Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №25 (сентябрь) 2015
Разделы: Юриспруденция
Размещена 11.08.2015. Последняя правка: 10.08.2015.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЕДИНОЛИЧНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ОРГАНА КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЯ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА

Шапка Виктория Викторовна

магистрант по направлению "Юрист в сфере бизнеса и защиты имущественных прав" Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта

Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта

Специалист Управления развития и стратегического планирования Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта

Бобров Филипп Алексеевич, помощник юриста ИП «Шателюк и партнеры»


Аннотация:
В статье рассмотрены особенности ответственности единоличного исполнительного органа акционерного общества как представителя общества с учетом последних изменений в гражданском законодательстве РФ.


Abstract:
The article describes the features of the liability of the Individual Executive Body of stock company as a representative of stock company to reflect the latest changes in the civil law of The Russian Federation.


Ключевые слова:
единоличный исполнительный орган; акционерное общество; ответственность; представитель акционерного общества; генеральный директор

Keywords:
Individual Executive Body; stock company; liability; the representative of stock company; General Director


УДК 347.191.43

В настоящее время представляется трудным найти такую сферу деятельности человечества, в которой бы не принимали участие коммерческие организации. Акционерная форма хозяйствования является одной из часто встречаемых в нашей стране. Любому гражданину России не раз приходилось вступать в различные отношения с коммерческими организациями с организационно-правовой формой акционерного общества. Но это вовсе не означает, что все участники подобных отношений имеют хотя бы общее представление о данной организационно-правовой форме, не говоря уже об обладании ими информацией о правовом положении и ответственности руководителя данного общества ‒ единоличном исполнительном органе. В связи с этим представляется актуальным осветить данные вопросы с учетом последних изменений в законодательстве РФ.

Для акционерного общества (АО) любого типа обязательным является наличие исполнительного органа ‒ единоличного, коллегиального.  Единоличным исполнительным органом (ЕИО) является лицо, осуществляющее руководство текущей деятельностью организации и подотчетное ее высшему органу управления. Согласно последним изменениями в ГК РФ, учредительный документ может предусматривать осуществление полномочий от имени юридического лица несколькими лицами, действующим совместно либо независимо друг от друга (абзац 3 п. 1 ст. 53 ГК РФ) [1].

Ответственность ЕИО АО регулируется следующими законодательными актами:

-        Гражданским кодексом РФ;

-        Трудовым кодексом РФ;

-        Уголовным кодексом РФ;

-        Кодексом об административных правонарушениях (КоАП РФ);

-        Федеральным законом «Об акционерных обществах»;

-        Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» и др.

В гражданском обороте АО функционирует  и реализует свою правоспособность посредством ЕИО. В связи с этим вопрос об ответственности лица, выполняющего роль данного органа, является весьма важным. Ответственность ЕИО является необходимым элементом, который гарантирует защиту прав и интересов акционеров от его противозаконных действий в сторону  акционерного общества.

Среди видов ответственности, которая может быть возложена на орган вследствие правонарушений с его стороны, можно выделить ответственность вследствие неправомерных его действий не как органа такого общества, а как представителя.

Российское право предоставляет различные средства защиты юридическому лицу от причиняющих ему вред действий представителя и исполнительного органа. При этом данные средства защиты можно классифицировать в зависимости от того, касаются ли они исключительно внутренних отношений между представляемым и представителем, юридическим лицом и генеральным директором или же затрагивают и  внешние отношения — отношения между представляемым и представителем, юридическим лицом и его исполнительным органом, с одной стороны, и их контрагентами —  третьими лицами — с другой.

В новой редакции ст. 174 ГК РФ сформулированы два состава оспоримых сделок:

1) сделки, которые были совершены с нарушением обязательственных ограничений полномочий,

2) сделки, которые были совершены в ущерб интересам представляемого.

Данная группа отношений регулировалась нормами ст. 174 ГК РФ и ранее, но ее прежняя редакция была сформулирована слишком узко: норма применялась только при условиях, когда полномочия лица на совершение сделки ограничивались договором или когда полномочия органа юридического лица ограничивались его учредительными документами. Такой подход получил свое развитие в постановлении Пленума ВАС РФ 14.05.1998 № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» (далее — Постановление № 9) [2].  В данном  постановлении, в пункте 6, говорится следующее: судам стоит иметь в виду вопросы о  правоотношениях с участием юридических лиц. Так, ст. 174 ГК РФ может быть применена в условиях, когда полномочия директора ограничиваются лишь учредительными документами последнего. Если в иных документах, которые не являются  учредительными, имеются указанные ограничения, это не может служить основанием для применения ст.174 ГК РФ.

Аналогичная позиция во многом поддерживалась судебной практикой (постановления ФАС Московского округа от 03.03.2008 по делу № А41-К1-12639/07 [7], Северо-Западного округа от 21.05.2007 по делу № А13-8257/2006-09 [6]). К примеру, в одном из дел суд указал, что «ограничение полномочий генерального директора общества содержится в положении, к которому отсылает устав общества, прямых ограничений полномочий генерального директора в уставе не содержится. Отсылка в уставе к Положению не может расцениваться как наличие в самом уставе определенных ограничений полномочий органа юридического лица» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.02.2012 по делу № А42-814/2011 [8]).

Идея, заложенная в данной норме, состоит в предоставлении возможности признать недействительной сделку уполномоченного лица общества (представителя по доверенности либо органа юридического лица), заключенную с недобросовестным лицом. Недобросовестность последнего заключается в знании лицом о нарушении со стороны уполномоченного обязанностей и ограничений.

Вследствие этого необоснованными представлялись ограничения, содержавшиеся в прежней редакции, что повлекло за собой расширение сферы ее применения.

Сейчас п. 1 ст. 174 ГК РФ устанавливает, что правовое значение имеют ограничения полномочий на совершение сделки в следующих документах: договоре, положении о филиале или представительстве, учредительных документах юридического лица, иных документах, определяющих полномочия действующего лица от имени юридического лица без доверенности исполнительного органа юридического лица.

Комментируя данную норму, можно выделить одно существенное изменение: предоставляется право оспорить сделку в случае выхода органа юридического лица за пределы ограничений, указанных в обязательных для него внутрикорпоративных документах (помимо учредительных документов). Таким образом, появляется стимул к изучению не только учредительных документов контрагентов, но и их внутренних документов (положений об исполнительном органе, совете директоров и т. п.).

Статья 174 ГК РФ не должна применяться, если исполнительный орган совершал действия с превышением установленных законом полномочий. Эта позиция была подтверждена в постановлении Президиума ВАС РФ от 13.12.2011 № 10900/11 [5], в котором указано, что «признание договора уступки прав требования, заключенного без согласия должника, недействительным по основаниям ст. 168 или применительно к ст. 174 ГК РФ зависит от того, предусмотрена ли обязанность получить согласие должника на заключение договора уступки прав требования законом и иными правовыми актами либо условиями основного обязательства, по которому производится передача прав. Если на такую обязанность указывают отдельные нормы закона или иных правовых актов, то договор уступки прав требования является ничтожным в соответствии со ст. 168 ГК РФ. Если в конкретном обязательстве стороны закрепили обязанность получить согласие должника, недействительность договора уступки прав требования должна устанавливаться применительно к правилам ст. 174 ГК РФ».

Далее следует рассмотреть более детально пункт второй ст.174 ГК РФ, в соответствии с которымсуд может признать сделку, совершенную представителем либо действующим от имени юридического лица без доверенности лицом, в ущерб интересам представляемого либо интересам самого общества, недействительной. В предусмотренных законом случаях по иску, предъявленному в интересах представляемого или общества иным лицом либо органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

В пункте 2 ст. 174 ГК РФ определены основания признания сделок недействительными, которые были совершены в ущерб интересам представляемого, хоть и в пределах предоставленных представителю (исполнительному органу)  полномочий.

В соответствии с п. 2 ст. 174 ГК РФ право требовать признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности принадлежит представляемому и юридическому лицу, от имени которого действует уполномоченный орган, а также другим лицам либо органам в предусмотренных законом случаях.

В соответствии с новой редакцией ст. 174 ГК РФ сделка может быть признана недействительной не только в случае сговора, но и при существовании обстоятельств, свидетельствующих об иных совместных действиях представителя (органа юридического лица) и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого либо общества.

До принятия комментируемого положения в случае явного ущерба, причиненного сделкой, которая была совершена представителем или органом юридического лица в рамках своих полномочий, суд мог признать последнюю недействительной, сославшись на ст.ст. 10 и 168 ГК РФ.

Такой пример содержится в п. 9 Информационного письма № 127, в основу которого положены факты, дела и правовая позиция, изложенные в постановлении Президиума ВАС РФ от 20.05.2008 № 15756/07 [4].

Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ действия граждан, а также юридических лиц, которые осуществляются исключительно с намерением причинения вреда  иному лицу, не допускаются.

В связи с тем, что вышеперечисленные обстоятельства дела  говорят о наличии факта злоупотребления правом со стороны общества, которое было выражено в заключении рассмотренных сделок, на основании п. 2 ст. 10 и ст. 168 ГК РФ последние были признаны недействительными.

Сейчас суд при аналогичных обстоятельствах может сослаться на п. 2 ст. 174 ГК РФ. В данной норме в качестве самостоятельного основания оспоримости сделки предусмотрено грубое нарушение представителем интересов представляемого, о чем иной стороне известно. В таком случае даже в условиях отсутствия ограничения полномочий представителя в договоре с ним или полномочий исполнительного органа общества в корпоративных документах совершенная представителем к явной невыгоде представляемого сделка  может быть оспорена.

Ограничения, установленные во внутренних отношениях представляемого и представителя либо юридического лица и исполнительного органа, касаются третьих лиц только при условии, что последние знают или должны знать о существовании таких ограничений. Сам факт совершения действий от имени представляемого вразрез с его интересами не свидетельствует о знании контрагента об этом. В данном случае на знание контрагента указывает «явный ущерб», который причиняется представляемому или юридическому лицу заключаемой сделкой. Содержание понятия «явный ущерб» предстоит определить судебной практике.

В редакции проекта изменений ГК РФ, представленной Президенту РФ Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ в декабре 2010 года, содержалась норма о том, что крайне невыгодные для стороны условия предполагаются (пока не доказано иное) в случае, если процентная ставка, цена либо иное предоставление, передаваемое потерпевшим, в два или более раз превышает  то, что предоставляется по сделке другой стороной. Вовсе не исключено, что данный подход к доказательству явного ущерба для представляемого в новой судебной практике может возобладать. В комментарии к ГК РФ под редакцией П. В. Крашенинникова отмечается, что в случаях заключения договора органом общества, к примеру, может быть доказано незнание  контрагентом того, что совершаемая им сделка может повлечь негативные последствия для иной стороны, в том числе невозможность осуществления дальнейшей деятельности. В этой связи следует также учитывать постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящих в состав органов юридического лица» (далее — Постановление № 62 [2]). В пункте 2 этого постановления сделкой на невыгодных условиях представляется сделка, цена и (или) иные условия по которой отличаются существенным образом в худшую для общества сторону от цены и (или) иных условий, на которых в аналогичных условиях совершаются подобные сделки (к примеру, если полученное по сделке предоставление в два или более раз меньше стоимости предоставления, которое совершено юридическим лицом в пользу его контрагента).

Если исполнительный орган нарушает требования, предъявляемые к нему в рамках его внутренних отношений с юридическим лицом, он должен возместить последнему убытки (п. 3 ст. 53 ГК РФ). Однако основания для признания совершенной им сделки недействительной появляются только в том случае, если контрагент знал, либо должен был знать о том, что орган контрагента действовал за пределами указанных ограничений. В таком случае имеется и выход органа за пределы внутренних ограничений его полномочий, и основания для вывода, что другая сторона сделки должна была знать о существовании подобных ограничений.

В этом же пункте разъясняется, что исполнительный орган будет освобожден от ответственности при условии, если докажет, что заключенная им сделка хоть и являлась невыгодной, но была частью объединенных общей хозяйственной целью взаимосвязанных сделок, в результате осуществления  которых ожидалось получение юридическим лицом выгоды. Исполнительный орган также будет освобожден от ответственности в случае, если докажет, что данная невыгодная сделка была заключена с целью предотвратить возникновение еще более крупного ущерба для общества.

В заключение стоит также отметить, что признание недействительной сделки, которая повлекла собою причинение убытков обществу, автоматически не влечет удовлетворение требования о взыскании с директора убытков (п. 8 Постановления № 62 [2]).

Библиографический список:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть 1) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 23.05.2015) // "Собрание законодательства РФ", 05.12.1994, N 32, ст. 3301
2. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.98 № 9 «О некоторых вопросах практики применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации»
3. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящих в состав органов юридического лица»
4. Постановление Президиума ВАС РФ от 20.05.2008 № 15756/07.
5. Постановление Президиума ВАС РФ от 13.12.2011 № 10900/11по делу А40-150977/09-47-1040 «О солидарном взыскании задолженности по кредитному договору, процентов, неустойки»
6. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.05.2007 по делу № А13-8257/2006-09 «О договоре на обслуживание»
7. Постановление ФАС Московского округа от 03.03.2008 по делу № А41-К1-12639/07 «О признании недействительным договора поставки»
8. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.02.2012 по делу № А42-814/2011 «О признании недействительным договора на оказание охранных услуг»




Рецензии:

8.10.2015, 18:53 Тимофеева Раиса Ивановна
Рецензия: Статья рекомендуется к печати



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх