежащему одному автору, что «сближает данное противопоставление с традиционной оппозицией диалог vs. монолог» [17, с. 88].

-         как различные аспекты коммуникации: текст – это предмет, дискурс – процесс [9]; Текст – средство и единица коммуникации, Дискурс – форма, в которой эта коммуникация протекает [19, с. 2]; текст – интровертивная фигура коммуникации, дискурс – экстравертивная фигура коммуникации [20].

Особый взгляд на исследуемые понятия находим в работе Чан Ким Бао, теория которой представляет собой синтез современной европейской, американской лингвистической методологии и философско-методологических принципов, характерных для восточной школы лингвистики. Лингвист отмечает: «Любое ре­чевое произведение есть текст, который служит действительным сред­ством человеческого общения. Текст имеет своего «напарника» в виде дискурса. Дискурс – это текст в действии. Текст понимается как инь, дис­курс – как ян. Они подчиняются закону взаимопроникновения. Это означа­ет, что в тексте есть элементы дискурса, а в дискурсе есть элементы текста...» [32, с. 5-6].

Необходимо отметить, что иньян-концепцию применительно к языку разработал вьетнамский профессор Чан Ван Ко. Данная концепция базируется на древ­невосточной философии, изложенной в «Книге Перемен» и применяется ученым к исследованию человека и человеческого языка. Порождением процесса движения, изменения «Беспредельного мира» являются Инь и Ян, представляющие собой «Великий предел».

В основе концепции, применяемой к языку, лежат три закона традиционной иньян-теории:

  1. Закон взаимопроникновения, согласно которому инь и ян взаимопроникают друг в друга, обуславливая невозможность определения бытия как «положительное» и «отрицательное»: «…Во всем и всех есть белая и черная сторона (инь и ян), разница лишь в количестве того и другого» [30, с. 666]. Инь и Ян ученый представляет в виде светлой точки в темном изображении («ян в инь») и черной точки в светлой фигуре означает («инь в ян»).
  2. Закон взаимопревращения, который подразумевает то, что «ян может превратиться в инь, когда его движение достигает макси­мального предела, и, наоборот, инь превращается в ян, достигнув максимального предела покоя» [30, с. 666]. Этот закон действует повсеместно: достигнув предельного возраста, человек умирает (превращение инь в ян – переход из состояния движения в состояние полного покоя); вода превращается в пар (превращение инь в ян) и может произойти обратный процесс (превращение ян в инь).
  3. Закон гармоничности сочетания ян и инь: «Вещь остается собой лишь тогда, когда в ней ян и инь сочетаются друг с другом гармонично» [30, с. 666]. При этом ученый приводит научную формулу соединения Инь и Ян: «3/2, т. е. 3 ян и 2 инь» [30, с. 666].

Принимая язык за Великий предел, ученый отмечает, специфику Инь и Ян в языке, которая заключается в том, что «ян характеризуется как элемент движения, а инь – как элемент застоя (в самом широком философском смысле этого слова)» [30, с. 667]. Взяв за основу триаду «речевая деятельность» – «язык» – «речь», Чан Ван Ко делает сопоставляет элементы триады с Инь и Ян: «Мы понимаем рече­вую деятельность как Великий Предел, который порождает инь (язык) и ян (речь)». Вопреки соссюровской идее о диаметральном движении языка и речи (язык вниз, речь вверх), Чан Ван Ко определяет их источниками порождения друг друга, опираясь на вышеуказанные законы: взаимного проникновения, взаимного превращения и гармоничного сочетания. Уточняя и развивая основные положения иньян-концепции, заложенные Чан Ван Ко, лингвист Чан Ким Бао следующим образом описывает сущность данной концепции:

1. Все то, что существует реально, что можно воспринять органами чувств, что написано, изображено и т.д. – это Ян. Ян находится в процессе, способно изменяться и менять все вокруг. За всеми реальными актами (говорение, написание и т.д.) скрываются глубинные образы, которые тоже реальны, но не могут быть восприняты органами чувств – это Инь. Для понимания Инь необходимо научно-теоретическое исследование. Таким образом, Ян – реально (тело), Инь – виртуально (душа). Достижение единства между Ян и Инь называется Великим пределом. Ученый заключает: «Движение, взаимодействие, взаимопроникновение и взаимопревращение этих начал внутри Великого Предела составляют главное содержание восточного взгляда на язык» [31].

2. Великий предел – это единство инь и ян, таким образом, принимая язык за Великий предел, каждый составляющий его компонент должен пониматься как Великий предел, соответственно каждый языковой компонент, в том числе текст, представляют собой единство инь и ян. Так, в тексте едины реальность (составляющие компоненты текста – ян) и виртуальность (системно-структурное образование текста – инь). В связи с чем, лингвист отождествляет текст с микрокосмосом по отношению к языку как макрокосмосу и утверждает, что «все, что характерно макрокосмосу (языку) должно быть отражено в микрокосмосе (тексте)» [30].

3. Иньян-концепция истинным предметом и объектом лингвистического исследования признает человеческий язык как результат взаимодействия двух сил: 1. человека, в роли познающей (когнитивной) и созидательной (прагматической) силы, и 2. системно-структурно-функциональной силы. Данная лингвистическая модель, с учетом оставляющих ее компонентов, обладает антропоцентричностью, которая понимается как ян, и системоцентричностью – инь. С учетом одного из основных законов иньян-концепции – закона взаимопроникновения – Чан Ким Бао приводит следующую схему, которая может быть применена как к тексту, так и к любым другим языковым единицам [30, с. 666]:

 

Таблица – Лингвистическая модель с точки зрения иньян-концепции

 

Язык как Великий Предел

системоцентричность (инь)

антропоцентричность (ян)

система, структура (инь)

функция (ян)

когнитивизм (инь)

прагматика (ян)

       

 

В ракурсе стремления современного научного знания к интеграции, ценность иньян-концепции заключается также в том, что эта теория «…не исключает, а наоборот, предполагает интеграцию традиционных исследовательских методов, таких как структурный, функционально-семантический, дескриптивный, метод компонентного анализа и др. Если не только текст, как единицу языка, но и дискурс принять за Великий предел, то получим компоненты, составляющие структуру дискурса: «лингвистический (инь), который составляют системные языковые единицы (словоформа и предложение); и экстралингвистический (ян), который составляют ситуация, прагматический, социокультурный, психологический и другие факторы» [30].

Основываясь на законе взаимопревращения, который предполагает, что ян может превратиться в инь и наоборот, Чан Ким Бао заключает: «Согласно методологии европейской лингвистики, любое речевое произведение есть текст, который служит средством человеческого общения. Текст имеет своего «напарника» в виде дискурса. Дискурс – это текст в действии. Согласно иньян-концепции, текст понимается как инь, дискурс – как ян; обе трактовки текста подчиняются закону взаимопроникновения, что означает, что в тексте есть элементы дискурса, а в дискурсе есть элементы текста» [30].

Данная концепция представляет особый интерес в рамках настоящего исследования, т.к. ее основные положения совпадают с нашим пониманием текста и дискурса, в основе которого лежат законы взаимопроникновения (текст компонент дискурса, а в дискурсе содержится текст как его реальное воплощение), взаимопревращения (из дискурса искусственно выделяется текст, а текст в «воплощенный в жизнь» становится дискурсом), гармоничности (текст и дискурс гармонично сосуществуют и обуславливают существование друг друга).

Дальнейшее развитие иньян-концепция получает в трудах     Ю.М. Прохорова, но который, в свою очередь, отрицает родо-видовые отношения между текстом и дискурсом, исключая тот факт, что «каждый из них является частью другого»: «…Дискурс не является промежуточным явлением между речью, общением и языковым поведением или промежуточным звеном между системой и тек­стом, он не есть текст в совокупности с экстралингвистическими парамет­рами, равно как и текст не является дискурсом за минусом этих парамет­ров. Но если они равноположены, то и рассматривать их и их взаимосвязь друг с другом можно только «сверху», от более высокого уровня обобще­ния, в которое они на равных входят. <…> А выше – только действительность и реальная коммуникация в ней, т.е. те два элемента, которые, в принципе, также присутствуют в большин­стве имеющихся определений» [20, с. 31-32].

Основываясь на выводе Чан Ким Бао о линейности и объемности объектов исследования (текста и дискурса), Ю.М. Прохоров для их обозначения, как наиболее терминологически обоснованное, вводит геометрическое понятие фигуры как «множества, которое можно представить из конечного числа точек, линий или поверхностей» [20, с. 33]. С учетом термина «фигура» и введенных К.М. Юнгом понятий «интровертивный» (обращенный внутрь) и «экстравертивный» (обращенный извне) Ю.Д. Прохоров называет:

Текст – интровертивной фигурой коммуникации.

Дискурс – экстравертивной фигурой коммуникации [20с. 33].

Помимо фигуры текста и фигуры дискурса ученый вводит фигуру действительности, как «наивысшей точки взгляда на исследуемые объекты». Основываясь на введенных «фигурах», Ю.Д. Прохоров дает следующее определение реальной коммуникации: «Таким образом, реальная коммуникация содержит три неслиянные, но и не расторжимые составляющих: саму фигуру действительности, в сфере которой и на основаниях которой она осуществляется, и две фигуры: текст – обеспечивающий ее содержательно-языковую основу (так как текст во всех его проявлениях, даже в «образе» неотрывен от языка) и дискурс – обеспечивающий содержательно-речевую основу (собственно вербальную – и обычно с невербальным ком­понентом)…» [20, с. 34].

Ученый отмечает, что все три составляющие коммуникации находятся в динамическом взаимосоответствии: «…изменение действительности влечет за собой изменение текста и дискурса, появление новых текстов об аспекте действительности приводит к вероятности вариативности дискурса; реализация другого дискурса в коммуникации заставляет ее участников обращаться к другим текстам и иной оценке фигуры действительности…» [20,с. 34].

Подводя итог, ученый дает следующее определение фигурам, составляющим структуру и содержание коммуникации:

  1. Экстравертивная фигура коммуникации – дискурс: «совокуп­ность вербальных форм практики организации и оформления содер­жания коммуникации представителей определенной лингвокультур­ной общности» [20, с. 34].
  2. Интровертивная фигура коммуникации – текст: «совокупность правил лингвистической и экстралингвистической организации содер­жания коммуникации представителей определенной лингвокультур­ной общности» [29, с. 34].
  3. Материальная фигура коммуникации – действительность: «сово­купность материальных условий осуществления коммуникации представителей данной лингвокультурной общ­ности» [20, с. 35].

Далее Ю.Д. Прохоров анализирует отрывки из различных текстов с целью выявления типов вышеперечисленных компонентов коммуникации, в результате чего приходит к выводу о способности всех трех фигур выступать в нескольких однотипных состояниях: реальном, латентном, квази и виртуальном [20, с. 46-66].

Как видно из приведенного обзора, понимание соотношения текста и дискурса проходит путь от их отождествления к их разграничению, при этом дискурс понимается как нечто большее, чем текст. Дискурс не ограничен текстовыми рамками и является речевым воплощением текста, что подразумевает включение его в ситуации общения. Таким образом, дискурс «охватывает не только языковые значения, но и неязыковое содержание» [10, с. 142]. Но, указанные характеристики демонстрируют лишь статистическую сторону дискурса, а описание его динамической стороны находим у Е.С. Кубряковой, которая в качестве основного признака, отличающего текста от дискурса, выдвигает их связь с языковым процессом. Ученый отмечает, что если текст находится в режиме «off-line», то дискурс в режиме «on-line», в текущем режиме создания новых пакетов информации [16, с. 72-81]. Таким образом, при сопоставлении понятий «текст» и «дискурс» мы придерживаемся точки зрения, что в режиме «on-line», в дискурсе текст взаимодействует с неязыковыми факторами – культурными, социально-историческими, прагматическими, индивидными, а будучи извлеченным из него, предстает как языковая реальность.

На основании всех вышеприведенных точек зрения на понятия «текст» и «дискурс» мы делаем следующие выводы:

  1. все определения справедливы, они просто отражают взгляд на различные аспекты (стороны) таких феноменов как «текст» и «дискурс»;
  2. нет сомнений, что эти объекты «не слиянны», но и не разделимы;
  3. текст является компонентом дискурса и искусственно фиксируется для возможности реконструкции процесса дискурсивной деятельности;
  4. текст реален, но он искусственно извлекается из дискурса, т.к. последний не наблюдаем и поддается реконструкции через свой «снимок» –текст.
  5. текст обладает потенциалом интерпретируемости.

Последний из приведенных нами выводов обусловлен современным (постмодернистским) пониманием текста, согласно которому текст в качестве основного компонента включен в триаду «автор – текст – читатель», при этом читателю отводится главенствующая роль. Подобный подход объясняется «адресатоцентричным» взглядом современных исследователей на взаимоотношения автора и читателя. Н.Д. Голев и Л.Г. Ким предлагают интеракционную коммуникативную структуру, которая подразумевает включение в триаду «автор – текст – читатель» в качестве важнейшего компонента «текста адресата». Таким образом, ученые выстраивают и обосновывают следующий языковой механизм: «АВТОР – ТЕКСТ автора – АДРЕСАТ – ТЕКСТ адресата» [7, с. 147], в котором текст в процессе его функционирования в «пространстве адресата» предстает в виде «множества смысловых вариантов как результат рецептивно-интерпретационной деятельности» [7, с. 147].

В свою очередь, соотнося понятия текст и дискурс, мы считаем, что текст является компонентом дискурса, зафиксированным в определенный момент речевой (дискурсивной) деятельности. Вышесказанное позволяет нам следующим образом определить текст: «Текст – образование, которое представляет собой двуединство языка и речи как дискурсивной деятельности и ее результата».

Библиографический список:

1. Арутюнова Н.Д. Дискурс / Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 136-137.
2. Беллер И. Об одном условии связности текста // Новое в зарубежной лингвистике. – М., 1978. – Выпуск VIII.– С. 172-207.
3. Борботько В.Г. Элементы теории дискурса. – Киев: Вища школа, 1981. – 144 с.
4. Ван Дейк Т. А. Язык. Познание. Коммуникация / пер. с англ. – М.: Прогресс, 1989. – 312 с.
5. Ван Дейк Т.А. К определению дискурса // Ideology: A Multidisciplinary Approach. – London: Sage, 1998. – 198 р. Электронная версия: http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/vandijk2.htm
6. Высказывания о дискурсе // Современные теории дискурса: мультидисциплинарный анализ. Серия «Дискурсология». – Екатеринбург: Издательский Дом «Дискурс-Пи», 2006. – 177 с.
7. Голев Н. Д., Ким Л.Г. Об отношениях адресата, автора и текста в парадигме лингвистического интерпретационизма // Сибирский филологический журнал. – Новосибирск: НГУ, 2008. – № 1. – С. 144−153.
8. Демьяненков В.З. Словарь англо-русских терминов по прикладной лингвистике и автоматической переработке текста. – М., 1982. – Вып.2. – 242 с.
9. Демьянков В.З. Текст и дискурс как термины и как слова обыденного языка // Язык. Личность. Текст: сборник статей к 70-летию Т.М. Николаевой / Ин-т славяноведения РАН. – М.: Языки славянских культур, 2005. – С.34-55. Электронная версия: http://www.infolex.ru/Textidis.html
10. Жаналина Л.К. Актуальные проблемы языкознания. – Алматы: Print-S, 2006. – 330 с.
11. Звегинцев В.А. Предложение и его отношение к языку и речи. – М.: МГУ, 1976. – 307 с.
12. Зернецкий П.В. Лингвистические аспекты теории речевой деятельности // Языковое общение: Процессы и единицы. – Калинин, 1988. – С. 36–41.
13. Кибрик А.Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания (универсальное, типовое и специфичное в языке). – М.: изд-во МГУ, 1992. – 336 с.
14. Киров Е.Ф. Начала концептуально-дискурсивной лингвистики // Система языка и языковое мышление. – М.: ЛИБРОКОМ, 2009. – С. 66-97.
15. Красных В.В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? // Человек. Сознание. Коммуникация. – М.: Диалог–МГУ, 1998. – 352 с.
16. Кубрякова Е.С. О тексте и критериях его определения // Текст. Структура и семантика. – М., 2001. – Т.1. – С. 72-81.
17. Макаров М.Л. Основы теории дискурса. – М.: Гнозис, 2003. – 280 с.
18. Петрова Н.В. Текст и дискурс // Вопросы языкознания, 2003. – №6. – С. 123-131.
19. Попов А.Ю. Формы экономических текстов и дискурсов // Текст и дискурс. Проблемы экономического дискурса: сборник научных статей. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001. – С. 41-44.
20. Прохоров Ю.Д. Действительность. Текст. Дискурс. – М.: Флинта, Наука, 2004. – 224 с. Электронная версия: www.philol.msu.ru/~rlc2004/ru/participants/psearch.php?pid=94128
21. Руберт И.Б. Текст и дискурс: к определению понятий // Текст и дискурс. Проблемы экономического дискурса: сборник науч.статей. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001. – С. 11-21.
22. Сасина С.А. Прагматический потенциал диалогической речи // Семантика, функция и грамматические категории лексических единиц: межвузовский сборник научных трудов. – Пятигорск: ПГЛУ, 2004. – С. 137–142.
23. Седов К.Ф. Дискурс и личность: эволюция коммуникативной компетенции. – М.: Лабиринт, 2004. – 320 с.
24. Седов К.Ф. Становление дискурсивного мышления языковой личности: психо- и социолингвистические аспекты. – Саратов: изд-во Сарат.ун-та, 1999. – 180 с.
25. Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла. – М., 1999. – С. 12-53.
26. Сидоров Е.В. Онтология дискурса. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – 232 с.
27. Степанов Ю.С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и Принцип причинности // Язык и наука конца 20 века. – М.: РАН, 1996. – С. 35-73.
28. Темнова Е.В. Современные подходы к изучению дискурса // Язык, сознание, коммуникация: сборник статей. – М.: МАКС Пресс, 2004. – Вып. 26. – 168 с.
29. Тодоров Ц. Грамматика повествовательного текста // Новое в зарубежной лингвистике. – М., 1978. – Выпуск VIII. – С. 450- 463.
30. Чан Ван Ко. Единство «ян» и «инь» как истина (постановка проблемы) // Логический анализ языка. Избранное. – М.: Индрик, 2003. –С.664-668.
31. Чан Ким Бао Русский текст как лингвистический феномен: (через призму лингвофилософской иньян-концепции): автореф. … док.филол.наук. – М., 2000. – 37 с.
32. Чан Ким Бао Текст и дискурс (через призму иньян концепции). – М.: Изд-во «Творчество», 2000. – 180 с.
33. Чернявская В. Е. Интертекстуальность и интердискурсивность // Текст – Дискурс – Стиль. Коммуникации в экономике. – СПб.: изд-во СПбГУЭФ, 2003. – С. 23-42.
34. Чернявская В.Е. Лингвистика текста: Поликодовость, интертекстуальность, интердискурсивность. – М.: Книжный дом «Либроком», 2009. – 248 с.
35. Östman J., Virtanen T. Discourse analysis // Handbook of Pragmatics: Manual. – Amsterdam, Philadelphia, 1995. – P. 239-253.




Рецензии:

15.03.2015, 19:41 Агманова Атиркуль Егембердиевна
Рецензия:  Рассматриваемая в статье проблема не нова, однако не теряет от этого своей актуальности, поскольку в современной лингвистике, несмотря на множество исследований, посвященных разным аспектам изучения текста и дискурса с позиций функциональных, коммуникативно-деятельностных, когнитивных, прагмалингвистических, психолингвистических теорий, интерес к определению сущности этих понятий и их соотношения не угасает, что обусловлено их многоаспектностью и значимой ролью как в языковой деятельности человека, так и в процессах коммуникации. В представленной статье сделан подробный обзор современных исследовательских подходов в области теории текста и дискурса, на основе анализа разных точек зрения автор делает выводы и предлагает свое определение понятия «текст» в его соотнесенности с дискурсивной деятельностью. Считаю, что статья может быть опубликована.

16.03.2015 10:10 Ответ на рецензию автора Фот Луиза Владимировна:
Спасибо за положительную оценку статьи!

20.03.2015, 0:17 Закирова Оксана Вячеславовна
Рецензия: В работе Фот Л.В. представлен достаточно подробный обзор подходов к понятиям «дискурс» и «текст». Автор удачно, на наш взгляд, показал и систематизировал взаимосвязи рассматриваемых понятий. Весьма интересными представляются авторская позиция касательно того, как соотносятся понятия текст и дискурс, и сформулированное на её основе определение текста. Думается, что статья Фот Л.В. может быть рекомендована к публикации. Однако автору, на наш взгляд, необходимо расширить выводы и обратить внимание на соотношение объема информационных блоков. Например, сведения об иньян-концепции языка представляются несколько затянутыми. С уважением, Закирова О.В.
20.03.2015 9:09 Ответ на рецензию автора Фот Луиза Владимировна:
Большое спасибо за ценное замечание, в дальнейшем обязательно учтем.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх