Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №27 (ноябрь) 2015
Разделы: Филология
Размещена 11.09.2015. Последняя правка: 10.09.2015.

МОТИВ УСЫНОВЛЕНИЯ И ОБРАЗ АВАЗХАНА ИЗ ЦИКЛА «ГОРОГЛЫ» (на основе версии тюркскоязычных народов)

Сариев Санъатжон Матчонбоевич

Кандидат филологических наук, доцент

Ургенчский государственный университет имени Аль-Харезми

Доцент, старший научный сотрудник-исследователь кафедрой Узбекский язык и литература

Матьязова Нилуфар Сабировна - старший преподователь Ургенчского филиала Ташкентского Информационного Технологического университета, Узбекистан


Аннотация:
В статье исследуются генетические корни образа Авазхана в эпосе «Гороглы». В данной статье в центре внимания находится вопрос об обрядности, связанный с мотивом усыновления в эпосе «Гороглы», а также отношение образа Авазхана к этим обрядам. Известно, что в дастанах во многих случаях находит свое проявление мотив бездетности. В связи с этим, в произведении появляются эпизоды, связанные с вымаливанием ребенка у божественных сил.


Abstract:
. The genetic roots of an image Аvazkhan in the epos “Gurugli” are investigated in the article. In the given article the main attention is paid to the question on the ceremonialism, connected with motive of adoption in the epos “Gurugli”, and also to the relation of an image Аvazkhan to these ceremonies. It is known, that in epic poems motive of childlessness is expressed in many cases. In this connection, there are the episodes in the work, connected with a wheedling of the child at divine forces.


Ключевые слова:
Авазхан; Гороглы; дуализм.

Keywords:
Avazkhan; Gurugli; dualistical.


УДК 82-91

Одним из характерных для эпоса качеств является наличие в нем вспомогательного эпического героя. Данное явление получило свое яркое выражение в эпосе тюркских народов. Примером этому могут послужить такие парные эпические образы, как Алпамыш – Караджан, Юсуф – Ахмед, Манас – Бакай, Гороглы – Авазхан.

Данное явление своими истоками имеет непосредственное отношение к характерному для фольклора дуализму, поскольку наличие пары считается священной идеей в жизни человека.

Происхождение эпического героя проявляется в эпосе в различной форме. Поначалу данный вопрос находил свое разрешение в виде близнецов. Позднее, в качестве вспомогательного образа стали проявляться брат, сестра, друг, сын. В отдельных дастанах встречаются и мотивы бездетности. В таком случае эпический герой стремится к осуществлению различных мер. Одной из них является вопрос усыновления ребёнка, что нашло свое наглядное выражение в образе Авазхана.

Таким образом, возникновение образа Авазхана относится к последним ступеням развития человеческого общества.

Как уже упоминалось выше, появление вспомогательного эпического героя связано с дуализмом, позднее данный мотив подвергся разного рода трансформациям. Общественная жизнь протекала в сложнейших условиях, что предопределило сложный характер формирования образов подобного типа. Как пишет Ж.К.Лебедева, во время сражения эпический герой призывает на помощь сестру, обладающую магическим даром, и она вселяет в него силу… Образ сестры отразил пережиточные черты ранней исторической эпохи, вероятно период матриархальных отношений [5].

Эпический герой ощущал потребность в наличии для себя в качестве опоры определенного лица, и данное обстоятельство находило свое воплощение в облике сестры, брата, сына, верного друга. Впоследствии главной опорой стал сын. Примечательно то, что в дастанах встречаются явления бездетности, что имеет реальную жизненную основу. Для преодоления данного негативного положения и использовались различные способы.

Первоначально можно наблюдать мотив приобретения ребенка, брошенного другими людьми. (Примером может послужить дастан «Шахрияр»). Затем выдвинулся мотив вымаливания дитя у бога, что можно наблюдать в дастане «Хурлико и Хамро».

После того как общественный прогресс, развитие общественного мышления преодолели данные этапы, в дастанах, в сказках формируется мотив усыновления ребёнка. Данный мотив, получив свое глубокое и всестороннее освещение в эпосе «Гороглы», привел к появлению образа Авазхана.

Бездетность главного героя, усыновление – все эти мотивы навеяны легендами, преданиями и сказками, в которых, обычно, герой обращается к богу, святым с просьбой даровать сына. Гороглы поступает проще, более жизненно - он усыновляет понравившегося ему ребенка.

В дастане этот эпизод выглядит так: к Гороглы приходит старик и говорит: «У тебя есть все, но не хватает только ребёнка. Ты должен усыновить достойного». Сказав это, старик исчезает. Гороглы ищет во многих странах, но нигде не встречает подходящего младенца. Однажды к нему приходит везирь Хамдам и сообщает, что у мясника Булдура из страны Ваянган, которой правит Юсуф-шах, есть замечательный сын Аваз. Гороглы тотчас отправляется в путь. В пути он встречает дервиша, по просьбе которого выполняет два условия: проезжает на коне по крепостной стене Тебриза, сбивает стрелой золотой купол и одерживает победу  в схватке с семьюдесятью пахлаванами. Третье условие дервиш выполняет сам - женится на дочери падишаха и становится падишахом Тебриза.

После этого Гороглы продолжает свой путь, останавливается в доме старого чабана, переодевается в простую одежду, оставляет у него своего коня Гирата, а сам отправляется в город Ваянган. Здесь он находит дом мясника Булдура, но узнает  о его смерти. Тогда Гороглы идёт во дворец, чтобы узнать, где Аваз, но его прогоняют оттуда. Он оказывается на окраине города и выдает себя за уличного музыканта. Рассказы о его замечательных песнях доходят до падишаха. Аваз просит отца пригласить бродячего певца во дворец. Гороглы демонстрирует свое незаурядное искусство, которое завораживает Аваза. Улучив момент, Гороглы похищает Аваза, возвращается к старику и, вскочив на своего волшебного коня, мчится в Чамбиль. В погоню за сыном Юсуф-шах бросает две тысячи воинов. Они догоняют  беглеца,  и во время боя Аваз переходит на их сторону. Но здесь на помощь Гороглы прибывает шах Тебриза (бывший дервиш) со своим войском. Одолев преследователей, они возвращаются в Тебриз. Когда через несколько дней Гороглы собирается покидать этот город, султан вероломно усыпляет его, чтобы отобрать Аваза и вернуть его Юсуф-шаху. Но Гороглы приходит в себя, догоняет Султана, отбирает Аваза и возвращается в Чамбиль.  

Дастан с таким сюжетом в азербайджанском цикле «Кор-оглы» называется «Приход Аваза в Чанлибил» [3]. Но события в нем излагаются в ином плане. Здесь с просьбой усыновить ребёнка обращается к герою жена Нигор-ханум. Подходящую кандидатуру подбирает для них Ашик Джунун. Затем Кор-оглы отправляется в Туркмению и с разрешения мясника Али (в некоторых вариантах его зовут Мир Ибрагим) усыновляет его ребёнка Аваза. Но дядя Аваза Райхон Араб преследует Кор-оглы и между ними происходит жестокий поединок, из которого Кор-оглы выходит победителем. Целый ряд мотивов и фактов, изложенных в этой версии, - поход Кор-оглы в Туркмению, переодевание чабаном, усыновление Аваза, ребёнка, схватка в пути и т. д., роднит это произведение с туркменской и хорезмской версиями.

В восточно-узбекской и каракалпакской версиях события излагаются в ином плане. Гороглы принимает облик дяди Аваза Кунгирбая и обманом уводит ребёнка. На обратном пути он сражается с войнами Хунхаршаха и побеждает их. Но, в общем, в каракалпакской и восточно-узбекской версии прослеживается неразрывная связь событий, связанных с похищением Аваза и «Повестью о султане Гороглы». Во всех версиях упоминается сын мясника Аваз, которого Гороглы не силой, а хитростью уводит с собой. Во всех версиях рассказывается о его схватке с преследователями и блестящей победе над ними.

Как отмечает профессор К.Максетов, дастан, рассказывающий об Авазхане, получил распространение среди каракалпаков в рукописном, печатном и устном вариантах. Гороглы хитростью уводит Аваза-сына мясника Булдирика, находящегося на службе у Хунхаршаха. Первый раздел дастана повторяет восточно- узбекскую версию, а второй - очень близок к туркменской [6]. А в казахской версии, хотя и говорится об усыновлении Аваза Гороглы, но нет специального дастана, посвященного этому событию.

По многим параметрам туркменская версия совпадает с хорезмской. Однако в хорезмской версии исчезли незначительные эпизоды. Так, в туркменской версии к Гороглы многие обращаются с различными жалобами. Или же, повстречавшись с чабанами, Гороглы набрасывается на еду словно див. Такие детали в узбекском тексте отсутствуют. Кроме того, за счет сохранения прозаической части произведения, хорезмская версия дополнилась новыми стихотворными строками, что привело  к небольшим изменениям в поступках и характере героев. Главный герой этого дастана Гороглы. Несмотря на различную интерпретацию факта усыновления, требования одни: сын должен быть красивым, сильным и смелым. Гороглы легко справляется с этой задачей, не прибегая к силе. Ибо насилие могло вызвать в приемном сыне ненависть, что в конечном итоге отрицательно бы сказалось на их взаимоотношениях.

Основная цель у него - усыновление Аваза, и этой цели он достигает гуманными средствами. В свою очередь, следует отметить и тот факт, что образ вспомогательного эпического героя в сходной форме распространен в фольклоре всех народов мира, а также обладает аналогичной сферой своей деятельности. В эпосе «Гороглы» одно из ведущих мест занимает образ Авазхана. Каждое событие из жизнедеятельности Гороглы - эпического героя, определяющего движение событий, - имеет свое отношение и к Авазхану.

Известно, что Авазхан является традиционным героем-посредником. Однако до настоящего времени не получил своего полного освещения вопрос об усыновлении его со стороны Гороглы. События, связанные с усыновлением Авазхана, занимают прочные позиции в репертуаре бахши Кавказа и Средней Азии [1]. В отдельных версиях данный аспект   приподнимается до уровня Рустама [4]. Кстати, мотив усыновления представляет собой традиционное явление в эпосе.

По определению Дж.Фрезера, данное явление имеет древнейшие корни и связано с такого рода первобытными представлениями, как «второе рождение». Данный обычай, характеризующийся своими законами, проводится некоторыми племенами Африки в виде специального обряда, при котором бездетные люди берут на свое попечение чужого ребенка. При этом данного ребёнка проводят через подол женщины, который, добравшись до ее груди, прикладывается к ней. Затем его нарекали, а женщина, подобно роженице, испускала крики [10]. Как пишет фольклорист С.Рузимбаев, в хорезмской версии после привода Авазхана проводится   специальный обряд. Ага Юнус пери проводит Авазхана через подол своего платья, потом через огонь, отгоняя злых духов [7].

Разумеется, обряд, связанный с усыновлением ребёнка, в каждом регионе был связан с местными обычаями. Обряд усыновления Аваза в определенной мере подвергся локализации и имеет  непосредственное отношение к обычаям зороастрийцев. Главное заключается в том, что обычаи, связанные с данным древнейшим обрядом, сохранились в определенной степени и в настоящее время. Если обратиться к основным причинам усыновления Аваза, то данный мотив функционировал в эпосе в качестве древней традиции. К тому же второй причиной является бездетность Гороглы.

Известный ученый Х.Г.Короглы бездетность главного героя объясняет его женитьбой на пери. Поскольку, существует мнение, что в браке человека и пери ребёнок не рождается [4]. Даже при своем рождении он был бы лишен человеческих качеств. Подтверждение этому нашло свое яркое выражение в образе Тепагуз из «Книги моего деда Коркуда» [2].

Таким образом, Гороглы вынужден усыновлять ребёнка. Свою начальную эпическую деятельность Гороглы осуществляет с доставшимися ему в наследство от отца 40 джигитами и их предводителем Сафар Махрамом, который  был в свое время подручным отца главного героя. Однако эти сорок джигитов расходятся при первом же затруднении, возникшем в жизни Гороглы. Только Сафар Махрам с вновь набранными 40 джигитами постоянно сопутствует ему. Но он не в состоянии стать надежной опорой для Гороглы. Он больше относится к числу отрицательных образов. В свою очередь, следует отметить и тот факт, что у Гороглы отсутствуют братья и сёстры. И это неудивительно, поскольку его родители умерли до рождения Гороглы. Все эти факторы ставят перед главным героем проблему усыновления.

Согласно эпическим закономерностям, эпический герой должен обладать боевым конем, чудесным оружием. В то же время он должен иметь в качестве опоры брата, сестру или друга. Гороглы сначала становится обладателем боевого коня - Гирата, оружия. После этого ощущает связанную с дуализмом потребность в надежном друге. Данную потребность всесторонне дополняет образ Авазхана.

Согласно сведениям Б.А.Карриева, основанным на исторических источниках, Авазхан является одним из исторических личностей, участвовавших вместе с Кёроглы в восстании джалалидов [1]. Несмотря на это, образ Авазхана из эпоса серьёзным образом отдалился от своего прототипа и представляет собой сформировавшийся на основе закономерностей эпического произведения действительный образ эпического героя.

Деятельность образа Авазхана в эпосе полностью связана с боевыми действиями Гороглы. Он становится реальной опорой для Гороглы. Если в ряде случаев он вызволяет Гороглы из плена, то в большинстве случаев его самого Гороглы спасает от пленения. В то же время в аспекте семейно-бытовых проблем между отцом и сыном возникает определенное недопонимание. Даже Аваз поворачивает на отца своё войско. Подобного рода эпизоды в эпосе М.Саидов оценивает как факты, имеющие жизненную основу [8]. Действительно, в жизни немало негативных сторон. Конфликт между отцом и сыном также является естественным обстоятельством.

Следовательно, появление в эпосе образа Авазхана, помимо эпических закономерностей, обусловлено и реальными установками. Мотив усыновления, несмотря на свою древность, считается одним из традиционных мотивов, осуществивших поступательное движение в сторону реализма. К стати своеобразна и антропонимика дастанов, так как в каждом имени заключён смысл, и оно  имеет свою семантику. Настоящее имя Гороглы – Равшан. Дал ему это имя дед, чтобы на старости лет был ему помощник-внук, и нужно его было беречь как зеницу ока. Но так как этот эпический герой был рождён в гробу, ему дают имя Гороглы. Гороглы- Равшан был бездетным, поэтому он усыновил двух мальчиков, которым дали имена Авазхан и Эрхасан. В переводе с тюркского «Эр Хасан»  означает «смелый, отважный, бесстрашный». Что же касается имени Аваз, то оно связано с арабским словом «Эваз». В  словаре оно истолковано как «залог, замена» [12].

В произведениях Навои встречаются такие варианты имени, как Бадал, Эваз. Имя Уринбой (замена)  давалось в случае, если предыдущий ребёнок был рождён и умер во младенчестве. Эквивалентом хорезмских имён Аваз и Уринбой было имя  Бадалбой в Ферганской долине. Бадал также арабское слово. Буквально оно означает  ребёнок, данный, посланный Богом взамен умершему ранее, перед ним.

В слове «Эйваз», звук «э» претерпев фонетические изменения,  стал произноситься как звук «а», по законам хорезмского акающего диалекта (например, эрка – арка, экин – акин и др.).

Отец Аваза мясник Булдур был бездетным, несколько раз женат, но по милости Божьей, он стал отцом. Булдур назвал сына Авазом, так как он был милостью божьей, желанным ребёнком.

Гороглы также не мог иметь детей, поэтому ему посоветовали усыновить мальчика по имени Аваз. В результате долгих поисков, он был вынужден украсть сына мясника Булдура. Обычно, по канонам эпических произведений, существовала традиция имянаречения найденным, вымоленным детям. Но в эпосе Гороглы эта традиция нейтрализуется, так как мальчик был усыновлён до Гороглы.

Библиографический список:

1. Каррыев Б.А. Эпические сказания о Кер-оглы у тюркоязычных народов, -М.: Вост. Лит., 1968. С. 74.
2. Книга деда Коркуда // Ёшлик. –Т.: 1988, №7, С.41-45.
3. Короглу. Баку, «Элм», 1959, С. 114-141.
4. Короглы Х.Г. Взаимосвязи эпоса народов Средней Азии, Ирана и Азербайджана.-М.: Наука, 1983. С. 180.
5. Лебедева Ж.К. Архаический эпос эвенов. Новосибирск, изд. «Наука» Сибирское отделение, 1981. С. 39.
6. Максетов К. Каракалпакский эпос. –Ташкент.: Фан 1976. С.116-133.
7. Рузимбаев С. Специфика, типология и поэтика хорезмских дастанов (докт. дисс.) –Т.: 1990. С.132.
8. Саидов М. Художественные особенности узбекского народного эпоса. –Т.: Фан, 1969. С. 136.
9. Толковый словарь узбекского языка. Ташкент.: «Энциклопедия» 2008.С.16.
10. Фрезер Дж. Фольклор в ветхом завете. –М.: ИПЛ., 1989. С.257.




Рецензии:

25.12.2015, 17:35 Кобланов Жоламан Таубаевич
Рецензия: Статья отвечает всем требованиям. Тема статьи очень актуален. Выводы автора убедительный. Поэтому рекомендую опубликовать в журнале. Профессор, к.ф.н. Ж.Т. Кобланов

26.12.2015, 17:19 Дзицоев Алик Анатольевич
Рецензия: РЕЦЕНЗИЯ на статью Сариева Санъатжона Матчонбоевича и Матьязовой Нилуфар Сабировны «МОТИВ УСЫНОВЛЕНИЯ И ОБРАЗ АВАЗХАНА ИЗ ЦИКЛА «ГОРОГЛЫ» (на основе версии тюркскоязычных народов)» Обоснование актуальности заявленной темы очевидно. В данной статье в центре внимания авторов находится вопрос об обрядности, связанный с мотивом усыновления в эпосе «Гороглы», а также отношение образа Авазхана к этим обрядам. С. М. Сариев, Н. С. Матьязова прослеживают развитие общественного мышления - в дастанах и сказках происхождение эпического героя позднее переходит во вспомогательный образ и далее формируется в мотив усыновления ребёнка. Данный мотив получил свое освещение в эпосе «Гороглы» и привел к появлению образа Авазхана. По справедливому мнению авторов, бездетность главного героя мотивирует его обратиться к Богу, с просьбой даровать сына. Таким образом, Гороглы усыновляет понравившегося ему ребенка. Таким образом, мотив усыновления представляет собой традиционное явление в эпосе «Гороглы». Несомненным достоинством данной работы является то, что авторы ведут сравнительно-сопоставительную характеристику эпоса «Гороглы» с туркменской, хорезмской, восточно-узбекской и каракалпакской версиями, и находят различные интерпретации факта усыновления. Авторы приходят к выводу о том, что обряд, связанный с усыновлением ребёнка, в каждом регионе был связан с местными обычаями. С. М. Сариев, Н. С. Матьязова приходят к выводу о том, что туркменский цикл эпоса «Гороглы» совпадает с хорезмской версией. В целом, работа соответствует требованиям, предъявляемым к научным статьям, и может быть допущена к публикации. Однако имеются следующие замечания: 1. В тексте нарушена логика изложения материала. Так, авторы говорят об образе героя, затем переходят к значению ряда имен и фонетических изменениях в них, и затем,- снова резкий переход к теме усыновления. 2. Оформление ссылок в тексте не соответствуют требованиям, предъявляемым к научным статьям. 3. В тексте имеются стилистические и пунктуационные ошибки. Кандидат педагогических наук, доцент кафедры русского языка Института международного образования и языковой коммуникации Московского государственного строительного университета А.А. Дзицоев



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх