Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №31 (март) 2016
Разделы: История
Размещена 07.03.2016. Последняя правка: 18.04.2016.

Этнодиаспориальный вариант автономии

Ульянова Юлия Семеновна

Кандидат исторических наук, доцент

Северо-Кавказский Федеральный университет. Филиал в г. Пятигорске

доцент кафедры социально-гуманитарных наук

Аннотация:
Термин «автономия», приписанный в СССР к некоторым республикам, областям и округам, был только с территориально-политическим смыслом, в пользу некоей самостоятельности в административном управлении. Теперь же у него в России – дополнительно этнокультурный смысл при заметном отступлении от предыдущего. Это преобразование участвовало в осуществлении трансформации общественного устройства, достойно специального сравнительного рассмотрения.


Abstract:
The term "autonomy", registered in the USSR in some republics, regions and districts, there was only a territorial and political sense, in favor of a certain autonomy in the administration. Now, in his Russian - further ethno-cultural sense in a marked departure from the previous one. This transformation involved in the implementation of the transformation of the social order, worthy of special comparative examination.


Ключевые слова:
автономная республика; автономная область; автономия политическая; автономия этнокультурная.

Keywords:
autonomous republic; autonomous region; political autonomy; ethno-cultural autonomy.


УДК 94 

Введение. Нынешнее рассмотрение многонациональности России ставит вокруг русской нации – «титульной» - нации «малые», а также этнические диаспоры. «Малые» нации предстают как основное сосредоточение лиц этих социальных групп на территории обустройства. У них нет где-то родного государства. Если у сравнительно небольшой национальной группы такое государство есть, то она этническая диаспора («чужая по началу, а своя по местонахождению»). Но обособление членов нации внутри того же государства далось также и «своим» нациям, как «титульной», так и «малым». Они тоже диаспоры («свои и по началу, и местонахождению» одновременно). И первые из указанных, и вторые предстают ныне местами как «национально-культурные автономии».

Таких «автономий» в СССР не было. Зато были автономии республиканские, областные, даже окружные. Автономных республик было 20. Из них 16 – в России, 2 – в Грузии, по одной в Азербайджане и Узбекистане. Перед распадом этого Союза, на Украине 19.06.1991 г. была создана Крымская автономная республика. Как же случилось, что после распада СССР Россия, восстановив немалое число показателей досоциалистической России (многопартийность, частная форма собственности, свобода ценоназначения, наличие безработных и др.), воздержалась от неиспользования территориально-административных, «этноокрашенных» республиканских «автономий»? Ведь при 22 республиках (при отказе от республик автономных), 9 федеральных округах были объявлены 4 автономных округа и 1 автономная область [2]. Этот вопрос напрашивается, но рассмотрения не удостоился, хотя интересен.

Автономность в СССР. «Авто» (autos  - греч.) переводится выражением «сам», а «номия» (nomina - лат.) – как именование. Они вместе дают «самостоятельность», а то и «независимость». Этот оборот получил спрос при формировании СССР с учетом не просто многонациональности его территории, но и разной численности лиц наличных наций. Сыграла роль территориальная включенность сравнительно малых национальных групп в состав крупных. Наряду с «Союзом», «Федерацией», «республикой», «областью» и «округом» были сделаны «автономии» трех последних из указанных компонентов.

Но в этом Союзе некоторые области, края России оказались по своим размерам, численности наличных жителей соразмерными с некоторыми из республик. Поэтому к этой России квалификация «простой» республики не подошла, она предстала «республикой Федеративной». Но одна «Федерация» не могла входить в состав другой. Поэтому состав всех территорий предстал в качестве «Союза» (советских социалистических) республик без оговорки одной из них  «федеративной».

Но Российская Федерация достойного уровня самоуправления не заимела. Тогда, когда всем рядовым республикам достались свои партийные комитеты, такого важного органа d Российской Федерации сразу же не оказалось. Потребные управленческие действия по территории всей этой Федерации осуществлял ЦК КПСС с прямым выходом на партийные комитеты областного и краевого рангов. Использовалось «Российское бюро» этого органа. Такое решение позволило недругам социалистического государства считать, что СССР – это «замаскированная» Россия, управляющая «своим ЦК» присоединенными к себе территориями. Только 19.06.1990 г. Российское бюро ЦК КПСС сложило свои полномочия в пользу образования ЦК КП РСФСР. Россия предстала с наличием областей и краев, которые остальным республикам особо не понадобились. Зато в нужных местах были сделаны «национально-культурные автономии». Так был запущен в более широкий оборот, оправдавший себя термин.

Инициативу определения «автономных» республик и областей политическо-территориально рода приписывается Ленину В.И. До него Сталин И.В. наметил построение социалистического государства в виде «Российского». Но первый из них заметил, что этот вариант не покажет равноправия с российской нацией остальных. Все остальные предстанут, как подчиненные русской во вред принципу равноправия наций. Он заглянул дальше.

Но «другие» нации были не только сравнительно крупными (украинская, белорусская, грузинская, казахская и др.), но и относительно малочисленными по составу членов (чеченцы, ингуши, абхазы, осетины и др.). Кроме того, некоторые из них предстали территориально разобщенными (армяне и в Армении, и в Азербайджане, а азербайджанцы также в Армении и в Грузии). Термин «автономия» подошел для территориально-административного определения единонациональных групп, малочисленных по совокупности членов, находящихся рядом с крупными нациями или же внутри них. Что крупновато, подходит для «автономной республики», что маловато, для статуса «автономной области».

Автономность республиканская, областная и окружная выразила меру численности в них лиц единой национальности, величину территории, состав самоуправленческих прав, возможностей действий.

Политическая позиция территориальных автономий. Автономии СССР получали в режиме всеобщих прямых параллельных выборов свой состав депутатов Советов, управленческую администрацию, которые работали с населением в непосредственном контакте, но в помощь действиям управляющих выше стоящего ранга (республиканского). Они имели свои партийные комитеты, работающие в режиме линейной подчиненности вышестоящему аналогичному органу. Властям этого ранга достались поддержка школьной системы образования, обеспечение родителей местами в детских садах, содержание городских и сельских библиотек, музеев, трудоустройство безработных и др. Отчисляемые налоги шли в Федеральную казну, а с этого уровня распределялись между республиками, областями и краями, а далее шли к «автономиям».

«Национально-культурная автономия» в СССР. В те годы члены диаспор от иностранных наций и своих, «внутренних» показывали склонность к сближению, учащению контактов друг с другом, взаимную поддержку. Им было приятно говорить на родном языке. Но это давалось русским, обжившимся на территориях других «внутренних» наций (на Украине, в Белоруссии, Грузии и др.) легче, чем представителям иногосударственных наций (немецкой, польской, румынской и др.) на территории СССР. Уместен учет также частей «внутренних» наций (грузинской, азербайджанской, армянской и др.), обжившихся в областях и краях России. Было смешение этих «внутренних» наций и друг с другом (армяне в Азербайджане, а азербайджанцы в Армении). Для всех них предстали немалой важностью:

- обучение своих потомков родному языку;

- контакты с родной художественной литературой;

- то же с искусством;

- посещение родных мест;

- сопротивляемость ассимиляции.

Тогда, когда перед членами «малых» наций, оказавшихся жителями своих республик, своих автономий, таких проблем не стало, перед этническими диаспорами они оказались. Отсюда настрой на единение, сплочение из языковых, моральных, религиозных, культурных соображений. Однако советская власть этими реалиями пренебрегла. Если в Азербайджане где-то, как-то обучали в русских школах армянскому языку (раз весь класс состоит из армян), это пресекли, ограничившись языками: русским, республиканской нации и иностранным (английский, немецкий, французский). Как же это объяснялось?

Тогда не скрывалось, что социалистический строй выведет все народы миры к коммунизму, но там не будет не только государств, но и многоязычия. Какой-то из действующих языков станет служить всем, или такой будет изобретен (если не «эсперанто», созданное варшавянином Заменгофом Л.М. в 1887 г.). Минимизация численности используемых на общей территории языков считалась делом прогрессивным. Тогда «ассимиляцию» не осуждали, это было бы против интернационализма. Но заботу о нациях власти следовало показывать, чтобы не допускать их недружелюбия друг к другу. 

При планировании и формировании территориально-административных автономий не полагали, что какие-то из них пожелают более высокого статуса, решатся на выход из республики, где они определены. Но когда запустили перестройку с предпочтением более широкой свободы, конкурентного варианта выборов, многопартийности, с отказом от цензуры, ситуация изменилась.

Перестройка и «автономия». Перестройка позволила создавать объединения политизированных единомышленников («Перестройка», «Демократия», «Родина», «Отечество» и др.). Но люди стали сближаться также и в рамках диаспор. Общий родной язык не мешал оценке положения в стране, угадыванию дальнейшего хода обновлений, предвидению выигрыша или проигрыша. Особого смысла регистрации этих объединений не было, ведь в выборах могли бы участвовать только политизированные объединения без национальных. Обновленного закона об общественных объединениях пришлось ждать до конца 1990 г. [5].

Указанный закон не выделил диаспор, не запретил их. Но в этом же году были не удачные для кандидатов от КПСС выборы республиканского ранга. После распада СССР ставшие самостоятельными республики предстали перед более трудными межнациональными проблемами. Ведь диаспоры «внутренние от своих наций» стали «внутренними от чужих». Оторвались от остальных русских граждане русской национальности, проживающие в Латвии, Литве и Эстонии. То же случилось и с латвийцами, литовцами, эстонцами, бывшими на российских регионах.

Трудно сказать, кто решил повести этнические диаспоры всех видов к государственной регистрации. Это дело потребовало общего их именования. Политическое содержание социальной «автономии» было дополнено «национально- культурным».

Под конец перестройки. Еще до распада СССР  политическая позиция республиканских и областных автономий расшаталась. Пришедшие в Грузии к власти оппозиционеры (в главе с Гамсахурдия З.К.) с легкостью, законодательно упразднили автономию Юго-Осетинской республики (11.12.1990 г.). Здешние осетинам пришлось пожелать воссоединения с Северной Осетией (референдум 19.01.1992 г.). Обособления пожелали и абхазы. Но после этого войны.

Армянская часть населения Нагорного Карабаха, преобладающая на этой территории, решилась вывести ее из состава Азербайджанской республики. Это удалось, не смотря на военные действия. Армянская диаспора в этой автономной области имела большинство мест в Совете депутатов автономии, смогла вооружиться, противостоять военном нажиму.

В Чечено-Ингушской автономии сепаратисты (во главе с Дудаевым Д.М.) решили, что, если республика вышла из состава СССР (Грузия, Латвия, Литва, Эстония - 1990 г.), то это дано также и автономиям. Здесь с прогнозом результатов военных действий с властью России ошиблись. Сепаратисты не учли, что России придется заступиться за судьбу тех русских, которые обжились на чеченских землях. С этим или без этого ингуши не захотели быть в подчинении чеченцев, добились выхода из этой территории, не будучи «автономией». И они поднялись до уровня российской республики.

Оказался уникальным случай противоположный, выдачи союзной республикой себя за диаспору нации другого государства. В Молдавской социалистической республике, возникшей в режиме возврата СССР себе в 1940 г. правобережных районов Румынии, потерянных Россией в начале 1918 г., создали «Молдавский народный фронт» (1989 – 1992 гг.). Цель действий - ввод этой территории в состав Румынии. Основание - близость диалектов. Дело представили так, что целая советская республика является диаспорой румынской нации. Вышли, но не вошли.

После 1993 г. России, как была Федерацией, так такой и осталась. Автономных республик не стало. В этой Федерации предстали автономии:

- территориальные;

- национально-территориальные и

- национально-культурные.

Еврейская областная и окружные (Агинский Бурятский, Усть-Ордынский Бурятский, Коми-Пермяцкий, Корякский, Ненецкий, Ханты-Мансийский, Чукотский, Ямало-Ненецкий и др.) автономии содержат признаки и территориальные, и национальные.

Национально-республиканский уровень оформления наций оказался привлекательным. Карачаевцы Ставропольского края пожелали отделиться от черкесов, с которыми они были в единой автономии. Того же пожелали балкарцы от кабардинцев, с которыми были в той же позиции. Но ни карачаевцы, ни балкарцы своего не добились. Хотя языки у них схожие (тюркские), они не могли объединиться друг с другом из-за территориальной отдаленности, несприкосновенности. Пожелали этно-политического обустройства лезгины, аборигенная нация нынешнего Дагестана [1]. Они, имея, своих единоязычников в восточной Грузии и в северной части Азербайджана, желали этнополитического, территориального единства. Но желание не осуществилось. Политикам Российской Федерации было ясно, что республиканское определение сильно малых по численности лиц нации экономически сильно затратное, выгодно только кумовству.

При решении вопросов по Северному Кавказу «кумовской» фактор учитывался всегда. Это идущий с глубины веков настрой на оказание всевозможных, даже незаконных почестей, услуг родственникам, близким лицам, знакомым, но единоязычным. При многонациональном составе управленческих органов, чреватом соперничеством чиновников, взаимная критика позиций этому мешает. А это важно для действий выше стоящей власти, поддержания законности.

«Автономия» диаспориальня. После распада СССР организационное сплочение членов малых национальных групп не стало слабеть. Подошла необходимость юридической поддержки этих групп, чтобы было ясно, через кого властным органам и лицам следует вести дела с малыми группами единой национальности [8]. Было важно исключать ксенофобию, этнофобию (презрение к народу, нации), религиозное противостояние, этносепаратизм (выход из Федерации), несоблюдение законов (при предпринимательстве, распределении госзаказов) [6]. Но здесь также помощь противостоянию ассимиляции. В отличие от немалой численности стран Россия не настроилась сделать свое государство однонациональным, однорелигиозным.  

Разрабатывать особые действия по организационному сплочению членам диаспор не довелось. Подошли варианты объединения неэтнического рода: политические, трудовые, досуговые, научные, спортивные и др. Те из национальных объединений, которые уже какими-то были, были преобразованы в соответствии с представшими требованиями. А где их не было, там местная власть подсказала целесообразность их образования. В 1996 г. вышел Федеральный закон № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии» [9], который корректировался в 2002, 2003, 2004 (два раза), 2005, 2007 и 2009 гг. (тоже два раза). В числе устойчивых требований оказались:

- собрание всех желающих, активистов;

- выборы Правления, председателя;

- принятие «Программы» и «Устава», нужных для регистрации.

Но собравшиеся, тут же эти документы составлять не в состоянии. Значит, объединение следовало начинать заранее. В этом составе выяснение сильно настроенных лиц, активистов, тех, кто способен готовить нужные документы, желает быть в правлении, кто достоин, быть руководителям [3]. Все это было ясно членам партий, наличие которых среди членов диаспор исключать трудно.

Организационные документы четко выразили смысл «автономии» [4]. Это самоуправление в рамках освоения родного языка и литературы, использования подходящих видов национального искусства. Упор сделан на освоение истории родной нации, родного государства. Для облегчения этих дел издание газеты, книг, позиционирование в «Internet»-e. Но также важно поддержание связей с родной страной вплоть до выездов туда и приема оттуда приезжих [7]. Хотя было обособление от политики, «автономия культурная» не исключила свободу совместной оценки устремлений политических партий, определения достойных кандидатов, совместного голосования за наилучших из них.

Закон также не запретил объединение местных диаспор в территориальные, общегосударственные и даже в общемировые организации. Но при этом дальнейший выход «автономии» за рамки культурных соображений, укрепление на уровне политическом. Совместно легче обсуждать вопросы родного государства, оказывать помощь реализации политических планов. Это красочно показано еврейскими диаспорами, которые смогли восстановить свою страну Израиль – 1948 г. Стали чаще замечать наращивания сил китайскими диаспорами. Кто идет дальше, пишет о диаспориальном варианте «лоббизма».

К этническим автономиям предъявляются два важных требования. Первое - интернационализм. Любовь к своей нации не должна выражаться в режиме унижения других наций. Диаспоры разных наций единой территории должны контактировать друг с другом, совместно действовать при праздниках, важных общественно значимых работах. Их ученые должны встречаться. Второе – это недопущение незаконных действий членами своих диаспор. В этом плане важность воспитательных действий среди молодежи. Нельзя относиться к диаспоре как к «крыше», которая убережет ее активиста от всего.

Выводы:

- до создания СССР в пределах России термин «автономия» ни политического, ни этнокультурного использования не имел;

- преодолению трудностей организации территориально-административного определения СССР помог термин «автономия»;

- этот термин заимел исключительно политико-административный смысл, но с учетом численности членов национальных групп, их территориально-компактной расположенности;

- трансформационный в России процесс исключил республиканскую автономию, но к областной и окружным автономиям добавил «национально-культурную»;

- однако считать, что теперь у таких диаспор лишь «культурные» функции, близорукость;

- «этнокультурные автономии» влияют на власть не только государства своей дислокации, не только родного государства, но и на мировое сообщество, возвращая нас к раннему, политическому содержанию термина.

Библиографический список:

1. Абдурагимов Г.А. Кавказская - Албания Лезгистан: история и современность. – СПб.: Даггоспед, 1995. – 608 с.
2. Административно-территориальное деление России. [Электронный ресурс]. URL. http://megabook.ru/article (дата обращения 15.10.2015).
3. Герасимова О.Е. Национально-культурная автономия как форма самоопределения нации. Автореф. на соиск. уч. ст. к. пол. н. – Санкт-Петербург, 2007. – 24 с.
4. Кутафин О.Е. Российская автономия. - М: 2006.
5. «Об общественных объединениях». Закон СССР № 1708-1 от 09.10.1990.
6. Осипов А., Никифоров И. Национально-культурная автономия. Идея и реализация. Эстонский опыт. - Таллин, 2008. - 115.с.
7. Полоскова Т. Современные диаспоры: внутриполитические и международные аспекты. – М.: «Научная книга», 1999. - 140 с.
8. Уразаев Ф. Я. Место и роль национально-культурной автономии татар в федерализации России // Журнал Аналитика культурологии. Выпуск № 8, 2007.
9. Федеральный закон № 74-ФЗ 19 июня 1996 г. «О национально-культурной автономии». [Электронный ресурс]. URL. http://www.minnac.ru/minnac/info/13882.html (дата обращения 15.10.2015).




Рецензии:

8.03.2016, 10:24 Кулачков Вадим Витальевич
Рецензия: Статья Ульяновой Ю.С., посвященная обогащению автономии за счет диаспор, рассматривает весьма актуальную тему. Межнациональные и административно-территориальные взаимоотношения всегда обращали на себя внимание исследователей, поэтому небольшой историографический обзор был бы весьма уместен. Автор статьи владеет информацией и терминологией по изучаемой проблеме, что дает возможность весьма удачно проследить эволюцию положения автономий в СССР и современной России. Статья написана на достаточно высоком научном уровне, что позволяет ее рекомендовать к публикации. С уважением, кандидат исторических наук, доцент Брянского государственного инженерно- технологического университета Кулачков В.В.

8.04.2016, 9:12 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Статья Ю.С. Ульяновой несомненно будет интересна всем, кто занимается проблемой трансформации административно-территориального деления СССР - России 20 - нач.21 вв. Думаю, само название статьи не совсем удачно. Может автору подумать над его корректировкой?



Комментарии пользователей:

9.04.2016, 19:54 Ульянова Юлия Семеновна
Отзыв: Ульянова Юлия Семеновна. Уважаемые Вадим Витальевич и Тимофей Дмитиревич! Благодарю вас за положительный отзыв, рекомендацию моей статьи к публикации. Многосодежательность терминов не новость, но мне далось понимание добавления к автономиям территориально-региональным, административным этнодиаспориальных. Вторых ранее не было, а ныне нет первых из них. Это исключает путаницу. Но отличия их друг от друга знать стоит. Я постаралась заголовок сделать покороче, чтобы читателей было побольше.


16.04.2016, 18:55 Надькин Тимофей Дмитриевич
Отзыв: Тем не менее, считаю название статьи не очень удачным.


17.04.2016, 21:22 Ульянова Юлия Семеновна
Отзыв: Ульянова Юлия Семеновна. Уважаемый Надькин Т.Д. Чтобы Вас не огорчить, я поменяла заголовок моей статьи. Если он Вам не понравится, потребуйте повторного изменения.


18.04.2016, 8:57 Надькин Тимофей Дмитриевич
Отзыв: Уважаемая Юлия Семеновна! Пусть будет так, Вам виднее. Ведь главное, чтобы читателю уже из названия было понятно, о чем идет речь. В тексте есть техническая ошибка. посмотрите абзац: "Под конец перестройки. ... Обособление пожелали и абхазы. Но после этого войны".


18.04.2016, 10:28 Ульянова Юлия Семеновна
Отзыв: Ульянова Юлия Семеновна. Поправка сделана.


Оставить комментарий


 
 

Вверх