Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №26 (октябрь) 2015
Разделы: История
Размещена 29.09.2015.

ПАНТУРАНИЗМ ТЮРОК

Адибекян Оганес Александрович

доктор философских наук, профессор

Северо-Кавказский федеральный университет. Филиал в г. Пятигорске

профессор кафедры "Истории и философии права"

Аннотация:
Передвижение тюрок на запад, освоение Византии, территориальное расширение в горечь соседних этносов приверженцами такой политики были названы пантуранизмом. При рассмотрении геноцида малых аборигенных наций, допущенных турками, эта концепция учитывается редко.


Abstract:
Movement of Turks in the west development of Byzantium, the territorial expansion of neighboring ethnic groups in the bitterness of supporters of such a policy have been named panturanism. When considering the small aboriginal nations genocide committed by the Turks, this concept is rarely taken into account.


Ключевые слова:
турки; падение Византии; расширение Турции; концепция пантуранизма; геноцид этносов.

Keywords:
the Turks; the fall of Byzantium; expansion of Turkey; the concept of pan-Turanism; the genocide of ethnic groups.


УДК 94(100) 

Насколько, как минимум, населению Кавказа, знакомо выражение «турецкий геноцид», настолько его членам мало известно о понятии «пантуранизм». Геноцид предстал как уничтожение мирных граждан неугодной национальности из политических соображений. Но пантуранизм не оказался обособленным от него выражением. Горестные осуждения осуществленных турками геноцидов разных народов не дали популярности этому сопоставленному обороту. Но его освоение, использование позволяет лучше понять уничтожение мирных людей, что досталось ряду этносов на территории Турции перед I Мировой войной и по его ходу.

Разработчики этого понятия его политическое содержание не афишировали, но внедряли среди тех, кому следовало практически употреблять. Его опознал и о нем поведал Зареванд в специальной публикации 1930 г. в Париже. Как он объясняет:

«Туран - географическое название стран, лежащих между Каспийским морем, Иранской и Акмолинской возвышенностями и истоками рек Сыр-Дарья и Иртыш. Из Турана вышли полчища Аттилы, Чингисхана, Тамерлана, Эртогруда и других и наводнили одно время Россию, весь Ближний Восток и часть Европы. Потомки этих племен, рассеянные в Азии и Европе, известны под общим названием туранских народов. К ним в настоящее время относятся турки Константинополя и Малой Азии, татары Южной России и Кавказа, тюркмены (но не туркмены – А.О.А.) и тюрки Персии и Средней Азии, узбеки, киргизы, монголы, тунгузы и тачики, туземцы Сибири, а также болгары и венгры. С захватом Турана турко-татарами к этим последним перешло название «туранское», которое стало синонимом названия «турко-татарское» [9].

«Пантуранизм» разъяснен в качестве настроя потомков туранских племен рассредоточиться в доступной численности стран, захватывать там власть с объединением ставших своими государств в одну крупную империю. В каждом из расширительных случаев все протуранские государства должны были приходить на помощь очередным инициаторам расширительных завоеваний. В советские годы этот термин не освещался, легче стало после распада СССР. Но это не стало делом государственной идеологии.

Инициатором разработки концепции «пантуранизма» Зареванд назвал татарского публициста Измаила Гаспринского (1851–1914 гг.). Этот указанный действовал как пропагандист газеты «Терджиман» в г. Бахчи-Сарай Крыма. Ему было известно, что «их» Крым ранее был вне России, находился в тесных отношениях с Турцией. Россия посягнула на эту связь (1783 г.). По-видимому, хотелось восстановления прежних позиций. Следовало лишь склонить к этому ведущих политиков туркоязычных государств.

Зареванду представилось, что на такие идеи настроил этого И. Гаспринского Мирза Фет Али Ахундов (1812–1878 гг.). Реакцию этого И. Гаспринского поддержали в г. Баку, где выходила ежедневная газета «Каспий», а финансировал ее издание Г.З. Тагиев, миллионер. Редактор последующего издания работы Зареванда Мандельштам А.Н. (1869-1939 гг.) [10] указал дополнительно Ахмеда Агаева, Юсуфа Акчуру, Али Гуссейна Заде. Этот редактор служил до начала I Мировой войны в российском посольстве Турции, неплохо освоил идеологию турок.

Нарабатываемые взгляды, идеи, планы пошли и из Крыма, и из г. Баку в сторону Турции, где стали доставаться политикам, включая членов партии «Единение и прогресс» (с 1889 г.). Со временем в будущем Азербайджане к «пантуранизму» стали прислушиваться также активисты партии «Мусават» (с 1911 г.). В досоветское время российская власть не мешала здешним этническим идеологам мечтать о более близких отношений будущего Азербайджана с Турцией, других проблем было достаточно.

В доперестроечное время в СССР к геноцидным действиям турок внимание общественности не привлекалось, так как ухудшения отношений с их государством не желалось. Было состязание с остающимися капиталистическими странами за влияние на эту страну. Большевистское руководство сделало ставку на действия Ата-Тюрка республиканской направленности, заключило с ним мирный договор (1921 г.). Удалось спокойно определить общую межгосударственную границу, хотя со щедрым подношением оружия. Рекламировать пантуранизм было не выгодно.

Ситуация изменилась после распада СССР. Потомки кавказских албанцев, обжившиеся на севере нынешнего Азербайджана, выразили недовольство включением их территории в состав Азербайджанской ССР, не предоставлением им автономии. Представил Зареванда российской общественности Абдурагимов Г.А. [1]. Но к этому времени уже армяне разбирались с тем, как преимущественно армянами населенный «Нагорный Карабах» достался Азербайджану. Не для территориальной ли связи Турции с Азербайджаном? Насколько сведения Абдурагимова Г.А. учли армянские ученые, настолько ими пренебрегли азербайджанские [3, с. 228]. Ныне рассмотрения турецких геноцидов малых наций уже не могут обходить понятия «пантуранизм», наряду с чем есть еще «панисламизм» и «пантуркизм».

Историки не сомневаются в том, что центром формирования тюркоязычного этноса является Средняя Азия. Рост численности здешних жителей, их территориальное расхождение дали диалекты, языковые отличия. Что же касается природных условий, они не были щедрыми ни лесами, ни дождевой влагой. Специализация питания за счет скотоводства переставала себя оправдывать. Раздолья перехода к земледелию не случилось. Толщина пахотной земля была небольшой, ураган сносил слой за слоем, обнажая песок. Здешним этносам пришлось выдвигаться не столько на восток, в сторону Индии, сколько на север и запад. Север принял предков башкиров и татар, но тех же татар и Крым. Северный Кавказ не отстал, ему достались балкарцы, карачаевцы, ногайцы. Пришедшие дали начало азербайджанцев. В сторону Босфора и Дарданелл тюрки пошли по югу Каспия – через север Ирана. Участие в «переселении народов» поддерживались военными походами, подчинением себе расселенных племен.

Что касается местных жителей Кавказа, то они обжили эту территорию переходом через Босфор и Дарданеллы, движением на восток. Добавились потоки с территории Персии, Месопотамии – с юга. Когда на Южный Кавказ, территорию Малой Азии стали прибывать с востока тюрки (с II в. н.э.), к этому времени на территории будущей Византии (IY-XY вв.) уже жили в минигосударствах греки, курды, осетины, айсоры, езиды, грузины, армяне, Тюрки-сельджуки вначале обустроились государственно со столицей на севере Ирана (1037-1109 гг.), они образовали султанат со столицами в Конье и Кайсери (1071 – 1243 гг.). В 1288 г. Объявили Османскую империю, захватили в 1453 г. Константинополь. В 1514-1517 гг. границы дошли до Египта, были захвачены Мекка и Медина [6, с. 315].

Но на этой территории войны были и до них. Местные жители были завоеваны, римлянами. Но при их господстве межнациональное спокойствие поддерживалось. Этому служила общая вера, поначалу политеистическая, а затем христианская. После отсоединения Византии от Рима (IY в. н.э.) власть на этой территории ослабла. Прибывшие тюрки стали показывать то, что со временем определило содержание выражения пантуранизм. Они проходили дальше освоенных мест, создавали там диаспоры, склонные к захвату власти, установлению своего правления. При трудностях действий использовался вызов на помощь сородичей. Но если армия пришла по вызову, как это можно называть «агрессией», это помощь членам своей нации.

Многонациональность Турции не оказалась спокойной. Исламопокорные диаспоры (абхазы, балкарцы, казахи) оказались в спокойном положении. Что же касается язычников (курды, айсоры, езиды), им не далось дружелюбие. Но тяжелее стало христианам (греки, осетины, армяне). Религиозно-веровое раздвоение у осетин, армян было [7]). Но этого для властвующих турок оказалось не достаточным.

Следует учесть, что исламская религия признавала только монархический строй. Мало того теократический, что значит управление одной рукой государством, а другой религиозно-социальным институтом. В таком случае религиозные нормы (Сунна) должны были стать юридическими. Малым нациям, диаспорам с другими поверьями свои обычаи нужно было отложить, а исламские взять. Но это оказалось делом трудным, для себя недостойным.

Турецкие ханы мечтали о туркизации нетюркской части населения подвластной себе территории. Думать об национальной автономии было нельзя, сопротивляться ассимиляции тоже. Освоения инонациональными лицами ставшего общегосударственным тюркским языком было для них мало. Хотелось «образумить» иноверцев, склонить их к посещению мечетей, покорности муллам. Кто не покорялся, того вытесняли из государства. Кто это предвидел, выезжал заблаговременно сам. Падение численности населения занятой территории турецких ханов не беспокоило, ведь у мусульман рождаемость сложилась более высокая, чем у христиан. Но, когда начались войны с Россией, у тех, кто все же оставался при своей вере, патриотизма не оказывалось. Сторонники России попадали в разряд «пятой колонны». Это раздувало настрой на сокращение доли неугодной части населения страны. Турецкая власть не поддерживала изучение детьми малых наций родного языка, национальные партии были не к месту. Победы русских войск усиливали у турок ненависть к христианским по вероисповеданию гражданам своей страны.

Постепенно европейцы стали придавать значение тому, что поначалу, там, где живут славянские болгары, тюрок не было. Тюрки переселялись, закреплялись, наращивали там долю жителей своей национальности. Затем «там» все громче и громче выражалось недовольство управлением славянами, брались за захват власти. Но это с содействием Турции.

Однако, насколько Турция оказывалась сочувственной к туркам за рубежом, настолько Россия к обидчивым славянам. Из всех государств мира именно России досталось сдерживание территориального расширения Турецкой империи. Она перед немалым числом войн с этим государством приняла щедрое число выехавших греков, армян. Персия старалась не отставать в эмиграционных делах от Турции. О признательности, доверии русских к этим иммигрантам можно судить по их службе в царской армии [4]. У этих военнослужащих было больше злобы к туркам, чем у русских по национальности. Успехи А.В.  Суворова в сражениях с турками помимо прочего объяснимо его армянской национальностью по матери.

Турецкая власть не желала потерь в войнах лиц своей национальности. Лица малых наций, неугодных, христиане удачно подходили в качестве «живого щита». Но боевого настроения у них было мало, не могла подняться рука армянина против врага страны турецкой стороны в лице армянина из России. Когда началась I Мировая война, турецкое командование стало бесколебательно расстреливать военнослужащих из греков, армян и др. неугодных христианского вероисповедания малых наций, национальных диаспор [2, с. 56-50]. После этого начались убийства на любом подходящем месте известных лиц, политических деятелей, идеологов, влияющих на общественное сознание. Но если это в квартире, то и остальных членов семьи. Далее, если указывать армян, это выселение, направление пешим ходом в пустынные места при том, что не каждый выдерживал этот поход [5]. Скрывать действия было трудно. Что-то через работников посольств доходило до властей европейских стран. Но для них война есть война.

Геноцид, осуществленный турками в отношении «малых» наций по ходу I Мировой войны пантуранизм прямо не иллюстрирует. Эта политическая ориентация предстает стремлением турецкой стороны заиметь общую с Азербайджаном границу с последующим выходом через Туркмению в Среднюю Азию, где именно и есть Туран. Для этого следовало закрепить Нахичевань, армянами заселенный ранее тюрок, за Азербайджаном, отдать Нагорный Карабах той же республике. Если учесть решающую роль И.В. Сталина в определении позиций этих областей в АзССР, то приходится полагать, что это некая плата туркам за поддержание с Россией невраждебных отношений. Но полной сдачи позиции не случилось. Турция не соприкоснулась погранично с Нахичеванью, а этот Нахичевань не соприкоснулся с Нагорным Карабахом. Между ними Армения. Полной реализации концепции пантуранизма не случилось, хотя стремление было и не дешево обошлось. Это вторая горечь после того, как населенный татарами Крым стал российским.

Не всем известно, что не большевики, пришедшие к власти в России, являются инициаторами образования республик Грузия, Азербайджан и Армения. Оставшиеся без дел делегаты разогнанного (06.01.1918 г.) Учредительного собрания объявили о создании Закавказской Федеративной Демократической республики (09.04.1918 г.). Идея образования потребных 3-х республик была подана турецкой стороной мирных турецко-южно-кавказских переговоров. Как потом стало ясно, проведение межреспубликанских границ должно было соединить Турцию с Азербайджаном. Но заниматься границами довелось после превращения объявления республик социалистическими. Полной уступки идее «пантуранизма» не случилось [8].

Для европейских политиков диалектовые различия между тюркоязычными этносами значимости не приобрели. Для них остались при своих позициях их любовь к исторической родине, соседство, религиозность. Исламская вера стала сближать их с нациями, возникшими в других регионах земного шара – персами, арабами. В такой обстановке объединительным вариантом стал также и панисламизм, более широкий, чем пантуранизм. Противоположный, узкий подход предстал в виде пантюркизма, где только те, которые именуют себя тюрками, настраивают окружающих именовать себя этим образом. В логическом плане пантуранизм оказывается посередине между панисламизмом и «пантюркизмом».

Нынешние отношения России с Турцией не простые. С одной стороны, эта страна как-то подотчетна США, NATO, а с другой настроена на экономическое сближение с собой. Но сильно сближаться с нею сложно не только потому, что с нею были войны, но и потому, не была поддержана позиция Азербайджана в «Нагорно-Карабахском» конфликте. Умиротворение ситуации произошло с выигрышем армян. Пропагандировать пантуранизм невыигрышно, сомнений в выгоде от такой позиции нет. Но мешать заинтересованным лицам затрагивать эту тему сложно, раз трансформационные преобразования осудили цензуру.

Выводы:

- расселение тюркоязычных этносов на новых местах с установлением своей власти, жесткого отношения к местным этносам, настроем на пограничное соединение завоеванных земель получило у их идеологов название пантуранизма;

- такая политика не заимела уважительного отношения к другим нациям, оказалась чуждой интернационализму, другой религиозной вере, породила негативное отношение к этим этносам;

- следствием ее реализации стала эмиграция членов немусульманских наций, многих из которых приняла Россия;

- но ни в досоветской России, ни в советской идея пантуранизма не популяризировалась, чтобы не ухудшались отношения с Турцией;

- ныне каких-либо запретов по такой тематике нет, раз поддерживается свобода слова, обеспечивается свобода у себя осетин, греков, поддерживаются тесные отношения с Арменией. 

Библиографический список:

1. Абдурагимов Г.А. Кавказская Албания. – Легистан. – СПб: Даг. гос. пед. ун-т, 1995. – 608 с.
2. Адибекян О.А. Этнодиаспорология. – Саарбрюккен (Германия): Палмариум академик публизинг, 2014. – 94 с.
3. Адибекян О.А., Ульянова Ю.С. Логические приемы и социо-политологические средства азербайджанского карабаховедения. Пятигорск: АИТОНК, 2005. – 328 с.
4. Асадов Ю.А. 1000 офицерских имен в армянской истории. Пятигорск: АПАКиДРиФ, 2004. – 300 с.
5. Верфель Ф. 40 дней Мусса-дага (перевод с нем. Гнединой Н. и Розанова В.). – Ереван: Советакан грох», 1984.
6. Все страны мира. Энциклопедический справочник. – Изд-во «Вече», 2002. – 560 с.
7. Габриелян Р.А. История Осетии по армянским источникам Y – XYIII вв. Автореф. на соиск. уч. ст. д.и.н. – Нальчик, 2004.
8. Дегоев В.В. Кавказский вопрос в международных отношениях 30-60-х гг. XIX в. – Владикавказ, 1992.
9. Зареванд. Турция и Пантуранизм. – Париж, 1930.
10. Зареванд. Турция и Пантуранизм (Введение А.Н. Мандельштама; Комиссия АЙ ДАТ Армянской Революционной партии Дашнакцутюн). – Ереван, 1991. – 168 с.




Рецензии:

29.09.2015, 12:37 Ульянова Юлия Семеновна
Рецензия: Ульянова Юлия Семеновна, к.и.н. Мне некорректно оценивать предложенную статью, так как я работала совместно с ее автором по армяно-турецкой тематике с публикацией: Адибекян О.А., Ульянова Ю.С. Логические приемы и социо-политологические средства азербайджанского карабаховедения. Пятигорск, 2005. - 328 с. Эта работа вскольз коснулась и этого пантуранизма. Мне достаточно освидетельствовать тематическую компетентность автора, его трудность, угодить лицам,симпатизирующим Турции, Азербайджану.

3.02.2016, 8:03 Гресь Сергей Михайлович
Рецензия: Опубликовать

8.02.2016, 19:53 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Статья представляет несомненный интерес, особенно после осенне-зимний событий на границе Турции с Сирией и Ираком.



Комментарии пользователей:

30.09.2015, 15:44 Ульянова Юлия Семеновна
Отзыв: Адибекян Оганес Александрович, д.ф.н. Благодарю Ульянову Ю.С. за положительную оценку моего профессионализма.


Оставить комментарий


 
 

Вверх