Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Срочные публикации в журналах ВАК и зарубежных журналах Скопус (SCOPUS)!




Статья опубликована в №30 (февраль) 2016
Разделы: Образование
Размещена 08.02.2016.

Псевдонаука и образование: взаимозависимость механизмов побуждения и торможения

Франчук Татьяна Иосифовна

кандидат педагогических наук, доцент

Каменец-Подольский национальный университет имени Ивана Огиенка

доцент

Аннотация:
В статье предпринимается попытка исследования проблем, связанных с феноменом псевдонауки, а также определяются факторы, оказывающие тормозящее и побуждающее влияние в контексте актуальной ситуации перехода от информационно-репродуктивной системы образования к компетентностной, личностно ориентированной. Выделяется группа позиций, потенциально нивелирующих псевдонаучную деятельность в условиях конкурентной образовательной среды.


Abstract:
The article makes an attempt to investigate the problems, associated with the phenomenon of pseudoscience, and identifies the decelerating and stimulating factors in the context of the current situation of transition from the informational-reproductive education to competence-based, learner-centered. There is a group of positions, potentially neutralizing the pseudoscientific activities in a competitive educational environment.


Ключевые слова:
псевдонаука; лженаука; механизмы; информационно-репрдуктивное образование; компетентностный; личностно ориентированный.

Keywords:
pseudoscience; mechanisms; informational-reproductive education; competence; personality-oriented.


УДК 378.22

Актуальность проблемы сложно переоценить, ее решение тесно коррелирует  с социально-экономическими ценностями государства, перспективами науки как основы продуктивного программирования его реального развития (как каждой отрасли в отдельности, так и обеспечения их продуктивного взаимодействия в рамках целостного пространства). Как утверждает Андрей Мовчан, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги, «в истории человеческого развития существует один фактор, который многократно превышает по своему действию все другие. Этот фактор – наука. Если вы называете прогрессом улучшение качества и продолжительности жизни людей, то вы будете удивлены, увидев, насколько, кроме науки, в этом вопросе ничто не имеет значения» [4].

Именно в этом усматривается потенциал повышения интереса общественности к реальным продуктам научных исследований, а не их «эрзацу в привлекательной упаковке». Однако, наука постоянно сопровождается псевдонаукой (от греч. ψευδής – «ложный» + наука; синоним – лженау́ка), которая трактуется как деятельность или учение, представляемые сторонниками как научные, но по сути таковыми не являющиеся [9]. Проблема заключается в том, что псевдонаука постоянно мимикрирует под науку, ищет новые формы  имитации научной деятельности, все более изощренной «упаковки» ее продуктов, усложняя распознавательные, диагностические процедуры.  

Целью статьи является теоретико-практическое изучение проблемы с ориентацией на  изыскание возможностей оптимизации образовательной системы, актуализации  факторов, которые оказывают тормозящее воздействие на деструктивные процессы, связанные с интенсификацией псевдонаучных исследований.

Проблема комплексная и в оптимальном варианте подход к ее решению, соответственно, тоже должен быть комплексным. Есть много исследований, посвященных проблеме определения сущности псевдонауки (лженауки), факторам, механизмам, обуславливающим их развитие, также достаточно активно разрабатываются подходы, противодействующие этим процессам (Александров Е., Кругляков Э, Мальцева А., Мовчан А., Сергеев А., Товарниченко В., Чуйко В., и др.).  Авторами изучается разное происхождение, содержательное наполнение и, соответственно, разные функции, которые они выполняют, среди них:

 1) выдвижение теорий, альтернативных общепринятым в традиционной науке, используя ненаучные методы изысканий, весьма сомнительную доказательную базу (лженаука);

 2) имитацию научных исследований через плагиат, компиляцию научных текстов с целью формального получения «научного продукта» в виде диссертации, публикации и др. (псевдонаука).

Предметом активных научных изысканий также является проблема критериев и методов дифференциации понятий. «Естественно, возникает вопрос: как отличить науку от лженауки? Где у науки ее фирменные голографические марки, защищающие от подделок? Этот вопрос, известный как проблема демаркации, обсуждался в философии науки на протяжении всего XX в. и до сих пор не получил окончательного ответа» [5].

 Анализ литературных источников по проблеме, а также анализ практики развития науки в контексте системы высшего профессионального образования, дал возможность обозначить факторы, которые, на наш взгляд, оказывают доминирующее влияние на базисные, системообразующиемеханизмы формирования такого феномена как псевдонаука (лженаука, квазинаука, антинаука, ненаука), то есть  возможность подменять науку ее эрзацами (суррогатами, подделками).

Акцентируем внимание на блоке проблем, касающихся подмены понятий второго порядка, то есть, псевдонауки, в основе которой – фальсификация, имитация и др., в наибольшей мере способствующие развитию обозначенных выше деструктивных явлений.

  1. Социально-экономическая ситуация. Фиксируется снижение культа интеллектуальности, образованности, интеллигентности вследствие комплекса асоциальных явлений последних десятилетий (коррупция, бандитизм, контрабанда и др.) то есть, успешности наращивания материальных благ людьми, которые обладают диаметрально иными ценностями, что интегрально обуславливает тенденцию к доминированию материальных ценностей над духовными в современном обществе (модель успешного человека как материально обеспеченного). Понижение статуса, соответственно, социальной и материальной поддержки профессий, связанных с интеллектуально-научной, образовательной деятельностью.
  2. СМИ как реальный агент трансформации жизненно важной научной информации (экономика, медицина, психология, воспитание и др.) в социальную среду, развиваются в контексте обозначенных выше социально-экономических тенденций. То есть, медиа средства, которое в данном контексте отвечает за популяризацию результатов научной деятельности, повышение интереса к ней, оказались в плену нарастающих тенденций дискредитации духовных, культурных, научных ценностей в угоду низкопробным, развлекательным, не требующим продуктивной аналитико-созидательной деятельности.
  3. Образование. Обозначенные выше явления непосредственно объективируются и на образовательной сфере, вследствие чего она начала развиваться, в том числе, и как бизнес сфера, приняв появившиеся «правила ведения бизнеса». Образование оказалось благоприятной сферой для коррупции, в том числе, именно образование подало запрос на псевдонауку, обслуживающую высшее образование. Отсюда – научные диссертации всех уровней как плагиат, компиляция, «работы на заказ», что стало практически «узаконенной» публичной сферой псевдо бизнеса (приносящего непоправимый вред науке, образованию, человеку, государству в целом).

Анализ представленных выше факторов (не претендуя на полный перечень) свидетельствует о том, что они не существуют автономно, обособленно, прослеживается тесная корреляция, определяющая взаимозависимость и взаимообусловленность их функционирования и развития. В этом контексте можно спроектировать модель отношений, при которой системообразующую функцию может выполнять каждый из перечисленных факторов, однако, в условиях актуальной социальной ситуации считаем, что самый высокий интегрирующий потенциал имеет именно образовательная деятельность, в которой закладываются основы перспектив развития ценностей и отношений во всех сферах социально-экономической деятельности.

Кроме того, следует отметить, что наука в контексте образовательной деятельности имеет принципиальное отличие от академической науки, поскольку научная деятельность сочетается с преподавательской и трактуется как мощный фактор профессионального развития преподавателя вуза. То есть, если в академической науке ценность представляет исключительно результат деятельности, то в образовании дополнительную ценность представляет процесс, который определяет исследовательские компетенции преподавателя, очень тесно коррелирующие с общепрофессиональными. Научные исследования, помимо отмеченного выше профессионального роста, формируют готовность преподавателя: эффективно работать с научной информацией по учебному предмету, приобщать студентов к ведению научных исследований; реализовать современную формулу образовательной деятельности: «обучение через исследование», позволяющую формировать индивидуальную, личностно ориентированную траекторию профессионального становления студента в соответствии с потенциалом его развития.

Представленные выше факторы обусловили тенденцию к формализации в науке, в том числе и в образовательной сфере, которая  привела к приоритетности формы перед содержанием (научная продукция оценивается не столько за свойственными ей критериями качества, сколько за количественными показателями  – количество опубликованных трудов, печатных листов и др.). Это касается и публикации научных трудов (имеешь деньги – опубликуешь в любом издательстве и без всяких дополнительных условий), что, закономерно обусловило «выброс» информации, которая не только дискредитирует научные издания, науку в целом, но и существенно «засоряет» научное информационное пространство. Тенденция прослеживается практически на всем постсоветском пространстве. «В большинстве российских университетов до сих пор нет норм борьбы с плагиатом, защищаются слабые и «подложные» диссертации, в научных журналах публикуются статьи, не имеющие научной ценности, и даже создаются новые журналы специально для таких публикаций»[10]. Сложно переоценить сопровождающий эти процессы феноменаморальности, который можно трактовать в этом контексте и как причину, и как следствие.

Современная концепция противодействия распространению псевдонауки в основном построена на системе использования разных форм диагностики и публичного осуждения выявленных фактов недобросовестности ученых. Однако, «…несмотря на открытость науки, подвергнуть ее исчерпывающей независимой проверке невозможно. Приходится полагаться на научное сообщество, верить на слово специалистам, которые друг друга верифицируют. Отсюда, естественно, рождаются сомнения: можно ли, постоянно полагаясь на чужие слова, быть уверенным в том, что научное знание истинно?» [5].

Закономерно, что путь запретов, борьбы с такими проявлениями, в том числе через введение формальных институций (отделы, комиссии), является возможным, но недостаточно перспективным. Внешние заслоны всегда можно обойти, найти новые способы вуалирования лженауки, новые формы ее имитации, к тому же, в таких условиях всегда присутствует человеческий фактор, то есть фактор субъективности оценивания качества научной продукции. Так, по убеждению А. Сергеева, члена Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, «Лженаука постоянно совершенствуется. Как только противники находят эффективный критерий для ее выявления и делают его широко известным, она, подобно вирусу, начинает мутировать и избавляться от уязвимостей»[5].

Таким образом, актуализируются механизмы торможения, продуцирующие внешние факторы нивелирования псевдонауки. Важно, чтобы, наряду с  такими административно-директивными методами решения проблемы, системно разрабатывались подходы, которые на концептуально-технологическом уровне могут противодействовать обозначенным процессам, активизируя не столько внешние факторы, сколько изнутри  целенаправленно, комплексно и поэтапно оказывать тормозящее воздействие деструктивным процессам, связанным с возможностью продуцирования и популяризации псевдонауки.  Альтернативными выступают факторы, побуждающие преподавателя к проектированию продуктивной научной деятельности, мотивируя ее не только получением результатов, представляющих научную ценность, но и оптимизацией профессионального развития, обеспечения своей конкурентоспособности на рынке образовательных услуг. Важно понимание того, что псевдонаука в образовании – это тщетно потраченные усилия и время преподавателя, ибо формальные «маркеры» научной деятельности – это лишь перспектива переходного периода. В условиях рынка, конкуренции качества образовательных услуг, определяемого в большей степени ее потребителем, закладывается принципиально иная формула отношений, следовательно, характер  зависимости механизмов торможения и побуждения в сфере научно-образовательной деятельности.

Акцентируем внимание на отдельных позициях в обозначенном контексте. Прежде всего, важно проанализировать уровень продуктивности традиционной системы обучения через призму эффективности научно-исследовательской деятельности, выделить причины, способствующие ее понижению. Система традиционного информационно-репродуктивного обучения, как доказывают многочисленные исследования, практика образовательной деятельности, не способствует формированию личности (профессионала), открытой для научной информации, поскольку, как ее осмысление, так и практическая имплементация в профессиональную деятельность, жизненное пространство требуют субъектной позиции, готовности к продуктивному саморазвитию, достаточного уровня сформированности аналитических компетенций. А это уже принципиально иная модель образования, основанная на личностно ориентированной, компетентностной концепции обучения, воспитания, развития. Так, диагностика уровня аналитических компетенций студента, главного механизма продуктивной работы с научным текстом, научной информацией в целом, показала, что в процессе профессионального обучения существенного роста аналитических компетенций в системе доминирования информационно-репродуктивного обучения не происходит (по нашим исследованиям І курс –  11,5%, У курс – 13,4% студентов демонстрируют высокий уровень аналитических компетенций). Аналогично эта тенденция прослеживается и на процессе формирования готовности к профессиональному саморазвитию, которое может быть эффективным, если станет предметом целенаправленного системного исследования (І курс – 7,2%, У курс – 9,1% студентов демонстрируют високий уровень готовности к продуктивному личностному, профессиональному саморазвитию).

Традиционно исследовательская деятельность в образовании реализуется через:  использование элементов научных исследований в обучении;  анализ научной литературы; получение информации путем собственных исследований в определенной сфере познания; проведение самостоятельных исследований (курсовая, дипломная работа) и др.   Безотносительно к эффективности этих форм работы отметим, что исследовательская деятельность практически не относится к проблемам оптимизации собственного учебного труда (в том числе, развития аналитических способностей),  других учебных компетенций, интегрально – готовности к продуктивному саморазвитию, овладению профессией по индивидуальной траектории, ориентируясь на актуальный уровень развития (стартовые возможности), индивидуальные характеристики студента как субъекта образовательной деятельности. Позиция актуальна относительно всех уровней образовательных систем.  То есть, формируется отношение к исследованию как к ситуативному учебному заданию, которое необходимо выполнить, чтобы получить оценку, соответственно, выполнить учебную программу. Оно не становится потребностью, ибо не воспринимается учеником, студентом как продуктивное средство саморазвития, достижения жизненного, профессионального успеха.

Сегодня намечается реальная тенденция к актуализации механизмов рыночных отношений в системе высшего профессионального образования (как и образовательных систем всех уровней). Закономерно, этот процесс необратимым и он будет развиваться интенсивнее по мере развития реального рынка труда. Главным локомотивом будут выступать не министерство, академические институты, инициирующее модернизацию образования посредством внешних факторов влияния (новые концепции и модели оптимизации образовательных систем, новые законы, лицензирование, аккредитация, комиссии по качеству и др.), а студент, который за 20-летнюю историю преобразований практически понял, что диплом можно получить, даже не прилагая к этому особых усилий.  Только с каждым годом нарастает понимание, что ему это не выгодно, ибо работодатель в условиях рынка возьмёт не выпускника-отличника, а выпускника, который, например, за отведенный испытательный срок продемонстрирует реальную компетентность, то есть готовность качественно выполнять необходимые профессиональные функции, продуктивно сотрудничать в коллективе (например, в школе, ориентированной на  высокую конкурентоспособность на рынке образовательных услуг). Таким образом, создается ситуация, когда сам студент (пусть не всегда корректно), но в обобщенном варианте выберет вуз, преподавателя, который будет создавать реальные условия для профессионального развития, саморазвития, достижения такого уровня профессионализма, который обеспечит его конкурентоспособность, востребованность на рынке труда. Модель, реализующая принципы элективности в обучении – не эфемерная конструкция, она функционирует не только в развитых западных государствах, но и апробирована в отечественных учебных заведениях (например, вузах, школах нового типа), становится реальностью в системе компетентностного образования.

Ситуация рыночных отношений, в образовательной сфере в том числе, определяет принципиально иное отношение к науке, создает условия, когда псевдонаука перестает выполнять функции формального обеспечения образованности как для студента, так и для преподавателя. Например, научное исследование на уровне диссертации, помимо получения определенных научных результатов,  служит мощным фактором профессионального развития преподавателя, повышения уровня его профессиональной компетентности. Научная степень перестанет быть гарантом пожизненного работообеспечения, «почивания на лаврах», единожды полученных, часто весьма сомнительным способом.

Наука в этом контексте будет выполнять свойственные ей ведущие функции: а) системообразующего фактора формирования и модернизации содержания образования; б) мощного, мобильного фактора и механизма формирования и развития реальной образованности, обеспечения способности к перманентному саморазвитию, наращиванию профессионализма на протяжении всей жизни. Модель «обучение через исследование» в этом контексте можно рассматривать как наиболее продуктивную: с одной стороны, обеспечивается качественное образование (высокий уровень осознанности учебной информации, способность творческого ее использования на практике, повышение уровня познавательного интереса), с другой – обеспечивается формирование исследовательских компетенций как таковых. Эти компетенции полифункциональны и определяют способность заниматься исследовательской деятельностью не только на уровне профессиональной деятельности (где это необходимо), но и на уровне собственного жизненного пространства, личностного саморазвития.

Таким образом, открытость к научным исследованиям (в том числе и его результатам) как способу познания мира (профессии) и себя в нем – это сущность и продукт эффективной системы образования (безотносительно к его уровню и направленности), важная составляющая культуры, образованности и интеллигентности как его наивысших ценностей. Нельзя «заставить» человека читать истинно научную литературу, обращение к такому уровню литературы будет природосообразным, если человек сам является исследователем (субъектом активных целенаправленных поисков ответов на интересующие его вопросы, проблемы) на актуальном для него уровне. Концепция компетентностного, личностно ориентированного образования предполагает интеграцию образовательного, профессионального, жизненного пространств. В контексте собственного жизненного пространства это могут быть проблемы: понимание важных процессов, касающихся собственной жизненной среды, сферы ближайшего окружения, глобальных процессов мироздания, а также конкретных проблем личностной самореализации, формирования конкурентоспособности; формирования конструктивных взаимоотношений с окружающими, близкими; оздоровление собственного организма, экологизации среды и др. В жизни нет универсальных рецептов, поскольку каждый человек – индивидуальность, каждая модель реализации жизненного проекта уникальна и создать ее для себя может только сам человек через актуализацию исследовательского потенциала.

Таким образом, противодействие псевдонауке должно быть системным и актуализировать как внешние, так и внутренние механизмы и факторы влияния.

Внешние факторы и механизмы реализуют функции разных по уровню и сущности поисковых систем, обнаруживающих проблемы, дифференцирующих науку и псевдонауку, определяющих реальную ценность научных изысканий (антиплагиатные программы, рецензирование, оппонирование, экспертное оценивание и др.). Это традиционные подходы, которые, несомненно, имеют высокую ценность, действуя путем внешних диагностических процедур, запретов и наказаний. В этой ситуации автор представленных научных исследований поставлен в позицию поиска оптимального варианта формирования «научного продукта», способного «пройти поставленные заслоны», маневрируя между возможным и дозволенным, естественно, максимально используя фактор высокого уровня субъективизма оценивания.

То есть, изначально исследователь, например диссертант, ориентирован не столько на научный результат высокого качества, сколько на получение работы, которая по внешним формальным классификациям качества будет принята и утверждена на всех уровнях диагностики. «Лженаука постоянно совершенствуется. Как только противники находят эффективный критерий для ее выявления и делают его широко известным, она, подобно вирусу, начинает мутировать и избавляться от уязвимостей» [5].

Можно выделить группу факторов, которые интегрируют внешние и внутренние  механизмы воздействия и относятся к личностно-моральным факторам, ценностным ориентирам социального развития, формирующим ситуацию непринятия и осуждения всех форм аморальности в научно-профессиональной среде. В этом контексте полностью солидаризуемся с исследователем Мальцевой А.П., которая утверждает, что «…демонтаж квазисоциального института лженауки и необходим, и возможен, если: смело и открыто говорить о факте его существования на всех уровнях и перед любыми аудиториями; отказываться писать и подписывать «рыбы»; посылать в журналы реплики по поводу статей пустых на аргументы и «хромых на язык»; указывать редакторам на случаи плагиата; прекращать общаться с людьми, купившими диссертации; собирать подписи с требованием закрыть сайты, открыто торгующие диссертациями и дипломами; не сокращать пути, ведущие к защите (обсуждения, согласования, предзащиты); читать диссертации перед их обсуждением на защитах, статьи – перед их публикацией в журналах и сборниках. Главным условием обнародования любой научной работы должна стать логически безупречная аргументация в поддержку утверждаемого, изложенная на правильном русском языке, с однозначно определёнными понятиями и строго уточнёнными смыслами» [3, c.64].

Внутренние факторы и механизмы, предопределяющие встречное движение самого субъекта исследовательской деятельности (в системе образования – преподавателя, учителя, студента, ученика),  отличаются актуализацией принципиально иных процессов. Дифференциация факторов условная (скорее по приоритетности влияния), их нельзя рассматривать в чистом виде, ибо они содержат и побуждающее и тормозящее влияние в достаточно сложной конфигурации. Механизмы предопределяют условия, которые можно выделить, отвечая на вопрос: что необходимо сделать, чтобы исследователю (например, преподавателю вуза) было «невыгодно» продуцировать псевдонауку, ориентироваться на форму, а не на реальные научные ценности, проектировать исследования, исходя из своего научного потенциала, зоны перспективного развития (Л.С.Выготский). Не претендуя на полный перечень, мы выделили те, которые стали результатом наших теоретико-экспериментальных исследований:

1. Обеспечить тенденцию к поэтапному наращиванию продуктивных форм интеграции науки и образовательного процесса, формируя ситуацию, когда научная деятельность становится основой развития образовательной системы, всех ее составляющих, что особо актуально в процессе автономизации вузов, актуализации механизмов рыночных отношений в образовательной сфере.

2. Формировать образовательное пространство вуза с ориентацией на качественные показатели образовательной деятельности. В этом контексте научная деятельность, например диссертация, будет восприниматься преподавателем не как одноразовый акт, дающий право на пожизненную преподавательскую деятельность, а как наиболее продуктивная форма профессионального развития, а значит и обеспечения конкурентоспособности.

3. Пересмотреть практику оценивания уровня научной деятельности преподавателя исключительно по количественным критериям научной продукции.

4. Разработать концепцию и технологию комплексной, удобной для массового потребления диагностики, самодиагностики на уровень профессионализма преподавателя на основе корреляции оценок экспертов, студента и самооценки самого преподавателя.

5. Обеспечить тотальное понимание всеми субъектами образовательной деятельности концепции и технологии компетентностной системы образования, в основе которой – формула «обучение через исследование», а также логики проектирования индивидуального маршрута перехода от информационно-репродуктивной системы образования к инновационной.

6. Содействовать формированию научной среды вуза, реально заинтересованной в качественной науке. Например, это относится к эдукологии, интегрирующей все знания, относящиеся к образованию.  Педагоги, социологи, политологи, психологи, математики и другие ученые,  непосредственно или опосредованно связанные с изучением теории и практики образовательных процессов, объединяются вокруг исследования актуальных для конкретного вуза проблем, определяя возможности и конкретную программу имплементации результатов исследования в образовательный процесс с целью его поэтапной модернизации.

Особое внимание следует акцентировать на формировании студента как потребителя качественных образовательных услуг, то есть, комплексно и поэтапно формировать позицию студента как субъекта образовательной деятельности через общие для всех принципы адекватной организации учебного процесса, а также обеспечение получения дополнительной информации относительно особенностей функционирования инновационной, компетентностной системы образования. Например, для студентов можно ввести специальный курс «Система компетентностного профессионального образования: приоритеты, базовые характеристики, логика деятельности, ориентированная на модель современного конкурентоспособного специалиста» или «Профессиональное, личностное саморазвитие в системе компетентностного образования», который должен быть не ситуативным, а перманентным, то есть сопровождающим профессиональное развитие студента на протяжении всего обучения, предлагая ему необходимое содержательно-технологичное сопровождение. Введения спецкурса не принципиально, реализация обозначенных функций может быть рассредоточена по разным учебным дисциплинам, составляя значимый элемент их содержательно-технологического поля. Очевидно,  это перспектива, интеграция возможностей в одном предмете, который обслуживается компетентным преподавателем, на данном этапе выглядит более реалистично.  При этом могут использоваться все современные информационно-технические возможности. Таким образом, мы не только заложим основы формирования субъектной позиции студента, его отношения к научным исследованиям в процессе профессионального саморазвития, самосозидания  (по индивидуальной траектории), но и сформируем позицию реального, наиболее значимого субъекта оценивания уровня (качества) образовательных услуг каждого преподавателя по критериям способствования продуктивному обучению.

Выводы. Таким образом, проблема исследования феномена псевдонауки сложна и многоаспектна. Анализ факторов, оказывающих тормозящее и побудительное влияние на процессы нивелирования псевдонаучных исследований, показал, что в этом контексте образование имеет дополнительные возможности. Имеется в виду образование компетентностного уровня, которое реализуется на исследовательской основе, формирует интерес и готовность студента, преподавателя работать с научной информацией, дифференцировать науку и псевдонауку, а также развивать себя как субъекта  исследовательской деятельности. Исследовательский потенциал всех субъектов образовательной деятельности полифункционален, он реализуется не только в контексте профессиональной деятельности, которая предполагает его наличие, но и своего жизненного пространства и себя как субъекта его создания и перманентного совершенствования.

Поэтому, противодействие псевдонауке должно быть комплексным, актуализируя внешние и внутренние факторы, соответственно, механизмы торможения и побуждения, которые по своей природе являются взаимозависимыми. Вместе с тем, важна целенаправленная поэтапная работа по формированию образовательной системы (всех ее субъектов),  предопределяющей отношение к научной деятельности как к мощному фактору профессионального становления и перманентного роста, обеспечения конкурентоспособности на рынке образовательных услуг, реального успеха, соответственно, личностной самореализации в образовательной деятельности. Автором выделяется группа позиций, потенциально нивелирующих псевдонаучную деятельность в условиях конкурентной образовательной среды. Так создается ситуация востребованности всеми субъектами образовательной системы научной деятельности, ее результатов, а значит и предпосылок к формированию готовности к распознаванию (индивидуальной демаркации) науки и псевдонауки.

Библиографический список:

1. Александров Е.Б. Феномен лженауки в современном обществе и меры по противодействию лженаучным проявлениям // В защиту науки. Бюллетень. 2014. № 13−14.
2. Лженаука в современном мире: медиасфера, высшее образование, школа: Сборник материалов Международной научно-практической конференции, посвящённой памяти академика Э.П. Круглякова [редкол.: С.В. Тихонова (отв.ред.) и др.].– СПб.: Изд-во ВВМ, 2013.– 291 с.
3. Мальцева А. П. Квазисоциальный институт лженауки: проблемы возникновения и проблемы существования //Лженаука в современном мире: медиасфера, высшее образование, школа: Сборник материалов Международной научно-практической конференции.— СПб.: Изд-во ВВМ, 2013.— 291 с. С.64.
4. Мовчан А. Русский еврейский вопрос, или Ответ молодому ученому. Slon Magazine, 31 марта 2015. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://slon.ru/posts/49912
5. Сергеев А. «Проблема практической демаркации науки и лженауки на российском научном поле» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://klnran.ru/2015/10/demarcation/
6. Товарниченко В.О. Псевдонаука та її раціональність: соціокультурний аналіз//Гуманітарний вісник ЗДІА випуск 412010 Гуманітарний вісник ЗДІА, випуск 41,C.30-40.
7. Франчук Т. Й. Цілісний освітній простір ВНЗ: педагогічні основи формування: монографія /; Кам'янець-Поділ. нац. ун-т ім. І. Огієнка. - Кам'янець-Подільський : КПНУ, 2009. - 243 с. Франчук Т. Й. Інтеграція освітньої та наукової діяльності в системі професійної підготовки студентів–Научная Украина. Сборник материалов Всеукраинской научной конференции с международным участием – Днепропетровск: «SeKum Software», 2015. – 791 с.
8. Чуйко Вадим Леонiдович. Рефлексiя основоположень методологiй фiлософiї науки: Монографiя. -Київ.: Центр практичної фiлософiї, 2000,-252с.
9. Finn P., Bothe A. K., Bramlett R. E. Science and pseudoscience in communication disorders: criteria and applications // American Journal of Speech-Language Pathology, 2005 Aug;14(3):172-86.
10. Rostovtsev A. Some Observations on the Subject of Dissertation Fraud in Russia // Higher Education in Russia and Beyond / №3(5) / Fall 2015, p. 17.




Рецензии:

8.02.2016, 20:40 Адилбекова Лаззат Махайовна
Рецензия: Данная статья поднимает актуальный вопрос современного образования в постсоветских странах.Учитывая полезность информации для читателя и для общества в целом, статья подлежит публикации. Материал изложен доступно, выбрана корректная форма изложения.

11.02.2016 11:11 Ответ на рецензию автора Франчук Татьяна Иосифовна:
Благодарю за рецензию. С уважением Т. Франчук

9.02.2016, 15:52 Супрун Николай Алексеевич
Рецензия: Уважаемый автор поднимает актуальную в социальном и в теоретическом ракурсах проблему морального выбора современного учёного. Особенно она будет востребована в среде молодых исследователей и их научных руководителей. Учитывая теоретическую и практическую значимость указанной статьи рекомендую её к печати.
11.02.2016 11:11 Ответ на рецензию автора Франчук Татьяна Иосифовна:
Благодарю за рецензию. С уважением Т. Франчук

10.02.2016, 9:15 Александрова Елена Геннадьевна
Рецензия: Весьма и весьма актуальная тема. Статья носит научный характер. Может быть интересна широкому кругу ученых. Рекомендую к печати.
11.02.2016 11:11 Ответ на рецензию автора Франчук Татьяна Иосифовна:
Благодарю за рецензию. С уважением Т. Франчук

10.02.2016, 23:26 Слипчишин Лидия Васильевна
Рецензия: В статье рассматривается проблема, имеющая огромное значение для международного позиционирования отечественной науки. Особенностью данной статьи является честная позиция автора касательно раскрытия факторов, способствующих возникновению, и механизмов функционирования лженауки. Заслуживает внимания авторское видение решения проблемы. Статья рекомендуется к публикации.
11.02.2016 11:11 Ответ на рецензию автора Франчук Татьяна Иосифовна:
Благодарю за рецензию. С уважением Т. Франчук

15.03.2016, 14:29 Турдыева Шохида Толкуновна
Рецензия: Статья оформлена по требованиям предъявляемым к журнальной научной статье. Проблема актуальна. Смысл статьи ясен. Рекомендую к печати.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх