Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №30 (февраль) 2016
Разделы: Филология
Размещена 10.02.2016. Последняя правка: 19.02.2016.

Трансформация Торы в творчестве Марка Шагала

Бескровная Елена Наумовна

кандидат филологических наук

ВУЗ "Международный гуманитарно-педагогический институт "Бейт-Хана"

преподаватель

Аннотация:
Трансформация Торы также как и трансформация агады в творчестве витебского художника и поэта Марка Шагала является ведущим фактором хасидизма. В своих произведениях Шагал объединяет традиции хасидов и литваков и обращается непосредственно к хасидизму на уровне медитации. Поэт Марк Шагал – это традиция еврейского народа, воплотившая в себя не только хасидизм, но и трагедию социально-политического положения жизни евреев России второй половины Х1Х начала ХХ века. Особое место в произведениях Марка Шагала занимает тема Катастрофы европейского еврейства, тема Холокоста. В своих произведениях Шагал проводит параллель между собой и убитыми фашистами евреями. При этом тема Катастрофы в стихотворениях Марка Шагала перекликается с темой Холокоста в произведениях Ицика Фефера, Переца Маркиша и Давида Бергельсона. Именно эти проблемы и рассматриваются в статье.


Abstract:
The Transformation of the Torah as a Transformation of the agada in the creative works of the poet, were lived in Vitebsk, Mark Shagal to be a chief factor of the Hasidism. The poet is reverting to the Hasidism image in over verses. He is want understand the over peace and Lords. In over verse the Mark Shagal is merging the tradition Hasidim and litvakim and looking in the tradition of the Hasidism in the level of the meditative. From the History of Israel the Mark Shagal leading over hero, were drawing over image. The hero of the Mark Shagal is living in the peace of the Bible and Old Testament. He is created tradition of the Judaism. Mark Shagal pay attention in the theme of the Holocaust in over verses, were the poet to compare the Jewish and fashism. The theme of the Holocaust in the verses of Mark Shagal is to call over from the theme of the Holocaust in the creative works of Icik Fefer, Perec Markish and David Bergelson. There are problems we are looking in the article.


Ключевые слова:
трансформация Торы в творчестве Марка Шагала; еврейская история в литературном процессе; тема Холокоста; классическая еврейская философия.

Keywords:
the Transformation of the Torah in the creative works of Mark Shagal; the Hebrew History in the Literary process; the theme of the Holocaust; the classical Hebrew Philosophy.


УДК 82(569.4)

Трансформация Торы, а вместе с ней и Агады в Вавилонском Талмуде фактически является ведущим фактором развития всей мировой литературы.

Трансформация агады, как притчи, в творчестве витебского поэта и художника Марка Шагала является ведущим фактором, так как через сюжеты своих картин он идет непосредственно к хасидским образам в своих стихотворениях. Именно это помогает ему лучше понять и раскрыть каббалистическое наполнение буквы «א» как первоосновы мира в его произведениях.

Фактически образ Быка, основанный на символе первоосновы мира «א» закреплен также и в специфике его картин, но это не просто Божественное восприятие мира, прошедшее также и сквозь иудаизм творчества Рембранта. Это прежде всего символ самобытности художника и поэта Марка Шагала в хасидизме  и его благочестивости как еврея, заключенной в постоянной трактовке Торы в библейских символах.

Творчество Марка Шагала в современном литературоведении изучено достаточно глубоко. В частности его творчество занимались Н.Анчинская [1], Ф. Горенштейн [4], М. Лисневский [5]. Вместе с тем в сети Интернет нами не было найдено ни единого произведения Марка Шагала на идише. Были найдены стихи, в частности, в переводе публициста Льва Беринского.

Однако, не говорить о творчестве Марка Шагала нельзя, поскольку оно является значительным пластом  в мировой еврейской культуре. Поэтому задачей нашего исследования является проследить проблему перевода стихов поэта сквозь призму современного хасидизма методом «пилпул-хиллуким», развивающимся сквозь современные респонсы (на примере перевода Льва Беринского).

Да, Шагал – хасид. Он родился там, где традиционно в хедере изучали Вавилонский Талмуд, но рассматривали его с позиции хасидизма и благочестивости.Как подчеркивал Л. Беринский в своей статье "Достойный Бытия" Марка Шагал действительно равен Богу и он говорит его устами, но это Бог хасида, восхождения и трагедии еврейского народа. Именно об этом говорят его картины и именно это он подчеркивает в своих произведениях. Сквозь века в них звучит луч света надежды, который идет от традиций еврейского народа библейского периода его истории:

Мой час, мой день, мой год последний.

Как горяча слеза, как жжет.

Душа молчит и ждет.

А солнце с неба льет

лучами, облачая в блеск и пурпур

меня всего. [8, c.87]

Поэт подобен простому еврейскому кочевнику, остановившемуся на горе Синай, и стремящемуся проникнуть в тайну Бытия Божественных лучей:

Как нежен зов лучей, завет его:

не слезы лить — а, уложив в котомку

надежду,

продолжать свой путь земной

в иную высь, на горний голос Твой. [8, c.87] 

Нежность зова учей пройдет у Шагала через всю жизнь и он не раз будет обращаться к Богу не только с позиции литваков, но и с позиции хасидов. В дальнейшем образ божественного ангела христианства займет и ведущую роль в его поэзии хасидизма:

Твой зов 

Не знаю, жил ли я. Не знаю,

живу ли... В небеса гляжу

и мир не узнаю. 

Закат — и мое тело в ночь вступает.

Любовь, цветы с картин моих

зовут меня вперед и сзади окликают. [8, c.86]

Символ жизни поэт рассматривает сквозь призму благословений на Синае, где свечи Меноры собираются в единый свет Бога в иудаизме. это свет, проходящий сквозь всю историю еврейского народа фактически возвращает его в Эрец-Исраэль, где получив на Синае Устную Тору, каждый индитвидуально для себя трактует ее:

Мою ладонь без свечки не оставь,

когда наполнит темнота сей дом:

как в темноте Твой свет вдали увижу?

 

Как зов услышу Твой,

когда один останусь на постели

и хлад безмолвный тело обоймет? [8, c.86]

 

Марк Шагал фактически повторяет путь еврейского народа. Он живет, думает и страдает также как его братья – евреи, при этом традиция синонимического библейского параллелилизма ведет от истории еврейского народа к проблемам отражения социальной действительности:

Мой народ 

Народ без слез — лишь путь блестит

в слезах.

Тебя не водит больше облак странный.

Моисей твой умер. Он лежит в песках

на том пути к земле обетованной.

 

Молчат пророки, глотки надорвав

с тобой. Молчат, багровые от гнева.

И Песни Песней сладкого напева,

текучего, как мед, не услыхать. [8, c.85]

Согласно Шагалу Бог преподносит Миру новую скрижаль гнева и печали еврейского народа, согласно которой в соответствии с традицией цадикизма в иудаизме народ должен воспрянуть духом.

Твою скрижаль в душе и на челе

и на земле — готов порушить всякий.

Пьет целый мир из вод, что не иссякли,

тебе глоток оставив там — в земле!

Гонений, избиений — их не счесть.

Но миру не слышна твоя обида.

Народ мой, где звезда твоя — Давида?

Где нимб? Твое достоинство? И честь?

 

Так разорви небесный свиток — жаль,

ты говоришь? Пусть в молниях ночами

сгорит сей хлам — чтоб хрусткими

ногтями

ты нацарапал новую скрижаль.

 

А если в прошлом был ты виноват

и обречен — пусть в пепел грех твой

канет,

и новая звезда над пеплом встанет,

и голуби из глаз твоих взлетят. [8. c.85]

Как мы видим для Шагала это не просто слова, а путь еврея, который шел сквозь призму социально-политических явлений в царской России к своему народу, разделял с ним радости и печали. Шагал остается верным своему народу до конца жизни и эта верность подобна «שיר השירים», заключенной в его картине «В небе над Витебском»

Но все-таки главной темой стихотворений Шагала остается тема Катастрофы, в которых он сравнивает себя с убиенными в период фашизма художниками.

Памяти художников — жертв катастрофы

Всех знал ли я? Бывал ли я у всех

в мансардах, мастерских? Все их

картины

я видел ли — поодаль и вблизи?

Себя покинув, жизнь свою и годы,

я ухожу к безвестной их могиле.

Они зовут меня. И тянут вниз

меня — невинного, виновного — в их яму.

— А где ты был тогда?— они кричат.

— Я спасся бегством... [8, c.67]

Поэт фактически очерчивает всю историю еврейского народа пунктиром, но в каждом его слове чувствуется трагизм  фашистского ада

Их в бани смерти повели, там вкус

своей испарины они узнали.

Им свет мелькнул, — они прозрели свет

еще ненарисованных картин.

Сочли свои непрожитые годы,

что впрок они хранили, ожидая

всех грез — недоприснившихся иль тех, что

проспали въявь,— всех грез всевоплощенья. [8, c.67]

Поэт идет по пути традиционной еврейской поэзии 13-14 веков в Испании, где на пути благочестивости и хасидизма обязательным является обращение к библейскому периоду еврейской истории:

Вновь приоткрылся детства уголок

с его луною, в окруженье звездном,

пророчившей им светозарный путь.

И юная любовь в ночном дому

или высоких травах, на горах

или в долине; и прекрасный плод,

забрызганный под струйкой молока,

заваленный цветами, обещавший

ганэйдн, рай. [8, c.67]

Традиционным как для Марка Шагала, так и для Льва Беринского на сегодняшний день в современных респонсах являются переход сразу к ТаНаХу, минуя Вавилонский Талмуд и новое раскрытие методом «пилпул-хиллуким» как библейского периода еврейской истории так и темы Холокоста.

Глаза и руки матери, в дорогу

благословившей их — к неблизкой славе.

Я вижу их, оборванных, босых

и онемевших — на иных дорогах.

Их — братьев Израэлса, Писсарро

и Модильяни — братьев наших тащат

на веревках

потомки Холбейна и Дюрера — на смерть

в печах. Где слезы взять,

как мне заплакать?

В моих глазах впитала слезы соль.

Мне их издевкой выжгли — дабы я

последнего не ведал утешенья,

последнею не тешился надеждой.

 

Я вижу дым,

огонь и газ, всходящие в лазурь

и облик мой вдруг сделавшие черным.

Я вижу вырванные волосы и зубы.

И ярость — мой отныне колорит.

В пустыне, перед грудами обувок,

одежд, золы и мусора — стою

и бормочу свой кадиш.

 

Стою и бормочу. [8, c.68]

Вера помагает еврейскому народу выжить и даже поминальная молитва перерастает в строчках поэта в символ первозданной веры еврейского народа библейского периода и всей его истории в целом. Кадиш у поэта перерастает в символ традиции еврейского народа, замученного в печах Освенцима, но все-таки верящего в свое возрождение:

И вниз ко мне спускается с картин

Давид, мой песнопевец с арфой — хочет

помочь заплакать мне, два— три псалма

натренькав. Вижу: следом Моисей

идет, он говорит нам: не страшитесь!

Он вам велит в покое пребывать,

доколе он для мира не начертит —

для нового!— новейшую скрижаль.

 

Последняя мерцает искра,

последний контур исчезает.

Так тихо — как перед потопом.

Я поднимаюсь, я прощаюсь с вами

и — в путь, к нововозведенному Храму,

где я зажгу свечу пред каждым

вашим

пресветлым ликом. [8, c.67-68]

Эта шагалавская тема катастрофы  четко перекликается с темой пути еврейского народа в творчестве Ицика Фефера, Переца Маркиша и Давида Бергельсона но особое звучание она получает в творчестве правоприемника Марка Шагала Александра Галича:

       И только порой под сердцем

       Кольнет тоскливо и гневно:

       Уходит наш поезд в Освенцим,

       Наш поезд уходит в Освенцим –

Сегодня и ежедневно!

 

       А как наши судьбы – как будто похожи:

       И на гору вместе, и вместе с откоса!

       И вечно по рельсам,

                                   по сердцу,

                                             по коже –

Колеса,

       колеса,

                 колеса,

                          колеса. [3, с.304-305]

 

Каждый еврейский писатель в своей творческой деятельности фактически трансформирует сюжеты из ТаНаХа и Талмуда. Трансформация Торы фактически проходит через каждое поэтическое произведение Марка Шагала и обрашает его в конечном итоге к Яхве:

Молиться Б-гу ли, что вел народ к огню,

иль рисовать Его — огнем, а не елеем,

иль, снова ощутив себя евреем,

встать на борьбу за род свой, за родню?

 

Иль волю дать глазам — дать путь слезам,

стекающимся в душу отовсюду?

Нет, не в слезах и трауре прибуду,

не в горе черном приплыву я к вам. [8, c.82]

Поэт следует за традицией иудаизма, которые также рассматривает Перец МАркиш в поэме «Танцовщица из гетто, где «самый сладкий на земле изюм» перерастает в образы деревьев, несущих на себе печать Израиля-невесты:

На брег песчаный — со своей невестой

сойду, она вам девою небесной

предстанет: будет тих и невесом

свет юной грезы, мой последний сон. [8, c.82]

Трансформация агады проходит в творчестве Марка Шагала от темы бытоописания еврейского местечка к теме еврейской традиции хасидизма витебских евреев, но при этом сохраняется тема хасидизма, проходящая через метод «пилпул-хиллуким» и ТаНаХ. при этом трансформация Торы занимает ведущее место в его творчестве, так как она проходит сквозь все его произведения, трансформируя сюжеты и образы Библии и Вавилонского Талмуда.

Библиографический список:

1. Анчинская Н. Марк Шагал в Америке(Электронный ресурс) ). – Системные требования: Pentium-4; Windows 2000/XP; MS Word 2000-2003. – Название из контейнера. Доступ: http://www.m-chagall.ru/library/
2. Анчинская Н. Марк Шагал и Библия. Марк Шагал в Америке(Электронный ресурс) ). – Системные требования: Pentium-4; Windows 2000/XP; MS Word 2000-2003. – Название из контейнера. Доступ: http://www.m-chagall.ru/library/
3. Галич А. Собрание сочинений в двух томах. – Москва: Издательство «Локид» - 1999 – т.1 – 527c.
4. Горенштейн Ф. «Лети себе аэроплан» (Свободная фантазия по мотивам жизни и творчества Шагала. - (Электронный ресурс) ). – Системные требования: Pentium-4; Windows 2000/XP; MS Word 2000-2003. – Название из контейнера. Доступ: http://www.m-chagall.ru/library/
5. Лисневский М. Искусство, рожденное Торой -(Электронный ресурс) ). – Системные требования: Pentium-4; Windows 2000/XP; MS Word 2000-2003. – Название из контейнера. Доступ: http://www.m-chagall.ru/library/ 6.Марщессо д. Шагал. - Москва: Астрель. - 2003 - 176с.
7. Шагал М. Стихотворения. (Электронный ресурс) ). – Системные требования: Pentium-4; Windows 2000/XP; MS Word 2000-2003. – Название из контейнера. http://www.m-chagall.ru/tvorchestvo/poehzija.html
8. Шагал М. Ангел над крышами – Москва: Современник, 1989 – 222 с.




Рецензии:

10.02.2016, 19:45 Богдашкина Светлана Владимировна
Рецензия: Рецензия на статью «Трансформация Торы в творчестве Марка Шагала», представленную Бескровной Еленой Наумовной В рецензируемой статье поднимается проблема трансформация агады, как притчи, в творчестве витебского поэта и художника Марка Шагала. Автором делается акцент на проблему перевода стихов поэта сквозь призму современного хасидизма методом «пилпул-хиллуким», развивающимся сквозь современные респонсы (на примере перевода Льва Беринского). Следует подчеркнуть, что творчество Марка Шагала в современном литературоведении изучено достаточно глубоко. Вместе с тем в сети Интернет автором не было найдено ни единого произведения Марка Шагала на идише, поэтому актуальность рецензируемых материалов не вызывает сомнения. Автором рецензируемой статьи убедительно доказано, что сквозь века в стихах Марка Шагала звучит луч света надежды, который идет от традиций еврейского народа библейского периода его истории. Очень точно подмечено, что нежность зова учей у Шагала тянется через всю жизнь и он не раз будет обращаться к Богу не только с позиции литваков, но и с позиции хасидов. В дальнейшем образ божественного ангела христианства займет и ведущую роль в его поэзии хасидизма. И, наконец, автор приходит к выводу, что все-таки главной темой стихотворений Шагала остается тема Катастрофы, в которых он сравнивает себя с убиенными в период фашизма художниками. Несмотря на то, что рецензируемая статья, безусловно, интересна для широкого круга читателей, хотелось бы высказать несколько предложений, которые, не снижают значимости работы: - автором представлено недостаточное теоретическое обоснование рассматриваемой проблемы; - в статье целесообразно доработать библиографический список, оформив его в соответствии с требованиями. В целом рецензируемая статья «Трансформация Торы в творчестве Марка Шагала», отвечает требованиям, предъявляемым к материалам представленного жанра и, при условии устранения указанных замечаний, может быть рекомендована к печати в журнале «SCI-ARTICLE.RU». Кандидат филологических наук, доцент кафедры родного языка и литературы ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный педагогический инстиут имени М. Е. Евсевьева» С. В. Богдашкина

11.02.2016 16:16 Ответ на рецензию автора Бескровная Елена Наумовна:
Уважаемый рецензент! Большое спасибо за рецензию. Все замечания будут учтены и исправлены. Бескровная Е.Н.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх