Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №25 (сентябрь) 2015
Разделы: Экономика
Размещена 26.09.2015. Последняя правка: 25.09.2015.

ПРОБЛЕМА ПОДДЕРЖКИ ВАЛЮТНЫХ ИПОТЕЧНЫХ ЗАЕМЩИКОВ КАК НЕЛИНЕЙНЫЙ КЕЙС В ПРАКТИКЕ ВЫРАБОТКИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ РЕШЕНИЙ

Зубарева Ангелина Владимировна

студент, 4 курс

Институт сферы обслуживания и предпринимательства филиал Донского Государственного Технического Университета

студент

Гончаренко Ольга Николаевна, кандидат экономических наук, доцент, Институт сферы обслуживания и предпринимательства филиал Донского Государственного Технического Университета


Аннотация:
Статья посвящена исследованию оснований и хронологии развития общественно-социального конфликта между органами государственной власти России и общественным движением валютных ипотечных заемщиков осенью-зимой 2014 года.


Abstract:
The article investigates the reasons and history of social and social conflict between state authorities and the Russian public movement of currency mortgage borrowers fall and winter of 2014.


Ключевые слова:
ипотека; ипотечное кредитование; валютная ипотека; валютные ипотечные заемщики; Центральный Банк России; Центробанк; курс рубля; курс доллара.

Keywords:
mortgage lending; currency mortgages; foreign currency mortgage borrowers; the Central Bank of Russia; the Central Bank; the ruble; the dollar.


УДК 338
  
Степень актуальности всего спектра юридических, этических и политико-экономических аспектов явления валютной ипотеки в последние полгода в нашей стране, пожалуй, мало у кого вызовет сомнения.

Социальные волнения и пикеты валютных заемщиков как явление появились в известной ситуации конца осени - начала зимы 2014 года, когда, в ситуации наложения сразу нескольких макроэкономических факторов, и, что важно, еще до формального наступления события отказа Центрального Банка России от прямого регулирования валютного курса, валютные заемщики стали фиксировать подорожание доллара по отношению к рублю в годовом, выражении, почти вдвое, евро — на 60%. Из-за этого резко выросли и суммы, которые должны выплачивать заёмщики.

Ситуация на рынке кардинально обострилась, когда после 16 декабря, когда Центральный банк России повысил ключевую ставку до 17% годовых, что привело к росту эффективной ставки по валютной ипотеке до 17–29%. [1]

В русле общественной дискуссии спор был сведен к простому вопросу: «Должно ли государство помогать валютным заемщикам (ипотечникам)?».

Общим местом является и реакция подавляющего числа населения: как иных участников ипотечного рынка - рублевых заемщиков, так и сторонних участников ипотечных правоотношений (не заемщиков), интересы которых, однако, нельзя сказать, чтобы были не задеты самой инициативой государственных компенсаций для «инициаторов» общественной дискуссии валютных скачков.

 С точки зрения науки и практики государственного управления, данный кейс является, в своем роде, первым и неординарным, потому как сам вопрос находится на стыке совершенно различных по своей природе вопросов и сфер общественных отношений, парадигм: вопроса социальной справедливости, стабильности гражданского оборота и незыблемости сделки, социальной защиты и, вместе с тем, права государства императивного регулирования публично-финансовой сферы жизни государства.

У представителя каждого из названных подходов своя правда, свои интересы и своя парадигма мышления.

Бесспорно справедлива не вызывающая сочувствия к проблемам валютных заемщиков позиция подавляющего большинства рублевых заемщиков: «мол, взяли ипотеку в валюте и посмеивались над остальными заемщиками, годами платившими по значительно большим ставкам, чтобы не нести валютных рисков. И теперь, когда эти риски настали, обладатели низких валютных ставок отказываются платить по счетам, требуя спасать их».

Абсолютно законной является и аргументация банков: они действовали в предложенном регулятором и законодателем правовом поле.

 Сложнее всего оказалось сохранить лицо государству в лице Президента, Федерального Собрания, Правительства и Центрального банка, который по Конституции [2], обязан гарантировать и сохранять стабильность курса национальной валюты.

 Иными словами, в дискурсе общественной дискуссии недвусмысленно возник извечный русский вопрос: «Кто виноват?».

Контент-анализ отечественной прессы и экспертной литературы, проеденный автором настоящей статьи, позволил обобщить и структурировать как объективные признаки сторон дискуссии, так и чисто субъективные - вменяемые друг другу ее сторонами. Признаки «вины» каждой из сторон представлены в таблице.

Виновные действия, породившие проблему «валютных ипотечных заемщиков» - параметры выработки государственного решения

Государство (в т.ч. законодатель (ФС РФ) и регулятор (ЦБ РФ))

Банки

Валютные заемщики

Социально безответственный отказ от валютного коридора

Попустительство и поощрение сверхрисковых финансовых продуктов

Низкая финансовая грамотность и инфантилизм

Слабый уровень информационной поддержки предстоящих изменений

Низкий уровень скоринга валютных ипотечных заемщиков

Жадность

Низкий уровень прогнозирования результатов решения отказа от прямого валютного регулирования ставки

Халатная надежда на Государство в ситуации резких валютных колебаний

Глухость и невнимательность к рекомендациям экспертов относительно рисков валютной ипотеки

Таким образом, данные таблицы позволяют сделать обобщенный вывод о том, что, во-первых, степень вины в сложившейся ситуации у каждой из сторон-интересантов не малая; а во-вторых, кризисная и острая ситуация уже (по факту) возникла и ее как-то нужно решать - иными словами, в ходе выработки государственных решений, - дать обществу ответ на второй, куда более неоднозначный, извечный русский вопрос «Что делать?».

По мнению автора настоящей статьи, с позиции научного интереса и теории разработки управленческих решений, наибольший интерес представляет именно складывающийся исход кризисной ситуации.

Высшему политическому руководству страны предстояло принять рациональное управленческое решение, приняв во внимание нижеследующие, порой - взаимоисключающие, следующие резоны каждой из сторон:

1. Основной функцией социального государства, и государства вообще, является именно задача сглаживания провалов рынка и недопущение социальных потрясений;

2. Базовым правилом правового государства является незыблемость норм права и закона.

3. Абсолютно недопустимым является разжигание действиями государства социальной розни даже по поводу и в связи с благой целью - социальной защиты определенной категории граждан как слабой стороны потребительских отношений и договора ипотечного займа, выданного в иностранной валюте;

4. Разработанное управленческое решение должно в равной степени демонстрировать понимание со стороны государства как социальной справедливости, так и пределов и крайней необходимости допустимого вмешательства в рыночную экономику.

Причем, внимательные наблюдатели и участники событий ни раз отмечали, что по ходу эскалации кризисной ситуации процесс выработки решения сопровождался интенсивнейшим давлением со стороны групп влияния, которые в свойственной им спекулятивной манере, пользуясь ажиотажем, внушали регулятору основной небесспорный риторический посыл о том, что последний не может быть безучастным к сложившейся ситуации.

Вместе с тем, государство проявило невероятную выдержку и тренированность мышления, не поддавшись на ультиматумы и провокации. Ведь каждый опытный политик, ритор и государственной деятель знает, что вопреки правилам софистики и теории разработки управленческих решений, всегда есть и третий вариант решения, развития событий и ответа на вопрос «Что делать?», а именно - ничего не делать.

По существу, именно в такой форме государственное решение и состоялось:

  • ни один из радикальных, политиканских и демагогических законопроектов, внесенных в дни кризиса в Государственную думу, принят не был;
  • Центральный банк сохранил лицо, продолжим денежно-кредитную политику общем русле объявленного в форматора;
  • Представители банковского сообщества и заемщики также предпочли не обострять ситуацию и чрезмерно не нагнетать панику, услышав вовремя сказанные слова относительно того, что государство проблему видит, а их чаянья и интересы также были услышаны.

На мой взгляд, проявленная высшим политическим руководством страны выдержка, выразившаяся в не принятии поспешных государственных решений, явилась по-настоящему Соломоновым решением.

При этом, как представляется, дело далеко не в том, что курс национальной валюты к концу первого квартала 2015 года, не без труда регулятора, вернулся к октябрьским значениям.

Гипотеза заключается в том, что при выработке стратегии поведения в данном вопросе были учтены три важные обстоятельства, которые менее всего фигурировали в общественной дискуссии:

Во-первых, опасность и непедогагичность создания столь неоднозначного прецедента на рынке ипотечного кредитования, который бы ни коим образом не дисциплинировал ни одного из субъектов ипотечного рынка всех, доказавших свой крайний инфантилизм: ни валютных заемщиков, ни банкиров.

Во-вторых, абсолютно верно и адекватно была квалифицирована степень общественной опасности сложившейся ситуации: все-таки, как ни крути, по данным Банка России, лишь порядка 25 тысяч заёмщиков в РФ имеют непогашенные ипотечные кредиты в иностранной валюте на общую сумму 117 млрд. рублей (3,5% всего объёма задолженности по ипотечным кредитам). И из них лишь 4,6 тысяч просрочили платежи на срок 90 дней и более. Очевидным образом, это ничтожно малая социальная группа и часть ипотечных заемщиков. [3]

 В-третьих, и пожалуй, самое главное: все заинтересованные в своем интересе участники дискуссии, предлагая те или иные варианты их «спасения», циничным образом игнорировали интересы государственного бюджета и акционеров банков, которые при любом из предлагаемых вариантов развития событий потеряли бы значительную часть прибыли, а фактически, понесли убытки.

Причем, несложные расчеты показывают, что их суммарное представительство, умноженное на количество кредитных организаций в стране и среднее число членов их семейств (домохозяйств), по самым скромным подсчетам, сопоставимо с численной массой валютных ипотечных заемщиков.

Не остался, думается, и без внимания совершенно пропущенный и (или) сознательно замолчанный аргумент о том, что за последние десять- пятнадцать лет «сэкономленные» относительно рублевых ипотечных ставок денежные выплаты ипотечных валютных заемщиков несоизмеримо больше тех «переплат», которые им пришлось понести за обозначенный полугодовой, годовой период курсовой в волатильности.

В заключение статьи следует отметить, что некоторые объективно правильные и необходимые уроки обществом и государством из сложившегося за осень 2014 -весну 2015 года валютного ипотечного кейса все же были вынесены: по данным бюджетного комитета Государственной Думы, закон о запрете валютной ипотеки будет принят в самое ближайшее время.

Библиографический список:

1. В заложниках у ипотеки. Проблему валютных кредитов решат в 2015 год. Официальный сайт Российской бизнес-газеты [Электронный ресурс] URL.: http://www.rg.ru/2014/12/30/ipoteka.html (дата обращения 23.09.2015)
2. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. 25 декабря.
3. Официальный сайт Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации [Электронный ресурс] URL.: http://www.duma.gov.ru (дата обращения 23.09.2015)
4. Перевести валютную ипотеку в рублевую. Насколько это реально в РФ? Информационно-аналитический портал sberex.ru [Электронный ресурс] URL.: http://sberex.ru/article/5491 (дата обращения 23.09.2015)




Рецензии:

26.09.2015, 12:21 Орлова Дазмира Васильевна
Рецензия: Статья посвящена актуальной теме, затрагивающей интересы граждан нашей страны. она носит информативный характер и в тоже время заслуживает внимания широкого круга читателей. в ней не решается какая либо научная проблема, но она настолько актуально, что заслуживает публикации. считаю, что она может быть опубликована в вашем журнале



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх