Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №21 (май) 2015
Разделы: Философия
Размещена 10.05.2015. Последняя правка: 10.05.2015.

О внутренних противоречиях «Диалектики мифа» А. Ф. Лосева

Петросов Тигран Артемович

КубГУ, ф-т журналистики

Выпускник

Научный руководитель: Змихновский С. И., кандидат философских наук, доцент КубГУ


Аннотация:
В данной работе рассмотрены определенные несогласования, моменты апофатичности программного произведения Алексея Федоровича Лосева "Диалектика Мифа", в результате которых, несмотря на действительное богатство материала,а также философскую и общенаучную значимость работы, сущность мифа осталась в тени.


Abstract:
In current research reviewed certain unharmonious, apophatic aspects of programmatic work of Alexey Fedorovich Losev "Dialectic of myth", as a result, despite of actual wealth of material and philosophic & common scientific significance of the wotk, substance of myth stayed in the shadow.


Ключевые слова:
философия мифологии; мифология; диалектика мифа; Лосев.

Keywords:
philosophy of mythology; mythology; dialectic of myth; Losev.


УДК 141

В данном исследовании нами будет рассмотрено программное произведение выдающегося советского философа А. Ф. Лосева – «Диалектика мифа» в качестве объекта. В качестве предмета выступит авторское толкование мифа и мифического сознания как феноменов. Цель работы – раскрытие внутренней апофатичности конечной формулы мифа. «Диалектика мифа», несмотря на богатство материала и существенность общенаучного вклада, по нашему мнению, содержит определенные, вполне весомые противоречия. Они, конечно, вызывают научный интерес не сами по себе, но только в связи с тем, что освобождают пространство для необходимых новых исследований и исканий сущности названного феномена и его коррелята – мифического сознания. Этим и обусловлена актуальность работы.

Итак, сперва стоит сказать о конечном определении мифа. У Алексея Федоровича миф есть «в словах данная чудесная личностная история» [1].

Если вспомнить и реферативно изложить, в чем конкретно заключается миф, следуя этой дефиниции, то получим следующее:

Миф – это чудо, которое дается нам как личность, вернее – как лик личности, ее образ и символ. В данном контексте личность означает реально данное, осуществленное телесно, противополагающее себя инобытию нечто. Всякая личность исторична, следовательно, миф как лик личности тоже обладает своей историей – уникальной историей становления. Далее – миф дается в слове. Это означает, что миф сознает сам себя и выражает свое нечто в словесной форме. Теперь важнейший момент для вскрытия противоречия рассматриваемой формулы мифического образа: миф есть чудо.

Чудо у Лосева – совпадение двух планов одной вещи – его реального, эмпирически данного протекания и его идеального, первоначально замысленного сущностного, т.е. его идеи. Это совпадение в опыте порождает третье – символ этой вещи-идеи, который одновременно является совершенным, подлинным прообразом и совершённым, в реальности воплощенным наличным бытием. Это и есть чудо. Если немного разрядить эту концепцию, то получается, что миф есть воспринятое нами явление имманентных чисто «платоновских» идей во плоти. И всякая эта идея в нашем сознании обладает своей историей, своим прошлым и возможным будущим.

Итак, миф есть чудо. Но здесь сражу же вспоминается, что в ходе исследования автор выдвигается следующий тезис, согласно которому даже всякая неодушевленная вещь или явление, если их брать как предметы не абстрактно-изолированные, но как предметы живого человеческого опыта, обязательно суть мифы. Все вещи нашего обыденного опыта – мифичны; и от того, что обычно называют мифом, они отличаются, может быть, только несколько меньшей яркостью и меньшим интересом [2]. Лосев говорит о мифическом восприятии любой личности, любой вещи, вплоть до цветов и звуков. Эта позиция важна для постановки наших вопросов и вскрытия апофатичности структуры мифа в толковании Алексея Федоровича.

Перейдем к постановке наших вопросов:

  1. По мысли автора, мифично наше восприятие всякой вещи, наше соприкосновение с ней в опыте всегда несет свой мифический образ. Все на свете есть та или иная степень и качество мифической отрешенности… даже обычное течение вещей есть результат некоего нашего мифического взгляда. Получается, что чудо – все вокруг. Но как шкаф, стена, рука или другой человек, даже если взять во внимание их образы (красивый, громоздкий, скучный, яркий и т.п.), могут быть чудом? Ведь очевидно, что обыденность не есть чудо, и чудо не есть обыденность. И даже сам автор говорит, что миф, т.е. чудо, не есть абстракция или фантазм, но телесная реальность, которая, однако, имеет определенную отрешенность от обыденного хода вещей. Отрешенность от их обычных смыслов и видение смыслов новых, уникальных. Следовательно, или здесь понятия мифического и чудесного должны быть размежеваны, или не все в опыте есть мифическое?
  2. Можно, конечно, с позиции автора сказать, что за чудо в строгом смысле мы принимаем только максимально «чудесное» чудо, то чудо, воплощение которого вплотную приближено к нашей идее о соответствующем объекте. Мы считаем, что этот аргумент является неверным. Ведь даже с точки зрения платонизма такая вещь-идеал есть не чудо, а просто, если можно так выразиться, наиболее напряженная реальность.

В качестве примера Алексей Федорович приводит, в том числе, музыканта-исполнителя, в совершенстве владеющего музыкальном инструментом. И утверждает, что здесь тоже присутствует совпадение эмпирической случайности (музыкант и его игра) с идеальным заданием (техникой музыкального исполнения), т.е. чудо [3]. Далее автор говорит, что подобное мастерство люди правильно и называют в восхищенных чувствах чудесной игрой, чудом. Но нам представляется очевидным, что здесь речь идет скорее не о чуде, но о «совершенной», «превосходной» игре, что как раз и отражает эту платоновскую теорию созерцания в опыте идеального воплощения. Выражение «чудесности» здесь носит характер тропа – метафоры как скрытого сравнения. Как раз это вещественно данное прекрасное, сгустившееся и напряженное в созерцании сравнивают с чудом. Но это прекрасное в опыте, следовательно, никак не может быть самим чудом, так как самотождественное невозможно сравнить с самим собой. Следовательно, или прекрасное в опыте не есть чудо, или чудом/мифом, опять же, признается обыденность (возвращаемся к первому вопросу)?

3. Чтобы поставить этот вопрос, нам необходимо вспомнить еще один существенный момент «Диалектики мифа». Автор уделяет много внимания разоблачению материализма и позитивизма: в основе их учения лежат не логика и знание, но непосредственное и притом сверх-чувственное откровение (ибо материя не есть нечто чувственное) [4]. Далее. в диалектике чуда мы сталкиваемся с отрицанием автором гипотез о чуде как о явлении, противоречащем, нарушающем законы природы, привычные для субъекта: Для такого субъекта [субъекта мифического сознания], по мысли автора, чудо вовсе не есть нарушение законов природы. Не нарушение законов природы есть чудо, а, наоборот, установление и проявление подлинных, воистину нерушимых законов природы [5]. И в качестве примеров чуда приводятся истории, вроде исцеления больного грека в храме Асклепия, т.е. истории, которые, подтверждают религиозную установку субъекта или его мировоззрение, которые подтверждают, по Лосеву, его религиозную мифологию, ставшую догматом.

Однако как же быть в таком случае с «иноидейными» чудесами? Чудесами, которые заставляют человека не утвердиться в своей догматике, но, наоборот, отринуть ее, отказаться от нее в пользу другой? Из общеизвестных религиозных сюжетов сразу же вспоминается история фарисея Савла –гонителя и мучителя христиан – которому явился Иисус Христос. В результате чего Савл стал Святым апостолом Павлом, который обращал в христианскую веру язычников [6]. Однако, следуя логике «Диалектики мифа», Савл не мог стать Павлом и не мог увидеть «христианского» чуда, ведь для него были возможны только свои, «фарисейские» чудеса. То же самое относится и к материалистам, атеистам и пр. Они тоже не могут увидеть какого-либо «мистического», «религиозного» чуда, у них могут быть только свои, «материальные» чудеса. Следовательно, либо чудо не может быть ни «своим», ни «чужим», либо, повторно, миф – не чудо?

Итак, мы поставили 3 вопроса, которые необходимо возникают при апофатическом рассмотрении концепции мифа и мифического сознания А. Ф. Лосева. И, таким образом, попытались аргументировать, что эта фундаментальная тема (сущность мифа и мифического сознания) нуждается в новых, фундаментальных же исследованиях.

Библиографический список:

1. А. Ф. Лосев. Из ранних произведений. / Лосев, А. Ф. – М. : «Правда», 1990. – 655 c.
2. Э. Кассирер, Философия символических форм. Мифологическое мышление, - М. : Академический проект, 2011 – 286 с.
3. Мосс М. Социальные функции священного: Избр. произведения / Пер. с франц. под общ. ред. И. В. Утехина. — СПб.: Евразия, 2000. — 444 с.
4. Кант И. Критика чистого разума / И. Кант. - М. : Эксмо, 2012 - с. 90
5. Барт Р. Мифологии / Р. Барт. – М. : Академический проект, 2014 – с.362
6. Шеллинг Ф. В. Й. Философия мифологии / Ф. Шеллинг. – СПб . : изд. С-Пб ун-та, 2013. – 544 с
7. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. – Киев : Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2009 – 1536 с.




Рецензии:

10.05.2015, 13:24 Ковалева Светлана Викторовна
Рецензия: Статья написана грамотно, автор последовательно излагает представления А.Ф. Лосева о мифе как чуде, обладающем реальным бытием в жизни человека. Выявленные в лосевской трактовке противоречия указывают на самостоятельный, творческий процесс мыследеятельности автора. Было бы интересно узнать, как можно согласовать данные противоречия и тем самым решить проблему чудесности мифа. Статья рекомендуется к публикации.

10.05.2015 22:22 Ответ на рецензию автора Петросов Тигран Артемович:
Светлана Викторовна, большое спасибо за ваш положительный отзыв.

10.05.2015, 15:28 Адибекян Оганес Александрович
Рецензия: Адибекян Оганес Александрович. Статья тематически важна потому, что не все образованные люди представляют себе происхождение мифов, понимают их суть, способы использования. Лосев А.Ф. свою работу озаглавил не "Философия мифов", а "Диалектика мифов", чтобы скрывать свою принадлежность либо к объективным идеалистам, либо к диалектическим материалистам. "Диалектика" в таком плане ничего не дает, она была разработана идеализмом (Гегель) и очень продуктивно использована материализмом (Маркс). Важно выяснить, как даются сознанию человека эти "мифы", предстают они как истины или заблуждение. Если они заблуждения, то даются само собой, по подсказке бога, или же по своему умышленному заказу. Философия обошла категорию "чудесности", оставила ее религии. Мне довелось разбираться с мифами, но "чудеса" не заслужили внимания. Посмотри и воспользуйся: Адибекян О.А. Воображение в мифах, религиях, философии и науке // Электронный научный периодический журнал «Совре-менные научные исследования и инновации». «Sci-article.ru» [http://sci-article.ru] № 19 (март) 2015. - С. 261 – 265. Может что-то можно будет добавить. Но я этого не требую.
10.05.2015 22:22 Ответ на рецензию автора Петросов Тигран Артемович:
Оганес Александрович, большое спасибо за ваш отзыв. Непременно ознакомлюсь с вашей работой и в дальнейших исследованиях указанной темы обязательно буду иметь в виду.

17.05.2015, 1:41 Колесникова Галина Ивановна
Рецензия: Статья грамотна, глубока, интересна. Отличается новизной и самобытностью. Все квалификационные требования соблюдены. Рекомендуется к публикации
18.05.2015 17:17 Ответ на рецензию автора Петросов Тигран Артемович:
Галина Ивановна, большое спасибо за положительную рецензию и высокую оценку.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх