Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №20 (апрель) 2015
Разделы: Лингвистика, Культурология, Филология
Размещена 23.04.2015. Последняя правка: 11.05.2015.

Исторический роман как источник культурологической информации (на материале французского языка)

Герлиц Ирина Юрьевна

магистрант

Омcкий государственный педагогический университет, факультет иностранных языков

магистрант

Новоселова Н.В., кандидат филологических наук, доцент кафедры французского языка ОмГПУ


Аннотация:
в статье рассматривается история становления понятия и жанра исторического романа, функции культурологической информации в историческом романе


Abstract:
the article outlines the general history of a historical novel and the various cultural functions a historical novel can perform


Ключевые слова:
исторический роман; информация; культурологическая информация; объективная функция; идейно-художественная функция

Keywords:
historical novel; information; cultural information; objective function; artistic idea


УДК 811.133.1:008

Говоря об историческом романе как источнике культурологической информации, остановимся на следующих положениях:

  1. Понятие «исторический роман», история становления жанра.
  2. Культурологическая информация и средства ее выражения в тексте.
  3. Функции культурологической информации в историческом романе.

Исторический роман как жанр возник во Франции на основе общественных и  идеологических убеждений эпохи Просвещения.

Деятели Просвещения (Ф. Вольтер,  Ш. Монтескье, Д. Дидро) искали доказательство «неразумности» феодального строя и возможности его свержения, в документах античности. Их интересовало устройство античного общества, причины его расцвета и падения.

«В период буржуазной революции широкое распространение получает национальное мышление народа. Как следствие революции 1789 г. национальное самосознание укрепляется в сознании крестьянства, мелкой буржуазии: они признают новую Францию своей страной, которая была создана их усилиями». [1]

Но прежде, чем «родился» исторический роман, появился так называемый «псевдоисторизм», проповедовавший возврат к средневековью. Причем, воссоздание эпохи Средневековья было очень поверхностным: исторические события искажались в угоду власти, человек с его поступками, взглядами оставался статичным. Просветители считали, что с течением времени изменяется только внешность.

Задача исторического романа – не пересказ исторических событий, а воссоздание, с помощью художественных средств, образов тех людей, которые участвовали в этих событиях. Автор должен показать, благодаря каким общественным и личным побуждениям личность совершает те или  иные поступки, думает, чувствует в описываемой эпохе.

Цель нашего исследования – показать, какие функции может выполнять культурологическая информация в историческом романе.

Обратимся к понятию «культурологическая информация».

Формированию понятия «культурологическая информация» способствуют несколько факторов:

  1. активное использования понятия «информация», начиная со 2 пол. XX века;
  2. осмысление понятия «информация» как феномена культуры и общенаучной категории.
  3. становление культурологии как специализированной системы знаний о культуре.

Информация – это 1) любые сведения, данные, сообщения, передаваемые посредством сигналов; 2) уменьшение неопределенности в результате передачи сведений, данных, сообщений. [3]

Как отмечает исследователь И.А. Манкевич: «информация, будучи продуктом интеллектуальной деятельности людей, идеальна, абстрактна, вне сознания познающего субъекта не существует, обнаруживает себя в процессе коммуникационного взаимодействия субъектов культуры». [2] 

Мы видим, что информация уже сама по себе есть феномен культуры, так как она является продуктом интеллектуально-творческой деятельности человека.

В этой связи необходимо подчеркнуть частое использование в СМИ и обыденной жизни такого понятия как «культурная информация», которое является в данной связке некорректным, очевидно, подразумевая существование «некультурной» информации.

Понятие «культурологическая информация» введено в научный оборот в качестве категории гуманитарного – культурологического знания, позволяя культурологии, как науке, обогатить свой понятийный аппарат за счет собственных лингвистических ресурсов.

Таким образом, вслед за исследователем И.А. Манкевич, мы можем сделать вывод, что культурологическая информация – это продукт культурологического мышления, категория метода, в данном случае метода культурологического прочтения/ интерпретации текстов разной природы, включая литературные. [2]

Источниками культурологической информации могут выступать любые документы, созданные человеком, независимо от своего происхождения и знаковой системы. Подчеркнем, что текст является источником культурологической информации только в том случае, если он входит в отношения с другим текстом.

Художественный текст, прочитанный на языке его автора или читателя, в контексте определенной коммуникативной ситуации, становится источником культурологической информации. Тексты, понятные читателям своего времени становятся в дальнейшем хранилищами культурных смыслов, прочитываются, вовлекая в создаваемую эпоху, открывая образованному современному читателю картины жизни воссоздаваемой эпохи, заставляя его читать «между строк», погружаться в скрытые смыслы, аллегории, ассоциации автора.

Средствами выражения культурологической информации в тексте могут выступать языковые единицы, представляющие национально-культурные особенности, обусловленные особым видением мира носителей языка, их национальной культурой, обычаями, верованиями, историей.

Вопрос о том, как осуществляется связь языка с национальной культурой, решается разными исследователями по-разному: то в виде национально-культурного компонента (Е.М.Верещагин, В.Г.Костомаров), то в виде фоновых знаний (Ю. А. Сорокин); В.Н. Телия считает, что эта связь реализуется через культурною коннотацию.

В нашем исследовании мы определяем связь языка с национальной культурой в совокупности всех вышеуказанных трактовок.

Национально-культурная специфика включает в себя множество различных составляющих: культурные традиции данной нации в организации процесса коммуникации, специфику национальных этикетных норм. Важное место среди этих компонентов национально-культурной специфики процесса общения занимают факторы, определяемые национально-культурной спецификой языка, которая находит свое отражение на всех уровнях языковой системы, и, в частности, в специфичной для данного языка системе образов (сравнения, ассоциации, метафоры) и особенностях лексического состава языка (реалии, фразеологизмы).

Таким образом, средства выражения культурологической информации могут проявляться на всех уровнях языковой системы, начиная от номинативных единиц (слов), заканчивая – коммуникативными единицами (предложениями).

В нашем исследовании мы использовали в качестве примеров текстовые отрывки из произведений Александра Дюма «Три Мушкетера», «Двадцать лет спустя», Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери», «Девяносто третий год».

Черты

“Les Trois Mousquetaires”, A. Dumas, 1844

 

“Vingt ans après”, A. Dumas, 1845

 

«Notre-Dame de Paris», V. Hugo, 1831

 

«Quatrevingt treize», V. Hugo, 1874

 

1

идея Родины

+

+

+

+

2

Документализм

-

-

+

+

3

Реализм (стремление своими собственными художественными средствами преобразовать действительность)

+

+

+

+

4

Создание образа нации через описание множества индивидуальных судеб

+

+

+

+

5

Проблема «выбора пути» для героев

+

+

+

+

В каждом из данных произведений мы можем отметить схожие черты, определяющие данные романы как исторические: идея Родины (любовь к Франции), реализм, создание образа нации через описание множества индивидуальных судеб (в образах торговцев, мелких буржуа, придворных), проблема «выбора пути» для героев (служба королю или кардиналу в романах А. Дюма; выбор пути революции для героев романа «Девяносто третий год»).

Любой художественный текст является источником как объективной, так и идейно-художественной информации. Именно благодаря культурологической информации, которая может нести объективную функцию и создается так называемый «историзм» в романах А. Дюма и В. Гюго.

Приведем примеры.

В романах Дюма объективная функция проявляется в наполненности текста историческими реалиями эпохи Людовика XIII:

  • Le Louvre - Лувр – в 17 в. – дворец короля Франции;
  • La Bastille - Бастилия – тюрьма для неугодных королю знатных особ.
  • Le siège de la Rochelle – битва при Ля-Рошели – важное военное и историческое событие времён царствования Людовика XIII, явившееся результатом войны между королевскими войсками и гугенотами Ла-Рошели в 1627—1628 годах.
  • un capucin – капуцин – представитель нищенствующего монашеского ордена. Священник-капуцин Жозеф дю Трамбле, ближайший советник кардинала Ришелье, прозванный «серым кардиналом» был известным духовным писателем и ревностным покровителем миссий.
  • les huguenots – гугеноты – название с XVI века французских протестантов, кальвинистов. Ненависть католиков к гугенотам выражалась в кровавом насилии. В частности, в романе А. Дюма описаны события после битвы при Ля-Рошель – главной штаб-квартиры гугенотов.
  • les mousquetaires du roi – мушкетеры короля – элитная воинская часть – личная охрана французских королей. При Людовике XIII карабины (ружья) личной охраны короля были заменены мушкетами (mousquet), после чего и появилось наименование «мушкетеры королевского военного дома» или просто – королевские мушкетеры.
  • les gardes de M. le cardinalгвардейцы кардинала – отчасти, плод художественного вымысла Александра Дюма. Во времена Людовика XIII существовали так называемые гвардейские мушкетеры – они, как и королевские мушкетеры, причислялись к охране короля вне Лувра.

Географические названия (улицы):      

  • La rue de Seine et la Croix-Rouge.
  • La rue du Vieux-Colombier.
  • La rue Saint-Honoré

В текстовом отрывке, повествующем о том, как господина Бонасье везут на допрос к кардиналу можно наблюдать, вслед за героем, исторические места 17 в., на которых проходили публичные казни:

  • Saint-Paul - церковь Святого Павла, около которой казнили узников Бастилии;
  • le cimetière Saint-Jean – кладбище Святого Якова, где хоронили государственных преступников;
  • place de Grève (ныне L’Hotel de Ville)– Гревская площадь, также место казни;
  • la Croix-du- Trahoir – Траугарский крест, место казни людей низшего сословия.

Bonacieux s'était flatté en se croyant digne de Saint-Paul ou de la place de Grève : c'était à la Croix- du-Trahoir qu'allaient finir son voyage et sa destinée! [4;241]

В романе «Quatrevingt-treize» В. Гюго использует множество имен исторических деятелей, партий, имена и названия которых не могут быть понятны современному читателю без обращения к историческим источниками:

«A droite, la Gironde, légion de penseurs; à gauche, la Montagne, groupe d’athlètes. D’un côté, Brisson, qui avait reçu les chefs de la Bastille; Barbaroux, auquel obéissaient les Marseillais; Kervélégan, qui avait sous la main le bataillon de Brest caserné au faubourg Saint-Marceau; Gensonné, qui avait établi la suprématie des représentants sur les généraux; le fatal Guadet, auquel une nuit, aux Tuileries, le reine avait montré le dauphin endormi; Guadet baisa le front de l’enfant et fit tomber la tête du père; Salles, le dénonciateur chimérique des intimités de la Montagne avec l’Autriche; Sillery, le boiteux de la droite; comme Couthon était le cul-de-jatte de la gauche».[6;235]

«Au moment où ils condamnèrent à mort Louis XVI, Robespierre avait encore dix-huit mois à vivre, Danton quinze mois, Vergniaud neuf mois, Marat cinq mois et trois semaines, Lepelletier-Saint-Fargeau un jour. Court et terrible souffle des bouches humaines!» [6;247]

Эта объективная информация необходима авторам для воссоздания подлинности исторических событий. Культурологическая информация, выполняющая объективную функцию, является обязательным условием существования исторического романа.

Однако, культурологическая информация в  историческом романе, как в  любом художественном произведении, может нести в себе и идейно-художественную функцию.

Подтвердим этот тезис следующими примерами:

«Le premier lundi du mois d’avril 1625, le bourg de Meung, où naquit l’auteur du Roman de la Rose, semblait être dans une révolution aussi entière que si les huguenots en fussent venus faire une seconde Rochelle. Plusieurs bourgeois, voyant s’enfuir les femmes du côté de la Grande-Rue, entendant les enfants crier sur le seuil des portes, se hâtaient d’endosser la cuirasse et, appuyant leur contenance quelque peu incertaine d’un mousquet ou d’une pertuisane, se dirigeaient vers l’hôtellerie du Franc Meunier, devant laquelle s’empressait, en grossissant de minute en minute, un groupe compact, bruyant et plein de curiosité». [4;55]

Важно отметить, что роман А. Дюма «Три мушкетера» создавался автором в XIX в., тогда как описываемые в романе события относятся к XVII в. – периоду правления короля Людовика XIII. Важно отметить, что автор не старается сохранить абсолютно достоверную хронологию событий, опираясь на интерес читателей своего времени. Так, в текстовом отрывке в самом начале романа мы видим сравнение «…que si les huguenots en fussent venus faire une seconde Rochelle», тогда как год, указанный автором дает читателю понять, что самой битвы еще не было (она состоялась в ноябре 1627 г.):

Таким образом, через данное сравнение автор передает нам не только объективную информацию о событии - битве при Ля Рошель, но и идейно-художественную — намеренно искажая исторические факты. Отсутствие документализма в романах Дюма основано на главенствующей роли идейно-художественной функции.

В романе В. Гюго «Собор Парижской Богоматери», данная функция проявляется через проведение параллелей между современностью (авторской) и прошлым, о котором он пишет. В. Гюго использует здесь прием риторических вопросов, что еще более усиливает личное отношение автора к своему времени и к воссоздаваемой эпохе:

«Et qui a substitué au vieil autel gothique, splendidement encombré de châsses et de reliquaires ce lourd sarcophage de marbre à têtes d'anges et à nuages, lequel semble un échantillon dépareillé du Val-de-Grâce ou des Invalides? Qui a bêtement scellé ce lourd anachronisme de pierre dans le pavé carlovingien de Hercandus? N'est-ce pas Louis XIV accomplissant le voeu de Louis XIII?» [7;195]

Такое скрупулезное перечисление всех «увечий» Собора совмещает в себе и объективную и идейно-художественную информацию, где преобладает последняя.

Подводя итог всему вышеизложенному, можем сказать, что исторический роман является источником культурологической информации, которая, в свою очередь, может нести в себе как объективную, так и идейно-художественную функцию.

Библиографический список:

1. Лукач Г. Исторический роман // Литературный критик. – 1938. http://mesotes.narod.ru/lukacs/hist-roman/histroman-1.htm
2. Манкевич И.А. Культурологическая информация и культурологическое знание: методологический ракурс. – СПБ., 2014. http://fikio.ru/?p=906
3. Энциклопедия культурологии. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_culture/383
4. Dumas A. Les Trois Mousquetaires. – Paris : Librairie Générale Française, 1995, pour l’introduction, la bibliographie, les notices et les notes. 1er publication LGF. – 890 p.
5. Dumas A. Vingt ans après – Paris : Librairie Générale Française, 1989, pour l’introduction et l’annotation. 1er publication LGF. – 855 p.
6. Hugo V. Quatrevingt-treize – Paris : Librairie Générale Française, 2001, pour la présente édition. 1er publication LGF. – 575 p.
7. Hugo V. Notre-Dame de Paris – Paris : Edition Gallimard, 2009. – 953 p.




Рецензии:

23.04.2015, 16:15 Свечников Владимир Серафимович
Рецензия: Статья представляет интерес для культурологов, поскольку авторы пытаются рассмотреть понятие «культурологическая информация» на основе анализа литературных источников. Авторами сделана попытка выявления неких смысловых единиц на различных уровнях языковой системы. Такой анализ дает авторам основание для вывода о наличии идейно-художественной информации в любом художественном тексте. Однако вызывает возражение, приведенное авторами определение исследователя И.Манкевича. В частности положение о том, что «… информация вне сознания познающего субъекта не существует». Есть и иное определение информации, как неких сведений, записанных определенным образом на материальных носителях. Будучи записанной, информация существует и вне сознания субъекта. Рассмотренное положение нуждается в осмыслении и в пояснении. Статья может быть опубликована после соответствующих доработок. Профессор Свечников В.С.

25.04.2015 13:13 Ответ на рецензию автора Герлиц Ирина Юрьевна:
Цитата Ирины Анатольевны Манкевич приведена нами в качестве доказательства того факта, что информация, с точки зрения культурологии, не может существовать без воспринимающего субъекта. В нашей работе нам важно не обобщенное понятие термина "информация", а конкретное его преломление в ключе гуманитарного знания. Как видно из нашего исследования, любой художественный текст (в частности исторический роман) является не только источником объективного, но и своего рода "воздействующего" на реципиента знания. В этом случае нельзя говорить о том, что информация существует вне сознания субъекта.

24.04.2015, 21:38 Колесникова Галина Ивановна
Рецензия: Статья интересна, актуальна,отличается выраженной авторской новизной. основные квалификационные требования соблюдены. Рекомендуется к публикации
25.04.2015 13:13 Ответ на рецензию автора Герлиц Ирина Юрьевна:
Благодарим за положительную оценку нашей работы. С уважением, Герлиц И.Ю., Новоселова Н.В.

1.05.2015, 10:21 Ковалева Светлана Викторовна
Рецензия: "культурологическая информация – это продукт культурологического мышления, категория метода, в данном случае метода культурологического прочтения/ интерпретации текстов разной природы, включая литературные". В представленном определении культурологической информации налицо противоречие, которое необходимо устранить: 1. культурологическая информация - это продукт культурологического мышления; 2. культурологическая информация - категория метода культурологического прочтения. О культурологическом мышлении я прочла впервые в этой статье. Известно, что существуют рассудочная и разумная форма мышления, которые реализуют себя совершенно разными методами. К какой форме автор относит "культурологическое мышление" из статьи не ясно. Метод культурологического прочтения, судя по тексту статьи, - это интерпретация. Огорчу, интерпретация - метод герменевтики, которая возникла гораздо раньше культурологии. Кроме того, интерпретация как метод исследования используется для выявления СМЫСЛА, но не для получения информации. Рекомендую автору разобраться с терминологией, используемой в статье, и почаще использовать принцип Оккамы (или "бритвы Оккамы"): не умножать сущности (т.е. понятия, термины) без крайней необходимости". В статье такой необходимости я не обнаружила. С учетом устранения представленных замечаний статью можно опубликовать.
11.05.2015 16:16 Ответ на рецензию автора Герлиц Ирина Юрьевна:
Данная статья написана нами в рамках ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО диссертационного исследования, посвященного национально-культурной специфике хужодественного текста (на материале текстов французских авторов). Тем самым, главной нашей задачей мы считаем проведение ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО исследования национально-специфических элементов в рамках национально-культурного аспекта текста. В нашей работе мы берем за основу утверждение о том, что любой художественный текст несет в себе информацию: объективную или идейно-художественную, которая, в свою очередь, может быть выражена явно или скрыто. В рамках нашего исследования определение И.А. Манкевич мы считаем удачным и приемлимым. Благодарим за рецензию, с ув. Герлиц И.Ю., Новоселова Н.В.

12.05.2015, 6:59 Закирова Оксана Вячеславовна
Рецензия: Работа интересна, обозначенная в ней позиция автора имеет право на существование. Статья рекомендуется к публикации. С уважением, Закирова О.В.
12.05.2015 14:14 Ответ на рецензию автора Герлиц Ирина Юрьевна:
Благодарим за положительную оценку нашей работы. С уважением, Герлиц И.Ю., Новоселова Н.В.

1.06.2015, 11:16 Назаров Равшан Ринатович
Рецензия: Статья интересна, познавательна, живо напоминает реалии прошлого и заставляет вспомнить давно прочитанные произведения, рассмотреть их с новых позиций. На наш взгляд, излишним является использование длинных цитат по-французски, при чем - без перевода. Увы, мы живем не в 19 веке, и благородный французский язык заменен в международном общении вульгарным американизмом, почему то по традиции все еще именуемым "английским" языком, хотя (лингвисты подтвердят!) - язык Оксфорда и язык Техаса - это "две большие разницы"! Когда Толстой писал "Войну и мир", он и не думал, что его французские вставки когда нибудь понадобится переводить! Но увы! Кстати, многие считают, что Дюма и Гюго по-русски "сочнее"! Что считает по этому поводу уважаемый франкофон Ирина Юрьевна? Статья безусловно рекомендуется к публикации!
01.06.2015 17:17 Ответ на рецензию автора Герлиц Ирина Юрьевна:
Уважаемый Равшан Ринатович! Обратим Ваше внимание, что наша работа постоена на материале художественных текстов на французском языке. Любой перевод, пусть даже самый приближенный к оригиналу, является своеобразной трансформацией исходного текста, что не может в полной мере передать "дух произведения". Думаем, в дальнейшей работе мы будем ссылаться на известные переводы, но переводить самостоятельно в рамках нашего исследования считаем не приемлимым. Благодарим за вашу рецензию, с ув. Герлиц И.Ю., Новоселова Н.В.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх