Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №36 (август) 2016
Разделы: История
Размещена 22.08.2016. Последняя правка: 02.09.2016.

К ВОПРОСУ О БОРЬБЕ ОРГАНОВ СОВЕТСКОЙ ПРОКУРАТУРЫ С ПРЕСТУПНЫМИ АБОРТАМИ В ПЕРВОЕ ПОСЛЕВОЕННОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ (1945–1955 ГГ.)

Фролов Василий Владимирович

кандидат исторических наук

Псковский государственный университет

доцент кафедры связей с общественностью и журналистики

Аннотация:
В представленной статье автор обращается к рассмотрению процесса борьбы с преступными абортами органами прокуратуры в СССР в один из самых сложных и неоднозначных периодов отечественной истории – первое послевоенное десятилетие (1945–1955 гг.). Эта работа может быть полезна и интересна всем тем, кто интересуется историей советских правоохранительных органов.


Abstract:
In the present article, the author refers to the review process of the fight against criminal abortion prosecuting authorities in the USSR in one of the most complex and controversial periods of Russian history – the first postwar decade (1945–1955). This work can be useful and interesting for all those who are interested in the history of Soviet law enforcement agencies.


Ключевые слова:
органы советской прокуратуры; прокурорский надзор; преступный аборт; органы здравоохранения; поздний сталинизм.

Keywords:
Soviet public Prosecutor's; prosecutor's supervision; criminal abortion; health authorities; late Stalinism.


УДК 94 (47). 084. 8

Способы избавления от нежелательной беременности были известны человечеству с древнейших времен. В этом вопросе люди издавна проявляли достаточную изобретательность. Для того чтобы предотвратить незапланированную беременность женщины применяли такие средства, как вытравление плода путем использования предметов, наносящих непосредственный вред не родившемуся ребенку, применение ядовитых жидкостей, стягивание живота и другие методы.

В современном мире проблема прерывания беременности постепенно стала терять свою актуальность. Информацию о недорогих услугах по производству абортов можно получить в газетах, журналах, из телевизора. Это говорит о том, что сделать искусственное прерывание беременности в наше время – не проблема. При этом мало кого волнует этическая сторона этой жестокой процедуры.

Ещё сравнительно недавно: c 1936 – 1955 гг. в нашей стране действовал запрет на аборты. 27 июня 1936 г. постановлением ЦИК и СНК СССР было запрещено производство абортов как в больницах и родильных домах, так и на дому у врачей и на квартирах беременных. В виде исключения производство абортов допускалось в обстановке больниц и родильных домов только в тех случаях, когда продолжение беременности представляло угрозу жизни или могло нанести тяжелый ущерб здоровью беременной женщины.

Запретив производство абортов, руководители советского государства, исходили из тех соображений, что «аборты – явление совершенно нетерпимое в социалистическом обществе. Они вредны для здоровья женщин, калечат ее организм. Они нарушают интересы общества в целом» [3, с. 831].

В данной статье мы рассмотрим, какие мероприятия проводили органы прокуратуры, осуществляя борьбу с преступными абортами в СССР в первое послевоенное десятилетие (1945–1955 гг.) – период, когда советское государство находилось в тяжелейшем социально-экономическом положении, которое, в первую очередь, и предопределяло демографическую ситуацию в стране. 

В рассматриваемое десятилетие «преступный аборт – всякое преднамеренное нарушение беременности, при отсутствии надлежаще оформленного разрешения на аборт, независимо от способов, которыми беременность была нарушена (применение лекарств, механические средства и т.п.)» [1, л. 86].

При производстве преступных абортов врачи, как правило, прибегали к тем же способам, что и при производстве разрешенных законом абортов, то есть к выскабливанию матки специальным хирургическим инструментом – кюветкой. При этом выскабливание нередко применялось при производстве преступного аборта не только врачами, но и акушерками, фельдшерами, медицинскими сестрами, то есть лицами, не овладевшими достаточно сложной техникой хирургических манипуляций в теле живого человека.

Широкое распространение в послевоенные годы также получило введение в матку инородного тела с целью вызвать сокращение мышц матки и тем самым изгнать нежеланный плод. Применялись инородные тела самых разнообразных форм и размеров, изготовленных из различных материалов. Введение в матку всех этих, часто загрязнённых предметов, вызывало повреждение слизистой оболочки и, как следствие, общее заражение крови [3, с. 834].

Уголовным кодексом РСФСР 1926 г. (действовавшим до 1961 г. – авт.) было установлено:

Производство преступных абортов карается для производящего врача тюремным заключением на срок от одного до двух лет. Тоже деяние, но осуществленное в антисанитарной обстановке или лицами не имеющими специального медицинского образования карается заключением на срок не ниже трех лет [4, ст. 140]. Лицам, вынудившим беременную женщину к совершению аборта, устанавливалось наказание в виде тюремного заключения на срок до двух лет [4, ст. 140-а]. Для самой беременной женщины «производство аборта, кроме случаев, когда это разрешено законом, влечет в первый раз – общественное порицание, а при повторном нарушении – штраф 300 руб. [4, ст. 140-б]. «Если изгнание плода явилось результатом неосторожности со стороны самой беременной женщины, а не каких-либо ее умышленных действий, то в этом случае состав преступления отсутствует» [3, с. 833].

Выявление преступных абортов обычно вызывало у органов прокуратуры значительные трудности, так как данное деяние производилось в строгой тайне. Женщины, привлеченные к ответственности за производство аборта, редко сознавались в совершении преступления, ссылаясь на то, что выкидыш произошел у них самопроизвольно против их желания. Лиц, которые им произвели аборт они, как правило, не называли.

В соответствии с существующей с 1940 г. инструкцией Прокуратуры СССР, Народного комиссариата юстиции и Народного комиссариата здравоохранения СССР о борьбе с преступными абортами, был установлен порядок, согласно которому на органы здравоохранения была возложена обязанность выявлять преступные аборты [3, с. 835].

Медицинские работники лечебных заведений были обязаны о каждом случае преступного аборта сообщать прокурору по месту нахождения данного лечебного заведения не позднее 24 часов после того, как это было ими установлено или стало им известно. Такое сообщение должно было быть подписано главным врачом лечебного учреждения или лицом медицинского персонала, установившим или заподозрившим наличие преступного аборта [3, с. 835]. Несмотря на это, многие «медицинские работники либо несвоевременно, либо вовсе не сообщали районным прокурорам о производстве абортов или же не прилагали к сообщениям необходимых документов и вещественных доказательств» [1, л. 86].

 В послевоенный период в сообщении прокурору о преступном аборте лечебное заведение было обязано кратко изложить, при каких обстоятельствах и в каком состоянии поступила на излечение женщина с начавшимся абортом, и привести соображения, дающие основание полагать, что в данном случае имело место преступление. К сообщению должна была быть приложена полная копия истории болезни и упомянутые выше вещественные доказательства с их описью [1, л. 86].

Получив данные материалы, следователь прокуратуры должен был немедленно начать следственные действия. Именно от следователя зависела успешность расследования дел о преступных абортах.

Характерный пример того, как трудно было в послевоенное десятилетие воспроизвести обстановку совершения аборта и изобличить преступников его организовавших представлен в «Настольной книге следователя» (методическом пособии для советских следователей кон. 1940-х – нач. 1950-х гг. – авт.): «В прокуратуру поступило сообщение главного врача местной больницы о смерти работницы одной из небольших промысловых артелей. В сообщении было сказано, что смерть последовала от сепсиса, явившегося результатом искусственного прерывания беременности… В момент, когда сознание у больной прояснилось на короткое время, она сказала, что аборт сделала она себе сама. Прокурор решил не возбуждать дела “за смертью обвиняемой”, и материалы были положены в архив. Через полгода это дело было истребовано в вышестоящую прокуратуру в порядке надзора. Там решили назначить расследование, которое было поручено опытному следователю. Он выехал в артель, где работала умершая, побывал у ее родственников и выяснил при этом, что в момент заболевания и помещения в больницу ее муж в течение четырех дней находился в командировке. Мать мужа, которая оставалась в это время с погибшей, дала следующие показания: “Невестка хотела сделать аборт. Я ее удерживала, следила за ней, так как сын очень хотел ребенка, но вот видите, не доглядела”… Следователь не остановился на этом. Он решил произвести обыск в комнате, где умершая проживала со своим мужем. Обыск дал заслуживавшие внимания результаты. В бумажнике мужа был обнаружен билет до станции расположенной в 30–40 км не доезжая областного центра. В ходе дальнейшего расследования было установлено, что муж привез жену к своей родственнице, предварительно списавшись с ней. На квартире у родственницы местная акушерка произвела искусственное прерывание беременности. Аборт был произведен неудачно. Тем не менее, родственница посадила абортированную на поезд и отправила ее домой…» [3, с. 837].

В целях усиления борьбы с преступными абортами, во второй половине 1940-х – начале 1950-х гг. областные (краевые) прокуроры РСФСР, следуя инструкции Прокуратуры СССР, обязали городских и районных прокуроров: 1) обеспечить должный надзор за состоянием регистрации преступных абортов в больницах, сельских врачебных участках и медпунктах, а также за своевременным сообщением и направлением материалов о данных преступлениях в органы прокуратуры; 2) лиц, виновных в несвоевременном сообщении или скрытии фактов производства преступных абортов, привлекать к ответственности; 3) уголовные дела данной категории возбуждать и передавать следователям в течение 24-х часов с момента получения необходимых документов; 4) организовывать не реже двух раз в полугодие специальные совещания медицинских работников с участием народных судей и следователей для проработки инструкции № 202-3 [1, л. 87; 2, л. 7].

Следует также отметить, что при расследовании дел о преступных абортах квалифицированную помощь прокурорам и следователям оказывали судебно-медицинские эксперты. Именно они помогали следствию найти ответы на следующие вопросы: 1) имела ли место беременность? 2) была ли беременность прервана? 3) был ли это самопроизвольный выкидыш или имело место насильственное изгнание плода? 4) когда, каким способом и в каких условиях был произведен аборт? [3, с. 838].

В заключение можно отметить, что из-за тяжелого социально-экономического положения в стране проблема преступным абортов в СССР в первое послевоенное десятилетие (1945–1955 гг.) стояла достаточно остро. Для успешного раскрытия преступлений данного вида был необходим не только высокий профессионализм органов следствия, но и тесное сотрудничество прокуроров и следователей с работниками здравоохранения и судебно-медицинской экспертизы.

Библиографический список:

1. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Оп. 2. Д. 14.
2. ГАПО. Оп. 2. Д. 31.
3. Настольная книга следователя / Под общ. ред. Г. Н. Сафонова. – М.: Госюриздат, 1949.
4. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/901757374 (дата обращения: 11.08.2016).




Рецензии:

31.08.2016, 10:02 Гресь Сергей Михайлович
Рецензия: Рецензия на статью Фролова Василия Владимировича кандидата исторических наук, старшего преподавателя Псковского государственного университета К вопросу о борьбе органов советской прокуратуры с преступными абортами в первое послевоенное десятилетие (1945–1955 гг.) для научного журнала «SCI-ARTICLE.RU» Проблема абортов в истории человечества всегда стояла достаточно остро. В первую очередь из-за этических проблем. Искусственное прерывание беременности всегда ставило вопрос: кто позволил определять должен ребёнок жить или он должен умереть. Какое право имеет будущая мать выступать в качестве судьи. Здесь же стоит и демографическая проблема. После окончания войны демографическая ситуация в СССР была крайне сложной, поэтому вполне оправданным видится вопрос о преследовании людей совершивших аборт. Вместе с тем необходимо отметить, что в стране не было создано эффективной системы помощи семьям, которые решили иметь нескольких детей. В работе автор рассматривает очень интересную проблему, связанную с преступными абортами в СССР и реакцией прокуратуры на эти деяния. Представленная статья основана на архивных материалах, что делает её интересной с точки зрения научности. Попытка автора «рассмотреть как органы прокуратуры боролись с преступными абортами в СССР в первое послевоенное десятилетие (1945–1955 гг.)» на мой взгляд, не является целью, поэтому необходимо данное предложение переформулировать и привести в соответствие с содержанием исследования. Ссылки на интернет – источники оформлены без URL-адреса. В заключении автор утверждает, что «из-за тяжелого социально-экономического положения в стране проблема преступных абортов в СССР в первое послевоенное десятилетие (1945–1955 гг.) стояла достаточно остро», однако во введении нет чёткого обоснования причин распространения абортов в стране, за исключением констатации факта, что они были запрещены в законодательном порядке. В результате анализа данной работы можно придти к заключению, что в общем она соответствует требованиям журнала и может быть опубликована после исправления указанных недочётов. Доцент, кандидат исторических наук, УО "Гродненский государственный медицинский университет" Гресь С.М.

02.09.2016 18:18 Ответ на рецензию автора Фролов Василий Владимирович:
Спасибо Вам за рецензию, уважаемый С.М. Гресь. Постараюсь учесть Ваши замечания. Однако, не соглашусь с Вами на счет замечания о URL-адресе. Он (адрес) есть, другое дело - нет обозначения URL, вместо него - Режим доступа. Но, согласно последнему ГОСТу, правильно именно Режим доступа, а не URL (если это, конечно, не постраничные сноски). Правда, в ряде изданий (журналов) употребляют по-прежнему URL. Но я могу исправить, это не проблема. Остальные рекомендации учту.

3.03.2017, 20:43 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Статья представляет определенный научный интерес для представителей различных наук: историков, юристов, медиков и пр. Интересно насколько результативно прокуратура боролась с незаконными абортами, сколько было осуждено за их проведение врачей, акушерок и пр. ?



Комментарии пользователей:

6.09.2016, 8:53 Гресь Сергей Михайлович
Отзыв: Исправления внесены. Работу можно публиковать


Оставить комментарий


 
 

Вверх